<<
>>

Правила поведения следует серьезно критиковать или улучшать только в рамках данной системы правил

Поскольку любая устоявшаяся система правил поведения основана на опыте, известном нам лишь отчасти, и поскольку мы лишь отчасти понимаем то, как она служит порядку действий, невозможно рассчитывать на то, что нам удастся целиком ее перестроить.
Чтобы полностью использовать весь опыт, передаваемый только в форме традиционных правил, вся критика и все усилия по совершенствованию отдельных правил должны разворачиваться в рамках существующих ценностей, которые в этом случае следует принимать безоговорочно. «Имманентной» мы будем называть критику изнутри данной системы, которая оценивает отдельные правила только с точки зрения их последовательности или совместимости с другими признанными нормами, в процессе формирования определенного вида порядка действий. Это единственная основа для критического исследования правил морали или положений права после того, как мы признали несводимость всей существующей системы правил к известным порождаемым ею эффектам. Говоря о последовательности или совместимости различных правил, образующих систему, мы не имеем в виду преимущественно логическую последовательность. В данном случае последовательность означает, что правила служат тому же абстрактному порядку действий и предотвращают конфликты между лицами, подчиняющимися этим правилам в условиях, к которым эти правила были приспособлены. Согласованы между собой два или более правила или нет, отчасти зависит от реальных условий среды; одного и того же правила будет достаточно для предотвращения конфликта в одной среде, но не в другой. В то же время, правила, логически несовместимые в том смысле, что в любой данной ситуации они могут требовать или запрещать человеку взаимно противоречивые действия, могут быть совместимыми, если между ними существуют отношения старшинства или подчинения, такие, что сама система правил определяет, какое правило должно «брать верх» над другим. Все реальные нравственные проблемы создаются конфликтом правил, и чаще всего причиной конфликтов является неопределенность в вопросе об относительной важности разных правил.
Все системы правил поведения неполны в том смысле, что не дают однозначных ответов на все вопросы нравственности; и, вероятно, самая частная причина неопределенности коренится в вопросе приоритетности входящих в систему правил. Именно в силу постоянной необходимости решать вопросы, на которые устоявшаяся система правил не дает определенного ответа, система в целом развивается и становится все более определенной или лучше приспособленной к условиям существования общества. Говоря о том, что вся критика правил должна быть имманентной, мы имеем в виду, что мерилом уместности отдельного правила всегда будет некое другое правило, рассматриваемое в данной ситуации как не вызывающее сомнений. Огромный массив молчаливо принимаемых правил определяет цель, которую должны поддерживать и оспариваемые правила; и этой целью, как мы видели, является не какое-либо отдельное событие, а поддержание или восстановление порядка действий, который с тем или иным успехом создают правила. Таким образом, конечным мерилом является не последовательность правил, а совместимость действий, которые эти правила разрешают или требуют. Поначалу может привести в замешательство тот факт, что некий продукт традиции может одновременно быть и объектом, и критерием критики. Но мы не утверждаем, что вся традиция как таковая священна и закрыта для критики: любой продукт традиции должен критиковаться на основе других продуктов традиции, которые мы не можем либо не хотим ставить под вопрос; иными словами, эти стороны культуры могут подвергаться критическому исследованию только в контексте самой культуры. Мы никогда не сможем свести систему правил или ценностей в целом к целесообразной конструкции, а потому должны прекращать нашу критику перед лицом того, что имеет право на существование лишь потому, что является признанной основой данной традиции. Поэтому мы всегда будем исследовать часть целого только в терминах этого целого, которое мы не в состоянии воссоздать в его целостности и большую часть которого должны принимать на веру.
Это можно выразить и следующим образом: мы всегда сможем латать части целого, но никогда не сможем перестроить его полностью25. Причина такого положения в том, что система правил, с которой должны согласовываться правила, направляющие действие индивида, включает не только все правила, направляющие его действия, но и правила, управляющие действиями других членов общества. Мало показать, что ситуация улучшится, если все примут некое новое предложенное правило, если вы не способны добиться его принятия. Но можно принять правило, которое в рамках существующей системы правил понизит уровень обманутых надежд и, таким образом, увеличит вероятность исполнения ожиданий. Этот кажущийся парадоксальным результат — изменение правил поведения одного человека может понизить уровень обманутых ожиданий других и в результате получает распространение, — тесно связан с тем, что направляющие нас ожидания меньше связаны с действиями других людей, чем с результатами этих действий, а также с тем, что мы рассчитываем, главным образом, на правила предписывающие, а не ограничивающие определенные действия, т.е. не на положительные, а на отрицательные правила. Можно представить общество, в котором принято спускать воду или другие вещества со своего участка на землю соседей, и такая небрежность будет терпима, несмотря на то, что результатом всякий раз будет обида и ущерб для соседей. Но если кто-то проявит предупредительность и уважение и примет новое правило, т.е. начнет, в отличие от распространенной практики, предотвращать ущерб для соседей так, что они будут реже обманываться в ожиданиях, на которых основывают свои планы, то вполне возможно, что принятое однажды новое правило поведения распространится и станет общепринятым, потому что оно лучше согласуется с устоявшейся системой правил, чем то, что действовало прежде. Необходимость имманентной критики в значительной степени вытекает из того обстоятельства, что последствия действий любого человека зависят от множества правил, направляющих действия других людей.
В отличие от физического факта, не зависящего от господствующих в обществе правил, «последствия действия» в очень большой мере зависят от правил, которым подчинены другие члены общества; и даже если найдено новое правило, которое, став общепринятым, могло бы принести пользу всем, убежденность в благотворности предлагаемого нового правила требует обоснования теми правилами, которыми руководствуются другие. Это может также означать, что правило, которого придерживаются в одном обществе в определенных обстоятельствах для получения наилучших результатов, окажется далеко не лучшим вариантом в другом обществе, в котором существует иная система общепринятых правил. Это обстоятельство серьезно ограничивает степень, в какой чье-либо суждение или инициатива в области нравственности может привести к совершенствованию установившейся системы правил; и оно же объясняет тот факт, что при переселении в общество другого типа человеку придется подчиняться иным правилам. Активно обсуждавшийся вопрос о «моральном релятивизме» несомненно, связан с тем фактом, что все правила морали (и положения права) служат существующему порядку и что ни один человек не может переменить его коренным образом. Такая перемена потребовала бы изменить правила, которым следуют другие члены общества отчасти бессознательно или в силу привычки и которые для создания жизнеспособного общества иного типа пришлось бы заменить иными правилами, которые никто не может сделать действенными. Поэтому абсолютная система моральных правил, независимая от социального порядка, в котором живет человек, невозможна, и поэтому лежащая на нас обязанность следовать определенным правилам вытекает из тех благ, которыми мы обязаны порядку, в котором живем. Мне, например, представляется морально неоправданной попытка вернуть к жизни уже потерявшего сознание старого эскимоса, который в начале зимней миграции26 — в соответствии с нравами его племени и с его собственного согласия — был остав лен умирать на брошенной стоянке. Я мог бы счесть этот поступок правильным, только если бы имел силы и считал правильным переселить его в совершенно иное общества, в котором я смог бы и захотел позаботиться о его выживании. То, что наши моральные обязательства вытекают из выгод, получаемых нами благодаря порядку, опирающемуся на определенные правила, — всего лишь обратная сторона того факта, что только соблюдение обычных правил соединяет индивидуумов в порядок, который мы именуем обществом, и что это общество может сохраняться только при наличии своего рода давления, понуждающего его членов подчиняться этим правилам. Нет сомнения, что существует много форм племенных или закрытых обществ, опирающихся на самые разные системы правил. Здесь мы утверждаем всего лишь то, что нам известен только один вид подобных систем правил, все еще, несомненно, очень несовершенных и позволяющих улучшения. Эти улучшения сделают возможным существование открытого или «гуманистического» общества, в котором каждый человек выступает как индивидуум, а не только как член особой группы, и в котором, соответственно, могут существовать универсальные правила поведения, равно применимые ко всем ответственным людям. Лишь в том случае, если мы положим такой универсальный порядок за цель, — иными словами, если мы хотим продолжить движение по пути, кото - рый со времен античных стоиков и христианства отличал западную цивилизацию, — будет возможно защитить такую систему нравственных принципов, превосходящую все другие, и в то же время прилагать усилия к ее дальнейшему совершенствованию с помощью неустанной имманентной критики.
<< | >>
Источник: Хайек Фридрих Август фон. Право, законодательство и свобода: Современное понимание либеральных принципов справедливости и политики / Фридрих Август фон Хайек ; пер. с англ. Б. Пинскера и А. Кустарева под ред. А. Куряева. — М.: ИРИСЭН. 644 с. (Серия «Политическая наука»). 2006

Еще по теме Правила поведения следует серьезно критиковать или улучшать только в рамках данной системы правил:

  1. 3. Основные черты советской модели экономики
  2. § 5. МОТИВАЦИЯ - ОТ ТЕОРИИ К ПРАКТИКЕ
  3. РАБОТНИК В СИСТЕМЕ ЭКОНОМИКИ ПЕРСОНАЛА
  4. ВОЗНАГРАЖДЕНИЕ ПЕРСОНАЛА
  5. Средства и методы решения проблем
  6. Работа в команде
  7. Расплата
  8. Судебная практика
  9. § 1. Влияние субъективного фактора на убеждение судей
  10. 2. Новое в международном порядке нормотворчества
  11. Глава II СТАРАЯ И НОВАЯ ДИПЛОМАТИЯ
- Регулирование и развитие инновационной деятельности - Антикризисное управление - Аудит - Банковское дело - Бизнес-курс MBA - Биржевая торговля - Бухгалтерский и финансовый учет - Бухучет в отраслях экономики - Бюджетная система - Государственное регулирование экономики - Государственные и муниципальные финансы - Инновации - Институциональная экономика - Информационные системы в экономике - Исследования в экономике - История экономики - Коммерческая деятельность предприятия - Лизинг - Логистика - Макроэкономика - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги - Оценка и оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Прогнозирование социально-экономических процессов - Региональная экономика - Сетевая экономика - Статистика - Страхование - Транспортное право - Управление затратами - Управление финасами - Финансовый анализ - Финансовый менеджмент - Финансы и кредит - Экономика в отрасли - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая теория - Экономический анализ -
Яндекс.Метрика