<<
>>

НОВАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА: СТРАТЕГИЯ ИЛИ ТАКТИКА?

В.И. Ленин, под давлением крестьянских волнений критически оценив политику военного коммунизма, пришел к выводу о необходимости коренного изменения, и притом «всерьез и надолго», экономической политики[79].

НЭП, как известно, противопоставляется «старой экономической политике», или политике военного коммунизма, проводившейся советской властью с середины 1918 г. до весны 1921 г. По нашему мнению, НЭП — политика, вытекающая не из стратегических разработок, а из специфических условий 20-х годов.

Вначале при переходе к НЭПу замена продразверстки продналогом привела к возможности реализации излишков продукции крестьянами. Имело место разворачивание частной торговли при одновременном допущении в известной мере аренды, концессий, частных предприятий, восстановление товарно-денежных отношений.

Основным звеном на первом этапе явилась, как подчеркивал

В.И. Ленин, торговля. Вместе с тем он видел подсобную роль свободы торговли, ее временный характер — до создания крупной машинной индустрии. Если в период военного коммунизма не было

правил обмена с мелким крестьянством (деревня давала продукцию в кредит), то в период НЭПа восстанавливается обмен с мелким крестьянством, дающий возможность для расширенного воспроизводства всей системы. По Ленину, НЭП — это не только отступление, но и перегруппировка сил и переход в наступление, в результате которого «Россия нэповская будет Россией социалистической».

Каковы же первые результаты НЭПа? В короткий срок поднялось сельское хозяйство, забыли про голод. Твердо и уверенно набирала силу кооперация. В отчете Наркомзема за 1922 г. отмечалось, что сельскохозяйственная кооперация проявляла свою деятельность в снабжении своих членов семенами, удобрениями, машинами и другими предметами крестьянского обихода, в сбыте сельхозпродуктов и проведении среди крестьян культурно-просветительной работы. В России наряду с потребительскими возникали снабженческо- сбытовые кооперативы и их объединения типа «Хлебоцентра», «Свеклоцентра».

Стали открываться биржи, допускалась концессия, и в том числе аренда земли с ограниченным использованием наемного труда. Следует отметить, что широкий процесс кооперирования крестьянской России находил государственную поддержку: был введен с 1924 г. единый денежный сельскохозяйственный налог; сельскохозяйственные кооперативы освобождались от подоходного налога, кооперативам оказывалась финансовая поддержка при заготовке хлеба. В разрушенной войной России финансово поддержать развитие кооперации могло только государство, и оно способствовало кредитованию через систему кредитно-сельскохозяйственной кооперации, одновременно через союзы происходило и усиление роли государства в кооперативном движении.

Россия, имеющая большой дореволюционный опыт развития кооперации, в начальный период советской власти, по сути, прошла впоследствии мимо возможности широкого развития кооперации, и не только крестьян, но и максимального кооперирования населения, создания строя цивилизованных кооператоров. В итоге такой подход обернулся потерей личного интереса, отчуждением работников от средств производства. А ведь В.И. Ленин в своих последних работах пришел к выводу, что именно в кооперации «мы нашли ту степень соединения частного интереса, частного торгового интереса, проверки и контроля его государством, степень подчинения его общим интересам, которая раньше составляла камень преткновения для многих и многих социалистов»[80].

Однако уже в 1925—1926 гг. государственная бюрократия предпринимала попытки руководить кооперацией путем создания различных союзов и центров по снабжению и сбыту. Росла роль этих центров в плановых заготовках сельскохозяйственной продукции, предпринималась попытка введения лимитных цен при хлебозаготовках. Постепенно начинали пробивать себе дорогу административно-бюрократические методы руководства кооперацией, присущие всей системе советской власти, что в дальнейшем нашло четкое отражение в лозунге «Кто не с нами, тот против нас». К 1928 г. государство регулировало практически все аспекты работы кооперации: цены, сбыт, внешнюю торговлю, взаимоотношения.

На рубеже 1928—1929 гг. кооперацию начали разворачивать к одной системе — сельскохозяйственной артели. При этом потребительская кооперация возвращалась к распределенческим функциям и нормированному снабжению, а промысловая — сворачивала свои снабженческо-сбытовые и кредитно-промысловые формы.

Экономические показатели, достигнутые в период НЭПа, были достаточно впечатляющими. В 1921 г. было заготовлено более 36 млн т зерна, а в 1925—1928 гг. — более 70 млн т (табл. 1).

У вождей пролетариата не было четко проработанной стратегии развития сельского хозяйства. Все определялось исходя из сложившихся обстоятельств и конкретных целей. Поэтому у лозунга о переходе к НЭПу всерьез и надолго появилось продолжение: но не навсегда. И, как впоследствии отмечал И. Сталин, в стране создались объективные условия для того, чтобы покончить с НЭПом[81]. Между тем за период с 1920 по 1929 г. производство валовой продукции (в ценах 1983 г.) выросло в 2 раза, производство зерна — с 45,2 млн до 71,7 млн т, мяса — с 2,6 млн (уб. вес) до 5,8 млн т[82].

За годы НЭПа — с 1921 по 1926 г. — промышленное производство увеличилось в 5,5 раза, сельскохозяйственное — в 1,9 раза. Интересное наблюдение приводит профессор И. Загайтов, сравнивая динамику производства за 6 лет НЭПа и 6 лет ельцинской экономической политики (с 1991 по 1996 г. объем промышленной продукции снизился почти вдвое, а сельскохозяйственной — на 34%)[83].

Производство сельскохозяйственной продукции в СССР за годы НЭПа

Годы

Валовая продукция*, млрд руб.

1921 г. = 100 %

Зерна, млн т

1921 г. = 100 %

Мяса, млн т

1921 г. = 100 %

1920

36,8

112

45,2

125

2,6

88

1921

32,9

100

36,2

100

3,3

100

1922

35,7

108

50,3

139

2,2

66

1923

47,2

143

56,6

156

2,6

78

1924

49,4

150

51,4

142

3,4

103

1925

61,5

187

72,5

200

3,8

115

1926

64,8

197

76,8

212

4,2

121

1927

66,4

202

72,3

199

4,5

/>136

1928

71,9

219

73,3

202

4,9

148

1929

66,4

202

71,7

198

5,8

175

1926

1930

66,7

75,5

4,7

1931

1935

60,0

70

2,6

1936

1940

66,4

79,1

4,2

1946

1950

69,2

64,8

3,5

* В сопоставимых ценах 1983 г.

Источник: Никонов А.А. Спираль многовековой драмы: аграрная наука и политика России (VIII-XX вв.). М.: Энциклопедия российских деревень, 1995. С. 150, 233, 273.

Как бы ни выстраивались отношения с крестьянством, каких бы результатов они ни достигли — никогда не отбрасывалась идея построения социализма на базе общественной собственности на средства производства при диктатуре пролетариата. Уже на VIII съезде РКП(б) (1919 г.) в принятой Программе партии главной целью в деревне ставилось создание крупного социалистического земледелия. В декабре 1921 г., выступая на IX Всероссийском съезде Советов и объясняя причины отступления к государственному капитализму, к концессиям, к торговле, В.И. Ленин говорил: «Без этого нам грозит опасность, что передовой отряд революции забежит так далеко вперед, что от массы крестьянской оторвется. Смычки между ним и крестьянской массой не будет, а это было бы

гибелью революции». Вот почему НЭП «мы проводим всерьез и надолго, но конечно, как правильно уже замечено, не навсегда»[84].

Выступая с политическим докладом ЦК на XI съезде РКП(б) 27 марта 1922 г., В.И. Ленин много внимания уделил вопросу НЭПа. «“Что такое новая экономическая политика большевиков — эволюция или тактика?” — так поставили вопрос сменовеховцы, эмигранты кадетской ориентации. Они считали, что это эволюция советской власти в сторону капитализма. Враг говорит классовую правду, указывая на ту опасность, которая перед нами стоит, коммунисты же говорят, что это тактика»[85]. В ноябре 1922 г., выступая на пленуме московского Совета (это, кстати, было последнее публичное выступление В.И. Ленина), он сказал: «Мы социализм протащили в повседневную жизнь и тут должны разобраться. мы вместе решим эту задачу во что бы то ни стало, так что из России нэповской будет Россия социалистическая»[86].

По сути дела, В.И. Ленин ввел в России НЭП не вследствие стратегически продуманного плана, не для повышения уровня жизни населения, а для того, чтобы спасти завоеванную власть, предотвратить ее гибель[87]. НЭП вводился временно при невосприятии этой политики большинством членов партии, ибо в воздухе, в ближайшем окружении Ленина витал дух мировой пролетарской революции, отраженный в манифесте, принятом вторым конгрессом Комин- терна[88]. В 1922 г. Л. Троцкий заявил, что НЭП ведет к капитализму, если мы с ним затянем. В том же году Г. Зиновьев называл дату начала мировой революции и конца НЭПа — 1927 г. И.В. Сталин, столкнувшись с рыночными уроками НЭПа, не владея экономическими методами и не имея грамотного профессионального окружения, постепенно начал отход от НЭПа и переход к диктаторским методам военного коммунизма. Но вряд ли будет объективно делать только из Сталина могильщика НЭПа.

Следует учитывать общий настрой партии и народа. В партии повсеместно насаждалась идея великого скачка в светлое будущее,

естественно, теми методами, которые партия отработала в подполье и в революции. Партия была вооружена железной дисциплиной, беспрекословным подчинением командам сверху, и никаких других методов, кроме командных, на вооружении партии не было.

Известно высказывание Сталина о партии как об ордене меченосцев, Троцкий писал о партии как об ордене иезуитов. В выступлении на XIII съезде партии Л. Троцкий говорил: партия в последнем счете всегда права, потому что партия есть единственный исторический инструмент, данный пролетариату для разрешения его основных задач. Быть правым против партии нельзя. Правым можно быть только с партией и через партию, ибо других путей для реализации правоты история не создала. Такая вера в партию, граничащая с фанатизмом, настрой на мировую революцию — и вдруг «НЭП всерьез и надолго» подрезает крылья мечты, этого не могли понять многие соратники Ленина, что обрекало НЭП.

НЭП неоднозначно воспринимался пролетариатом и крестьянством. Нарушение ценовой сбалансированности в 1927—1928 гг. привело к введению «заборных книжек» — карточной системы снабжения рабочих продуктами, и для пролетариата НЭП и нэпманы становились причиной ухудшения их материального положения. НЭП явился камнем преткновения на путях к светлому будущему, следовательно, он был обречен.

И, наконец, НЭП просто было некому защитить. Командная система не могла осуществить процесс демократизации. Мы только на данном этапе развития переходим к демократии с большим трудом и муками, что же говорить о 20-х годах. НЭП был обречен, но его принципы и возможности, столь ярко проявившиеся, могут, с соответствующей поправкой на время, быть учтены при формировании рыночного механизма.

НЭП в аграрной сфере идентифицируется с переходом от продразверстки к продналогу, который понимался как натуральный налог. В марте 1921 г. по решению VII съезда ВКП(б) продразверстку заменили продналогом, который был ниже по хлебу на 43%, а по мясу — на 74%. В 1921—1922 гг. было установлено 18 продналогов на различные виды сельскохозяйственной продукции. В 1922—1923 гг. ввели натуральный налог, который начислялся в хлебных единицах, однако крестьяне могли его платить и другими продуктами по установленному переводному коэффициенту. В 1923—1924 гг. разрешили вносить налог продуктами и деньгами. Продналог позволил обеспечить заготовки сельскохозяйственной продукции, создать запасы продовольствия в городах, экспортировать хлеб, стимулировать

развитие рынка в стране, заложить фундамент ведения товарообмена между городом и деревней.

Еще в первые годы НЭПа натуральный налог обеспечивал снабжение города продовольствием, но по мере перехода от натурального к денежному налогообложению параллельно с ошибками в ценообразовании в стране постепенно в условиях НЭПа начали возникать проблемы эквивалентности обмена и, как следствие, продовольственные проблемы. Если в 1913 г., чтобы купить плуг, крестьянин должен был продать 20 пудов зерна, то в 1923 г. — 150 пудов (косилку — соответственно 150 и 847 пудов, жатку — 120 и 704 пуда)[89]. Стали сокращаться государственные закупки. В 1925 г. при хорошем урожае зерновых из-за неотработанности системы цен и обмена план хлебозаготовок был выполнен менее чем на 50%.

Сворачиванию НЭПа способствовала и непродуманная ценовая политика в потребительской сфере. Сначала обозначился рост цен на промышленную продукцию. Если в начале мая 1922 г. за один аршин ситца давали 1,68 фунта муки, то в сентябре 1922 г. — уже 6,5-7,4 фунта, за пару сапог в мае можно было выменять 3,5 пуда муки, а в сентябре — 16 пудов, 1 фунт мыла в мае был эквивалентен 3,2 фунта муки, а в сентябре — 9,75 фунта. Цены на сельскохозяйственную продукцию продолжали снижаться, особенно тревожное положение складывалось с ценами на зерно, что в конечном итоге вело к падению его производства. Если в 1913 г. необходимые крестьянину мыло, керосин, спички, соль, кожу и сахар он получал за 417 фунтов муки, то в начале 1923 г. на это требовалось 1115,6 фунта муки[90]. Одновременно на 21-60% выросли железнодорожные и водные тарифы.

Во второй половине 1927 г. обостряются международные отношения. В стране нарастает милитаризация экономики. Эти события повлияли на экономическую и политическую обстановку. Население бросилось скупать товары. Возник товарный голод. Одновременно были понижены заготовительные цены. Вследствие этого кулаки и часть середняков перестали продавать хлеб. В конце 1927 г. в России стала чувствоваться острая нехватка хлеба,

был сорван план по экспорту. На таком фоне открылся XV съезд ВКП(б) 1927 г.

В отчете съезду И. Сталин констатировал, что сельское хозяйство развивается медленно. Если в 1925-1926 гг. прирост валового продукта по сравнению с предыдущим годом составил 19,2%, то в 1926-1927 гг. — 4,1%, а в 1927-1928 гг. ожидалось 3,2%[91]. «Где же выход? Выход в том, чтобы мелкие и мельчайшие крестьянские хозяйства постепенно, но неуклонно, не в порядке нажима, а в порядке показа и убеждения, объединять в крупные хозяйства на основе общественной, товарищеской, коллективной обработки земли с применением машин и тракторов, научных приемов интенсификации земледелия. Других выходов нет»[92]. В то время колхозы и совхозы давали всего 7% сельскохозяйственной товарной продукции. На XV съезде было решено «принять ряд новых мер, ограничивающих развитие капитализма в деревне», в частности, постепенно сокращать землю, сдаваемую в аренду, ограничить аренду по срокам: не менее одного севооборота, но не более 6 лет.

Начиная с 1927 г. возникают проблемы с хлебозаготовками. Всего было заготовлено 11 млн т зерна, но этого было недостаточно для экспорта, для получения валюты на закупку современных станков и другой техники и проведение индустриализации. Между тем с 1928 г. резко возрастает разрыв в государственной и частной заготовке хлеба. Частник предпочитает продавать на рынке, а не по твердым ценам государству. Вместо отработки экономических рычагов государство включает меры принуждения для заготовки хлеба, в том числе для экспорта, все в большей мере начинают использоваться методы продразверстки. В конечном счете именно экспорт хлеба обеспечил валюту для индустриализации в годы первой пятилетки, ибо 40% экспортной выручки дал вывоз зерна. В 1931 г. на СССР пришлась одна треть мирового импорта машин и оборудования, а 80-85% всего установленного в этот период на советских заводах оборудования было закуплено на Западе[93].

Демонтаж НЭПа, по сути, начался в 1928 г., когда были произвольно занижены цены на зерно, как следствие, были сокращены его производство и реализация и было принято решение обеспечить госзакупки методами принуждения, которые и подорвали

основы НЭПа и стали на долгие годы повседневной практикой. Ускорила свертывание НЭПа и поездка И. Сталина в Сибирь. В январе 1928 г. И. Сталин побывал в Сибири, пытаясь решить проблему хлебозаготовок. Дело в том, что на январь 1928 г. у крестьян было закуплено на 128 млн пудов хлеба меньше, чем на эту же дату в 1927 г. Но договориться с крестьянами ему не удалось. Во-первых, не было товарного покрытия, а во-вторых, они придерживали хлеб до весны, когда цены на него повышались. И в ответ были проведены конфискации излишков, закрытие рынков и т. п. Было заготовлено 270 млн пудов методами принуждения, которые впоследствии отрабатывались и совершенствовались в процессе коллективизации. Требовались чрезвычайные меры по достижению понимания крестьянами великих замыслов пролетарских вождей. Так на крестьян стал неотвратимо надвигаться «год великого перелома», включавший национализацию земли и всеобщую коллективизацию.

<< | >>
Источник: Л.И. Абалкин. Экономическая история СССР. 2007

Еще по теме НОВАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА: СТРАТЕГИЯ ИЛИ ТАКТИКА?:

  1. 2. Кавалерийская атака на капитал и первые шаги к новой экономической модели
  2. 5.6. Экономическая политика Екатерины II
  3. Особенности экономической политики Р. Никсона
  4. Влияние экономической политики страны, экономической политики других стран на международные потоки
  5. 12. ИЗМЕНЕНИЕ ЦЕН И ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА
  6. 12.5.2. ПОЛИТИКА РАЗРЯДКИ И ЕВРОПА. БРАНДТ И «НОВАЯ ВОСТОЧНАЯ ПОЛИТИКА
  7. 12.3. НОВАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ
  8. 20.1. ПРОТИВОРЕЧИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ И РЕГУЛИРОВАНИЕ В УСЛОВИЯХ ФИКСИРОВАННЫХ ВАЛЮТНЫХ КУРСОВ
  9. Выравнивание условий конкуренции в рамках единого рынка. Унификация экономической политики.
  10. Оппортунистическая социально-экономическая политика российского государства
  11. НОВАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА: СТРАТЕГИЯ ИЛИ ТАКТИКА?
  12. Особенности государственного регулирования экономики во Франции. Экономическая политика дирижизма
- Регулирование и развитие инновационной деятельности - Антикризисное управление - Аудит - Банковское дело - Бизнес-курс MBA - Биржевая торговля - Бухгалтерский и финансовый учет - Бухучет в отраслях экономики - Бюджетная система - Государственное регулирование экономики - Государственные и муниципальные финансы - Инновации - Институциональная экономика - Информационные системы в экономике - Исследования в экономике - История экономики - Коммерческая деятельность предприятия - Лизинг - Логистика - Макроэкономика - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги - Оценка и оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Прогнозирование социально-экономических процессов - Региональная экономика - Сетевая экономика - Статистика - Страхование - Транспортное право - Управление затратами - Управление финасами - Финансовый анализ - Финансовый менеджмент - Финансы и кредит - Экономика в отрасли - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая теория - Экономический анализ -
Яндекс.Метрика