<<
>>

«Монополистическая» и «несовершенная» конкуренция

В современной буржуазной политической экономии теории монополий являются важной составной частью учения о ценах. Они сложились в 30-х годах XX в. в результате критического пересмотра теории А.

Маршалла, концепций частичного и общего равновесия. Три десятилетия понадобилось буржуазным теоретикам для того, чтобы найти формы апологии капитализма, соответствующие условиям новой стадии его развития — империализма. Основная цель теорий монополий — защита интересов монополистического капитала, оправдание его господства, поиски путей обеспечения монопольно высоких прибылей.

Теории монополий были разработаны почти одновременно и независимо друг от друга несколькими экономистами. В современной литературе наиболее широкое признание получили теории

Э. Чемберлина и в меньшей степени — Дж. Робинсон. Книга Чемберлина «Монополистическая конкуренция» переиздавалась в США восемь раз. Ее последнее издание 379 используется в практике преподавания курса политической экономии в США и других капиталистических странах. Особенно большую известность приобрела теория олигополии, которая не только служит целям идеологической защиты господства монополий, но широко применяется монополистическим капиталом в борьбе против антитрестовского законодательства.

Автором теории «монополистической» конкуренции является

Э. Чемберлин. Концепцию «несовершенной» конкуренции разработала Дж. Робинсон. В современной буржуазной литературе используются оба термина, последний даже чаще. Это определяется общностью исходных методологических посылок и целого ряда выводов. П. Самуэльсон в учебнике «Экономика» заимствует у Робинсон термин «несовершенная» конкуренция, а у Чемберлина— саму суть концепции. И это не случайно, ибо современные трактовки монополии и конкуренции практически опираются именно на концепцию Чемберлина, являющуюся более выгодной крупному монополистическому капиталу апологетической конструкцией.

Теория «монополистической» конкуренции. Чемберлин открыто провозгласил монопольную прибыль главной целью рыночной стратегии фирмы; он нашел наиболее гибкую систему обоснования роста цен в условиях господства монополий; отверг саму идею о возможности эксплуатации в условиях монополистической конкуренции; выдвинул антирабочую концепцию о якобы монопольном положении профсоюзов на рынке труда. Его идеи были впоследствии развиты в трудах таких известных буржуазных экономистов, как У. Феллнер, Н. Калдор, П. Самуэльсон, У. Баумоль.

Для теории монополистической конкуренции характерно отрицание какой-либо связи монополии с крупным производством, с процессами концентрации производства, концентрации и централизации капитала, т. е. с теми процессами, которые как раз и приводят к образованию монополий, которые сделали объективно неизбежным переход от капитализма свободной конкуренции к монополистическому капитализму. Такой подход продиктован апологетическими задачами — стремлением стереть принципиальные, качественные различия между монополистическим и домонополистическим капитализмом, скрыть истинную природу современной капиталистической экономики, исключить из экономического анализа проблемы, связанные с господством и гнетом монополистического капитала.

Теория «монополистической» конкуренции возникла и развивается в рамках буржуазного учения о ценах. Процесс монополизации ее сторонники сводят к овладению рынком, в монополии видят лишь определенную форму рынка. Используя такой подход, Чемберлин определил монополию как контроль над рынком и, следовательно, над ценой. Он построил модель рынка, на котором действует значительное число независимых продавцов схожей продукции. Каждый из них, по мнению Чемберлина, в большей или меньшей степени является монополистом. Основу этой монополии составляет так называемая дифференциация продукта— особые свойства товара, благодаря которым какая-то часть покупателей отдает ему предпочтение по сравнению с другими товарами такого же вида. Говоря о «дифференциации продукта», теоретики монополистической конкуренции имеют в виду исключительное качество товара, марку фирмы, характер упаковки, особое обслуживание, репутацию, даже местонахождение фирмы.

Чемберлин говорит о двух приемах «дифференциации продукта». Первый — это усовершенствование качества товара. Сюда он причисляет разнообразные качественные улучшения, новые конструкции. Использование предприятием преимуществ, связанных с особым качеством продукта, обеспечивается патентами, защитными фирменными знаками. К этому же приему «дифференциации» Чемберлин относит упаковку товаров и местонахождение фирмы. Второй прием «дифференциации» — применение рекламы. Такое дифференцирование схожих продуктов ведет к тому, что рынки отдельных продавцов не сливаются воедино, как в случае чистой конкуренции, а образуют сеть взаимосвязанных рынков отдельных продавцов, на каждом из которых продавцы могут манипулировать с ценой, являясь монополистами.

Монополия, возникшая на базе «дифференциации продукта», подчеркивает Чемберлин, не отменяет, а, напротив, предполагает конкурентную борьбу (в той мере, в какой играет роль степень взаимозаменяемости соперничающих товаров). Конкуренция развивается в трех направлениях: манипулирование с ценой, внесение качественных изменений в продукт и реклама (последние два направления получили название неценовой конкуренции). Такая рыночная ситуация «конкурирующих монополистов» и получила в буржуазной политэкономии название «монополистической конкуренции».

Монополия, утверждают многие сторонники этой теории, возникает не только в связи с «дифференциацией продукта», но и в случае применения отдельным товаропроизводителем какого-либо технического усовершенствования.

Теоретики «монополистической конкуренции», абстрагируясь от специфических черт эпохи монополистического капитализма, фактически не выводят анализ за пределы капитализма свободной конкуренции. Выделяемая Чемберлином основа монополии — «дифференциация продукта» — не может служить основой рыночной монопольной власти. Рассматриваемые в ней приемы «дифференциации продукта» практически полностью совместимы со свободной конкуренцией. И стремление завоевать покупателя своеобразным качеством товара, и система патентов, и реклама—все это было знакомо и эпохе домонополистического капитализма.

Действительно, таким путем можно влиять на намерения покупателей, можно побуждать их платить более высокую цену за какой-нибудь товар и в результате получать добавочную прибыль. Но это будет временная прибыль, а не устойчивая монопольная, ибо всего этого совершенно недостаточно для обеспечения прочной монопольной власти. Все предлагаемые приемы «дифференциации» доступны широкому кругу товаропроизводителей и поэтому не могут обеспечить для тех, кто их использует, господствующих позиций в экономике. Только создание крупного производства, сосредоточение значительной части выпускаемой продукции, средств производства и рабочей силы на крупных предприятиях позволили таким предприятиям стать монополистами, диктующими на рынке свои цены, приспосабливающими не производство и качество товаров к запросам потребителя, а, напротив, вкусы и потребности последнего к интересам повышения прибыли.

Современные теоретики «монополистической конкуренции» (например, У. Феллнер) уделяют особенно большое внимание анализу неценовой конкуренции, которая действительно в условиях современного капитализма играет огромную роль в конкурентной борьбе монополий. По мнению Самуэльсона, современная фирма «избегает» ценовой конкуренции, предпочитая ей «конкуренцию качества»*. Однако значительное падеиие роли ценовой конкуренции, выдвижение на первый план рекламы и других факторов «дифференциации продукта» как важнейшего средства конкурентной борьбы является на самом деле следствием господства монополий, а отнюдь не причиной возникновения рыночной монопольной власти. В принципе борьба в этой области вполне совместима с традиционными формами свободной конкуренции.

Что касается утверждения о том, что монополия возникает также в связи с обладанием каким-то техническим усовершенствованием, то этот случай, закономерно возникающий в ходе развития капиталистической конкуренции, совпадает с условиями получения избыточной прибавочной стоимости, проанализированными в «Капитале» К. Марксом. Он характерен не только для современного капитализма, но и для капитализма домонополистического и поэтому опять-таки не может объяснить ни возникновения монополий, ни характера их деятельности.

Очевидно, что разработанное Чемберлином представление о «монополистической конкуренции» не отражает специфики монополистического капитализма как особой стадии развития капитализма, а, напротив, стремится скрыть эту специфику. По логике Чемберлина и его последователей, монополистом может быть мелкий продавец. В то же время отрицается монополистическая природа гигантских современных конгломератов на том основании, что выпуск огромного числа разнообразных товаров не позволяет конгломерату монополизировать рынок ни одного из них 380.

Реальный капитализм, нити управления экономикой, политикой, идеологией которого находятся в руках нескольких сотен гигантских «монополистических корпораций», в теории «монополистической конкуренции» растворяется и исчезает. По сути, эта теория призвана скрыть самое основное и всеобщее отношение современного капитализма — порождение монополии концентрацией производства.

Теория «несовершенной конкуренции». Дж. Робинсон, как и Чемберлин, разработала свою теорию в рамках буржуазного учения о ценах, назвав свой анализ «экономической теорией несовершенной конкуренции». Книга под названием «Экономика несовершенной конкуренции» была опубликована ею в 1933 г.381 В теории Робинсон очень много общего с концепцией «монополистической конкуренции» Чемберлина: обе теории возникли в условиях глубокого кризиса доктрины конкурентного рынка

А. Маршалла, обе они используют формально-логический аппарат неоклассической школы (теории «предельной полезности» и «предельной производительности», анализ отдельных рынков). В концепции Робинсон, как и Чемберлина, отсутствует какая- либо связь между монополией и концентрацией производства, обе теории базируются на меновой концепции.

Вместе с тем в теории «несовершенной конкуренции» несколько иной круг вопросов: так, не исследуются рыночные структу ры, нет детального рассмотрения проблемы «дифференциации продукта», привлекшей столь пристальное внимание Чемберлина. Автор задается иной задачей — дать анализ частичного равновесия фирмы (т. е. условий максимизации прибыли) при абсолютной монополии и при несовершенной конкуренции, представляющей собой, по мнению Робинсон, случай конкурирующих монополистов. «Несовершенная конкуренция», по Робинсон, имеет место тогда, когда конкуренты-производители изготавливают различные товары и каждый имеет монополию на свой товар. Каждый производитель является своего рода монополистом, которому грозит лишь то, что покупатели могут предпочесть продукцию конкурирующей фирмы его собственной.

Рассматривая эти вопросы, Робинсон фактически вводит в свой анализ и элементы «дифференциации продукта» как основы рыночной монопольной власти, правда, не применяя этого термина и не уделяя этой проблеме столь серьезного внимания, как это сделал Чемберлин. Она лишь подчеркивает, что покупателей интересуют не только цены. Качество товара, транспортные издержки, местонахождение продавца, качество обслуживания, Продажа в кредит и даже инертность и неведение — все это заставляет покупателя делать различие между продавцами.

Таким образом, на первый взгляд, «несовершенная конкуренция» Робинсон мало чем отлична от «монополистической конкуренции» Чемберлина. Однако дальнейший анализ приводит Робинсон к иным выводам, чем Чемберлина. Это касается прежде всего вывода об отрицательном влиянии монополии и «несовершенной конкуренции» на эффективность функционирования экономической системы.

По мнению Робинсон, в условиях «несовершенной конкуренции» выпуск продукции, как правило, ниже, чем при совершенной. Вследствие этого существует явная тенденция к повышению цен. Источником монопольной прибыли является рост цен, который, в свою очередь, есть результат сговора между фирмами, ограничения доступа посторонних в отрасль, ее изоляции от других фирм. Прибыль монополии исключена из процесса выравнивания прибылей и всегда превышает среднюю норму. Теоретики «несовершенной конкуренции» признают, что создание монополий приводит к нарушениям действия стихийных регуляторов капиталистической экономики, и требуют государственного вмешательства.

Робинсон утверждает, что монополистическая тенденция ведет к «социальной несправедливости» и даже к «эксплуатации» факторов производства, в том числе такого фактора, как труд. Последний случай, по ее мнению, имеет место при продаже труда на рынке, монополизированном его покупателем (ограничивающем свои закупки, что понижает цену товара-труда). Рынок, монополизированный одним покупателем, назван Робинсон монопсонией.

Несомненно, что критический элемент теории Робинсон несет на себе печать трудностей капиталистической экономики 30-х годов. Несомненен и буржуазно-ограниченный характер этой критики— даже по сравнению с литературой «критиков монополий» конца XIX — начала XX в. В частности, Робинсон готова в ряде случаев признать полезность монополии. Повышение «цены труда» она рассматривает как предпосылку для возникновения безработицы. Согласно ее концепции, в результате деятельности профсоюзов на монополистических предприятиях и государственного законодательства о минимальной заработной плате возрастают «издержки на труд», что создает условия для замены труда «другими факторами производства». В результате, по мнению Робинсон, и возникает безработица.

Теория «несовершенной конкуренции», несмотря на содержащиеся в ней критические элементы по отношению к деятельности монополий, впитала антинаучные черты теории цен неоклассической школы. Используя меновую концепцию, Робинсон и ее последователи не исследуют глубокую внутреннюю связь процессов монополизации с процессами концентрации капиталистического производства. Как и в теории Чемберлина, истинные монополии оказываются за пределами буржуазного анализа. Использование теории «предельной производительности» не позволяет Робинсон выявить суть монополистической эксплуатации и сущность монопольной прибыли как части прибавочной стоимости, т. е. неоплаченного труда рабочего класса. По Робинсон, эксплуатация труда имеет место лишь при неблагоприятных условиях его продажи. Непонимание того, что рабочие продают капиталистам (и монополиям) рабочую силу, а не труд, приводит Робинсон к неправильному выводу о взаимосвязи роста заработной платы и безработицы.

Отсутствие анализа действия всеобщего закона капиталистического накопления не позволяет буржуазным экономистам выявить истинные причины растущей безработицы. Еще в «Капитале» К. Маркс убедительно доказал, что борьба профсоюзов за повышение заработной платы, государственное законодательство о ее минимуме это всего лишь борьба за «справедливые», соот^ ветствующие самим законам товарного производства условия продажи рабочей силы в соответствии с ее стоимостью.

лии в отличие от «монополистической конкуренции» признает связь монополистических позиций с крупными размерами производства, что придает ей большее правдоподобие. Для этой теории характерны апологетические выводы о высокой эффективности монополистического производства и его подчиненности «интересам потребителя»; отрицание монополистической природы концернов и конгломератов — ведущих форм современных монополий; искажение современных тенденций монополизации капиталистической экономики.

Основой рыночной монопольной власти, проявляющейся в контроле над ценой, помимо «дифференциации продукта» теоретики олигополии считают ограничение числа продавцов, концентрацию предложения какого-то товара в руках небольшой группы крупнейших производителей отрасли. Такой тип рынка и получил название олигополии. Олигополистическими Самуэльсон считает рынки сталелитейной, алюминиевой, автомобильной и машиностроительной промышленности.

По мнению приверженцев этой теории, олигополия практически ликвидирует конкуренцию ден, что вызывает их рост. Движущей силой неценовой конкуренции, приемами которой являются рассмотренные ранее способы «дифференциации продукта» (улучшение качества, реклама), является погоня за наивысшей прибылью. Многие теоретики олигополии отмечают проистекающее отсюда растрачивание общественного труда (недогрузка производственных мощностей, чрезмерные затраты на рекламу). Однако это не мешает им оценивать экономику олигополии как в целом высокоэффективную. Основой для таких выводов служит утверждение, что все производимые «улучшения» качества продукта учитывают потребности покупателя, служат якобы интересам потребителя и с лихвой поэтому перекрывают неизбежный при больших затратах на нововведения рост цен.

Эти концепции теоретиков олигополии встречают возражение даже со стороны ряда буржуазных экономистов. Например, Дж. К- Гэлбрейт справедливо подчеркивает, что не потребитель диктует монополиям свою волю, а, напротив, массированной рекламой последние не только навязывают определенные товары, но воздействуют на психологию потребителя, формируя его вкусы и потребности, ограничивая их материальными благами и отвлекая от духовных запросов. Факты капиталистической действительности свидетельствуют о том, что рост прибылей монополий нередко соседствует с ярко выраженным понижением эффективности общественного производства. По американским данным, общий ущерб потребителей США от монополистического ограничения конкуренции оценивается ежегодно в 80 млрд. долл.382

На первый взгляд может показаться, что теория олигополии в отличие от теории «монополистической конкуренции» связывает монополизацию рынка с концентрацией производства, поскольку речь идет о господстве в отрасли небольшого числа фирм. Однако дело обстоит совсем иначе. Именно отказ от изучения процесса концентрации производства как основы монополизации капиталистической экономики позволяет буржуазным экономистам отрицать монополистическую природу концернов и конгломератов.

Дело в том, что олигополия определяется позициями фирм лишь в предложении какого-либо одного продукта, т. е. речь идет о положении фирм внутри одной отрасли промышленности или даже ее части, в то время как процесс концентрации производства отнюдь не является только внутриотраслевым, напротив, он предполагает широкое проникновение крупных фирм в различные отрасли промышленности. Это подчеркивал еще В. И. Ленин, отмечая огромную роль комбинирования производства как формы его концентрации. Складывающиеся на основе современного уровня и форм концентрации производства монополии — это не однотоварные производители, замыкающиеся в той или иной отдельной отрасли, а многофилиальные, многоотраслевые организации.

Многоотраслевые концерны и конгломераты стали основными формами монополистических объединений. Поэтому степень монополистической власти не может оцениваться позициями, которые занимает та или иная монополия в одной отрасли. Она определяется финансовой мощью, положением фирмы в различных отраслях экономики, на различных рынках, связями с крупными банками, ее ролью в мировом капиталистическом хозяйстве и многими другими показателями.

Ограниченность буржуазного анализа концентрации и олигополии одной отраслью преследует далеко идущие идеологические цели, заключающиеся в стремлении скрыть усиление монополиза- ции капиталистической экономики, его всеобщий характер. Более того, современные сторонники теории олигополии стремятся использовать свой подход для «обоснования» идеи и происшедшей якобы в послевоенные годы стагнации процесса монополизации капиталистической экономики. В частности, П. Самуэльсон утверждает: «Монополистическая концентрация в 1970-х годах меньше, чем она была в 1900 и 1929 гг.» К

Однако в настоящее время небольшому числу крупнейших монополистических фирм принадлежат решающие экономические позиции не только в рамках определенной отрасли, но и в масштабах всей экономики страны. Но и эти данные не отражают полностью развития процессов монополизации капиталистической экономики, ибо необходимо учесть расширение сферы господства и укрепление позиций ведущих финансово-олигархических групп, захват крупнейшими монополиями и финансовыми группами ведущих позиций в отдельных отраслях мирового капиталистического хозяйства, концентрацию все большей доли национального дохода и богатства в руках небольшой группы финансовых магнатов. На пример, 3% богатейших американцев держат в своих руках 57% национального богатства страны1. Приведенные выше данные опровергают утвреждение буржуазных экономистов о сокращении или стабилизации процессов монополизации в современной капиталистической экономике и вместе с тем служат доказательством глубокой научной достоверности выводов В. И. Ленина о перспективах развития капитализма. 1.

<< | >>
Источник: Рындина М. Н., Василевский Е. Г., Голосов. В. В. и др. История экономических учений: Учебник для экон. спец. вузов. — М.: Высш. школа, 1983 г. — 559 с.. 1983

Еще по теме «Монополистическая» и «несовершенная» конкуренция:

  1. Регулирование деятельности монополий и конкуренции.
  2. 5.3. Место и роль конкуренции в рыночной системе
  3. 5.3 МЕСТО И РОЛЬ КОНКУРЕНЦИИ В РЫНОЧНОЙ СИСТЕМЕ
  4. Механизм и виды несовершенной конкуренции
  5. РАВНОВЕСИЕ ФИРМЫ МОНОПОЛИСТИЧЕСКОГО КОНКУРЕНТА
  6. Понятие, условия возникновения и виды конкуренции. Совершенная конкуренция и ее сущность
  7. ТЕМА 2.2. МОНОПОЛИЯ И КОНКУРЕНЦИЯ.
  8. Тема 8. Теория конкуренции
  9. «Монополистическая» и «несовершенная» конкуренция
  10. 2.3.2. Экономический механизм рынка свободной (совершенной) конкуренции
  11. 2.3.3. Экономический механизм рынка несовершенной (монополистической) конкуренции
  12. Монополистическая конкуренция [74]
  13. МОНОПОЛИСТИЧЕСКАЯ КОНКУРЕНЦИЯ И ТЕОРИЯ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ, ИСХОДЯЩАЯ ИЗ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТИ ФАКТОРОВ[130]
- Регулирование и развитие инновационной деятельности - Антикризисное управление - Аудит - Банковское дело - Бизнес-курс MBA - Биржевая торговля - Бухгалтерский и финансовый учет - Бухучет в отраслях экономики - Бюджетная система - Государственное регулирование экономики - Государственные и муниципальные финансы - Инновации - Институциональная экономика - Информационные системы в экономике - Исследования в экономике - История экономики - Коммерческая деятельность предприятия - Лизинг - Логистика - Макроэкономика - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги - Оценка и оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Прогнозирование социально-экономических процессов - Региональная экономика - Сетевая экономика - Статистика - Страхование - Транспортное право - Управление затратами - Управление финасами - Финансовый анализ - Финансовый менеджмент - Финансы и кредит - Экономика в отрасли - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая теория - Экономический анализ -
Яндекс.Метрика