<<
>>

Лекция 28 Маржиналистская революция (II): Джевонс и Менгер

В ПРОШЛЫЙ раз мы поговорили о Джевонсе и обсудили его теории полезности, обмена и труда. Ничего не буду говорить о десятой главе «Теории политической экономии», посвященной ренте. Это более или менее рикардианская по духу глава.
В ней содержится график, на котором рента представлена в виде криволинейной области после выплаты заработной платы. Самые важные замечания Дже-вонса о ренте содержатся во введении во второе издание. В нем Джевонс вспоминает об идее Джона Стюарта Милля: когда земля имеет более одного способа сельскохозяйственного использования, ценность одного способа ее использования входит в издержки другого. Джевонс весьма справедливо спрашивает: если это правило применимо к сельскому хозяйству, почему оно не универсально? Он очень близко подходит к теории альтернативных издержек. Однако скажу несколько слов о теории капитала Джевон-са. В то время как его теория ценности была оценена весьма высоко, хотя она и была не завершена, его теорию капитала по заслугам не оценили, более того, Бём-Баверк даже был к ней несправедлив. Теория капитала Джевонса была изложена вместе с теорией ценности в его докладе для Британской ассоциации в 1862 году (Jevons, 1866). Кроме того, в начале главы, посвященной капиталу, Джевонс подчеркивает, что его теория капитала отличается от теории ценности, а также от теории обмена, потому что обмен возможен только в сообществе, а капитал может быть полезен и отдельному человеку. Мне это утверждение кажется несколько натянутым. Один из подходов к экономической теории изолированного индивида, отличного подготовительного этапа к статической Збо ЛЕКЦИЯ 28 экономической теории, заключается в том, чтобы рассматривать выбор индивида относительно распределения тех редких благ, которыми он располагает, в том числе труда как акта обмена. Как бы там ни было, Джевонс однозначно разделяет теорию обмена и теорию капитализации. Впоследствии, в письме своей сестре в 1859 году, он скажет: «Я думаю, что ты недостаточно хорошо понимаешь сравнительную важность подготовки и действия, или, капитала и труда»1.
В письме брату в i86o году он говорит: «Мои определения капитала и закона процента на капитал совершенно новы»2. В последний год жизни он писал Эджуорту: «Вы еще не дошли до понимания моей теории капитала как теории, в которой есть только один фактор —время... Пока вы используете слово «капитал», а не «капитализация», вы почти наверняка понимаете мою теорию неверно»3. В конце главы о капитале Джевонс развивает свой специфический подход к вопросу. Он рассматривает капитал только в контексте потребительских товаров, которые позволяют человеку «затрачивать труд заранее» (Jevons, 197°; р. 22у), до получения конечного продукта, и графически иллюстрирует это. Очевидно, что Джевонс предвосхищает при этом австрийскую концепцию периода производства, которая по сей день является предметом многих споров. Но поскольку Джевонс умалчивает о проблеме основного капитала (именно проблема основного капитала для него была бы крайне сложной, учитывая, что он рассматривает капитал как потребительские товары, используемые до получения конечного продукта), он выводит очень интересную формулу вычисления нормы процента. Он пишет, что норма процента —это «норма увеличения продукции, поделенная на общее количество продукта» (Jevons, 197°> P-241)- Если внимательно присмотреться к этой формуле, видно, что это 1. Письмо У.С. Джевонса Генриетте Джевонс от 30 января 1859 г-, см-: Jevons (1972-81, 2:358-363, 359)- 2. Письмо У. С. Джевонса Генриетте Джевонс от i июня i86o г., см.: Jevons (1972-1981, а:4О9-412, 411)- 3- Письмо У. С. Джевонса Ф. И. Эджуорту от 26 декабря i88i г., см.: Jevons (1972-1981, 5:156). 361 ИСТОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ примитивная теория капитала, основанная на предельной производительности. Джевонс не был первым разработавшим теорию капитала, основанную на предельной производительности. В последних главах весьма примечательного труда Лонгфилда (Long-field, 1834)) опубликованного в середине 18зо-х годов, прослеживается та же концепция. Лонгфилд предвосхищает Джевонса, кроме того, у него, как и у Джевонса, говорится, что предельная производительность со временем убывает.
Это все о Джевонсе. Если вы любите мятежных мыслителей, вы с удовольствием прочтете последние страницы «Теории политической экономии», озаглавленные «Тлетворное влияние авторитета». В этой главе Джевонс пишет, что политическая экономия погрязла в противоречиях из-за слишком большого авторитета Рикардо, Джона Стюарта Милля и классических экономистов. Но это виньетка по ходу рассказа. Оставшуюся часть лекции я посвящу началам австрийской экономической теории. Австрия стала второй страной, где свершилась маржиналистская революция в экономической науке. Как я уже говорил, у многих достойных людей звучали более или менее оформленные идеи о некоторых ее аспектах, но совершили революцию именно Джевонс, австрийцы и Вальрас. Они донесли до всех мыслящих людей тот факт, что маржиналистскую теорию нужно воспринимать серьезно, независимо от того, согласны вы с ней или нет. Когда в ходе лекций я говорю об австрийских экономистах, я имею в виду основателя австрийской экономической школы Карла Менгера и двух его блестящих учеников — Ви-зера и Бём-Баверка. Пока я хочу сконцентрировать ваше внимание на Менгере, который хуже известен вашему поколению, чем Бём-Баверк и Визер. Возможно, с возрождением интереса к австрийской школе, которым мы обязаны работе фон Хайека, сейчас Менгера читают больше, чем в дни моей молодости. Однако нет сомнений, что Менгер был источником и ро-доночальником австрийской экономической науки, во всяком случае, австрийской теории ценности, а значит, вы должны о нем знать. Годы жизни Менгера —с 1840 по 1921. Право преподавать он получил в 1872 году. В 1879 году он получил титул Professor Ordinarius в Вене, но довольно рано, ЛЕКЦИЯ 28 в 1903 году, оставил кафедру, надеясь дописать свою великую книгу. Что вам говорит слово «Майерлинг»? Это место, где покончили с собой кронпринц Австро-Венгерской империи и его любовница, баронесса Вечера. Я вспомнил об этом, потому что Менгер был наставником несчастного кронпринца, который сошел с ума и убил себя и свою любовницу.
Менгер написал две выдающиеся книги и несколько статей. Первый том своих «Grundsatze» («Оснований») он опубликовал в возрасте 31 года, в 1871 году. В 1883 году он отвлекся от написания «Оснований», возмущенный ростом популярности исторической школы, которая, как он считал, вела экономическую науку Германии в тупик, и написал свою вторую великую книгу —«Исследования о методах социальных наук и политической экономии в особенности». Я не буду останавливаться на ней. Как я уже сказал, она была написана в ответ на доктринальные заявления Шмолле-ра и экстремальные методы исторической школы. Менгер не был настроен категорически против экономической истории. Если вы заглянете в оригинальное издание «Grundsatze», вы увидите, что оно посвящается Рошеру, одному из главных представителей ранней исторической школы. Не то чтобы Менгер во всем соглашался с Рошером, но он уважал его, а Шмоллера нет. И когда Шмоллер написал почти клеветническую рецензию на книгу Менгера о методе, Менгер ответил памфлетом, написанным куда более живо, чем обе его книги. Этот памфлет назывался «Ошибка исто-рицизма» (Menger, 1884), и Шмоллер публично признался, что вернул эту работу автору без рецензии. Однако с точки зрения истории экономической науки нас больше интересуют «Основания», которые были переведены на английский язык в 195° Г°ДУ профессором Дингуол-лом и Бертольдом Хозелицем (Menger, 195°)• Как я уже говорил, эту книгу сейчас мало читают, но нет сомнений в том, что из нее произросла австрийская школа. Бём-Баверк и Визер, чьи имена куда лучше известны в англоязычном мире, были учениками Менгера. Не стану вас обманывать: даже в английском переводе Менгера достаточно тяжело читать. Он пишет ясно, но очень подробно, и если ему кажется, что о чем-то необходимо сказать дважды, он такой возможности не упускает. Его стиль совершенно не похож на стиль 363 ИСТОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ Джевонса. Однако, готовясь к этой лекции, я перечел Менгера в английском переводе и должен сказать, что его книга выдающаяся. Хотя у краткости свои достоинства, Менгер очень глубоко погружается в материал и исследует его очень подробно. К сожалению, спор о методе отвлек его от основного курса, и «Grundsatze» застыли на первом томе, так что мы никогда не узнаем взглядов Менгера на многие волнующие нас вопросы. «Theory of Political Economy» Джевонса опирается на «Введение в основания нравственности и законодательства» Иеремии Бентама (Bentham, 1789; Бентам, 1998)-В «Принципах экономической науки» Менгера нет даже намека на утилитаризм Бентама. Не думаю, что Менгер, хотя он и обладал одной из лучших библиотек в Европе, был хорошо знаком с трудами классических экономистов —я уже говорил, что он неправильно понял Адама Смита. Трудно сказать, кто вдохновил Менгера на создание его теории. Он не знал о Курно и Госсене. Он прочел много трудов малоизвестных и приземленных немецких экономистов, в частности Pay, но в своих трудах он не упоминает ни Курно, ни Госсена, ни Дюпюи. Теперь немного об «Основаниях» Менгера. Первая глава называется «Общее учение о благе», в ней достаточно подробно, иногда даже слишком, описываются критерии, которым вещь должна удовлетворять, чтобы считаться «благом». Заметьте, я не употребляю выражения «экономическое благо», и Менгер в этой главе тоже не пишет об экономических благах. Он пишет обо всем, что удовлетворяет этим критериям. Итак, во-первых, необходимо, чтобы люди нуждались в благе. Во-вторых, у блага должны быть свойства, необходимые для удовлетворения этой нужды. В-третьих, кто-то должен об этом благе знать, и, в-четвертых, кто-то должен иметь к нему доступ. Концепция блага включает не только экономические, но и бесплатные блага. В то же время она включает человеческие возможности и права на блага. Кроме того, в первой главе Менгер обсуждает причинную связь между благами в очень широком смысле. В ней же он вводит свое первое великое различие (в конце концов самые разные люди до него говорили о благах и их полезности): он проводит различие между благами первого, второго и выс- 364 ЛЕКЦИЯ 28 ших порядков. Блага первого порядка —это блага и услуги, доступные для непосредственного потребления. Блага более высоких порядков — это блага, так или иначе дополнительные к производству благ первого порядка или связанные с этим производством. Это разделение вызывает некоторые сомнения. В одном примечании Маршалл спрашивает: а как бы вы классифицировали поезд, который доставляет туристов к месту назначения (это услуга первого порядка) и в то же время везет несколько товарных вагонов, которые по классификации Менгера считаются благами второго порядка? (Marshall, 1920/1961; Маршалл, 1993)- Думаю, в ответ Менгер сказал бы, что иногда блага бывают смешанными. В любом случае разделение благ на порядки много значит в австрийской экономической теории. Благо более высокого порядка не существует само по себе. Оно нуждается в другом благе или услуге более высокого порядка, с которыми должно быть объединено, чтобы обеспечить производственный процесс во времени. Соответственно, полезность благ более высокого порядка, или их способность дать потребителю удовлетворение (давайте избегать слова «полезность» в данном контексте), следует из благ первого порядка. При этом, продолжает Менгер, полезность таких благ обязательно проявляется после прохождения определенного временного промежутка. Это могут быть несколько секунд, за которые вы сварите яйцо, или шестьдесят-сто лет, за которые вырастет дуб. В конце главы Менгер пишет о разделении труда. С разделением труда количество благ увеличивается, но для этого, конечно, необходимо знать, как следует разделять труд. На этом первая глава заканчивается. Во второй главе говорится об «экономии» (экономической деятельности) и «экономических благах». Эта глава важна, потому что она является современным источником концепции экономической науки как занятой теми институтами и аспектами человеческого поведения, которые существуют благодаря редкости благ. Неправда, что понятие редкости благ впервые появляется в книге Менгера. Оно появляется еще у Юма в «Трактате о человеческой природе» (Hume, 1882; Юм, гд^ба, с.54~б55)> в той части, где Юм пишет об институте собственности. И конечно, классические экономисты XIX века признавали существование самых раз- ИСТОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ ных объектов, ценность которых можно объяснить только их редкостью, потому что их текущее количество нельзя увеличить при помощи труда: картины старых мастеров, автографы умерших боксеров и т.д. Менгер пишет, что беспокойство о человеческих потребностях приводит к некоторому откладыванию благ про запас, а из потребностей напрямую вытекает необходимость в благах первого порядка. Конечно, когда мы пытаемся оценить будущие нужды, мы не уверены в правильности своей оценки. В некоторых благах люди с большой вероятностью будут нуждаться в течение всей жизни, другие зависят от роста знаний, изменений окружающей среды и т.д. Деятельность по откладыванию благ для обеспечения будущих нужд, считает Менгер, имеет четыре аспекта: сохранение количества, сохранение качества, выбор между благами и выбор благ для максимального общего результата (Menger, 1950, pp. 95~9б)- Менгер отмечает, что ситуация, когда экономические блага редки по отношению к спросу на них, объясняет существование частной собственности. В этом он следует Юму. И так же как последний Менгер выделяет неэкономические блага, которые могут быть благами, но не являются редкими. Он некоторое время рассуждает о том, как понятие потребности соотносится с количеством блага. Он напоминает читателю всем известный факт, что возле ручья вода не является редким благом, а в пустыне она в дефиците. Он также напоминает, что потребность в благах высшего порядка зависит от того, что блага низшего порядка (блага первого порядка, произведенные с их помощью) являются экономическими. Менгер заканчивает главу предупреждением о народном богатстве: он предлагает осторожно относиться к объединению ценностей, возникающих вследствие субъективного отношения к благам, которое у разных людей и в различных местах различается. В третьей главе он переходит к теории ценности. В его изложении экономическая активность, которая дает наилучший результат, то есть позволяет экономить, зависит от субъективной ценности, которая придается редким благам. Ценность, подчеркивает Менгер, не является качеством, изначально присущим благам. Она зависит от истинных или придуманных нужд людей и возникает только 366 ЛЕКЦИЯ 28 РИС. 9 Величина удовлетворения, по Менгеру по отношению к экономическим благам. Менгер всеми силами подчеркивает различие между ценностью и полезностью. Вещи, которые не являются ценными, могут иметь полезность. Так он приходит к анализу субъективного фактора, как его называют австрийцы. Разные воображаемые уровни удовлетворения в будущем имеют разную важность, и, конечно, у ценности есть объективная сторона — количество субъективно оцененных благ. Далее Менгер иллюстрирует свою концепцию экономии при помощи огромной арифметической таблицы, которую я сильно упростил и нарисовал на доске (рис. д)- Римские и арабские цифры используются в оригинальной таблице, я не стал рисовать ее целиком, потому что считаю, что суть ее можно объяснить и так. Римские цифры (I, II, III, IV...), ad infinitum, представляют разные виды благ. Арабские цифры (ю, д> 8, 7---) обозначают субъективную величину удовлетворения, которое можно получить от одинаково небольших количеств каждого блага. Таблица Менгера вас озадачит, если вы не прочтете сопроводительный текст очень внимательно, потому 36? ИСТОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ что сравнение величин под разными римскими цифрами предполагает, что на небольшие количества разных товаров были затрачены одинаковые расходы. Если сравнивать эту таблицу с графиками Джевонса, она выглядит неуклюже, но помните, что Менгер только начал ее разрабатывать и что это самое начало австрийской теории ценности. Предположим, вы ограничены в средствах и не можете позволить себе все блага, перечисленные в таблице. Тогда вы распределите равные количества расходов так, чтобы выровнять субъективную ценность тех вещей, которые вы можете себе позволить. Иными словами, если вы не смогли позволить себе благ с уровнем удовлетворения j, вы приобретете три блага из колонки I, два из колонки II и одно из колонки III. Может даже показаться, что Менгер излагает кардиналистскую теорию субъективной оценки, но мы не станем предполагать худшего и будем считать его арабские цифры обозначением порядков. Как бы там ни было, после многих страниц, посвященных величине удовлетворения (рассказ здравый и очень подробный, хотя и с повторами), мы доходим до австрийской концепции определения ценности. Она заключается в том, что ценность любого товара по сравнению с ценностью какого-то другого товара определяется наименее важной из тех потребностей, которые он может удовлетворить. Менгер приводит пример. Предположим, что римская цифра I обозначает зерно, а первая цифра в колонке I —единицы зерна, используемые для приготовления пищи, которая позволяет вам не умереть с голоду. Вторая цифра в колонке I представляет количество зерна, используемое для производства, например, виски, чтобы немного взбодрить вас на необитаемом острове. Третья цифра в колонке I может обозначать зерно для прокорма домашнего животного — попугая, которого Робинзон Крузо учил говорить. Теперь предположим, что мы потеряли одну из этих единиц. Тогда нам придется пересмотреть свои приоритеты, и попугай умрет от голода, или, если человек в нашем примере трезвенник, он может отказаться от виски. Как видите, Менгер изложил нечто, эквивалентное Дже-вонсовой теории: ценность блага зависит от его наименее важного способа использования. И он расширяет эту теорию. Он пишет о возможности ошибки в оценке будущих 368 ЛЕКЦИЯ 28 потребностей, росте знаний, влияющих на субъективную оценку способов использования блага, и предполагает, что ценность благ высших порядков в конечном итоге выводится из ценности благ первого порядка, а ценность благ первого порядка —из наименее важного способа использования блага в имеющемся количестве. Эту мысль Менгер развивает очень подробно. В отношении благ высшего порядка он рассматривает возможность замещения, в случае изменения доступного их количества: если у нас, например, больше земли и меньше труда, или меньше земли и больше труда и т.д. Принципы замещения в конечном счете зависят от ценности наименее важного способа использования блага первого порядка, которое производится с помощью данного блага. Он не жалеет сил, чтобы доказать, что на этой стадии земля, труд или капитал не требуют особого отношения. На этой стадии ему хватает разделения на блага первого и высшего порядка. Четвертая глава посвящена теории обмена. Она сопровождается примитивными арифметическими иллюстрациями, которые нет нужды воспроизводить. Менгер подчеркивает важность цели обмена, которая заключается в том, чтобы позволить каждому участнику обмена достичь более высокого уровня удовлетворения по сравнению с тем, какого уровня он мог достичь до обмена. В пятой главе Менгер приводит серию тщательно продуманных примеров; вы можете их пропустить. Важно, что Менгер понимает, что необходимо перейти от монополии к конкуренции и сделать разные обобщения о различных рыночных ситуациях. В шестой главе он возвращается к различиям между потребительной и меновой ценностью, в седьмой главе —к теории товара. Сначала вы не понимаете, зачем Менгер возвращается к этой теме, ведь теорию товара можно вывести из всего ранее сказанного. Но он рассуждает о теории товара: «товар» —это блага, предназначенные для продажи, блага, которые могут выйти на рынок. Это подготовка к последней главе, в которой заключена теория денег. Менгер писал о деньгах, причем куда более подробно, и в других своих трудах. Менгер пишет о большей обменоспособно-сти скота в сообществах, в которых скот был основным денежным средством, об истории существования металличе- ИСТОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ ских денег, и приходит к выводу, что деньги — это самый обменоспособный товар. Этот вывод открывает путь всевозможным идеям, размышления о которых Менгер не довел до конца, потому что первый том «Оснований» на этом заканчивается, а второй он так и не закончил. Вот и все о Менгере. На этом логическом конце я закончу лекцию. О мыслях Менгера об издержках производства и как они вписываются в австрийскую экономическую теорию я расскажу на следующей лекции.
<< | >>
Источник: Роббинс Л.. История экономической мысли: лекции в Лондонской школе экономики. 2013

Еще по теме Лекция 28 Маржиналистская революция (II): Джевонс и Менгер:

  1. Менгер Карл Menger Carl (1840 — 1921)
  2. Лекция 26 Историческая школа (продолжение) — Предвестники перемен: Курно, фон Тюнен и Рэ
  3. Лекция 27 Маржинолистская революция (I): Джевонс
  4. Лекция 28 Маржиналистская революция (II): Джевонс и Менгер
  5. Лекция 29 Маржиналистская революция (III): издержки (Визер) — ценообразование факторных услуг (Визер, Кларк} Уикстид)
  6. Лекция 30 Теория капитала: Бём-Баверк и Фишер
  7. Лекция 31 Вальрас—Парето
  8. Лекция 32 Маршалл
  9. Лекция 33 Деньги: Фишер, Маршалл, Виксель
  10. Приложение А
  11. ПРИЛОЖЕНИЕ А. Краткая история австрийской школы
- Регулирование и развитие инновационной деятельности - Антикризисное управление - Аудит - Банковское дело - Бизнес-курс MBA - Биржевая торговля - Бухгалтерский и финансовый учет - Бухучет в отраслях экономики - Бюджетная система - Государственное регулирование экономики - Государственные и муниципальные финансы - Инновации - Институциональная экономика - Информационные системы в экономике - Исследования в экономике - История экономики - Коммерческая деятельность предприятия - Лизинг - Логистика - Макроэкономика - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги - Оценка и оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Прогнозирование социально-экономических процессов - Региональная экономика - Сетевая экономика - Статистика - Страхование - Транспортное право - Управление затратами - Управление финасами - Финансовый анализ - Финансовый менеджмент - Финансы и кредит - Экономика в отрасли - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая теория - Экономический анализ -
Яндекс.Метрика