<<
>>

Критика буржуазных «моделей» социалистической экономики

В буржуазной политической экономии первые «модели» социализма в противовес марксизму были выдвинуты такими представителями вульгарных субъективных школ, как Ф. Визер, В. Парето, Л.

Вальрас и другие. Игнорируя объективные экономические законы и оперируя надуманными экономическими схемами, формальными количественными «моделями равновесия», эти вуль- гарные буржуазные экономисты трактовали социализм метафизи* чески, не как принципиально новую ступень в развитии человеческого общества, а лишь как разновидность капиталистической экономики, что использовалось для утверждения вечности, незыблемости капитализма.

Но если идеологи антикоммунизма конца XIX — начала XX в. еще довольно спокойно вели теоретическую борьбу против социализма, то положение существенно изменилось в эпоху общего кризиса капитализма, после победы Великой Октябрьской социалистической революции, которая «...указала всему миру пути к социализму и показала буржуазии, что близится конец ее торжества»458. Вся прежняя система борьбы против социализма оказалась несостоятельной; новое социалистическое общество реально противостояло капиталистическому и все более доказывало свои преимущества, вследствие чего нужны были новые идеологические средства для апологетики капитализма.

Основным содержанием антикоммунизма с этого времени становится антисоветизм. Буржуазные идеологи начинают бешеную «критику» советской экономики, ведя борьбу как .против теории, так и против практики социалистического строительства. Причем в ходе углубления общего кризиса капитализма и по мере роста успехов социализма буржуазные экономисты вынуждены были, приспосабливаясь к изменяющимся в^пользу социализма условиям в мире, изобретать все новые теоретические «мифы», извращающие сущность и закономерности развития социалистической экономики.

После победы Октябрьской революции до середины 30-х годов в буржуазной литературе господствовала теория «логической и практической неосуществимости социализма».

В работах таких буржуазных экономистов, как Л. Мизес, Ф. Хайек, Л. Роббинс, выдвигались прогнозы о неосуществимости планомерного развп;ия советской экономики, о ее неэффективности, т. к. она основана на общественной собственности. Американский экономист Л. Мизес уверял, что в результате ликвидации частной собственности на средства производства невозможно эффективное функционирование социалистической экономики. Предсказывая разрушение того, что было создано тысячелетиями цивилизации, Л. Мизес делал вывод: «Социализм означает ликвидацию рациональной экономики»

Однако грандиозные успехи в развитии социалистической экономики, и прежде всего успешное строительство материально-технической базы социализма в СССР, опровергли теории буржуазных экономистов о неосуществимости социализма, заставив идеологов антикоммунизма отступить и признать объективную возможность социализма.

Период с середины 30-х до начала 60-х годов характеризуется очередной перестройкой буржуазных моделей социалистической экономики. С целью дискредитации реального социализма он трактуется как «командная», «тоталитарная» система, базирующаяся на голом администрировании, что использовалось для извращения централизованного социалистического планирования и управления народным хозяйством. Теоретики «командной экономики» (Г. Гроссман, П. Уайлс) извращали структуру и функционирование социалистической экономики, отрицали наличие при социализме рыночных отношений, по сути, отождествляли его с натуральным хозяйством, субъективно-валюнтаристически трактовали экономические законы и категории социализма.

Одновременно буржуазные идеологи выдвигали новую альтернативу марксистско-ленинской теории и практики социалистической экономики в виде буржуазной модели «рыночного социализма», в которой делалась попытка на основе рыночного механизма решить проблему кризисов и безработицы, т. е. улучшить, усовершенствовать капитализм. Однако уже в начале 60-х годов наблюдался очередной кризис буржуазных «моделей» социализма в условиях стремительного роста могущества и международного влияния мировой социалистической системы, все большего проявления перевеса сил социализма над империализмом на мировой арене, дальнейшего упадка и разложения мировой капиталистической системы.

Успехи реального социализма и особенно построение развитого социалистического общества в СССР заставили буржуазных «советологов» использовать более завуалированные методы извращения социализма с позиций теории «единого индустриального общества», согласно которой социалистическая и капиталистическая экономика являются всего лишь различными вариантами «инду-

стриального общества». Игнорируя социально-экономический аспект анализа общественных систем, буржуазные экономисты абсолютизировали некоторые общие научно-технические, технологические стороны развития современного производства, «изобретая» общие законы и категории «индустриализма» и на их основе пытаясь конструировать «общую логику» развития капиталистической и социалистической экономики по пути «рыночного социализма» и «конвергенции двух систем».

Однако уже во второй половине 70-х годов буржуазная «советология» вынуждена была признать банкротство подобных ориентиров, нацеленных на перерождение социализма и переход на рельсы капиталистического хозяйствования. В условиях очередного кризиса идей буржуазные «советологи» во второй половине 70-х — начале 80-х годов предпринимают попытки обновления своего идеологического арсенала с целью дискредитации экономической системы зрелого социализма. Этим целям служит новейшая буржуазная теория «экономики советского типа», в которой под новым названием и с некоторым добавлением новых приемов фальсификации социализма сочетаются элементы таких старых «советологических» теорий, как «командная экономика», «рыночный социализм». Суть концепции «экономики советского типа» состоит в утверждениях, будто Великая Октябрьская социалистическая революция произошла «в слаборазвитой» стране, где «почти отсутствовал капитализм», что социалистические преобразования сводятся лишь к «запоздавшей в России» промышленной революции и что социализм является «формой индустриализации слаборазвитой экономики». Так, американский идеолог Р. Кэмпбелл трактует «экономику советского типа» как «попытку быстрой индустриализации»459, а английский буржуазный экономист А.

Ноув подчеркивает, что «советскую систему можно толковать лишь с точки зрения индустриальной модели»460.

Фальсификация развитого социализма осуществляется в этой теории путем использования ненаучной методологии и извращения реальных фактов, игнорирования объективных закономерностей социалистического и коммунистического строительства: дореволюционная Россия была страной со средним уровнем развития капитализма, который интенсивно перерастал в монополистический капитализм. Неправомерно, как это делают буржуазные «советологи», с позиций технологического детерминизма сводить социалистические преобразования к созданию материально-технической базы, ибо главной задачей социалистической революции является создание новой, социалистической системы производственных отношений. Опровергаются как научной теорией, так и практикой развитого социализма утверждения буржуазных «советологов» о развитии при социализме «производства ради производства», так как всё развитие производства объективно подчинено при социализме все более полному удовлетворению растущих материальных и духовных потребностей людей. Социализм не только не является «формой индустриализации слаборазвитой экономики», а, наоборот, опережает современный капитализм на целую историческую эпоху, идя впереди общественного прогресса в современном мире. « И мы, советские коммунисты, гордимся той ролью, которую играют в этом партия Ленина, родина Великого Октября»1, — подчеркнуто в Отчете ЦК КПСС XXVI съезду партии.

Таким образом, эволюция буржуазных «моделей» социалистической экономики свидетельствует об идейном кризисе антикоммунизма, углублении кризиса вульгарной буржуазной политической экономии.

Заимствуя фальсификаторские мифы из арсенала современного реформизма, ревизионизма, неотроцкизма и других оппортунистических течений, буржуазные «советологи» пытаются «теоретически» обосновать и широко пропагандировать концепцию плюрализма (множественности) «моделей» социализма. Согласно этой концепции, реальный социализм является лишь одной из возможных «моделей» социализма, наряду с которой существует множество других вариантов, так называемых альтернативных моделей социализма, что используется для извращения сущности реального социализма, для трактовки современного, государственно-монополистического капитализма как «управляемого», «демократического» социализма. Выдвигаются также буржуазные модели «рыночного социализма», «смешанной рыночной экономики», «смешанного социалистического хозяйства» и другие, нацеленные на перерождение социализма и расшатывание его основы — общенародной социалистической собственности на средства производства и централизованного народнохозяйственного планирования.

Буржуазная концепция плюрализма «моделей» социализма строится на ненаучных методологических основах: она опирается на методологию маржинализма, отрицающую необходимость анализа социальной формы производства, что приводит к игнорированию специфики социалистических производственных отношений; в них искажается роль общественной собственности на средства производства и игнорируется марксистско-ленинское учение о социализме как первой фазе коммунистического способа производства.

Стоя на методологических позициях субъективного идеализма, внеисторической, внесоциальной характеристики явлений общественной жизни, буржуазные экономисты трактуют социализм вне всякой связи с системой социалистических производственных отношений. Так, американский экономист Р. Хейлбронер утверждает, что одной из характерных черт «индустриального социализма» является промышленный аппарат, имеющий близкое сходство с промышленным аппаратом капитализма как по структуре, так и по перспективе развития.

Они расматривают социализм лишь как разновидность организационной формы современного крупного производства, как экономическую политику, экономический контроль со стороны государства, абстрагируясь от классовой его сущности, как функциональный механизм хозяйства в отрыве от производственных отношений. «...По мере развития экономики возрастает относительная степень обобществления собственности... — автоматический «марш в социализм», — утверждает американский экономист Ф. Прайэр461. «В общем теоретическом смысле социализм означает идею или систему общественного контроля над экономической деятельностью по производству благ и услуг»462, — пишет американский буржуазный экономист Р. Даниэле.

Многие буржуазные советологи вообще считают, что социализм— это лишь идеологический, политический термин на том основании, что в экономическом отношении различия между высокоразвитыми странами не столь значительны. Так, П. Самуэльсон относит к социалистическим странам Англию, Австралию, Скандинавские страны. При определении сущности социализма П. Самуэльсон отдает примат различиям идеологии, т.е. надстроечным категориям: «В области социализма мы находим подразделения: христианский социализм, государственный социализм, гильдейский социализм, фабианский социализм и много других»3.

В действительности, однако, идеология и политика как элементы надстройки обусловливаются экономическим базисом общества, экономическим положением осуществляющих ее классов. Именно в политике находят свое воплощение коренные классовые интересы, вытекающие из экономического положения классов. Политику нельзя отрывать от экономики, ее надо рассматривать как концентрированное выражение экономики.

Несостоятельной в научном отношении является также трактовка социализма некоторыми буржуазными идеологами как совокупности абстрактных нравственно-этических принципов, при которой понятие «гуманистический социализм»лишается его реального социально-экономического содержания и сводится лишь к таким абстрактным принципам, как «стремление к нематериальным богатствам», «тенденция к нравственному идеалу», «непреходящие духовные ценности» и др. Эта морально-этическая трактовка социализма базируется на субъективно-идеалистической методологии, что предопределяет игнорирование объективно существующих закономерностей и социально-экономического содержания социализма.

Такой подход отвечает классовым целям буржуазных «советологов»: представить социализм крайне аморфным, расплывчатым, изыскать элементы социализма там, где их пет и быть не может, и вместе с тем дискредитировать и фальсифицировать научную теорию и практику реального социализма в СССР и других странах мировой социалистической системы, где социализм развивается в коикретио-исторических условиях на основе общих закомерностей, в противовес надуманным буржуазным схемам.

Таким образом, буржуазные трактовки плюрализма «моделей» социализма ничего общего не имеют с наукой, которая исходит из того, что, как подчеркивал К. Маркс, разоблачая идеализм и метафизику Прудона, «экономические категории представляют собой лишь теоретические выражения, абстракции общественных отношений производства»463. «Материализм дал вполне объективный критерий, — указывал В. И. Ленин, — выделив производственные отношения, как структуру общества...»2, что позволяет раскрыть сущность экономической системы социализма и ее принципиальные, коренные отличия и преимущества по сравнению с капиталистической системой. 4.

<< | >>
Источник: Рындина М. Н., Василевский Е. Г., Голосов. В. В. и др. История экономических учений: Учебник для экон. спец. вузов. — М.: Высш. школа, 1983 г. — 559 с.. 1983

Еще по теме Критика буржуазных «моделей» социалистической экономики:

  1. А. Марксизм
  2. 3. Основные черты советской модели экономики
  3. 5. Советская модель экономики и советская экономическая наука
  4. 6. Советская экономика и ее модель глазами западной советологии
  5. 7. Советская модель экономики в других социалистических странах
  6. ВМЕСТО ВВЕДЕНИЯ СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ МЕТОД В ФИНАНСОВОМ ПРАВЕ
  7. Общая характеристика неолиберализма
  8. «Новое индустриальное общество» Дж. К. Гэлбрейта
  9. Антикоммунизм в буржуазных концепциях развития. Экономические проблемы в буржуазной литературе молодых государств
  10. Критика экономических концепций современных социал-демократов
  11. Буржуазная «советология» — важнейшее направление антикоммунизма
  12. Критика буржуазных «моделей» социалистической экономики
  13. Научная несостоятельность буржуазных трактовок экономической системы реального социализма
  14. В.М. ЛИХТЕНШТЕЙН советская наука как исторический феномен
  15. ЛИБЕРАЛЬНЫЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ МИРОВОЙ И ИМПЕРСКИЙ ПОРЯДОК
  16. ПРИЛОЖЕНИЕ
  17. § 2. Воздействие глобализма на национальное государство и право
  18. Приложение Отечественные ученые-специалисты в сфере права социального обеспечения*(1053)
- Регулирование и развитие инновационной деятельности - Антикризисное управление - Аудит - Банковское дело - Бизнес-курс MBA - Биржевая торговля - Бухгалтерский и финансовый учет - Бухучет в отраслях экономики - Бюджетная система - Государственное регулирование экономики - Государственные и муниципальные финансы - Инновации - Институциональная экономика - Информационные системы в экономике - Исследования в экономике - История экономики - Коммерческая деятельность предприятия - Лизинг - Логистика - Макроэкономика - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги - Оценка и оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Прогнозирование социально-экономических процессов - Региональная экономика - Сетевая экономика - Статистика - Страхование - Транспортное право - Управление затратами - Управление финасами - Финансовый анализ - Финансовый менеджмент - Финансы и кредит - Экономика в отрасли - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая теория - Экономический анализ -
Яндекс.Метрика