<<
>>

КАК относиться к опыту ПРЕДШЕСТВУЮЩИХ ПОКОЛЕНИЙ?

Научный подход к исследованию общественных явлений, на первый взгляд, должен основываться не на вере, а на изучении фактов. Однако общественные процессы настолько сложны, что достоверные факты, характеризующие положительные черты явлений, неизбежно противоречат столь же достоверным фактам, свидетельствующим об отрицательных сторонах действительности.

Математики придумали метод решения задач линейного программирования для тех случаев, когда система уравнений имеет бесконечное множество решений. Советский математик Л.В. Канторович за разработку данного метода и его применение к расчетам по наилучшему использованию ресурсов удостоен Нобелевской премии. Идея математиков простая — для того чтобы из бесконечного множества решений найти одно наилучшее (оптимальное), вводится критерий оптимальности.

Подобно тому как мы не задумываемся, по каким правилам грамматики строим свою речь, оценка неоднозначных явлений с помощью каких-то критериев осуществляется во многих случаях неосознанно. В частности, важное место в оценках общественных явлений занимают нравственные критерии. Нация достигает необходимой для своего развития консолидации лишь на базе уважения к своему народу, к его истории, к его достижениям. И было бы малодушием согласиться с ведущейся сейчас пропагандой отрицательных фактов и даже ложных мифов в ущерб правде о положительном опыте СССР. Уничижительное отношение к своей Родине так же безнравственно, как проявление неуважения к родителям только за то, что они недостаточно богаты. Для поколений, проживших большую часть жизни в СССР, это очевидная

истина, но сейчас уже вступили в возраст 20-30 лет поколения, подвергавшиеся с детства массированной не только антисоветской, но и антипатриотической пропаганде. Для новых поколений мы и должны сохранить наши знания и наш жизненный и профессиональный опыт. Что касается методологии сопоставления положительного и отрицательного в нашем прошлом с использованием нравственных и иных (экономических, социальных, технологических) критериев, то она сложнее, чем математические методы поиска оптимальных решений.

Поэтому я не буду давать ее строгого формального описания, ограничившись далее изложением моего видения ключевых моментов советской истории, важнейших положений, идей, фактов и аргументов.

Из рассмотрения советского опыта, по моему мнению, следует исключить период революции, военного коммунизма и гражданской войны. Исключить не потому, что о нем не нужно говорить правду, а из-за незначительной роли, а возможно, и полного отсутствия тогда положительного или, точнее, созидательного опыта. Что можно сказать о созидании в период революционного разрушения всего и вся, грабежей, убийств и прочих ужасов гражданской войны и военного коммунизма?

В теоретическом плане представляет интерес дискуссия об объективной необходимости революций 1917 г. или о возможности трансформировать общество, экономику и государство эволюционным путем, без великих потрясений, как предлагал П.А. Столыпин и как это сделали в странах нынешнего «золотого миллиарда». Но это самостоятельная тема. В данном очерке речь идет о факторах роста советской экономики, о причинах отставания от зарубежных стран, о несомненных достижениях и прорывах в социально-экономическом, научно-техническом и ином развитии, т. е. мы будем говорить о явлениях, характерных для периодов строительства нового общества, экономики и государства.

Периоды, в которых преобладало созидание, отличаются тем, что в любом из них наряду с негативными явлениями пробивало себе дорогу созидательное начало. В 1931-1932 гг. допустили «голо- домор» в зерновых районах, но в те же годы создали одну из лучших в мире систем питания для рабочих и инженерно-технических работников в виде фабрик-кухонь, обеспечивавших полноценным питанием жителей промышленных центров. В те же годы создали за рекордно короткие сроки тракторные и автомобильные заводы, позднее приняли другие меры по поддержке сельского хозяйства. В конечном итоге во второй пятилетке (1933-1937) освоили с по

мощью машинно-тракторных станций (МТС) новые технологии производства зерновых в колхозах и совхозах.

Устойчивость зернового хозяйства восстановили, но до конца зерновую проблему в довоенные годы решить не удалось. Помешало переключение значительной части мощностей тракторных заводов на решение задач танковой промышленности. Это произошло уже в третьей пятилетке (1937 — прервана в 1941 г.).

Освоение массового производства лучших в мире танков, боевых самолетов, реактивных снарядов, артиллерийских установок и других изделий сопровождалось переходом на качественно иной уровень индустриального развития. У нас много написано о победах в военных операциях, меньше известно о борьбе за первенство в технологиях и о победах в ней наших ученых, конструкторов, инженеров.

Приведу лишь один пример, показывающий, что мы умели решать любые научно-технические задачи. Численность Красной армии возросла с начала 1939 г. до 22 июня 1941 г. с 1,9 млн до 5,8 млн человек. Во время войны требовалось мобилизовать, обмундировать и обуть еще миллионы людей. Перед войной велись интенсивные поиски решения проблемы изготовления дешевых и в то же время качественных сапог для военнослужащих. В одной из химических лабораторий талантливый изобретатель разработал технологию производства кирзы (материала, изготавливаемого из хлопка, как и джинсовая ткань, но с другими свойствами) для сапог. В довоенный период не удалось довести данную разработку до конца из-за того, что никак не могли добиться необходимой степени непромокаемости кирзовых сапог. В начале войны изобретатель отправился добровольцем на фронт. В августе 1941 г. И.В. Сталин на совещании по вопросам снабжения армии вспомнил о его работе. Молодого инженера срочно отозвали с фронта и пригласили к Сталину. Почему Сталин брал на себя решение, казалось бы, чисто технологических и организационных вопросов? Потому что таким образом важная проблема решалась без бюрократических проволочек. Разговор с руководителем правительства был коротким. Сталин сказал: «Фронту нужны миллионы пар кирзовых сапог, Вы назначаетесь директором завода, в Вашем распоряжении будет лаборатория или институт — по Вашему усмотрению.

В декабре должно быть налажено массовое производство непромокаемых сапог. Не выполните задания, я Вас расстреляю». Судя по тому, что к техническим кадрам власть относилась более бережно, чем к гуманитариям и политическим

фигурам, Сталин, вероятно, всерьез не собирался расстреливать изобретателя (когда у него были такие намерения, он никого не предупреждал об этом). Как бы то ни было, но мотивации для творческого поиска у ученого оказались достаточными, чтобы за месяц сделать открытие, позволившее получить химический состав, необходимый для пропитки кирзы. В ноябре 1941 г. началось массовое производство сапог для фронта и тыла. Талантливый ученый — директор завода получил Сталинскую премию в размере 100 000 руб. (это была большая сумма, позволявшая снять все материальные проблемы для лауреата премии).

На фоне изобретения в России и СССР радиолокации, космических ракет, ядерного реактора и т. п. решение проблемы индустриального производства обуви для страны, половина населения которой еще в начале XX в. ходила летом босиком, может показаться малозначимым достижением, да и кирзовые сапоги, безусловно, еще не были окончательным решением данной проблемы. Тем не менее индустриальная технология производства обуви, освоенная за 2-3 осенних месяца в 1941 г., нуждалась лишь в модификации для создания впоследствии мощной обувной промышленности СССР, обеспечившей выпуск 3 пар кожаной обуви на душу населения в год.

Сейчас, когда обувные магазины России заполнены импортной обувью, трудно услышать доброе слово в адрес советской обуви. Как и сейчас, обувь тогда далеко не вся выпускалась по высоким моделям. Но следует признать, что было много дешевой (пусть немодельной) обуви из чистой кожи, причем для детей и пожилых людей выбор доступной по цене качественной обуви был гораздо шире, чем сейчас. Рискну сделать некоторое обобщение. Мы могли делать обувь не хуже импортной, но делали ее в небольших количествах потому, что она не была доступна по цене всем слоям населения. Те, кто имел достаточный доход и следил за модой, могли купить импортную обувь либо пошить ее на заказ. Покупатели без особых претензий имели возможность выбирать из продукции отечественных фабрик, конкурировавших между собой. В целом, на мой взгляд, проблема не имела особой остроты уже в 60-х годах.

Не претендуя на рассмотрение всех изобретений, сделанных в годы войны и в предвоенный период, по обобщенным данным можно сказать, что качественные изменения в технологиях были налицо. Мобилизация сил на решение задач военной экономики, науки и техники позволила не только одержать победу в Великой

Отечественной войне, но и совершить прорыв в научно-техническом и индустриальном развитии. Трудно сейчас это представить себе, но в военные годы, когда большая часть Европейской территории СССР была оккупирована врагом, а затем лежала в развалинах, в стране было построено больше электростанций, чем за все годы нынешних рыночных реформ. В Москве не прекращалось строительство метро, с осени 1941 г. лучшие кадры ученых, конструкторов, инженеров мобилизовали на разработку прорывных технологий по передовым видам деятельности.

Когда серийный выпуск новых боевых машин был налажен, конструкторам давали возможность работать на перспективу. В начале 1942 г. лучшее в стране конструкторское бюро Артема Микояна освободили от срочных работ (были уже освоены нужные для фронта модели боевых машин, а их массовым производством могли заниматься другие конструкторские коллективы) и оно получило возможность до конца войны заниматься творческим конструированием принципиально новых типов самолетов. Это позволило СССР после войны войти в число мировых лидеров реактивного самолетостроения. Кроме того, уже в начале 1942 г. создали необходимые условия для прорывных разработок в атомной промышленности, ракетостроении, химической промышленности и других видах деятельности. По сути, СССР вышел из войны мощной индустриальной державой, готовой к научно-технической революции.

В самые трудные годы войны руководство страны не упускало из виду перспективу и в других сферах. В частности, уже во время войны в СССР создавалась лучшая в мире система школьного образования. Характерный пример — в январе 1942 г. по указанию первого секретаря горкома партии Щербакова в Москве, в Сокольниках, открыли детскую школу при Академии художеств, что позволило спасти от голода и холода одаренных детей и дать им бесплатно первоклассное образование. Впоследствии выпускники «военного набора» стали известными художниками.

В 1945-1960 гг. многое делалось, чтобы дети стали массовым привилегированным классом. В городах и поселках строились новые школы, открывались фабрично-заводские училища (ФЗУ), техникумы, расширялся прием в вузы. В дореволюционной России в период второй промышленной революции (1881-1897) велись ожесточенные споры о направлениях развития школьного образования, дающего право на высшее образование. Классические гимназии имели гуманитарный профиль, а стране требо

вались инженеры и специалисты в области естественных наук. Математика, физика, химия и другие естественные дисциплины преобладали в реальных училищах. Однако выпускники реальных училищ не имели права поступать в университеты. Эта проблема до революции осталась нерешенной.

В СССР вначале решались проблемы ликвидации неграмотности. К повышению качества школьного образования до необходимого уровня приступили лишь в 40-х годах. В послевоенный период в разрушенной войной стране впервые в мире качественное среднее образование стало доступным для всех слоев общества. Опыт послевоенного СССР по использованию в массовых школьных программах и учебниках лучших достижений дореволюционных элитных учебных заведений заслуживает внимания. Начиная с военных лет и вплоть до 70-х годов страна выделяла достаточно средств на то, чтобы каждый способный ребенок мог получить бесплатно хорошее образование. Существует сильная зависимость между сокращением удельного веса затрат на школу в бюджете страны и застойными явлениями в конце 70-х и в 80-х годах.

Мне повезло поступить в школу в 1950 г. и закончить ее в 1960 г. В 50-е годы люди жили бедно, у большинства школьников и студентов не было возможности часто покупать новую одежду или обувь, да и питание широких масс, скажем прямо, не отличалось излишествами. Однако это не приводило в уныние молодое поколение того времени. Конечно, мы прекрасно понимали, что живем бедно. Родители работали с утра до позднего вечера, но не в состоянии были до середины 50-х годов купить для нас многих необходимых вещей. Например, когда в 1954 г. в новом сибирском поселке, где мы жили, построили в числе первоочередных объектов стадион, мы организовали школьную футбольную команду. Оплата труда в то время была низкой и никто из родителей не смог дать денег на покупку футбольного мяча (проблема осложнялась тем, что для его покупки надо было ехать на пассажирском поезде 200 км до ближайшего города). Несколько месяцев нам пришлось тренироваться старым волейбольным мячом, списанным в воинской части и лопавшимся от сильных ударов. Проблему в конце концов удалось решить, и из провинциальной школьной команды затем вышли 2 футболиста, ставшие мастерами спорта. Мы осознавали, что живем бедно. Но даже дети видели, что можно преодолеть трудности быта и добиться поставленных целей.

Не могу согласиться с придуманными в 80-х годах оценками советского периода как времени равенства в нищете. Во-первых,

настоящая нищета — это некое безысходное состояние, а положение советских людей в послевоенный период никак нельзя назвать таковым. Во-вторых, существовало равенство возможностей, оно не было абсолютным, но перспективы у всех социальных групп имелись. Особенно важным было наличие перспектив для молодежи. Новые школы со спортивными залами, стадионы, клубы и дворцы культуры строились тогда не для «элиты», а с равным доступом для всех. В результате такой политики школьники 50-х годов в целом получали от школы и от других заведений больше, чем школьники 70-80-х годов, не говоря уже о нынешней молодежи. Для краткости перечислю то, что было доступно ученикам тех далеких от столицы школ, в которых я учился в 1950-1960 гг. Художественная самодеятельность от концертов на детских утренниках в клубе до участия в самодеятельных театрах, духовых и иных оркестрах, занятия спортом и выступления на районных, городских и областных соревнованиях по легкой атлетике, лыжам, борьбе, игровым видам спорта. Туристические походы и слеты (соревнования по туризму, призом в которых были бесплатные путешествия по стране). Миллионы школьников имели возможность заниматься в разнообразных кружках по интересам — от юных техников до юных натуралистов, функционировали детские железные дороги, в библиотеках проводились литературные вечера. Все эти блага предоставлялись бесплатно для всех желающих, однако государство либо предприятия выделяли на указанные цели немалые средства.

Идеологи спорят сейчас, был ли построен в СССР социализм. Мне вспоминается в этой связи такой факт. В конце 50-х — начале 60-х годов на большей части территории страны в магазинах не было изобилия хлебобулочных изделий, но во всех столовых на столах стояли большие тарелки с «горами» бесплатного белого хлеба достаточно высокого качества. Можно ли назвать это социализмом? Для нашего поколения ответ на этот вопрос был очевиден. Среди моих однокурсников по Томскому университету был студент, получавший, как и все мы, стипендию 22 руб. в месяц, но не имевший в отличие от других студентов ни поддержки от родителей, ни здоровья, чтобы разгружать баржи с кедровыми досками для карандашной фабрики. Он получил высшее образование (и сделал затем неплохую карьеру) благодаря практически символическому размеру платы за проживание в общежитии и возможности питаться в любой столовой города почти бесплатно (требовалось заплатить лишь 4 копейки за стакан чая с сахаром). Мне в то время не прихо

дило в голову спрашивать кого-то, при каком строе мы живем, но думаю, тот студент вряд ли сомневался, что он живет при социализме и именно поэтому у него есть перспективы и возможности преодолеть все трудности. В этом вообще тогда, по сути, никто из нашего поколения не сомневался, и для уверенности в светлом будущем у молодежи имелось достаточно оснований.

В послевоенные годы вся страна была единой стройкой, и это давало основания молодежи и взрослым верить, что они живут хотя и не в самой богатой, но зато в самой быстрорастущей стране мира. Несомненно, такой уверенности способствовали высокие темпы послевоенного восстановления и дальнейшего развития экономики. Но нельзя недооценивать роль духовных и нравственных ценностей в формировании мироощущения людей и в их любви к своей Родине. Нынешним поколениям трудно представить себе, какое большое место в мировоззрении народа занимала любовь к родной природе и как отличалась наша прежняя природная среда от нынешней. Еще в 50-х годах XX в. снег в Москве оставался до весны белым, а воздух был чистым. Одно из самых сильных впечатлений юношеских лет у меня связано с плаванием на пароходе по не перекрытой еще плотинами гидростанций Ангаре от Иркутска до Байкала, а затем около 600 км до Братска и вообще с несколькими годами жизни в Братске среди не тронутой еще масштабными стройками природы. Священный Байкал, могучая, километровой ширины, река с кристально чистой водой, в которой видны стоящие, как мраморные столбы, метровые щуки, красивые сопки, покрытые стройными соснами, панорама старинного города Братска с высокими и просторными бревенчатыми зданиями, часть которых срублена казаками еще в 1630 г. Это были картины могучей, величественной и красивой природы и памятников отечественной цивилизации, которые порождали чувство гордости за свою Родину и любви к ней. Пишу об этом потому, что подобные чувства испытывал не только я, но и многие миллионы моих сограждан во всех уголках необъятной страны. К сожалению, повсеместное экологическое загрязнение, наступившее в последующие десятилетия, вызывало и вызывает уже другие чувства.

В Западной Европе, в США и в других странах несколько десятилетий назад осознали эту проблему и выделили огромные средства на очищение рек и водоемов, создание заповедников, ландшафтных заказников и т. п. Конечно, в этом нет заслуги свободного рынка. И об этом не следует забывать. В СССР выделяли на подобные проекты недостаточно средств. Сейчас частные

собственники естественных монополий считают себя вправе вообще не выделять средств на возрождение природной среды. Можно ли их считать в таком случае эффективными или рациональными собственниками природных ресурсов?

Для молодых людей, получивших специальность, не существовало проблемы трудоустройства именно по выбранной ими профессии. Способный человек мог найти себе занятие по вкусу. Видели мы и отрицательные факты, например, всем было ясно, что оплата труда выпускников техникумов и вузов занижена. Не на любой работе молодой специалист мог заработать отдельную квартиру. Массовое жилищное строительство, развернувшееся со второй половины 50-х годов, позволило получить отдельные квартиры в пятиэтажках или построить индивидуальные дома миллионам советских людей. Но время выдвигало уже более высокие требования к политике в области жилищного строительства. Жилищная политика в то время проводилась в интересах всех слоев общества, а не только богатого меньшинства, как сейчас. Но объемы жилищного строительства не удалось увеличить до необходимых размеров, и это привело к увеличению разрыва по обеспеченности жильем между СССР и странами Запада.

Парадокс состоит в том, что США и другие развитые страны решали жилищную проблему на основе общенациональных целевых программ, на которые выделялись огромные средства из бюджета, а в СССР так и не смогли ввести в законодательство и в практику процедуры публичного обсуждения национальных программ жилищного строительства и распределения связанных с ними финансовых потоков. В США не было Г осплана, но зато там эффективно выполнял функции долгосрочного централизованного планирования законодательный орган — конгресс. По регламенту работы конгресса 6 месяцев в году он занимается только обсуждением на многочисленных комиссиях с привлечением независимых экспертов проектов и программ, финансируемых полностью либо частично из бюджета. О степени публичности обсуждения финансовых потоков в США можно судить по тому, что материалы обсуждений на парламентских слушаниях публикуются в открытых изданиях и с ними можно ознакомиться в крупных научных библиотеках не только США, но и России.

В СССР реальный бюджет страны знали даже не все члены Политбюро ЦК КПСС, долгосрочное и стратегическое планирование после удачного опыта ГОЭЛРО, по сути, не входило в функции Госплана. То есть США ушли далеко вперед в жилищном

строительстве не по причине наличия у них рынка жилья, а благодаря тому, что обогнали СССР по масштабам и качеству централизованного планирования. В СССР, как и сейчас в России, решения по распределению финансовых потоков принимались вне законодательно утвержденной процедуры публичного обсуждения жилищной проблемы с привлечением широкого круга специалистов к экспертизе технологических, экономических и социальных программ, связанных с массовым жилищным строительством. В результате были допущены стратегические просчеты.

В частности, малогабаритные квартиры в безликих пятиэтажках заняли слишком большую долю в новом жилом фонде, индивидуальное строительство в СССР практически не поддерживалось государством, что в конечном итоге не позволило обеспечить каждую семью жильем высокого качества. Все это не могло не вызывать недовольства. Национальные государственные программы в США, ФРГ и других странах предусматривали возможность приобретения благоустроенного жилья по льготному кредиту, предоставляемому на 30-40 лет. Законодательство по жилищному строительству строилось в расчете на то, чтобы каждая молодая семья, глава которой имел квалифицированную работу, примерно в возрасте 30 лет могла обзавестись благоустроенным жильем. В последующем эта система эволюционно развивалась.

Примеры как положительных, так и отрицательных фактов можно приводить до бесконечности. Возникают вопросы: как суммировать подобные факты, какие именно из бесконечного множества примеров, мнений, явлений дают объективную картину реальной истории, насколько правомерно вообще формальное суммирование отдельных фактов и, наконец, для чего вообще нужно знать историю своей страны человеку, который не собирается стать профессиональным историком? Если не углубляться в схоластические политические дискуссии, то с позиций здравого смысла ответы на приведенные выше вопросы достаточно очевидны.

Суммировать положительные и отрицательные факты из отечественной истории не только невозможно, но и не нужно. Положительные факты помогают понять, благодаря чему СССР совершил прорыв в число стран — лидеров научно-технического и социально-экономического развития. Отрицательные факты нужно анализировать, чтобы не совершать впредь тех же ошибок и не допускать подобной политики. Л.И. Абалкин предложил ввести понятие кумулятивного эффекта общественного прогресса. Суть его в том, что достижения материальной, духовной и политиче

ской культуры, постепенно накапливаясь в опыте, знаниях, нравственных ценностях, демократических институтах и хозяйственных структурах, служат основанием для дальнейшего поступательного развития общества[404]. Чтобы получать указанный кумулятивный эффект, необходимо взять из советской истории положительный опыт предшествующих поколений и избавиться от антисистемного наследия, получившего гипертрофированное развитие в последние 10-15 лет.

Жизненный и научный опыт нашего поколения позволяет сделать вывод, что идеальных общественных систем не существует, но каждый социум и человечество в целом эволюционируют в направлении технологического, экономического, социального, духовного, культурного, демографического и иного развития. Правомерно считать, что общественная эволюция у всех народов и цивилизаций осуществляется путем развития производительных сил и все большей социализации общества, государства и экономики. Мы верили и верим в социально-экономический прогресс, возможный лишь на основе накопления и приумножения интеллектуального, нравственного, технического, культурного и иного положительного опыта предшествующих поколений. Отбросив достижения СССР как ненужные, Россия опустилась сейчас по уровню социального и экономического развития с передовых позиций до положения слаборазвитой страны. Выход из этого тупика только один — вернуть достижения предшествующих поколений.

<< | >>
Источник: Л.И. Абалкин. Экономическая история СССР. 2007

Еще по теме КАК относиться к опыту ПРЕДШЕСТВУЮЩИХ ПОКОЛЕНИЙ?:

  1. НЕЗАВИСИМОСТЬ ЦЕНТРАЛЬНЫХ БАНКОВ КАК ОСНОВНОЙ ПРИНЦИП КОНСТИТУЦИОННОЙ экономики
- Регулирование и развитие инновационной деятельности - Антикризисное управление - Аудит - Банковское дело - Бизнес-курс MBA - Биржевая торговля - Бухгалтерский и финансовый учет - Бухучет в отраслях экономики - Бюджетная система - Государственное регулирование экономики - Государственные и муниципальные финансы - Инновации - Институциональная экономика - Информационные системы в экономике - Исследования в экономике - История экономики - Коммерческая деятельность предприятия - Лизинг - Логистика - Макроэкономика - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги - Оценка и оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Прогнозирование социально-экономических процессов - Региональная экономика - Сетевая экономика - Статистика - Страхование - Транспортное право - Управление затратами - Управление финасами - Финансовый анализ - Финансовый менеджмент - Финансы и кредит - Экономика в отрасли - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая теория - Экономический анализ -
Яндекс.Метрика