<<
>>

АНРИ ПИРЕН КРУПНАЯ ЭКСПОРТНАЯ ТОРГОВЛЯ В СРЕДНИЕ ВЕКА: ВИНА ФРАНЦИИ

Исследования последних лет выявили первостепенную важность экспортной торговли в экономической истории Средневековья. Она возникает как новый феномен, несовместимый с исключительно земледельческой экономикой, навязанной Европе с того момента, как исламское вторжение VII века прервало навигацию на Средиземном море и положило конец активному товарообороту между странами Ближнего Востока и Запада.

С тех пор нет другого богатства, кроме земельного; другой работы, кроме как на земле. Торговая деятельность сводится к посещениям окрестными крестьянами небольших еженедельных рынков епископских городов или феодальных поселков, либо к розничной торговле вразнос, которой занимались евреи. Кроме них больше не существует профессиональных торговцев. Коммерция является необязательным и случайным процессом, к которому прибегают лишь тогда, когда голод вынуждает людей искать пропитание. В обычных условиях каждый кормится со своей земли, ограничивая урожай собственным потреблением. Земельный капитал, сосредоточенный в руках крупных собственников, замирает в замкнутой экономике, т. е. в экономике без рынка сбыта. Идея дохода не присутствует в умах людей того времени, ибо отсутствует всякая возможность получить прибыль. Каждый живет со своей земли, и никто не помышляет о производстве на продажу, которое все равно не нашло бы покупателей.

Такое устойчивое равновесие могло бы продолжаться бесконечно. Экономическое возрождение Европы на самом деле не является результатом медленного внутреннего развития; это последствие пришедшего извне потрясения. К началу Xl века одновременно на юге и на севере Европы возобновляется навигация, а вместе с ней и торговля. На берегах Лионского залива Пиза и Генуя предпринимают наступление против ослабевшего ислама, что вновь открывает им выход к морю, между тем как в Нидерландах скандинавский флот возрождает перевозки в устьях Рейна, Шельды и Мааса.

С двух сторон на большом расстоянии начинается торговля наугад. Людям открывается новый образ жизни, контрастирующий с традиционным существованием и влекущий к себе наиболее энергичных членов общества. Складывается новый класс людей, которые полностью отдаются переездам и обмену товарами, порвав связи, привязывающие их к земле. Отныне торговля вновь становится профессией, торговец противопоставляется земледельцу, и помимо земельного капитала складывается движимый капитал. В узловых пунктах перевозок скапливающееся там население волей-неволей получает юридический статус согласно его социальному положению и становится буржуазией.

Экспортная торговля была главной движущей силой той глубокой трансформации, которая охватила в XII веке всю Европу. Она породила первые коммерческие успехи, создала производство и сосредоточила его в городах. Достаточно взглянуть на экономическое развитие Италии, чтобы увидеть его зависимость от перевозок специй, которыми генуэзские и пизанские корабли, как позднее корабли из Марселя и Барселоны, нагружались в Константинополе или в торговых городах Малой Азии. По мере того как ширится и распространяется экономическая деятельность, начинается движение других товаров. Фламандское производство поддерживает ее в основном за счет своих тканей; между тем экономическая деятельность расширяет соответствующий экспорт английской шерсти. Транспортировка продовольственных товаров (прежде всего муки) еще больше развивается под влиянием роста населения городов. Перевозка сельди повлечет с XIII века интенсивную транспортировку соли. Наконец, перевозка вина, которого лишена почти вся Северная Европа, займет в скором времени значительное место благодаря росту благосостояния населения.

С конца Античности и до наших дней Франция всегда занимала ведущее положение среди стран — производителей вина. Любопытно, однако, что мы совсем не интересовались тем, почему в экономической истории Франция завоевала это преимущество. Тем не менее оно заслуживает отдельного внимания.

Экспорт французского вина составлял одну из важнейших отраслей средневековых перевозок. Он, несомненно, уступает по охвату перевозкам специй и фламандского сукна, которые распространились по всей Европе. Средиземноморский бассейн был слишком богат виноградниками, чтобы нуждаться в экспорте вин из Франции, которая смогла обеспечить поставки только в северные страны, где лишь виноградники Рейна и Мозеля составляли ей недолгую конкуренцию. Экспорт французского вина охватывал территорию от берегов Гаскони до Англии и Фландрии, а с Xlll века расширившуюся до побережья Северного и Балтийского морей. Кроме того, особенностью экспорта является создание навигации на побережьях Атлантического океана; он заставил моряков Байонны, Олерона и Ля Рошели предпринять опасное плавание вокруг Британии. Экспорт вина проложил первый морской путь через восточные моря, существовавший до того, как в начале XIV века генуэзские и венецианские галеры не переправились через Гибралтарский пролив, чтобы держать курс на порт Брюгге.

В экономической истории Франции экспорт вина аналогичен экспорту шерсти в экономической истории Англии. Однако торговля вином не представляла для французского государства тех же преимуществ, которые английское государство извлекло из торговли шерстью. Ибо Гасконь, кормившаяся главным образом за счет своих вин, оставалась до конца Столетней войны английским владением. Именно это несоответствие экономического и политического фактора ответственно за незначительный интерес, который история виноторговли вызывала до сегодняшнего момента. Для того, кто рассматривает Французское королевство с политической точки зрения, виноторговля является чуждым феноменом; она встраивается в историю государства лишь с момента окончательного присоединения в 1452 году регионов, в которых торговля вином развивалась в течение трех столетий независимо от него.

Стоит ли говорить, что последующие страницы имеют целью сделать набросок некоторых аспектов замечательного сюжета, которому они посвящены? Сама идея написать это никогда не пришла бы мне в голову, если бы друзья не подвигли меня сообщить публике некоторые соображения, которыми мне случалось делиться с ними.

Это было неосторожно, если не бестактно. Ведь для того, чтобы рассуждать на должном уровне о торговле французским вином, необходимы длительные исследования. В данной работе мы найдем лишь впечатление, составленное благодаря почерпнутым из учебных занятий фактам и чтению литературы о средневековой экономике. В том малом, что я знал, я смутно предвидел общие черты истории, которая явилась мне подобно тому, как появляются вдали перспективы пейзажа, окруженного туманом. Terra incognita ждет исследователей.

* *

Да простит мне читатель, что я начинаю с конца романской эпохи. Именно в эту эпоху виноградники покрыли землю Галлии. Эта экспансия была одним из важнейших результатов для будущей победы Цезаря[19]. Галльские вина в небольшом количестве экспортировали на юг. Мы уже говорили, что весь средиземноморский бассейн изобиловал виноградниками. Он не только не служил рынком сбыта для Галлии, а наоборот, поставлял ей роскошные вина с Востока, в частности из Газы. Зато вина Аквитании составляли предмет торговли с провинциями Бельгии и Бретани, которые в свою очередь снабжали районы Мозеля. Что касается варваров по другую сторону Рейна, они, бесспорно, являлись активными клиентами трактиров левого берега, в которых они останавливались, пересекая реку. Известно, что во всех германских языках слово, означающее вино, заимствовано из латыни.

Варварские нашествия V века не помешали ни культуре виноделия, ни торговле вином. Экономическое единство романского мира пережило политическую раздробленность. Галлия эпохи Меровингов продолжала сообщаться через Марсель со всеми средиземноморскими регионами. Тексты того времени сообщают, что вино из Газы оставалось одним из самых ценных импортируемых продуктов[20].

Что касается местного вина, оно не переставало быть предметом регулярных торговых операций. Грегуар Турский сохранил для нас забавную историю, из которой мы можем сделать вывод, что вино служило предметом крупных спекуляций[21]. Виноградники императорской казны перешли во владение франкских королей, и в отношении экспорта и занятых в нем работников ничего не было изменено[22].

Ho ситуация в корне меняется, как только мусульманское нашествие, закрывая Тирренское море для западных регионов, прервало в VIII веке морские перевозки, поддерживавшие активность в регионе. Вскоре вся торговля там исчезла. Больше нет профессиональных торговцев, товарооборота, денежного оборота и, стало быть, обмена. С городской жизнью покончено, и начинается длительный земледельческий период закрытой экономики, т. е. экономики без рынков сбыта. Из-за отсутствия внутренних рынков города исчезают, крупные области, между которыми распределяется деревенское население, не производят излишков товаров. Каждый живет со своей земли и с труда своих крестьян. Если и обращаются к соседу, то только в исключительных случаях, когда голод заставляет просить помощи5. Возможно, ничто не свидетельствует более отчетливо об этом параличе торговли, чем действия церквей северных регионов для обеспечения себя необходимым вином для торжественных месс. Виноградники, которые пытались культивировать, вопреки климатическим условиям (например, в Нидерландах), приносили, естественно, только плохое вино, к тому же в недостаточном количестве. Купить вино было невозможно, ибо не существовало торговцев. Оставался единственный выход — приобрести виноградник, урожай с которого был достоверным, и таким образом снабжать себя вином.

Подобной практикой занимались с конца эпохи Меровингов духовные заведения Бельгии. Наперегонки они получали за набожность суверенов и принцев прекрасные земли с виноградниками, расположенными либо в долинах Рейна и Мозеля, либо в бассейне Сены. С IX века аббатство Сен-Бертан и капитул Сен-Омэр являются собственниками виноградников в Гельсдорфе, Фрехене, Нидер-Кас- селе (рейнская Пруссия). Монастырь Сен-Вааст владеет ими в Moc- лане, в Пюзо (департамент Сомма) и в Анжикуре (департамент Уаза); монастырь Сен-Аман — в Баризисе (департамент Эна), монастырь Сен-Бавон —в Вайи, рядом с Суассоном, собор Турная —в окресно- стях Нуайона и т.д. Таким образом, необходимость подвигла потребителей вина не только стать его производителями, но, если можно так выразиться, его импортерами. Каждый год осенью бочки перевозились на тележках крепостными крестьянами хозяина виноград-

о присутствии персонажа fiscalis vinitor на острове недалеко от крупного винодельческого региона Галлии, где в эпоху Меровингов осуществлялась морская торговля вином. На эту тему см.: Н. Pirenne, Les villes du rnoyen age, et Un contraste economique, Merovingiens et Carolingiens dans Revue beige de philosophie et d’histoire. Т. II. 1923.

ника, которые принуждались к этому особому виду барщины — необходимому суррогату уничтоженной торговли6 * *

Ho как только в X веке появляются первые признаки оживления торговой деятельности, вино тотчас же становится первым товаром. Торговые населенные пункты, которые начинают складываться на берегах рек, предоставляют ему рынки сбыта, ориентирующие на себя производство. С 1036 года в справке о налоге на перевозимые товары монастыря Сен-Вааса в Аррасе упоминается о пошлинах, уплаченных за телегу и винные бочки. Без сомнения, здесь мы имеем дело с вином на продажу, так как текст знакомит нас с налогами, которые должны оплатить за бочку вина продавец и покупатель. Несколько лет спустя (до 1083 года) устав торговой гильдии Сен-Омера сообщает нам, что единственным напитком, употребляемым во время ежедневных трапез монахов, было вино7 Наконец, в юбб году грамота французского короля Филиппа I говорит о «торговцах и сопровождающих вина родом из Фландрии» в регионе Суассон.

Мы могли бы рассматривать эту последнюю категорию как крепостных, которым поручено сопровождать вина из некоторого фламандского аббатства до пункта назначения, так как нам известно, что многие монастыри бассейна Шельды владели виноградниками в Cyac- соне. Ho это точно не домениальные крепостные, которые снабжали вином буржуазию Арраса и Сент-Омера. Стоит усматривать в этих импортерах собственно торговцев или деревенских собственников, которые сами сопровождали или заставляли сопровождать продукцию своих виноградников до места продажи? Я не могу ответить на этот вопрос. Тексты, которые приведены выше, свидетельствуют о том, что вино нарушило рамки домениальной экономики, чтобы стать предметом торговли, и в этом простом факте заключается экономическая революция.

Откуда появлялось это вино —товар? Два из процитированных источников указывают на удаленные регионы севера Франции. Грамота Филиппа I упоминает о Суассоне, а налог на перевозимые товары Арраса, говорящий лишь о возах и тележках, вынуждает нас предположить, что товар был привезен сухопутным путем, т. е. из относительно Н. Van Werveke, Comment Ies etablissements religieux beiges seprocuraientoils du vin au haut

moyen age? dans Revue beige de philology et d’histoire. Tl I. 1923. Espinas et Pirenne, Les coutumes de la gilde marchande de Saint-Omerdans Le moyen age. 1901.

о

близких областей. В Сент-Омере, наоборот, правдоподобно допустить, что импорт осуществлялся водным путем. Нам известно, что город быстро стал вести торговлю с Англией: у него было хорошее сообщение с Ла-Маншем, а из Руана и из портов Нижней Сены корабли привозили туда вино.

Кроме того, Руан представляет собой самый старый из известных мне примеров морской торговли вином. Лондонский пошлинный тариф на перевозимые товары, установленный между 991 и 1002 годами, упоминает о «людях из Руана, прибывших с вином». Вино, которое они экспортировали в Англию, а также на побережье Фландрии, было, бесспорно, вином с виноградников долины Сены и ее притоков. Известно, что с тех пор Руан не переставал быть основным пунктом загрузки вина и предоставлял большую часть груза для кораблей, которые ганза парижских торговцев отправляла в этот нормандский порт.

Мы можем сделать вывод, что экспорт вина во Франции с момента экономического возрождения держался на винах из долины Сены, Эны, Марны и Уаза. Он ориентировался исключительно на графство Фландрия и на Англию. Подобный факт легко объясним. Экспорт вина из данного региона не мог распространиться на соседние области на юге и на западе, где виноградная лоза встречается повсюду. С другой стороны, несмотря на отсутствие виноградных лоз, внутренний бассейн Мааса снабжался с виноградников Рейна и Мозеля благодаря их территориальной близости; к тому же регион был на них ориентирован в силу своей ленной зависимости от Германии[23]. Часть их продукции также расходилась дальше на восток, по течению Рейна, вплоть до Северного моря. Ho ее не хватало, чтобы в изобилии снабжать ни Фландрию, чье население непрерывно росло благодаря невероятному прогрессу экономической деятельности, ни обширную Англию. Таким образом, эти две страны с начала Xl века стали первым рынком сбыта вин Северной Франции. Как было уже сказано выше, суда из Руана и портов Нижней Сены доставляли их в Англию, тогда как Фландрии они достигали как судоходным, так и сухопутным путем.

Ситуация остается неизменной до середины XII века. Непредвиденная случайность (брак Генриха Плантагенета и Элеоноры Аквитанской в 1152 году) перевернула все с ног на голову —поразительный пример воздействия политической обстановки на экономическое развитие (что бы ни думала по этому поводу определенная школа). Этот брак, присовокупивший к владениям английской короны герцогства

Аквитанское и Гасконское со всеми их ленными владениями, от Луары до Пиренеев и от Атлантического побережья до Гарроны и Центрального массива, одновременно прибавил к ним лучший и богатейший из винодельческих регионов Франции.

По всей видимости, до этого времени виноградники Борделэ служили только местному населению. В этих южных областях, где лоза растет повсюду, превосходство качества их вин не являлось аргументом для обеспечения им какого-либо значительного экспорта. Ho все сложилось иначе с того дня, как они оказались под властью государя, от которого зависел английский рынок. Вина из Германии и Северной Франции были низкого качества и производились в недостаточном количестве, чтобы успешно оспаривать первенство на рынке. Хотя их преимуществом была близость к Англии, стоимость морских перевозок не оказывает, особенно в ту эпоху, сильного влияния на цены, чтобы преодолеть конкуренцию продукции, превосходящей их во всех отношениях. Кроме того, политический интерес Плантагенетов побуждал их содействовать торговле своих новых подданных, и этот интерес еще больше возрастает, когда в начале XIII века Руан и порты на Сене вновь становятся французскими. С этого момента вино из Бордо (или, как тогда говорили, вино Гаскони и вино Ля Рошели) в Англии станет в высшей степени шикарным напитком.

Впрочем, не надо ждать долго, чтобы установить факт его экспорта на этот большой северный остров. Внешняя торговля винами Бордо начинается практически сразу же после приобретения Генрихом Плантагенетом бассейна Гаронны, что представляет собой характерный пример того, как стремительно продукт завоевал предлагаемый рынок. Эта быстрота тем более характерна, что устье Гаронны было лишено какого-либо пригодного порта, способного выполнять функции, которые порт Руана осуществлял в нижнем течении Сены. Лишь постепенно Бордо стал большим морским узлом.

Ho с давних пор моряки с острова Олерон и из Ля Рошели и южнее — моряки из Байонны осуществляли прибрежное судоходство вдоль рек Гасконского залива и Бретани. Нетрудно понять, что эти моряки с готовностью воспользовались случаем и предложили Англию в качестве рынка сбыта вин Борделэ. Изучение этого первого появления навигации дальнего плавания на берегах Атлантики особенно интересно. He может быть никаких сомнений, что она возникла благодаря торговле вином. Чтобы в этом убедиться, достаточно обратить внимание на знаменитые «Олеронские списки», чья первоначальная редакция с большой долей вероятности восходит к концу

XII века. Там не упоминаются другие товары, кроме вина, в качестве корабельных грузов[24]

Бесспорно, в те времена водное пространство вблизи Олерона было местом встречи моряков. Хотя на первый взгляд это может показаться странным, вначале англичане бывают здесь довольно редко; это доказывает, что инициативой экспорта вин Борделэ завладели не они, а гасконцы и баски. Мне неизвестно ни об одном упоминании об английских кораблях в этом районе до первой половины XIII столетия. Зато в 1209 году Жан Безземельный дарует торговые привилегии Ля Рошеле; в 1213 году уже существует объединение моряков Байонны, перевозящих вино из Ля Рошели во Фландрию и, очевидно, в Англию[25]

Подобное вмешательство Фландрии не удивляет, ибо вследствие династического союза между Гиенью и Англией в 1152 году это королевство должно было стать первой целью экспорта бордосских вин. С другой стороны, неоспоримо, что фламандский рынок сбыта, расположенный так близко к английским берегам, сразу же привлек к себе значительную часть вин Бордо. Помимо этого нам известно, что фламандцы вскоре сами стали ходить по проложенному кораблями из Гасконского залива пути. К началу Xlll века фламандская навигация к бухте Олерона довольно активна. Надо полагать, она началась за много лет до этого. Все наталкивает на мысль о том, что суконное производство Гента, Брюгге, Ипра, Лилля, Дуэ и Арраса, тогда процветавшее, снабжало фламандскую навигацию грузом, который обменивался на вино.

Если предположить, что транспортировка вин Борделэ на север началась только после 1152 года, мы поразимся той быстроте, с которой она развивалось. Менее чем за пятьдесят лет вина данного региона господствовали на английском и нидерландском рынках. До этого, в 1179 году[26], их конкуренция уже беспокоит продавцов из Колони, которым английский король Генрих Il даровал право продавать в Лондоне вина с виноградников Рейна по той же цене, что и вина родом из Франции, —по три денье за сетье. «Vinum francigemum» —это вина как из северных районов Франции, так и из южных. Разумеется, импорт первых не прекратился, но очевидно, что он все больше уступает место вторым. Ибо к бордосским винам не преминули присоединиться вина Пуату и Анжу. В конце XII века они уже настолько распространены в Англии, что Жан Безземельный обложил их продажу умеренным налогом, что позволило этим винам продаваться по низкой цене. Можно поверить Роже де Оведену, говорившем о «крае, наполненном выпивкой и любителями выпить»[27].

Похожая картина наблюдается и по другую сторону моря, во Фландрии. В дворянской среде вино на всех столах, и французы с удивлением констатируют, что его не разводят водой. В 1214 году Гийом Бретонский изумился качеству вин из Ля Рошели, временно хранившихся в порту Дамма. По всем рекам и каналам страны передвигались баржи, груженные бочками, чье количество на борту зависело от водоизмещения судна и составляло от двух до тридцати. Несомненно, столь активное движение частично поддерживалось винами, перевозимыми по суше с севера Франции. Известно, что на тележках их везли до Ba- ленсьена, где их грузили на баржи и спускали до Шельды[28] Ho предметом речной коммерции был в основном развоз по стране товаров, прибывших морским путем из Руана либо из Олерона. Низкая стоимость водных перевозок неизбежно должна была сделать их предпочтительнее сухопутных перевозок. Кроме этого у них было и другое преимущество — экономить экспортерам на пошлинах, взимаемых в Бапоме со всех товаров, отправлявшихся из Франции во Фландрию. Мы можем предположить, что этим обходным путем, хотя он считался незаконным и был запрещен парламентом, никогда не прекращали пользоваться[29].

Из Фландрии вина Борделэ по рекам проникали вглубь Нидерландов. Примечание, сделанное в 1198 году монахом Ренье де Сен-Жак о том, что впервые вино из Ля Рошели было доставлено в этом году в Льеж, где до сих пор знали только рейнские и мозельские вина, свидетельствует об успешном завоевании Бельгии винами юга Франции, импортируемых в Дамм и другие порты фламандского побережья. Германское вино оказывало конкуренцию в тех нидерландских землях, куда оно доставлялось по Рейну. Кажется, что в 1233 Г°ДУ в Утрехте не знали других вин, по крайней мере в розничной торговле. Фландрия, ставшая крупным винным рынком Северной Европы, сама потребляла значительную часть получаемого товара. В XIII веке вино там является обычным напитком состоятельных граждан. Крестьянам и рабочему люду противопоставляется «burgensis qui ad hospitum vinum bibere solet».

Изобилие и низкие цены на вино делают нерентабельными удаленные виноградники, которыми в прошлом аббатства старались себя обеспечить и где сами пытались производить то, что не могла им предоставить торговля. Отныне эти ненужные владения продаются; подержание их в порядке теперь обходится дороже, чем приносимый доход. Например, в Сен-Троне вино с принадлежащих аббатству в Бри- деле и Поммерене территорий на Мозеле обошлось в 1252 году в 216 ливров IO су, тогда как его рыночная стоимость составила лишь 192 ливра. Двенадцать лет спустя аббатство избавилось от столь дорогостоящего владения, последовав примерам, поданным в 1227 году капитулом Сен-Ламбер и в 1230 году церковью Сен-Пьер в Льеже.

Как только что было сказано, на континенте графство Фландрия стало с конца XII века крупным рынком сбыта французских вин. Co времен Гийома Бретонского почти все эти вина происходили исключительно из Гаскони и соседних с ней регионов. Дамм, аванпорт Брюгге, получал самое большое количество вина. Предпринятая в 1262 году баронессой Маргаритой попытка отклонить в сторону Гра- велина торговцев из Ля Рошели, Сен-Жак-д ‘Анжели, Ниорта, Пуату, Гаскони не могла увенчаться успехом и не помешала участникам вскоре вернуться к мощному эмпорию, который связывал их с морским движением, которое сходилось там из Северного и Балтийского морей. Корабли тевтонской ганзы, доставлявшей в Зуин (залив Брюгге) пшеницу, смолу, сушеную рыбу, прусские и русские меха, запасались там винами из Южной Франции не позднее середины XIII века. Результаты систематических исследований дали бы необходимые дополнения. Я ограничусь тем, что процитирую упоминание в 1278 году в Лёне- бурге вина «Ritsel», что значит «из Ля Рошели», куда оно, несомненно, было привезено из Брюгге.

Корабли ганзы стали заходить в Гасконский залив только с первой половины XIV века. В этом их опередили голландские моряки. В 1237 году сообщается о привозе вина в Дордрехт, и можно не сомневаться в том, что это вино происходило с юга Франции, так как вместе с ним грузили соль. Очевидно, что речь идет о знаменитой соли из бухты Бургнёф или Нуармутье, которую корабли, направляющиеся к Олерону и Ля Рошеле, встречали по пути. Чем активнее идет на севере промысел сельди, тем больше требуется импортной соли, а рикошетом активизируется импорт вина. Ганзейские города, которые кажутся скорее заинтересованными в импорте соли, вскоре все больше участвуют в перевозке вина. Спад фламандской навигации с конца XIIi века, произошедший, возможно, вследствие конкуренции со стороны голландцев, оказался особенно выгодным для германцев. Складывается впечатление, что к середине Xiv века они входят в число основных поставщиков вина в Дамм. Кроме них, на сцену выходят испанцы, у которых фламандские мастера просят все больше шерсти. Итак, испанские корабли также заходят в порт Олерона и нагружаются там вином[30]

Эта растущая интенсивность морского движения расширяет эру экспансии вин Боделэ, Пуату и Анжу. И хотя Дамм остается основным центром их экспорта, теперь вина этого региона мы встречаем во всех портах Северного моря и Балтики, откуда они распространяются вглубь страны. В 1336 году летописец Оскем свидетельствует, что в Льеже вино из Сен-Жан-д’Анжели стало дешевле, чем вино с берегов Рейна. Примерно в то же время это вино достигает по течению Вислы рынков Польши[31]

Тот факт, что вино южных регионов было гораздо меньше распространено в самой Франции, где текущие потребности удовлетворялись местными винами, не удивителен. Однако случалось, что в порту Руана скапливалось большое его количество, которое оттуда поднималось вверх по течению Сены до Парижа. Это лишь мое ощущение. Более углубленные исследования могли бы пролить свет на эту проблему[32] Естественно, Англия, будучи первым рынком сбыта гасконских вин, не прекращает поглощать значительное их количество. В Англию эти вина прибывают либо непосредственно с мест производства, либо через Дамм. И хотя английская навигация сильно развилась с середины XiI века, она не может иметь монополию на транспортировку вина. В ней активно принимают участие моряки Байонны, Ля Рошели, Фландрии, Голландии и Ганзы. Мы определили, что с 1350 по 1377 год иностранцы привезли 20-25 % всего проданного в стране вина. В таких обстоятельствах удачный исход попытки Ричарда II освободиться от их опеки был невозможен. Пришлось упразднить его решение оставить только за английскими судами право снабжения портов королевства. Тот факт, что указ о навигации, изданный им в 1381 году, был спровоцирован торговлей вином, доказывает ее исключительную важность.

Центром этой торговли был Лондон. Вина здесь было так много, что во второй половине XlV века часть его была отправлена обратно на континент[33] Во всех портах совершались регулярные привозы. Кроме английских торговцев, его транспортировкой занимались иностранцы. Например, в 1387 и в 1389 годах жители Лукки и Генуи, поселившиеся в Лондоне, перевозили на голландских кораблях вина из Ля Рошели[34]

Собранные здесь замечания, хоть и неполные, не оставляют никаких сомнений в том, что вина Франции занимали выдающееся место в экспортной торговле эпохи Средневековья. Они значительно превосходят объем экспорта рейнских и мозельских вин. Мы без труда поймем это, сравнив ограниченную производительность немецких виноградников и практически бесконечную производительность французских виноградников. Также стоит отметить, что под французскими виноградниками надо прежде всего понимать виноградники бассейна Гаронны и Нижней Луары. Мы рассмотрели их превосходство, которое они возымели с середины Xll века над виноградниками долины Сены, которые тотчас же уступили их победоносной конкуренции. Бургундским винам, несмотря на их аромат, не удалось успешно снабжать международные перевозки. Руанский порт, куда они доставлялись по Сене, отправлял их во Фландрию и в Англию транзитным путем, не имевшим до XV века какой-либо значимости.

* SfC *

Любая крупная экспортная торговля неизбежно является в какой-то степени капиталистической; таковой была и торговля винами из Гаскони. Несмотря на острую нехватку данных, некоторые материалы, которые мне известны, не оставляют никаких сомнений в ее природе. Уже в начале XIII века Гийом Бретонский с изумлением говорит о доходе, который она приносит торговцам. Многие огромные состояния, нажитые в Средние века, обязаны торговле вином. Я упомяну лишь о герцогах Бедфортовских, чья ветвь идет от виноторговцев из города Веймут, которые до возведения семьи во дворянство носили типично гасконскую фамилию[35]

Согласно средневековому обычаю, торговцы вином обычно объединялись во временные сообщества. Таким образом, кооперация помогала уменьшить размер персональных вложений. Было абсолютно естественно, что в торговле, которой угрожали кораблекрушения, пиратство, война, каждый старался снизить риск своего капитала, распределяя его между многочисленными рейдами, организованными за общий счет с компаньонами. Видимо, эти сообщества комплектовались вне зависимости от каких-либо национальных симпатий. На самом деле, члены сообществ чаще имели одинаковую национальную принадлежность. Я охотно бы поверил, что держатели капитала из Лангедока, которые знали об итальянских торговых обществах, были инициаторами организации подобных объединений в перевозке вина. В 1260 году некий торговец из Тулузы Бертран де Паласио стоял во главе сообщества, снабжавшего продукцией погреба английского короля[36] Упоминание в английском «Патентном списке» 270 тонн вина по цене 675 ливров, доставленного за раз, позволяет представить себе размах предприятия. К тому же гораздо раньше были другие действующие сообщества, например сообщество (с 1217 года) француза Этьена де Круа, которому король приказал вернуть 86 бочек вина, несправедливо захваченных. В это же время Тамплиеры активно включились в экспорт вина, что, несомненно, объясняет их огромный капитал.

Было бы чрезвычайно интересно разделить в торговле вином роль производителей и торговцев — экспортеров. Мы должны предположить, что производители ограничивались продажей на месте своих урожаев торговцам. Региональные исследования привнесли бы необходимые уточнения в изучение их роли, обусловленной в разные эпохи распределением собственности и методами культуры виноделия. Что касается собственно торговцев, кажется вполне правдоподобным, что ими становились буржуа из городов винодельческого региона, которые были расположены недалеко от моря, таких как Ля Рошель, Ниор, Сент-Жан-д’Анжели и Бордо. В середине XIII века гас- конские торговцы имели в Лондоне винные склады[37]. Ho с давних пор, уже в XII веке, другие страны были привлечены перевозкой вина. Отважные моряки из Байонны[38] не преминули погрузить в бухте Олерона вина, предназначенные странам Северной Европы; в бухте появились также торговцы из Англии и Фландрии. Англичане прибыли из так называемых пяти портов. Что же до фламандцев, их навигация была такой активной, что снабжения через Дамм ей не хватало. С первых годов XIII века запасы вина, принадлежавшие буржуа Ипра, Гента, Брюгге, Берг-Сен-Винок, отмечены во многих английских портах. В 1227 году коммерсанты из Антверпена везут из Гаскони бочки, которые они сопровождают до ярмарки Сен-Ботулф в Бристоле[39]. Скоро на сцену выходят голландцы и постепенно одерживают верх над своими фламандскими конкурентами. He позднее 1306 года завязываются прямые отношения между Дордрехтом и Ля Рошелью; в 1325 году гасконское вино импортируется в Мидделбург[40] Как уже говорилось, с этого года корабли Ганзы проложили курс на бухту Олерона. Судна из Данцига, несмотря на значительное расстояние, вскоре количественно превосходят все другие города Балтики. Столь поразительный, на первый взгляд, факт объясняется тем, что бассейн Вислы открывал для перевозок огромные территории[41]

Торговцы, чья деятельность была связана с морем, занимались не только вином. Многие из них одновременно торговали и другими товарами —пшеницей, изделиями из железа и особенно солью. Другие же специализировались, если можно так сказать, на экспорте вин

юга Франции. Для этого в посещаемых ими портах они приобретали в собственное владение или арендовали подвалы и погреба. Какой груз везли на обратном пути корабли из Гасконского залива, выгрузив свои запасы? Бесспорно то, что они не возвращались порожними в порты, к которым были приписаны; туда они привозили продукцию северных регионов — фламандское сукно, английскую шерсть, сушеную и соленую рыбу. Нам известно, что значительная часть торговли вином держалась на кредитах, обязательно предполагавших обмены и, следовательно, взаимные долговые обязательства.

В 1262 году баронесса Маргарита Фламандская разрешает торговцам продавать вино на борту, загружать его в погреба, реэкспортировать по своему усмотрению; но все это —при условии уплаты пошлин, сумма которых кажется довольно умеренной. На суше коммерческие операции должны были совершаться через местных посредников. Естественно, случалось, что оплата их услуг, как и жалование разгружающим товар, аренда складов, проверка качества прибывшего вина, вызывали претензии. В августе 1331 года торговцы из Сен-Жан-д’Ан- жели сообща с торговцами из Бордо, Либурна и Ля Рошели решили отправить во Фландрию представителей, уполномоченных положить конец «множественным неблаговидным поступкам и подлостям», жертвами которых они были, пригрозив перенести этапный пункт из Дамма в Брюгге, если справедливость не будет восстановлена. Для того чтобы покрыть расходы на посольство, торговцы решают поднять на шесть денье плату за каждую бочку вина из следующих урожаев. Посещение ими Дамма значило слишком много для его процветания, так что граф Фламандский поторопился дать им сатисфакцию. 21 ноября 1331 года французским торговцам была дарована привилегия, отменяющая их претензии[42]

В отличие от оптовой торговли, розничная торговля вином была запрещена иностранным экспортерам. Согласно принципам городской экономики в каждом городе она была закреплена исключительно за местной буржуазией и подчинена службе поддержания порядка. Свободе, которая царила в международной торговле, противостоял протекционистский и регламентарный дух городских рынков. * *

В завершение описания торговли французским вином в Средние века остается отметить оказанное ею влияние на появление мор

ского права. Мы знаем, что сборник морских обычаев, известный как «Олеронские списки», является источником «Zeerecht von Damme» и из Дамма он распространился в Англию, а затем с помощью тевтонской Ганзы в бассейны Северного моря и Балтики, именуясь правом Уисби. Достаточно обратиться к старейшей редакции «Олеронских списков», чтобы убедиться: все дошедшие до нас постановления касаются исключительно кораблей, перевозивших вино.

Таким образом, экспорт гасконского вина явился основанием юридического порядка, ставшего всеобщим для всей европейской навигации вне Средиземноморья.

Мы не смогли бы привести лучшее доказательство того интереса, который представляет для экономической истории столь малоизвестный сюжет. He будет преувеличением сказать, что торговля винами Франции оказала на морское право воздействие, позволяющее его сравнить с эффектом, который оказали ярмарки Шампани на развитие торгового права.

Перевод Натальи Авдониной

<< | >>
Источник: Пер. Н. Авдониной, Е. Балаховской, А. Зайцевой, К. Кортуновой, М. Сокольской. АННАЛЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ И СОЦИАЛЬНОЙ ИСТОРИИ ИЗБРАННОЕ. 2007

Еще по теме АНРИ ПИРЕН КРУПНАЯ ЭКСПОРТНАЯ ТОРГОВЛЯ В СРЕДНИЕ ВЕКА: ВИНА ФРАНЦИИ:

  1. АНРИ ПИРЕН КРУПНАЯ ЭКСПОРТНАЯ ТОРГОВЛЯ В СРЕДНИЕ ВЕКА: ВИНА ФРАНЦИИ
- Регулирование и развитие инновационной деятельности - Антикризисное управление - Аудит - Банковское дело - Бизнес-курс MBA - Биржевая торговля - Бухгалтерский и финансовый учет - Бухучет в отраслях экономики - Бюджетная система - Государственное регулирование экономики - Государственные и муниципальные финансы - Инновации - Институциональная экономика - Информационные системы в экономике - Исследования в экономике - История экономики - Коммерческая деятельность предприятия - Лизинг - Логистика - Макроэкономика - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги - Оценка и оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Прогнозирование социально-экономических процессов - Региональная экономика - Сетевая экономика - Статистика - Страхование - Транспортное право - Управление затратами - Управление финасами - Финансовый анализ - Финансовый менеджмент - Финансы и кредит - Экономика в отрасли - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая теория - Экономический анализ -
Яндекс.Метрика