<<
>>

14.3. Защита прав и законных интересов человека, общества и государства от воздействия вредной информации

В случае нарушения установленных в федеральном законодательстве запретов и ограничений на распространение (применение) вредной информации субъект нарушенных прав может использовать меры самозащиты (неюрисдикционная защита) либо защищать свои права в административном (в случаях, указанных в законе) или судебном порядке (через суд, арбитражный суд, третейский суд) способами, установленными в законах.

Примерами защиты в административном порядке могут быть следующие случаи:

— при выявлении фактов представления Федеральной службе России по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению(ФСДН России), ее территориальным органам и иным участникам процедур несостоятельности и финансового оздоровления

недостоверной или ложной информации может быть прекращена аккредитация эксперта, представившего такую информацию; -

заказчик обязан отстранить поставщика от участия в процедуре по размещению заказов на закупки продукции для государственных нужд в случае умышленного представления последним ложной информации о своей квалификации, неполной или неточной информации о своей квалификации в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 8 апреля 1997 г.

№ 305 "О первоочередных мерах по предотвращению коррупции и сокращению бюджетных расходов при организации закупки продукции для государственных нужд"; -

страховщик в области страхования рисков при производстве строительных работ имеет право отказать в выплате страхового возмещения, если страхователь сообщил заведомо ложную информацию, имеющую существенное значение для определения степенириска; -

при распространении на оптовом рынке ложной информации, которая может привести к искусственному изменению конъюнктуры рынка реализуемых товаров, продавец может быть лишен права участия в оптовых торгах.

К основным способам гражданско-правовой защиты относится право требовать через иск в суд от нарушителя: •

признания права; •

признания его действий незаконными; •

пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; •

признания недействительным акта государственного органа как органа местного самоуправления; •

возмещения убытков; •

компенсации морального вреда (физических или нравственных страданий); •

опубликования ответа потерпевшего; •

опровержения по суду порочащих честь, достоинство или деловую репутацию потерпевшего сведений (в том числе в средствах массовой информации), если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

Например, в обоснование своих требований акционерное общество указало, что ответчик в целях ограничения деятельности истца на рынке транспортных услуг сообщил фирме, с которой акционерное общество намеревалось создать совместное предприятие, ложную информацию, приведшую к замораживанию отношений между сторонами.

В частности, ответчик направил фирме письмо, в котором посоветовал ей не поддерживать с акционерным обществом деловые отношения вследствие его "катастрофического" финансового состояния. При этом указал на "астрономические" долги акционерного общества по налогам, электроэнергии, на задолженность перед третьими лицами по вступившим в законную силу решениям судебных органов. Сообщил об аресте банковских счетов акционерного общества, описи принадлежащего ему имущества судебным исполнителем, а также о совершении обществом ряда действий, характеризующих его как недобросовестного партнера фирмы. На основании упомянутого письма фирма сообщила акционерному обществу о приостановлении процедуры регистрации совместного предприятия и отложении внесения своей доли в его уставный капитал.

В ходе судебного разбирательства установлено, что изложенные в письме товарищества сведения не соответствуют действительности. Руководствуясь ст. 152 ГК РФ, арбитражный суд признал, что

сведения, изложенные в письме, порочат деловую репутацию истца и обязал его автора направить фирме новое письмо с опровержением ранее изложенной информации.

Требование о применении мер по обеспечению иска путем запрещения ответчику подготавливать и распространять новые сведения, порочащие деловую репутацию истца, удовлетворению не подлежит. Примером этого может служить следующая ситуация.

В ходе судебного разбирательства дела по иску о защите деловой репутации истец в соответствии со ст. 76 АПК РФ обратился к суду с заявлением о запрещении ответчику производить дальнейшее распространение сведений, ставших предметом спора, а также подготовку и распространение новой информации, касающейся истца. Арбитражный суд удовлетворил ходатайство истца в полном объеме. Ответчик, руководствуясь ст. 179 АПК РФ, обжаловал определение суда первой инстанции об обеспечении иска в кассационную инстанцию. Кассационная инстанция отменила определение суда первой инстанции в части запрета ответчику производить подготовку и распространение новой информации, касающейся истца, по следующим основаниям.

Запрещение ответчику подготавливать и распространять новую информацию, касающуюся истца, не может быть удовлетворено по той причине, что на момент рассмотрения судом дела не соответствующая действительности и порочащая деловую репутацию истца информация не существовала.

Следовательно, отсутствует сам факт нарушения прав истца, к которому могут быть применены обеспечительные меры. При таких обстоятельствах арбитражный суд не вправе запретить ответчику осуществлять определенные действия относительно тех гражданских прав, которые, по мнению истца, могут возникнуть в будущем.

Исковые требования юридического лица в части, касающейся защиты чести, достоинства и деловой репутации его работников, арбитражному суду неподведомственны, равно, как дело о защите деловой репутации юридического лица, если оно возникло из отношений, не относящихся к экономической деятельности истца.

Средства массовой информации, злоупотребляющие свободой массовой информации для призыва к захвату власти, насильственному изменению конституционного строя и целостности государства, разжигания национальной, расовой, социальной, религиозной

нетерпимости или розни, для пропаганды войны, а также для распространения передач, пропагандирующих порнографию, культ насилия и жестокости, а также допускающих применение "скрытых вставок, воздействующих на подсознание людей и (или) оказывающих вредное влияние на их здоровье", могут по решению суда прекратить свое существование с запретом последующей их перерегистрации (ст. 4, ч. 3. ст. 11, ч. 3. ст. 16 Закона о СМИ). При этом освобождение средства массовой информации от ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности, не может служить основанием для отказа от опубликования опровержения таких сведений. Более подробно эти вопросы рассмотрены в гл. 10 учебника.

Первым делом, связанным со спамом, между физическим лицом и компанией было дело Robert Arkow против CompuServe в 1995 г. Роберт Ар ков посылал рекламные письма без запросов со стороны получателей через CompuServe. Он утверждал, что ограничения,

установленные федеральным законодательством США, касаются только подобных сообщений, рассылаемых с помощью факса, и не включают компьютер и электронную почту. К сожалению, стороны решили забрать дело из суда и проблема не была разрешена.

Большинство последующих дел были между провайдерами и другими операторами, которые посылали большое количество спама в адрес пользователей провайдера, или между третьей стороной, ресурсами или наименованием которой пользовались спамеры. Интересным является дело AOL против Bluecard Pablishing. Истцу удалось доказать, что рассылаемые ответчиком клиентам истца рекламные письма без их явного согласия наносят ущерб истцу. Сам ущерб было предложено определять исходя из стоимости законной рекламы, которую получают клиенты истца. Стоимость такой рекламы колеблется от 0.004 до 0.007 американских доллара за письмо, суд взял для расчетов среднее значение 0.0055 долларов за спамерское письмо; при объеме в 45.1 млн писем в одном случае и 57.4 и 36.1 млн в двух других получилась весьма существенная сумма компенсации.

Первый крупный скандал между кампаниями на почве спам-минга разразился в США в сентябре 1996 г. Причиной послужили многочисленные жалобы клиентов одного из крупнейших Интернет-провайдеров США - America On-Line (AOL) на непрерывную почтовую "бомбежку" их адресов, проводящуюся со стороны другой

американской компании Cyber Promotions (CP). AOL подала в суд, но проиграла его, поскольку суд затруднялся определить состав преступления в действиях СР из-за отсутствия закона, запрещающего подобную рекламу. Закон, запрещающий "факс-спамминг", сформулирован так, что электронная почта под его действие впрямую не подпадает, поскольку электронная почта не выводится автоматически на печатное устройство. Следовательно, любую попытку остановить бомбометание стоит рассматривать как попытку ограничения Свободы Частного Предпринимательства. Именно на последний довод и уповал президент СР С. Уоллэйс. Его фирма, состоящая из 6 человек, рассылала ежедневно в общей сложности около 1,3 млн электронных реклам. Клиентура СР насчитывала порядка 5000 клиентов-рекламодателей (по утверждению самого президента). Основными заказчиками были представители мелкого бизнеса. Стоимость рекламной компании колебалась от 60 до 1500 долл. 6 сентября 1996 г. гражданский суд Филадельфии вынес вердикт, по которому AOL предписывалось прекратить попытки блокировать рекламу, рассылаемую СР, как противоречащие духу американской демократии. AOL теряла подписчиков, покидающих ее по причине ежедневных почтовых бомбежек. Но 18 октября 1996 г. СР была лишена Интернет-сервиса, который обеспечивала ей Sprint Communications, a 23 октября еще один крупный Интернет-провайдер CompuServe (CS) выиграл судебный процесс в штате Огайо. Постановлением суда СР было запрещено использовать адреса клиентов CS, а также указывать имя CS в обратном адресе (характерно для спаммеров: правдоподобный обратный адрес не существовал в действительности). Кроме этого, на СР подали иски еще два провайдера. AOL ввела новый сервис, не противоречащий первому решению суда, однако успешно обходящий его: клиент AOL получил возможность блокировать рекламный спам по своему желанию. В результате СР была поставлена на грань банкротства. Однако проблема спамминга этим решена не была. В 1997 г. президент СР заключил новые договора с несколькими частными фирмами, имеющими доступ к Интернету, на право пользования их локальными сетями для рассылки своих рекламных объявлений (за 1000$ - цена одного такого подключения - 50 фирм согласились сотрудничать с СР на этих условиях). При этом подобная деятельность ведет, как правило, к удорожанию услуг для клиентов: дополнительный сервис "фильтрации"

рекламных сообщений (продается как антиспамминг-сервис, так и ПО (например, Spam Hater). Множество же мелких спамеров при отсутствии специального закона превращало борьбу с ними в дело дорогостоящее и малоэффективное.

В России вследствие правовой неопределенности (не только в данном вопросе, но и в целом) российские провайдеры идут по пути неформального ограничения спама, т. е. когда спамером является их собственный клиент. Провайдер на основании своих правил, обычно закрепленных в договоре о предоставлении услуг, предупреждает спамера о несоответствии его действий подписанному договору, а затем просто отключает его от услуги, а спамер, в свою очередь, подает на провайдера в суд.

13 марта 2000 г. в Хамовническом межмуниципальном народном суде г. Москвы вынесено решение по первому делу "спамер против провайдера". Некий г-н О. (утверждающий, что он является выпускником юрфака МГУ), известный в Сети также под именами "Баухман" и "Ирина", в декабре 1998 г. возбудил два иска против московского интернет-провайдера МТУ-Информ (ныне МТУ-Интел) "О защите чести и достоинства" (с требованиями (1) принести извинения и (2) опубликовать опровержение сведений, размещенных в одной из конференций сотрудником МТУ, в которых говорится об О. как "спамере", "сетевом хулигане" и "Баухмане/Ирине" , а также (3) выплатить компенсацию в размере 1 ЭКЮ) и "О защите прав потребителя и внесении изменений в договор-оферту" (с требованиями скорректировать текст договора-оферты МТУ, в частности, устранить в нем ссылку на нарушение абонентом правил пользования сетью как на основание для приостановления сервиса). Фактические обстоятельства дела таковы. В 1997-1998 гг. О., пользуясь услугами доступа в Интернет МТУ, неоднократно засорял конференции ФИДО и иные группы новостей предложениями об услугах по взлому чужих серверов и юридическому сопровождению соответствующих споров, просьбами о трудоустройстве, а также был замечен в неоднократной рассылке незапрошенных почтовых сообщений, в том числе рекламного и иного характера. Модераторами конференций и службами сетевой безопасности было выявлено, что источник активности действует с сети МТУ, о чем было сообщено МТУ. МТУ неоднократно предупреждало О. о недопустимости его несанкционированной активности, наносящей ущерб прочим пользователям

Сети. В ответ О. утверждал, что, поскольку законодательно вопрос о спаме не урегулирован, он вправе заниматься чем угодно, аналогично свободе ведения переговоров по телефону. В конце 1998 г. доступ в Сеть для О. был закрыт вследствие неоплаты им услуг (создался отрицательный баланс по счету, который он не погасил). Указанное отключение О. расценил как "месть" за его несанкционированную активность и, основываясь на сообщении одного из сотрудников МТУ и "недостатках" подписанного им договора с МТУ, подал на МТУ два иска. Первоначально они рассматривались в Арбитражном суде г. Москвы, но истцу было отказано в требованиях, поскольку он не представил доказательств того, что он действовал как индивидуальный предприниматель. Иски были перенаправлены в народный суд, где дело затянулось более чем на год.

В ходе заседания суд установил, что 1) термин "спамер" не является оскорбительным и представляет собой устоявшееся определение, а не оценочную характеристику, 2) применение слов "сетевой хулиган" не является оскорбительным и не относится к хулиганству в значении состава преступления - "основания для привлечения к уголовной ответственности", 3) применение множественных псевдонимов не противоречит правилам пользования Сетью, а при выявлении их очевидной принадлежности одному лицу не является неправомерным их перечисление через дефис, 4) размещение сообщений в конференции не может быть приравнено к опубликованию официальных документов или распространению материалов через СМИ (Интернет не может рассматриваться как

средство массовой информации), 5) договорное ограничение ответственности провайдера в случах несанкционированной активности абонента правомерно (так как нормы об ответственности ГК диспозитивны) и т. д. Суд отказал истцу в удовлетворении всех заявленных им требований.

Административная ответственность при правонарушениях в этой области предусмотрена только в случае, указанном в статье 1504 КоАП РСФСР - продажа, сдача в прокат и иное незаконное использование экземпляров произведений или фонограмм. Если на экземплярах произведений или фонограмм указана ложная информация об их изготовителях и о местах производства, а также иная информация, которая может ввести в заблуждение потребителей, то налагается штраф на граждан в размере от 5 до 10 МРОТ, а на должностных лиц в размере от 10 до 20 МРОТ с конфискацией

контрафактных экземпляров произведений или фонограмм. Те же действия, совершенные лицом, которое в течение года подвергалось административному взысканию за одно из указанных нарушений, влекут наложение штрафа на граждан в размере от 10 до 20 МРОТ, а на должностных лиц в размере от 30 до 50 МРОТ с конфискацией контрафактных экземпляров произведений или фонограмм. В других случаях такая ответственность предусмотрена в соответствии с другими законами и принятыми на их основе нормативными актами. Так, например, за добывание животных, занесенных в Красную Книгу, по разрешениям (лицензиям), выданным в результате предоставления искаженной, недостоверной, заведомо ложной информации, либо по разрешениям, выданным на другое лицо (за исключением случаев коллективной охоты), взыскивается за ущерб, исчисляемый в двукратном размере от таксы за каждую особь соответствующего вида (подвида) в соответствии с Приложением к Приказу Минприроды России от 04.05.94 № 126.

Возможности уголовно-правовой защиты прав и законных интересов личности, общества и государства от воздействия вредной информации возникают при совершении правонарушений, ответственность за которые предусмотрена в соответствующих статьях УК РФ (см. табл.), исходя из критерия информационного воздействия в криминальной сфере.

Важнейшим условием обеспечения гарантий равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от национальности, расы и отношения к религии (ст. 19 Конституции РФ) является усиление уголовной ответственности за преступления, совершенные по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды. Преступные действия могут выражаться в оскорблении национальных или расовых чувств, традиций, убеждений, отношения к той или иной форме религии, совершении насильственных действий, действий подстрекательского характера. Уголовный кодекс РФ (ст. 63) относит совершение преступления по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, из мести за правомерные действия других лиц, а также с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение к обстоятельствам, отягчающим наказание.

К основным составам преступлений в этой области относятся составы, предусмотренные УК РФ в соответствующих статьях.

Публичные призывы к развязыванию агрессивной войны - ст. 354; публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации - ст. 280; возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды - ст. 282; убийство - ст. 105; умышленное причинение тяжкого вреда здоровью - ст. 111; умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью - ст. 112; истязание - ст. 117; надругательство над

телами умерших и местами их захоронения - ст. 244; клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя - ст. 298; оскорбление представителя власти - ст. 319; оскорбление военнослужащего - ст. 336; незаконное распространение порнографических материалов или предметов - ст. 242; развратные действия - ст. 135; заведомо ложная реклама -ст. 182; фиктивное банкротство - ст. 197; обман потребителей - ст. 200; заведомо ложное сообщение об акте терроризма - ст. 207; заведомо ложный донос о совершении преступления - ст. 306; заведомо ложные показание, заключение эксперта или неправильный перевод - ст. 307. (Примечание: свидетель, потерпевший, эксперт или переводчик освобождаются от уголовной ответственности, если они добровольно в ходе дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства до вынесения приговора суда или решения суда заявили о ложности данных ими показаний, заключения или заведомо неправильном переводе).

Таблица

Уголовно-правовая защита от вредной информации

(Сокращения в таблице: Л - против личности, О - против общества, Г - против государства, М - материальный состав преступления, Ф - формальный состав преступления, У -усеченный состав преступления)

Контрольные вопросы 1.

Какие виды "вредной" информации названы в законодательстве? 2.

В чем состоит актуальность проблемы защиты здоровья человека от деструктивного информационно-психологического воздействия? 3.

Что понимается под информационно-психологической безопасностью? 4.

Каковы основные угрозы информационно-психологической безопасности и их источники? 5.

Каковы государственные гарантии защиты от "вредной" информации? 6.

Какие основные элементы должны быть в государственной системе обеспечения информационно-психологической безопасности ? 7.

Каковы основные средства государственного регулирования отношений в этой сфере? 8.

Когда начинается охрана прав на защиту от воздействия вредной информации? 9.

Как защитить свои права от воздействия вредной информации в административном порядке?

10. Как защитить свои права от воздействия вредной информации в судебном порядке? Литература

Алешенков М. С. и др. Энергоинформационная безопасность человека и государства. М., 1997.

Башкатов Л. Д. Религиозная преступность: уголовно-правовые и криминологические проблемы. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. М., 2001.

Башкатов Л. Д., Старков О. В. Религиозные преступления: видовой состав, причины и условия, профилактика. М., 2000.

БухтояровА. А. Психоэкология реальности. М., 1999.

Власов А. А. Проблемы судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации. М., 2000.

Гущин В. 3. Прокурорский надзор за соблюдением конституционного права граждан на объединение. Вопросы теории и практики. М., 1998.

Кудрявцев В. К, Топорнин Б. Н. и др. Наука клеймит псевдонауку // Известия. № 130. 1998. 17 июля.

Лепский В. Е. и др. Проект Концепции информационно-психологической безопасности РФ. М., 1997.

Лопатин В. Н. Информационная безопасность России: Человек. Общество. Государство. СПб., 2000.

Лопатин В. Н. Концепция развития законодательства в сфере обеспечения информационной безопасности. М., 1998.

Лопатин В. Н. О проблемах информационной безопасности человека // Российская Федерация сегодня. 1999. № 20. С. 16-17.

Лопатин В. Н. О проекте Федерального закона "Об информационно-психологической безопасности" // Законодательство и практика средств массовой информации. М., 2000. № 68. С. 6-14.

Международное право: Учебник / Отв. ред. Ю. М. Колосов, Э. С. Кривчикова. М., 2000.

Психоэкология России. Проблемы безопасности информационного пространства и психосферы страны. СПб., 1997.

Религиозная экспансия против России // Аналитический вестник. Изд. Гос. Думы РФ. 1998. Вып. 4.

Смирнов И., БезносюкЕ., Журавлев А. Психотехнологии: Компьютерный психосемантический анализ и психокоррекция на неосознаваемом уровне. М., 1995.

Тер-Акопов А. А. Безопасность человека. М., 1998.

Цыганков В. Д., Лопатин В. Н. Психотронное оружие и безопасность России. 1999.

Чалдини Р. Психология влияния. Изд. 3-е, междунар. СПб., 2000.

<< | >>
Источник: И. БАЧИЛО . Информационное право.

Еще по теме 14.3. Защита прав и законных интересов человека, общества и государства от воздействия вредной информации:

  1. Глава 14 ЗАЩИТА ЧЕЛОВЕКА, ОБЩЕСТВА И ГОСУДАРСТВА ОТ ВОЗДЕЙСТВИЯ ВРЕДНОЙ ИНФОРМАЦИИ
  2. 14.1. Понятие и структура вредной информации
  3. 14.2. Правовая охрана прав и законных интересов человека, общества и государства от воздействия вредной информации
  4. 14.3. Защита прав и законных интересов человека, общества и государства от воздействия вредной информации
  5. 16.2. Государственное управление в информационной сфере
  6. Гарантии прав и законных интересов концессионеров
  7. 4. Противодействие коррупции - ведущий фактор повышения эффективности государственного управления
  8. 20. Государство и личность: сущность взаимоотношений. Права человека и их классификация. Внутригосударственная и международная система защиты прав человека.
  9. Лекция 4. Механизм защиты прав и свобод человека
  10. 13.1. Разрешение споров — функция правосудия, форма защиты прав
  11. 1. Понятие защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов
  12. 2. Судебная защита как одна из юрисдикционных форм защиты гражданских прав и законных интересов
- Право интеллектуальной собственности - Авторсое право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Защита прав потребителей - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - Коммерческое право - Конституционное право России - Криминалистика - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право Европейского Союза - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Правоприменительная практика - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Теория права - Трудовое право‎ - Уголовное право России - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право‎ - Экономические преступления - Ювенальное право - Юридическая этика - Юридические лица -
Яндекс.Метрика