Задать вопрос юристу

§52 I. ДОГОВОР. А. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ

Договор, в смысле источника обязательств (обязательственное соглашение), есть только частное применение более общего понятия о соглашении вообще. О природе договора я говорил уже подробно в другом месте3, а потому здесь ограничусь только повторением сказанного в нескольких словах.
Договор вообще есть соглашение нескольких лиц, определяющее их юридические отношения в форме выражения общей воли. Эти юридические отношения могут касаться права международного, государственного, гражданского; к ним ко всем применимо понятие договора. Что касается гражданского права, то договор представляется определяющим началом во всех его отделах: в семейственных отношениях, в вещном и обязательственном праве. Наконец, в последнем договор может как порождать, так и прекращать отдельные обязательства. Из всех перечисленных видов мы будем говорить здесь только о договоре, порождающем обязательство (обязательственном соглашении). Понятие его может быть сформулировано как соглашение нескольких лиц в форме общего выражения воли, долженствующее установить между ними обязательство. Этот способ применения договора вообще самый употребительный и наиболее разнообразный, поэтому наши ученые очень часто смешивают его с общим понятием договора и принимают его везде, где идет речь о последнем. Хотя подобное смешение, породившее множество недоразумений, отнюдь не должно быть терпимо, но следует признать, что, с другой стороны, оно оправдывается тем, что именно в данном случае сущность договора представляется и раскрывается перед нами во всей ясности. Римские юристы для обозначения обязательственных соглашений вообще употребляли безразлично выражения: conventio, pactio, pactum, имеющие один и тот же общий смысль. Теперь необходимо упомянуть о некоторых особенных видах обязательственных соглашений, основанных на весьма важном разграничении, тесно связанном с общим понятием договора. I. Различие между legitimae и juris gentium conventiones0 имеет историческое значение. Legitimae — те, которые по своей особой сущности имеют чисто цивильное происхождение, т. е. неизвестны jus gentium; juris gentium — те, которые произошли из общего права. Такое различие договоров есть только частное применение изложенного выше однородного различия обязательств вообще (§5). Понятие juris gentium conventio не исключает их признания и действительности в jus civile, а потому было бы грубым заблуждением приписывать второму роду договоров вообще меньшую силу, нежели первому. В самом деле, главнейшие договоры второго рода признаются в jus civile со всеми последствиями, например, заем, купля, наем и т. д.д Legitimae conventiones по большей части исчезли уже в Юсти- ниановском праве, как, например, nexum, dolis dictio, literarum obligatio. В действующем праве нет ни одной из них, сохранилась вполне одна только стипуляция^. b L 1, § 1, 2, 3, 4 de pactis (2. 14) (Ulp.); L. 7 pr. § 1-4 eod. (Ulp.); L. 6 eod. (Paul.). Выражение conventio удачно употреблялось для обозначения общего понятия, так как со словом pactum часто связывались особые практические отношения, вытекающие из одного важного текста преторского эдикта. L. 7, § 7, eod. с L. 5. L. 7 pr. § 1 de pactis (2. 14) Ульпиана. Gajus III, § 132; § 2 J. de j. nat. (1.2). Отрывок последних текстов Ульпиана, Zeitschrift fiir geschichtliche Rechtswissenschaft, т. 9, стр. 5; т. 15, стр. 375-382. Необходимо обратить особое внимание на несколько различный смысл тератологии. Классифицируя договоры по их происхождению и неразрывной с ним внутренней сущности, как сделал Ульпиан (прим. с), стипуляцию следует отнести к egitima, а не к juris gentium. Напротив, с точки зрения личной правоспособности Как Условия действительности стипуляции, последняя (за единственным исключе- НИем) Уже в довольно древнюю эпоху стала juris gentium. Ср. выше § 5. Выражение это в несколько ином и более буквальном смысле встречается у Павла198. У него legitima conventio означает договор, не принадлежащий к разряду contractus, и, следовательно, сам по себе неисковой, но в некоторых случаях (interdum), по исключению, становящийся исковым в силу санкции, исходящей от lexf. Без сомнения, Павел имел здесь в виду договоры, дополнительные к манципации (какова fiducia), получившие санкцию XII таблиц и ставшие исковыми199. То же, говорит он, относится к некоторым погашающим договорам, получившим, вследствие подобной санкции, силу погашать обязательства ipso jure, тогда как другие nuda pacta не имели такой силы; в этом случае он, без сомнения, имел в виду неформальный договор о невзыскании, который по XII таблицам был способен совершенно прекратить furti или injuriarum actioh. Павел понимал здесь выражение legitima conventio совершенно в другом смысле, нежели Ульпиан. Это видно из его ссылки на простые pacta, которые становились исковыми только по исключению (interdum) в силу санкции закона (lex), и которые, следовательно, не принадлежали к категории contractus, бывших исковыми уже по своей общей природе. Напротив, Ульпиан понимает под legitimae соп- ventiones древнейшие и торжественнейшие contractus. Вот почему и включение в Дигесты текста, принадлежащего Павлу, в текст Ульпиана является несообразностью: включение выражает, что оба текста содержат в себе одно понятие о предмете, а на самом деле у них нет ничего общего, кроме одного термина, употребленного в каждом из них в различном смысле.
Таким образом, новейшие юристы вполне ошибаются, ссылаясь на текст Павла для подтверждения настоящего значения термина pactum legitimum, который, по их мнению, есть pactum, ставший ис ковым в силу императорского постановления. Подобная терминология была бы, пожалуй, возможна только во время Юстиниана, хотя и здесь она ничем не подкрепляется; в эпоху же Павла она была решительно немыслима, так как тогда не было императорских постановлений такого содержания200. 2. К обязательствам уже возникшим относится деление их по содержанию на односторонние (einseitige) идвусторонние (или обоюдные, zweiseitige, oder gegenseitige) договоры. У римлян мы не находим для них никаких терминов. В силу договора первого рода одна сторона становится только кредитором, а другая только должником, и, таким образом возникает простейшее отношение, мыслимое в обязательстве вообще. Такой договор представляется в займе, в дарственных сделках, в римской стипуляции. В договорах второго рода каждая сторона является и кредитором, и должником вместе, только по различным действиям. Здесь возникает сомнение: имеем ли мы один договор и одно обязательство, или же совокупность многих договоров и обязательств, которые можно легко представить себе между одними и теми же лицами в каком угодно количестве и разнообразии. Но существо двустороннего договора, отличающее его от подобной случайной совокупности, состоит в неразрывной связи обоих обязательств, так что одно из них является существующим для другого и рядом с ним, и оба составляют только две половины одной и той же юридической сделки. Такой договор встречается при продаже, найме, товариществе. Середину между обоими видами занимают договоры, которые вначале по своей общей природе и цели односторонни, но впоследствии из них может случайно возникнуть двустороннее обязательство, чуждое, впрочем, цели договора. Римляне обозначали этот случай различным названием обоих исков: главный и существенный назывался directa, а случайный — contraria actio. Потребность в соп- traria actio обусловливалась случайными обстоятельствами, так как часто та же цель могла быть достигнута без иска, путем простого вычета, т. е. эксцепциеюк. Случаи применения этих посредствующих договоров встречаются при ссуде, поклаже, доверенности. Для полноты следует еще заметить, что указанное различие встречается не только при договорах, но и при других обязательственных сделках (quasi-контрактах). 3. С точки зрения внешней цели, т. е. неюридической стороны сделки, различаются договоры, имеющие исключительною целью выгоды одной стороны, и договоры, обеспечивающие выгоды обеих сторон. Договор первого рода всегда бывает вместе с тем и односторонним. Односторонняя выгода чаще всего состоит в обогащении, т. е. в увеличении имущества, как в дарственных сделках1; но такой вид односторонней выгоды не есть единственно возможный. При поклаже, например, первоначальный поклажедатель не становится богаче, а только пользуется преимуществом надежного и удобного сбережения вещи другим лицом"1. Договор второго рода (имеющий целью обоюдную выгоду) может быть односторонним, каков процентный заем, или двусторонним, как купля-продажа, наем. Для обозначения этих двух родов договоров новейшие ученые употребляют нередко выражения conventio lucrativa (или gratuita) и onerosa, но они не подкрепляются римской юридической терминологией; таким образом, мы можем только описательно сказать, что первый род договоров основан на благоволении и щедрости, но при наличности условий — особых, а не общих, определяющих существо дарения11. Хотя следующие деления договоров сами по себе правильны и важны, но исследование их сюда не относится. Таково деление на stricti juris и bonae fidei contractus. Оно исключительно относится к различию исков, вытекающих из контрактов, т. е. вполне совпадает с учением об actiones stricti juris (condic- tiones) и bonae fidei, о которых мы говорили подробно в другом месте0. Здесь же необходимо только предостеречь от возможного смешения этого деления договоров с изложенным выше (под № 1) делением на legitimae и juris gentium conventiones. Их не следует считать тождественными, так как они основаны на принципах совершенно различных. Например, заем бесспорно принадлежит jus gentium (прим. d), тем не менее он stricti juris contractus потому, что влечет за собою condictiop (р). Дальнейшее деление договоров на форменные (формальные) и бесформенные может быть рассмотрено ниже при изложении последствий договоров (§ 72 и сл.). Об общем принципе этого деления мы говорили уже в другом месте (в учении о выражениях воли)4; здесь же заметим только, что оно тесно связано с указанным выше различием legitimae u juris gentium conventiones. Римское деление договоров на contractus и простые pacta может быть рассмотрено не здесь, а только при изложении договоров.
<< | >>
Источник: Савиньи Ф. К.. Обязательственное право. 2004

Еще по теме §52 I. ДОГОВОР. А. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ:

  1. § 2. Понятие и виды международных договоров
  2. § 1. Понятие и виды договоров перевозки
  3. § 1. Понятие и виды договора найма жилого помещения
  4.   1. Понятие договора ренты. Виды ренты
  5. 2.2.25. Другие виды расходов, произведенных в пользу работника, предусмотренных трудовым договором и (или) коллективным договором
  6. § 1. Трудовой договор (понятие и значение). Договор найма труда
  7. 3. Лицензионные договоры 3.1. Виды договоров
  8. Глава 2. ВИДЫ ТРУДОВЫХ ДОГОВОРОВ
  9. 4. Понятие, основные виды и формы некоммерческих организаций Понятие и виды некоммерческих организаций
  10. Глава VII. Другие виды договоров на транспорте
  11. Статья 1236. Виды лицензионных договоров
  12. 4.12.3 Виды и условия международных торговых договоров
  13.  1. Понятие и форма договора аренды
  14. Тема 1. Понятие и виды бизнеса
  15. Понятие международного договора
  16. Глава 1. ПОНЯТИЕ, СТОРОНЫ И СОДЕРЖАНИЕ ТРУДОВОГО ДОГОВОРА
  17. § 1. Понятие и источники права международных договоров
- Право интеллектуальной собственности - Авторсое право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Защита прав потребителей - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - Коммерческое право - Конституционное право России - Криминалистика - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право Европейского Союза - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Правоприменительная практика - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Теория права - Трудовое право‎ - Уголовное право России - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право‎ - Экономические преступления - Юридическая этика - Юридические лица -