<<
>>

1. Правовая безопасность: смысл и содержание понятия

Формирование гражданского общества - весьма важный процесс. Он связан, прежде всего, с созданием экономических, политических, идеологических, нравственно-психологических и иных предпосылок, стимулирующих активность индивидов в самых различных областях жизнедеятельности общества.

Гражданское общество можно рассматривать как систему жизнедеятельности общества, автономную по отношению к государственной власти, выражающую частные интересы граждан, как совокупность социальных отношений и институтов, функционирующих независимо от политической власти и способных на нее воздействовать, общество автономных индивидов и автономных социальных субъектов (акторов)[93]. Современный период становления гражданского общества в России характеризуется усилением свободы и активности человека в его отношениях с обществом и государством, что в большой мере способствует обеспечению правовой безопасности.

В современных условиях происходит значительное расширение представлений о безопасности, рассмотрение ее не только как важнейшего приоритета деятельности государства, но и всего общества. Сегодня концепция безопасности человека и общества требует комплексного подхода, который включает в себя «единство теоретических исследований и потребностей практики, общегуманистическую сущность философии, права, экономической теории, социологии, политологии, экологии, географии и других наук»[94]. Сложность социально-экономической и политической ситуации, противоречивые процессы, сопряженные с качественной трансформацией всей страны, заставляют по-иному взглянуть на казавшиеся ранее незыблемыми принципы общественной и личной безопасности, стабильности общества, защиты государства. В настоящее время обеспечение безопасности становится одним из основополагающих принципов существования социума. Это требует нового отношения к безопасности, новых идей, решений, организационных структур и механизмов ее обеспечения.

С этим связан и интерес к исследованию категории правовой безопасности, смысл обращения к которой заложен в том, чтобы в сфере правовой реальности выделить явления, грани, не отражаемые другими понятиями, находящимися в тени привычных представлений.

Разработка проблем правовой безопасности обусловлена необходимостью обеспечения правового прогресса в России, модернизации современного российского федерального и регионального законодательства и практики его реализации, обеспечения единства и правовой целостности правового пространства, укрепления институтов правового государства и гражданского общества, повышения степени эффективности и целесообразности. Современная российская юридическая наука после переломного периода, связанного с разрушением оснований теории социалистического права, начинает возвращаться к истокам правового либерализма и гуманизма: «… Под солнечным светом Справедливого Закона, на чистом воздухе гражданских свобод воскреснет для новой жизни Россия»[95].

Только справедливые и полноценные законы, их безусловное уважение и строгое соблюдение со стороны всех субъектов права могут гарантировать нашему обществу столь необходимую стабильность и твердую легитимную государственность. В позитивной форме задача состоит в том, чтобы, используя технико-юридические возможности, обеспечить своевременное, полное и адекватное отражение сбалансированных интересов в праве, создать эффективный юридический механизм их реального функционирования и безопасности. Не субъект существует для права, а право существует для субъекта и определяется им. Именно субъекты права, их юридическая безопасность должны составлять главный смысл правового развития страны и находиться в центре правовой организации общества.

Введение в правовой и научный оборот категории правовой безопасности позволит, по нашему мнению, решить целый ряд задач, актуальных для стабилизации современного российского общества. Речь идет об оптимизации накопленного правоприменительного опыта разрешения социальных конфликтов, выстраивании новой схемы взаимоотношений государства и личности, совершенствовании действующих правоположений.

Обеспечение юридической безопасности является процессом перманентным, требующим постоянного мониторинга источников угроз, их природы и причин возникновения, непрерывного научного осмысления путей обеспечения юридической безопасности субъектов права в реально сложившейся ситуации. В полиэтничном российском пространстве особенно важным является учет этнокультурных особенностей, национальных и религиозных традиций в процессе «выстраивания» правовых отношений и формировании правовой культуры региона.

Обращаясь к теории вопроса правовой безопасности, отметим, что правовая безопасность личности - это явление, для которого не должно существовать ни границ, ни ограничений, ни барьеров в вопросах утверждения, защиты, охраны естественных прав человека.

Фиксируемые и массовым сознанием, и официальной властью, и научным инструментарием явления, процессы, тенденции экономической стагнации, политической нестабильности, деструктивной социальной напряженности, духовной апатии, аксиологической дезориентации, идеологической конфронтации выдвигают вопросы безопасного развития в разряд ключевых стратегических задач. В связи с этим поиск цивилизованных способов разрешения и преодоления возможных социальных катаклизмов не потерял своей значимости. Проблема состоит в обеспечении условий оптимального функционирования общества и его прогрессивного движения.

К сожалению, в науке и практике сложилась парадоксальная ситуация: безопасность до сих пор остается собирательным понятием, «насыщаемым» участниками общественной жизни содержанием и объемом по собственному усмотрению. Определяемая на обыденном уровне как состояние защищенности, безопасность все более и более размывается на уровне идеологическом, общегосударственном, впитывая в себя все большее число «околобезопасных» проблем, обретая рыхлые очертания. Происходит смещение приоритетов и акцентов от безопасности личности в сторону безопасности государства. Угрожающей стала укоренившаяся легковесность политического использования понятия «безопасность государства и личности» в качестве универсального, чаще популистского, демагогического аргумента любой концепции, идеи, теории либо позиции.

Плюрализм определений понятия «безопасность» обусловлен весьма неоднозначным подходом к выявлению онтологических характеристик феномена безопасности. В одних случаях безопасность рассматривается как состояние того или иного объекта, в других - как условие стабильного, устойчивого развития, в третьих - как результат тех или иных субъективно-управленческих действий. Данные методологические расхождения на самом деле дополняют друг дуга, акцентируя внимание на системные, процессуальные, структурные, функциональные свойства безопасного бытия личности, общества, государства, цивилизации в целом. Это утверждает Н.Н.Рыбалкин, изучая современные представления о безопасности. Он пишет: «Современные представления о безопасности демонстрируют крайнюю разбросанность и неоднозначность. И это вполне естественно, поскольку, чем сложнее и богаче определяемый объект, тем больше описываемых его дефиниций»[96].

Обеспечение правовой безопасности оказывается многоуровневым, внутренне противоречивым, если не найти в нем единой точки отсчета, шкалы приоритета интересов. Такой точкой отсчета является человек, выступающий на уровне социальных связей как личность. Еще древние мыслители говорили: человек - мера всех вещей. Именно личность - точка отсчета любой социальной системы, обладающей принципиальной социальной ценностью, высший пункт развития человекогенеза, масштаб общественного прогресса [97]. Отсюда - в основе безопасности всех уровней (государства, нации, организаций и т.д.) лежит безопасность личности. Интерес личности должен иметь приоритет среди всех иных общественных интересов, а правовое обеспечение личности - безусловный приоритет при создании системы правовой безопасности.

Необходимым условием правовой безопасности субъектов права является их правовая защищенность. Главный исходный момент механизма обеспечения правовой безопасности заключается в защите интересов субъектов права от противоправных посягательств, а также в создании возможности для последующего восстановления нарушенных интересов в рамках «правового поля». Правовая безопасность характеризуется полифункциональностью, ее задача не только в том, чтобы защищать интересы субъектов, но и снижать, ослаблять, устранять, предупреждать опасности и угрозы в сфере правовых отношений.

Основными чертами правовой безопасности являются следующие. Во-первых, правовая безопасность - это важнейшее свойство правовой системы, показатель ее способности обеспечить защищенность и сохранность основных социальных интересов. Во-вторых, правовая безопасность с функциональной точки зрения - это и определенная деятельность, форма целенаправленной практической активности субъектов, связанная с правом, юридической сферой. В-третьих, юридическая безопасность предполагает правовую защищенность не в целом личности, общества и государства, а их интересов, причем интересов жизненно важных. В-четвертых, в понятие правовой безопасности органично входят и такие признаки, как восстановление нарушенного правового состояния субъектов, наиболее полное обеспечение прав и свобод человека и гражданина, укрепление дисциплины, законности и правопорядка, формирование правовой государственности и высокого уровня правовой культуры, правовой жизни общества и личности, содействие рациональному и прогрессивному развитию правовой сферы общества и другие. В-пятых, неотъемлемой составляющей юридической безопасности выступает правовая информированность населения.

Современная правовая жизнь России содержит в себе немало противоречий, стихийных и латентных элементов и других негативных сторон, зачастую замаскированных, потенциально вредных и опасных для общества. Наиболее опасной негативная правовая жизнь становится в тех условиях, где вся государственная машина разрешает себе использование любых средств ради достижения своих политических целей, где законодательная, исполнительная и судебная власть позволяют себе произвол. Другими словами, власть как жизненный феномен постоянно выходит за ею же самой установленные пределы, или, по словам М. Фуко, «опирается на противозаконности»,[98] т.е. функции правового механизма становятся дисфункциями, законы перестают отвечать универсальным естественно-правовым критериям, а понятия законности, гуманности, справедливости превращаются в юридические фикции, в мнимые социально-этические величины. С этих позиций проблема правовой безопасности тесно связана с проблемой прав человека, свободы личности, правовой культуры.

Предметом правовой безопасности являются жизненно важные интересы субъектов права как совокупность официально выраженных потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает стабильное состояние и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства. Это экономические, информационные, образовательные, духовные, медицинские и иные интересы. В данном ряду стоит и юридический интерес. Отсюда следует выделение юридической безопасности в области экономики, информационных ресурсов, образования, духовности, медицины и т.п. Справедливое удовлетворение интересов субъектов права и их правовая безопасность находятся в отношениях взаимной обусловленности. Для каждой отдельной разновидности субъектов (индивидуальных, организаций, государства и т.д.) возможно выделить специфичные интересы. Так, например, к жизненно важным интересам личности в литературе относят такие компоненты, которые образуют обязательные условия ее полноценного существования и самовыражения: витальный, интеллектуальный, духовный, физиологический, психический, генетический, репродуктивный [99]. В соответствии с названными компонентами следует различать правовую безопасность жизни, здоровья, психики человека, его генетики, репродукции, интеллекта, духовности и т.д.

По объекту возможно различать правовую безопасность индивидуальных субъектов права, коллективных субъектов участия в правовой жизни, государства (специфической части общества, социального института, который, обеспечивая собственную безопасность, не может не влиять на юридическую безопасность негосударственных форм и отдельных людей). Каждый субъект в силу своей качественной определенности, автономности, своеобразия интересов нуждается в особом режиме правовой безопасности. Множественности субъектов права присущ плюрализм интересов, а это, в свою очередь, может явиться источником противоречий, который при известных обстоятельствах выступает как источник угрозы. Разрешение обозначенной проблемы видится на пути выявления приоритетов социальных интересов и их разумной координации, субординации, сочетания, интеграции и разграничения. В реальной жизни интересы субъектов права различных уровней могут быть антагонистичны или просто противоречить друг другу, нередко сталкиваются, и эти столкновения подчас усугубляются неправильной правовой политикой, политическими амбициями или намеренным инициированием конфликтов, что приводит к негативным, порой невосполнимым трагическим последствиям[100].

Правовая безопасность личности представляется основным звеном в системе правового обеспечения любого гражданского общества, в том числе российского и связана с формированием правовой личности. Этот вопрос имеет первостепенное значение для создания устойчивой демократической системы и для определения природы права и формы его реализации. В основе понятия «правовая личность» лежит принцип прав человека. В нашу эпоху этот принцип приобрел особое звучание: проблема прав и свобод человека, следовательно, и проблема формирования правовой личности из общенациональной превратилась в глобальную, общечеловеческую. Сегодня социальные конфликты и локальные войны держат мир в напряжении и тревоге. Возрастают масштабы и глубина манипулирования обществом и личностью с помощью всепроникающих средств массовой информации. Гипертрофия коммерциализации и унификации культур ведет к обеднению духовного, в том числе и правового, мира человека. Не удивительно, что в этих условиях как никогда остро стоит вопрос о правовой личности.

Сущность правовой личности можно объяснить посредством раскрытия природы принципа прав человека. Правовое государство призвано закрепить и обеспечить естественные и неотчуждаемые права человека, предоставить возможность гражданину свободно пользоваться ими. Личность, таким образом, становится активным творцом правового государства. В данном правовом контексте необходимо, чтобы граждане осознали, что они не только обладают правом участвовать в законотворческой деятельности и осуществлять контроль за государственными институтами, но имеют и обязанности. Среди этих обязанностей особенно значимы те, которые заставляют личность бороться за уважение ее прав, вести себя как активная правовая личность, ответственная за уважение государством правовых ценностей и принятых им законов. Большую роль может сыграть создание системы саморазвития правовой личности. Необходимо, чтобы личность не только обладала правосознанием и правовой культурой, но и проявляла свою свободную волю, сознательно выступала за соблюдение принципов правового государства. Только в этом случае устанавливается демократическая правовая система.

В модернизирующейся России формирование правовой личности находится в зачаточном состоянии. Как известно, Россия, в силу ряда социально-политических и экономических причин, находится в сложной правовой ситуации: с одной стороны, провозглашение права как формальной свободы, с другой - ограничение, а иногда и нарушение многих прав граждан. Это свидетельствует о слабом развитии институтов самозащиты человека, то есть о недостаточной развитости правовой личности. Вместе с тем, проводимые в российском обществе реформы, в том числе в области права, открывают перед личностью правовые перспективы и способствуют формированию правового государства и гражданского общества.

В настоящее время термин «гражданское общество» употребляется в трёх основных значениях. В первом случае гражданское (civil), цивильное общество противопоставляется нецивилизованному, варварскому обществу. Во втором случае имеется в виду феномен античного полиса - гражданская община. Наконец, в третьем - гражданское общество трактуется как буржуазное общество, в котором сфера интересов личности освобождается от прямого воздействия государственно-властных институтов, становится автономной сферой жизнедеятельности людей, непосредственно не зависящей от государства. Гражданское общество можно охарактеризовать как эпоху индивидуальной свободы, которая, во-первых, свидетельствует о том, что данная свобода приобретает правовой характер, во-вторых, становится возможным всеобщее признание равной, одинаковой для всех членов общества социальной и правовой ценности человеческой личности [101].

Но в условиях недостаточной свободы, неразвитой правовой культуры жизненный опыт многих породил (и порождает) философию собственного бессилия, психологию «маленького человека», конформизм поведения и как следствие - уклонение даже от элементарных форм политического участия, носящего, как правило, формально-символический характер. И это не мешает человеку привычно ждать материальной, социальной и иной помощи от государства. Подобное положение вполне устраивает индивида и в этом также проявляется его «свобода». Ценность же гражданского общества как раз и состоит в том, что человек сам выбирает себе социальные связи, стремится достичь своими собственными силами конкретного блага. В то же время необходимо отметить следующее: свободный рынок, присущий цивилизованному гражданскому обществу, - не панацея от всех бед, ибо не «хлебом единым жив человек». Более того, «рыночная экономика - бесстрастный механизм, подчас не приспосабливающийся к моральным ценностям»[102].

Иными словами, рыночная экономика носит исключительно индивидуалистический характер и, следовательно, ведёт к ярко выраженному неравенству (фактическому, а не юридическому). И данное неравенство есть порождение различий в способностях, образовании, обучении, интенсивности труда, готовности людей рисковать (предпринимательский риск), в имущественном положении. И «невидимая рука» государства в подобных случаях более чем необходима. Тем не менее, свобода как реализация экономических, политических, правовых и иных возможностей всегда вела и будет вести к социальному неравенству. И, как совершенно справедливо отмечается в современной литературе, в российском обществе по-прежнему во главу угла ставится справедливость, под которой понимается «уравнительная свобода»[103].

Притязания личности на свободу определены объективным уровнем развития общества. В России произошла резкая дифференциация населения. Отсюда образ жизни тех, кто владеет объектами собственности, имеет собственные ресурсы жизнедеятельности, и тех, кто этого не имеет, существенно различается, а, следовательно, различается объём притязаний на свободу. На наш взгляд, люди делятся на две группы. Одна группа включает тех, кто обладает реальной властью над ресурсами (бюрократия, предприниматели), другая - тех, кто не обладает подобной возможностью (по терминологии В.А. Четвернина - «экономическое и духовное люмпенство»).

Вместе с тем, произошла, с одной стороны, постепенная адаптация населения к сложившимся в обществе социально-экономическим, нравственно-психологическим и политико-правовым отношениям, а с другой - возникли дискомфортность и девиантность поведения людей. Как показывают различные социологические исследования, ценность свободы, независимости, самостоятельности - залог преуспевания индивида. Следовательно, любое ограничение свободы - вне рамок реализации принципа «разрешено всё, что не запрещено» - ведёт к тому, что человек утрачивает состояние личного благополучия.

Образование нового государства Российской Федерации способствовало формированию правовых отношений, закрепленных Конституцией в 1993 году, провозгласившей человека высшей ценностью. После разрушения советского строя происходит «разгосударствление» общества - освобождение его от чрезмерного государственного вмешательства. По нашему мнению, это усугубилось тем, что на протяжении всей истории России не было сформировано гражданское общество с достаточно сильными механизмами саморегулирования, поскольку отсутствовали правовые начала, в рамках которых должны функционировать гражданские институты и учреждения. В частности, как отмечает В.А.Васильев «…демократические начала гражданского общества характеризуются следующими признаками. Во-первых, отстаивается естественное право человека на жизнь и свободную деятельность; во-вторых, признается равенство граждан в рамках единых законов; в-третьих, в общественное сознание проникает идея социальной справедливости; в-четвертых, отстаиваются демократические механизмы общественного управления, которые способствовали бы гарантии равенства возможностей социально неравных субъектов; в-пятых, обосновывается положение разделения власти в целях преодоления абсолютизма и формирования правового государства»[104]. Однако все эти элементы отсутствовали в российском обществе.

Большое влияние на сложившуюся ситуацию оказывают сохранившиеся традиции недооценки человека, его прав и свобод. Искусственное ограничение и подавление проявлений сущностных сил человека в правовой сфере в России практически не позволили российскому народу выработать определенные способности к этому. Но ведь именно социальное наследование имеет большое значение в формировании человека. Отсутствие условий для реализации сущностных сил человека в правовой сфере общественных отношений привело к угрозе его правовой безопасности.

Мы считаем, что в XXI веке в России все еще отсутствует подлинное уважение к человеку и его правам. И это понятно, поскольку детерминация правосознания, происходившая десятилетиями, глубоко укрепившееся пренебрежение к правам и свободам создают сложную ситуацию незащищенности человека, его неуверенность в предсказуемости действий властей. В общественном сознании, культуре страны, как до революции (октябрь 1917 года), так и после революции, права человека не занимали сколько-нибудь значительного места. Октябрьская революция изначально отреклась от идеи равенства, свободы и универсальности, прав человека, установив в этой сфере жесткий классовый подход. Права человека растворялись в абстрактном юридическом понятии одного из «субъектов права» - гражданина. Следует отметить, что, хотя в России государственная система социалистического строя была разрушена, но юридические механизмы защиты прав остаются прежними. Они не предусматривают некой определенности в вопросах о правах человека. Тем самым, отсутствует достаточно надежная процессуально-правовая опора этих прав.

В современной России сфера правовой безопасности человека является недостаточно развитой для того, чтобы человек мог проявить все свои сущностные силы. Поэтому, существует необходимость в создании такой правовой системы, которая, опираясь на всемирно признанные принципы формирования и реализации прав человека была бы направлена на их соблюдение в различных сферах общественных отношений - экономических, политических, социальных, национальных, культурных и т.д. На наш взгляд, необходимо формирование таких экономических отношений, устройство культурного, национального, религиозного взаимоотношений и сотрудничества, которые создавали бы условия для полного и всестороннего формирования и реализации сущностных сил человека и которые бы способствовали правовой безопасности гражданина России.

Очевидно, что при отсутствии реальных гарантий безопасности индивидуальных лиц, все другие гарантии экономической, социальной и политической безопасности государства и нации в целом теряют всякий смысл. Это особенно видно сегодня на примере России, когда представляется «наивным» всерьез рассуждать о каком-то ее возрождении в условиях падения «цены» человеческой жизни и связанного с этим глубокого кризиса социальных и духовных основ человеческого бытия.

Правовое обеспечение безопасности личности предполагает, прежде всего, проведение единой законодательной политики государства в этой сфере. Принимаются различные юридические акты о различных видах безопасности. Однако активное правотворчество – это полдела. Необходимо четкое и грамотное исполнение законодательства снизу доверху. В первую очередь это касается деятельности властных структур, их правовой культуры, так как нельзя в полной мере говорить о безопасности человека, его правах, если органы государственной власти и управления игнорируют закон. В этих случаях гражданам приходится защищаться уже от самого государства, ибо оно зачастую решает свои вопросы в ущерб гражданских прав россиян, действует вразрез их правам и законным интересам. Процесс построения в России цивилизованного правового государства выдвинул на одно из первых мест потребность обеспечения эффективной правовой защиты граждан, что непосредственно связано с юридической безопасностью каждого члена общества. Как справедливо отмечает Г. Силласте, «любое нарушение законных прав личности, определенных конституцией и законодательством страны, неизбежно ставит под угрозу безопасность общества в целом»[105].

Поэтому полноценное обеспечение юридической безопасности физических лиц должно идти по линии правового закрепления прав и свобод человека, равноправия, недопустимости дискриминации по признаку языка, пола, религии, национальности или вероисповедания. Нынешняя ситуация с правами человека в нашей стране относится к числу самых неблагополучных. Дело не только в трудностях переходного периода, наследии недавнего прошлого. К сожалению, даже новые подходы к правам человека остались чисто теоретическими или вылились в декларации и популистские лозунги. Механизмы реального гарантирования и защиты системы прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации (судебная защита, конституционный контроль, административно-правовые способы защиты, правозащитная деятельность Уполномоченного по правам человека, прокуратуры, адвокатуры, межгосударственных и иных государственных и общественных институтов) и призваны обеспечить правовую безопасность не только граждан России, но и каждого лица, находящегося под юрисдикцией Российского государства[106].

Исходя из вышеизложенного, индикаторами уровня правовой безопасности являются: восстановление нарушенного правового состояния субъектов, наиболее полное обеспечение прав и свобод человека и гражданина, формирование правовой культуры и правовой государственности, стабильность правовой системы, правовая информированность. Напомним, что Концепция национальной безопасности РФ в числе основных целей государственной политики указывает реализацию принципа социальной справедливости и повышение правовой культуры граждан, а закон «О безопасности» к ее основополагающим объектам относит права и свободы человека. Понятие «правовая безопасность» включает в себя качество действующего законодательства, юридическое обеспечение безопасности в различных социальных сферах, самозащищенность права и правовой системы, эффективность механизма правоприменения, а также высокую культуру граждан. Уровень же правовой безопасности в современном российском обществе зависит от многих факторов, среди которых, наряду с несовершенством законодательства, его противоречивостью и нестабильностью, можно выделить низкую правовую культуру.

<< | >>
Источник: А.М. Ерохин, В.Е. Черникова, С.М. Воробьев, В.Е. Коротков, И.Ю. Филиппова, Ю.А. Ерохина, А.М. Поморцева, Н.А. Черникова. ФОРМИРОВАНИЕ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В ТРАНСФОРМИРУЮЩЕЙСЯ СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ РЕАЛЬНОСТИ ЮГА РОССИИ. 2008

Еще по теме 1. Правовая безопасность: смысл и содержание понятия:

  1. 12.1. Понятие, предмет информационной безопасности и ее место в системе обеспечения национальной безопасности
  2. 3.1. Основные понятия, структура и социальная обусловленность кадровой политики
  3. § 2. Ответственность в правомерном поведении: понятие и особенности
  4. § 3. Правоохранительная деятельность: понятие и содержание
  5. Глава 1 ПРАВОВАЯ ПРИРОДА И СОДЕРЖАНИЕ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА
  6. 3.2. Уголовно-правовое значение отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством («возрастная невменяемость»)
  7. § 1. Понятие социальной и правовой защиты участников оперативно-розыскной деятельности
  8. Основные черты правового государства
  9. § 3. Естественно-правовая теория
  10. § 1. Природа и содержание понятия «статистический показатель»
  11. Понятие уголовного процесса (уголовного судопроизводства). Соотношение уголовного процесса (уголовного судопроизводства) с иными видами деятельности
  12. § 1. Понятие и общая характеристика экологических преступлений
  13. § 1. ПОНЯТИЕ, ПРЕДМЕТ, МЕТОД И ЗАДАЧИ УГОЛОВНОГО ПРАВА РОССИИ
  14. § 1. ПОНЯТИЕ И УГОЛОВНО-ПРАВОВОЕ ЗНАЧЕНИЕ ОБЪЕКТА ПРЕСТУПЛЕНИЯ
Яндекс.Метрика