<<
>>

И.Ю. Филиппова ИДЕАЛЫ И ЦЕННОСТИ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА

Философское осмысление перспектив становления гражданского общества в России предполагает обращение к идейным истокам данной проблемы и рассмотрение особенностей ее решения в современной социокультурной ситуации.

Многочисленные научные исследования, посвященные истории и теории формирования гражданского общества на Западе и в России совершенно по-разному трактуют как само понятие гражданского общества, так и особенности его функционирования в определенных исторических условиях. Философские, социологические и политологические дискуссии выявляют полярные мировоззренческие установки их участников: от полного отрицания возможности построения гражданского общества до абсолютной убежденности в необходимости реализации данного проекта в условиях современной российской действительности. Так, например, А. Дугин утверждает, что гражданского общества в России не может быть даже в теории, поскольку Россия развивается по совершенно иной логике, отличной от западноевропейской цивилизации, у нее свой, особый путь. России необходима последовательная евразийская политика, а гражданское общество – «прямая угроза российской самобытности» и национальной безопасности. Среди причин и негативных факторов, обусловливающих слабую эффективность проводимых преобразований, некоторые западные авторы, анализирующие современное состояние российского общества, выделяют: влияние коммунистического наследия, склонность российских граждан не доверять общественным организациям и избегать участия в них; неудачный опыт демократизации в 1990-х годах, авторитарный характер правления при президенте В.В. Путине. Вместе с тем, как отмечает Д. Шмидт, «с позиций классической теории демократии, развитие и деятельность гражданского общества считаются краеугольным камнем процесса демократизации»[74]. Отечественные авторы – В.И. Бакштановский и Ю.В. Согомонов, обосновывают необходимость в современном обществе новой этики гражданственности, именуемой ими «рациональной моралью».
Их позиция представляет собой апологию гражданского общества с нормативно-ценностной системой, базирующейся на принципах прагматизма, утилитаризма и отрицании необходимости всеобъемлющего идеала. Из приведенных примеров видно, что различные интерпретации классической теории гражданского общества «могут служить обоснованием порой абсолютно противоположных мировоззренческих и идеологических систем. Причем в зависимости от идеологических предпочтений формируется набор классиков, на которых делаются ссылки»[75]. Одни исследователи исходят из «априорной установки наличия» гражданского общества в современной России, другие высказывают мнение о полном его отсутствии, или об «устарелости» самого понятия «гражданское общество»[76].

Трансформационные процессы, происходящие в современной России, побуждают к формированию принципиально иной, адекватной целям и задачам социокультурной модернизации, системы ценностей и мотиваций. Вместе с тем, идеалы свободы, справедливости, равенства возможностей и равенства всех перед законом на протяжении тысячелетий выступают в качестве непреходящего стремления человечества к идеальному, совершенному общественному устройству, взаимоотношения в котором базируются на общечеловеческих гуманистических ценностях, нравственных принципах, нормах морали и права. В соответствии с ними формируются представления о должном, допустимом и не допустимом поведении, образе жизни человека, отношении к самому себе, другим людям, обществу и государству.

Духовность и нравственность выделяют человека из всего окружающего мира. Духовность, как качественная характеристика уровня личностного развития, выражается в стремлении к творческой свободной самореализации и достижению гармонии с собой и с миром. Это целостное образование, сочетающее в человеке возвышенные идеалы, высокий уровень интеллектуального развития, стремление к истине, воплощению идеалов гуманизма. Прогресс общества предполагает духовные ценности, которые возвышаются над ним, и определяют его смысл[77].

Высшей ценностью гражданского общества и целью демократических преобразований выступает человек, его свобода, признание чести и достоинства личности. Раскрытие творческого потенциала человека в процессе созидания и самосозидания, предполагает наличие в его внутреннем мире основополагающих нравственных принципов и идеалов, в соответствии с которыми осуществляется духовное становление и самосовершенствование личности. В качестве духовных оснований бытия человека выступают представления о цели и смысле жизни, свободе и ответственности, творческом предназначении, составляющие движущую силу его поступков и определяющие направление всей его деятельности. Реализация идеала зависит от свободы воли и стремлений самого человека и содержания его внутреннего мира. Преодоление природно-биологического начала, возвышение над ним и развитие душевно-духовного, истинно человеческого в человеке, раскрытие лучших его качеств, возможно только в процессе сотворчества, взаимодействия с представителями своего рода. Любая социальная общность скрепляется духовными отношениями и моральными представлениями, способствующими гармонизации всей общественной жизни, а практически подтвержденная целесообразность нормы придает этим представлениями абсолютный характер[78]. Накопленный опыт, транслируемый из поколения в поколение, формирует характер взаимоотношений между членами общества, порождает как позитивные (созидательные, консолидирующие), так и негативные (разрушительные, разобщающие людей) устремления. Духовно-нравственные основания личности, мировоззренческие установки, ценностные ориентации, будучи элементами духовной культуры, составляют фундамент, на котором функционирует в обществе мораль. Наследуя традиции, нравы, обычаи социума, человек обретает устойчивые представления о мире, ощущает сопричастность происходящим в обществе процессам и, вместе с тем, осознает ответственность за дальнейшее его становление и развитие.

Состояние современной российской культуры в целом свидетельствует о наличии глубокого духовно-нравственного кризиса, охватившего все сферы жизни общества.

Все чаще к анализу современной социокультурной ситуации применяются понятия: «бездуховность», «духовный вакуум», «смысложизненный кризис», «антропологическая катастрофа». Среди причин, обусловивших подобные кризисные явления, можно выделить: отсутствие общенациональной идеи, четко сформулированной государственной политики в области идеологии, сложность адаптации в постоянно изменяющемся мире, углубляющееся социальное расслоение. Стремительное развитие информационных технологий, выдвигает проблему качественного отбора информации. Информационная революция привела к тому, что человек чувствует себя еще ничтожнее, перед почти самоуправляющимся миром компьютеров, навязываемой ему разнородной информацией, часто низкого качества, с точки зрения нравственных критериев. Информационная агрессия, выражающаяся в неконтролируемом потоке информации, кризис ценностных ориентаций, дестабилизация общественной жизни, порождают состояние неуверенности в будущем, неопределенности, дезадаптации и дезориентации, утраты национальной идентичности, цели и смысла собственного существования. Все перечисленные причины и факторы препятствуют возможности самоутверждения и успешной самореализации человека.

Многонациональный и поликультурный характер российского общества обусловливает и специфику происходящих в нем модернизационных процессов. «Одним из следствий полиэтничности (мультикультурности и поликонфессиональности) является множественность функционирующих в российском обществе национальных ценностных систем, как правило, не сводимых в должной мере к «общему знаменателю» общечеловеческих (западноевропейских) ценностей, которые принято полагать за самодостаточную совокупность ценностей гражданского общества»[79]. Игнорирование духовных оснований национальной культуры в условиях трансформаций во всех сферах общества может привести к угасанию творческого потенциала, утрате доверия к традиционным ценностям и стремления к духовному самосовершенствованию, препятствуя возможности самоутверждения и успешной самореализации человека. Процесс становления человека гражданского общества в условиях гетерогенного полиэтничного социума выступает необходимым основанием интеграции, консолидации населения, и, вместе с тем, обретения собственной идентичности в пространстве межкультурного диалога. Сознание человека, включенного в определенную социальную общность, апеллирует к духовному наследию предков, стремясь найти утраченную гармонию с самим собой и окружающим миром. Отсутствие этой гармонии, как согласованности природы, общества и человека, ведет к внутренней дисгармонии, постепенному разрушению целостности самого человека. Целостность, внутренняя гармония составляют основу духовности личности, а духовность, как основа гуманистического мировоззрения связана с проявлением внутреннего мира личности, ответственности за последствия выбора, раскрытием ее творческого, духовно-нравственного и интеллектуального потенциала, направленного на преобразование общества и внутреннее преображение в процессе самосозидания.

В качестве фундаментальных ценностей гражданского общества выступают право и правовая культура. Как нормативно-ценностная регулирующая система, право закрепляет и защищает нравственные ценности и нормы морали, принципы общественного устройства на основе воплощения идеалов гуманизма, равенства и справедливости, признания прав и свобод личности, как высшей, непреходящей ценности культуры. Гармоничное сочетание взаимоотношений личности и общества, частных и государственных интересов на основе разумного и справедливого управления препятствует абсолютизации индивидуального начала, перерождению свободы в произвол и вседозволенность. В качестве одного из главных путей преодоления мировоззренческого, «правового нигилизма» и «аксиологического релятивизма» в России, М.Б. Смоленский[80] считает стремление к повышению общей и правовой культуры граждан, правовое воспитание молодежи, уважение, защиту прав и свобод личности со стороны государства. Современная социокультурная ситуация выдвигает на передний план проблему формирования деятельного и позитивно мыслящего индивида, умеющего самостоятельно организовывать свою деятельность в условиях демократического государства и гражданского общества. Перспективы создания правового государства базируются на воспитании граждански активной личности, ответственно относящейся к выполнению своего гражданского долга, своих профессиональных обязанностей.

Динамика изменений, происходящих во всех сферах, особенно в духовной сфере современного российского общества, вызывает необходимость совершенствования всех уровней образовательной системы, поскольку образование выступает одним из основополагающих факторов социально-экономического, политического развития и показателем эффективности проводимых демократических преобразований, представляя собой совокупность обучения, воспитания, социализации личности. Воспитание играет решающую роль в формировании гражданской позиции и социальной активности личности, это процесс постоянного творческого поиска, основанный на взаимодействии и сотрудничестве в совместной деятельности. Главным ориентиром в системе образования должно стать уважение человеческого достоинства, предоставление широких возможностей для самореализации и духовного самосовершенствования личности. Человек должен обрести статус цели, а не средства всевозможных преобразований и экспериментов. Приоритетность решения воспитательных задач в системе образования закреплена законами Российской Федерации «Об образовании», «О высшем и послевузовском образовании», «Концепцией модернизации российского образования на период до 2010 года» и другими документами. Модернизация образования в высшей школе направлена на подготовку высококвалифицированных специалистов, компетентностный подход акцентирует внимание на результатах образования. В качестве результата рассматривается не сумма усвоенной информации, а способность человека действовать в различных проблемных ситуациях. Одной из важнейших задач высшей школы на современном этапе развития общества является ориентация на признание приоритета духовно-нравственных основ воспитательно-образовательного процесса. В качестве основного и необходимого условия духовного становления личности, формирования гражданского самосознания, выступает гуманитарное образование, способствующее сохранению и трансляции социокультурного опыта, формированию целостного представления о мире, определению человеком своей мировоззренческой позиции. Содержание гуманитарного образования определяется гуманистическими тенденциями развития современной культуры и включает ценностные ориентации и мировоззренческие установки, идеалы, господствующие в обществе. Гуманизация и демократизация образовательного процесса должна быть направлена на развитие творческих способностей и раскрытие духовного потенциала личности и ученика, и учителя – посредника между учеником и духовными ценностями прошлых и современных поколений, способствуя формированию потребности в самостоятельной осмысленной деятельности, которая закладывает основы самосознания личности. Чтобы достичь успехов в воспитании воспитатель сам должен быть высоконравственной личностью. Воспитание представляет собой единство духовной жизни воспитателя и воспитанника. Только уважая достоинство другого человека, человек может снискать уважение к себе. «Распознать, выявить, раскрыть, выпестовать в каждом ученике его неповторимый индивидуальный талант – значит поднять личность на высокий уровень расцвета человеческого достоинства», – отмечал В.А. Сухомлинский.

Вариативность образовательных программ, внедрение инновационных технологий способствуют раскрытию творческого потенциала личности, определению перспектив будущей профессиональной деятельности, реализации возможности самостоятельного выбора ценностных ориентаций и собственной жизненной стратегии. Самостоятельность выбора предполагает и личную ответственность за его последствия, устанавливается непосредственная связь между профессиональным самоопределением и выработкой активной гражданской позиции, самоутверждением личности и изменением ее социального статуса. Одним из факторов, способствующих социальной адаптации личности выступает дополнительное образование. Оно способствует повышению качества подготовки будущих специалистов, создает условия не только для профессионального самоопределения, но и для творческого самовыражения личности. Специфика дополнительного образования заключается в том, что оно предоставляет возможность индивидуального подхода, создает условия для установления взаимоотношений сотрудничества и, как следствие, стимулирует адаптационные возможности личности, повышает ее самооценку, дает ощущение стабильности, защищенности. Необходимо отметить важную роль дополнительного образования в передаче социального опыта в процессе обучения и совместной деятельности с единомышленниками, с учетом интересов и способностей каждого человека. Расширение социальных контактов и активная сопричастность происходящим в обществе изменениям создают благоприятные условия для социальной адаптации личности и повышения эффективности процесса социализации в целом.

Применяя инновационные технологии в образовательно-воспитательном процессе, необходимо помнить, что главный объект педагогического воздействия и субъект педагогического и социального взаимодействия – Человек. «Современное общество будет обществом действительно гражданским и действительно открытым в той мере, в какой его культура и образование окажутся открытыми к восприятию и трансляции всего того внутреннего опыта синергийной самоорганизации, сотрудничества, солидаризма и самопознания, который накоплен в коллективной памяти человечества»[81].

В современном обществе рациональность, составляющая основу науки и философии, постепенно утрачивает нравственные ориентиры, нарушая единство, целостность духовного мира человека. Современная наука предоставляет человеку широчайшие возможности в овладении знаниями об окружающем мире, но система образования недостаточно внимания уделяет развитию способности критического переосмысления полученной информации. В результате общество получает послушного исполнителя, стандартно мыслящего индивида, а не самостоятельную, инициативную, творческую личность. Важнейшим результатом образования должна стать не сумма накопленных знаний, а выработка нравственной жизненной позиции, определяющей отношение человека к миру, к себе подобным и к самому себе. Сегодня перед каждым человеком, причастным к образованию и преподаванию, стоит задача научиться ориентироваться в многообразных системах, технологиях, методиках воспитания и обучения, базирующихся зачастую на противоположных подходах и принципах организации образовательно-воспитательного процесса. Необходимо адекватно оценивать возможности и границы их применения в условиях вариативного образования на всех его уровнях, оптимально сочетать инновации и преемственность при сохранении единства учебного и воспитательного процессов.

Социально-экономические, политические преобразования в России требуют подготовки нового поколения к успешному их осуществлению в интересах личности, общества и государства. Преодоление явлений бездуховности, агрессивного поведения, нетерпимости к инакомыслию в молодежной среде, требуют повышения эффективности воспитательного потенциала в образовательном процессе путем изменения ценностных ориентаций, приобщения к культурному наследию России и ориентации на понимание собственных и иных культурных традиций. В начале третьего тысячелетия человечество приходит к осознанию необходимости изменения способа и стиля мышления, более глубокого познания собственной сущности как условия изменения окружающего мира в соответствии с идеалами Добра, Истины и Красоты. Духовное восхождение предполагает не только осознанный выбор идеалов и ценностных ориентаций на основе полученных знаний и, но и личностное переживание, переосмысление собственного опыта. Потому содержание духовности, интегрируя мысли, знания и чувства, ориентировано на самосозидание и нравственное самосовершенствование личности. Образование решает сложные мировоззренческие проблемы на личностном уровне. Они требуют мощных интеллектуальных усилий, волевого преодоления сложившихся стереотипов, особенно в реалиях «информационной повседневности». При определении стратегии инновационного развития нестандартное мышление, сформированное в целом гуманитарным образованием, и в особенности философским, а также нравственная мотивация позволяют перевести качество обучения в позитивную социальную установку. Сферы рациональности и духовности в человеческом сознании дополняют друг друга, они взаимообусловлены, но не взаимозаменяемы. Сфера духовности шире и богаче по содержанию. Это сфера смыслов, целеполагания, ценностных ориентаций. Духовность невозможно свести к рациональному освоению мира, но вне рационального осмысления, логического оформления, человеку достаточно сложно объективировать полученный опыт, систематизировать накопленные знания и составить целостное представление о мире, определить свою мировоззренческую позицию.

Человеку, как разумному, мыслящему, деятельному существу свойственно стремление выйти за собственные пределы, в сферу за границами наличной действительности, это необходимое условие его свободы. Культура, в лоне которой формируется личность, тяготеет к стабильности, порядку, консервативности, препятствуя ее свободному самовыражению. В то же время, выступая в качестве объективированной формы духа, как выражение сверхприродной сущности человека, культура способствует стремлению к совершенствованию себя и окружающего мира, воплощению идеала. Уникальность человеческого существования заключается в возможности осознанного самосозидания и саморазрушения, раскрытии потенциального содержания и разумного самоограничения вплоть до самоуничтожения. Особую роль в человеческом существовании играет необходимость не только заниматься актуальной деятельностью, но и придавать своему существованию цель и смысл, составлять представление о том, какой должна быть жизнь и сам человек. В ситуации неопределенности, непредсказуемости, несмотря на все попытки рационального постижения мира, человек утрачивает не только способность преобразования окружающей действительности в соответствии со своими потребностями, но и адекватной оценки происходящих событий. Мир становится все более непредсказуемым, не подчиняющимся в своем развитии жестким закономерностям. Человек, как часть этого мира, находится в процессе становления, изменения, представляет собой потенциальную возможность, актуализирующую свою сущность, «особую форму бесконечного содержания» (Вл. Соловьев). Свобода, как проявление творческого хаоса, дает ему возможность самореализации и создания новой реальности. Вместе с тем, стремление к безопасности, обретению состояния устойчивого равновесия, побуждает его ограничивать творческое самовыражение. Цель человека – преодоление своего несовершенства.

Объективный анализ происходящих в современном российском обществе процессов, побуждает ряд авторов сделать вывод о необходимости социокультурной реформации, ориентации ценностной системы на приоритет человека. Процессы модернизации требуют учета цивилизационных особенностей страны, их результаты сказываются на состоянии духовных ценностей и культуры. Формирование гражданского общества в России сталкивается с трудностями разного характера. Прежде всего, это связано с ментальностью, традициями, политической культурой и другими социальными факторами[82].

Представления о том, каким должно быть гражданское общество и каковы его взаимоотношения с государством, менялись от эпохи к эпохе, но большинство исследователей рассматривают его как определенный уровень зрелости, результат развития, самоорганизации общества, качественное, цивилизованное состояние, связанное с созданием условий и возможностей для самореализации свободных индивидов. Делегируя часть своих прав и полномочий государству, человек отдает ему и значительную часть своей свободы, в обмен на гарантию безопасности, защищенности и стабильности, даже если она иллюзорна. С развитием самосознания индивида, осознания возможности самостоятельного выбора и личной ответственности за последствия его реализации, возникает желание ограничить посягательства государства в лице его отдельных представителей на свободу, права, честь и достоинство личности, установить контроль над государственной властью. Гражданское общество представляет собой комплекс устойчивых взаимодействий между «свободными, равными и независимыми индивидами»[83], чье имущество охраняется политически, то есть благодаря подчинению этих индивидов государству, монополизирующему в своих руках процесс создания, проведения в жизнь и исполнения законов[84].

Рассматривая проблему соотношения гражданского общества и государства, Л.С. Мамут отмечает: «…есть обыкновение усматривать в гражданском обществе человеческую коллективность, которая существует отдельно, обособленно от государства и должна вести собственную самостоятельную, жизнь, независимую от него. Под гражданским обществом многие разумеют не просто названную здесь человеческую коллективность, но лишь ту ее разновидность, которая по уровню исторической развитости, культурной зрелости совместима с правовой государственностью и, со своей стороны, участвует в жизнедеятельности последней». Он отстаивает иную точку зрения, утверждая, что гражданское общество – ипостась любого цивилизованного (базирующегося на общественном разделении труда) человеческого общежития. Оно было, есть и всегда будет. Государство постоянно и активно воздействует на гражданское общество, сообразуясь со спецификой отношений институтов гражданского общества, механизмами его саморегуляции и социокультурной динамикой развития. И «чем активнее сознание наших современников будет освобождаться от бремени сковывающих его упрощенных объяснительных схем, позавчерашних догм, контрпродуктивных поведенческих установок, тем скорее развитие государственных и негосударственных институтов (общественных объединений) российского общества, их обоюдополезное взаимодействие получит новый мощный импульс»[85]. Суть взаимоотношений государственных и негосударственных органов составляет не противостояние, а сотрудничество.

Формирование политической культуры граждан – важнейший фактор становлении я гражданского общества. Отношения народа и правителей, народов и государств, всегда были объектом философских и научных исследований. "Современный избиратель, – писал Э. Фромм, – имеет дело с множеством предвыборных программ, с множеством кандидатов,…. которые выступают для него достаточно абстрактно. И здесь происходит бесконечное повторение лозунгов, но суть этих программ остается невыясненной. Слова от их бесконечного применения покрываются паутиной, их смысл часто затерт до предела, и, тем не менее, слова имеют во многих отношениях всемогущественное влияние. Вождь рисует перед толпой грандиозные, но смутные перспективы и этим туманом как бы «оболванивает» слушателей. Общим фактором стратегии пропаганды является стратегия коллективного внушения, с помощью которого вождь превращает разнообразные собрания людей в однородную массу»[86]. Это явление (массовый гипноз) имело место на протяжении всей истории развития человечества, но, несмотря на развитие просвещения и культуры, продолжает оказывать свое воздействие на сознание. Вытесненная из экономики наукой и техникой, иррациональность сосредоточивается на власти. Как показывает история, очень часто народные массы оказываются под воздействием эмоций, страхов, мифов, определенных психических состояний, поддаются убеждению, внушению. Политики всегда стремились манипулировать массами, вести их в нужном для себя направлении. Еще Н. Макиавелли писал о том, что народные массы могут дерзко оспаривать решение своего государя, а затем, не доверяя друг другу, безропотно ему покориться. Он считал, что лишь небольшая часть народа стремится к свободе, основная же масса – к безопасности.

Значительную роль в формировании духовной атмосферы, системы ценностных ориентаций, становлении общественного мнения, формирования образа социального мира в современном обществе играют СМИ. Они позволяют передавать большие объемы информации на колоссальные по численности аудитории и тем самым активно воздействовать не только на индивида или отдельные группы, но и на общество в целом. В силу своей специфики СМИ не знают ни демографических, ни социальных, ни национальных границ действия, обеспечивая взаимосвязь, но, иногда способствуя разобщению народов и культур, представляют средство формирования определенных, не всегда адекватных реальному положению вещей, представлений о мире, выступают способом передачи, хранения и распространения культурных ценностей в обществе. Специфика воздействия СМИ на человека заключается в том, что в отличие от информации, получаемой в межличностном общении, информация в СМИ проходит отбор, классификацию фактов и явлений общественной жизни, т.е. является организованной, структурированной. В результате человек получает интерпретацию информации. Особенность СМИ заключается также в том, что они обеспечивают не только информирование населения, но и служат средством массовой коммуникации, т.е. в своеобразной форме задают контекст общения. Эволюция СМК, рассматриваемая сквозь призму развития культуры, показывает процесс увеличения скорости обмена информацией с целью сохранения пути к овладению человеком суммы знаний, добытых предыдущими поколениями людей. СМИ не только ведут к состоянию тотального восприятия и сиюминутного осознания действительности, но и способствуют расширенному восприятию человека в пространстве и времени. НТР создает оптимальные условия для технического развития СМИ, порождая, в то же время, иллюзию об их всемогуществе. Развитие коммуникации включает в себя и такие процессы, в ходе которых информация не только передается, но и искажается, может самопроизвольно возрастать и угасать. Массовая коммуникация по самой своей природе требует инноваций и жадно их ассимилирует, что придает ей динамичность и непредсказуемость ее эффектов.

Наряду с уверенностью, современный человек ощущает и страх, он придавлен собственными неограниченными возможностями. Свобода несет в себе не только большие возможности, но и предстает как большое бремя ответственности. Современный человек, будучи не в состоянии перейти от свободы негативной (свободы от) к свободе позитивной, старается избавиться от свободы вообще. Одной из таких форм бегства от свободы является подчинение вождю. Человек-масса обладает большим интеллектом, чем в прошлом, но он не хочет им пользоваться. Речь идет об отказе от культуры и от законности. Ведь уровень культуры измеряется большей или меньшей степенью законности и ответственности. Старая демократия существовала на основе веры в закон. Сейчас речь идет о сверхдемократии, связанной с приходом к власти масс, совершенно не уважающих закон. Они "диктуют правила игры". Стержнем, вокруг которого стала вращаться история, стал средний человек. Америку Х. Ортега-и-Гассет называет "райским пристанищем масс", в котором вседозволенность выступает для масс природным состоянием человека, она естественна как воздух. По мнению автора, бразды правления в обществе оказались в руках людей, не знакомых с принципами развития цивилизации. Признаком цивилизации является добровольное стремление к сосуществованию на основе законов, необходимость считаться с мнением окружающих. Человеческая разобщенность, нетерпимость к иным мнениям характеризуется как варварство. Вместе с тем, энергия масс может нести и положительный заряд, когда она может быть способна на самопожертвование, самоотречение, массовый героизм, может быть увлечена самыми благородными целями, может быть способна на бескорыстие, преданность идеалу. Влияние любой идеологии, любой доктрины зависит от психологии тех масс, к которым она обращена. А.А. Пилипенко, И.Г. Яковенко выдвигают на первый план духовный аспект жизни общества, соотношение разнообразных форм нравственности, в чем усматривают глубокую специфику России, рассматривая ее как пример внутренне противоречивого, манихейского типа цивилизации.

Массы всегда оказывали значительное воздействие на политическую, экономическую, духовную сферы жизни общества. Французская революция, Октябрьская революция, восстания, массовые народные движения в России – история изобилует примерами массовой активности. Но к концу XIX века роль и значение масс в политике значительно усилились. Они играют первостепенную роль в общественной жизни. Новая роль была вызвана рядом исторических обстоятельств: установлением всеобщего избирательного права, возникновением профессиональных союзов, массовых политических партий. Ф. Ницше указывал на тенденцию к растворению современного общества в инертной аморфной массе, дремлющей по большей части в тупом оцепенении и пробуждающейся лишь для того, чтобы выразить шумное восхищение "великим укротителем". На формирование идеи "массового общества" оказала влияние мысль о растлевающем и девальвирующем влиянии процесса демократизации вообще. Н.А. Бердяев в работе "Философия неравенства" отмечал, что давно уже происходящая в мире демократическая революция не оправдывает себя высокой ценностью и высоким качеством той культуры, которую она несет с собой в мире. От демократизации культура всюду понижается в своем качестве, и в своей ценности. Она делается более дешевой, более доступной, более широко размытой, более полезной и комфортабельной, но и более плоской, пониженной в своем качестве, лишенной стиля. Большинство современных исследователей именуют массовым такое общество, в котором производство и потребление приобретают стандартизированный характер, политика определяется стихийными реакциями населения, а культура утрачивает уникальность и тиражируется для всех. С.Московичи считает, что в конце XX века мы "присутствуем при глобализации масс, при создании масс мирового масштаба". Массу он определяет как социальное животное, сорвавшееся с цепи. В. Райх, исследовавший воздействие фашизма и его идеологии на массы, подчеркивает их иррациональность. Он считает, что массы немецкого народа стали жертвой собственной иррациональности, биологического страха перед ответственностью, перед свободой.

П.Я. Чаадаев писал о специфике российской ментальности: "Это все еще хаотическое брожение предметов нравственного мира, подобное тем переворотам в истории земли, которые предшествовали образованию нашей планеты в ее теперешнем виде. Это господство стихий хаоса, не претворенного в космос или, точнее, неструктурированность общественной и духовной жизни»[87]. Сознательное, взвешенное отношение к происходящим событиям, должно быть основано на воспитании в человеке культуры чувств. Ведь, несмотря на то, что мы часть природы, и с этим необходимо считаться, нам дан Разум, человек разумный должен принимать обдуманные решения и нести ответственность за их воплощение в жизнь, предвидеть последствия и результаты своих поступков. Русскому народу свойственна специфическая национальная психология, для которой характерны такие невротические симптомы, как ответственность перед призраком будущих поколений, иллюзионизм, неумение и нелюбовь жить в настоящем, суетливое беспокойство о вечном. Русские люди максималисты, им нужно или все, или ничего, что выражается в недостатке средней области культуры, отмеченном Н.А.Бердяевым, Н.О.Лосским. Бедность, угнетающая русский народ, есть следствие многих условий: длительного крепостного права, общинного строя крестьян, малого плодородия почвы во многих губерниях, большой затраты сил государства на защиту от внешних врагов. Но, кроме перечисленных условий, бедность, в значительной степени, есть следствие малого интереса народа к материальной культуре[88]. Другими словами, наиболее выдающейся чертой русского народного характера оказалась полная неопределенность и отсутствие резко выраженного собственного национального обличья, способность усваивать всевозможные черты любого национального типа. Очень лаконично эту мысль выразил Ф.М. Достоевский: "Стать вполне русским, может быть, и значит только стать братом всех людей, всечеловеком". Свобода от всякой исключительности и односторонности, которая свойственна характеру русского народа, во многом определила особый взгляд на свое предназначение в мировом историческом процессе. Достаточно вспомнить послание псковского инока Филофея "Москва - третий Рим" Василию – III в ХYI веке, чтобы понять истоки русского мессианства и миссионизма, веры в положительную действительность высшего мира и покорное к нему отношение, стремление к соборному единению различных народов и культур, как стремление к "Абсолютному добру".

В качестве одной из особенностей русского национального характера можно назвать "религиозно-эмоциональное осмысление жизни". Религиозность, как одна из наиболее глубоких черт характера русского народа, отмечена Н.О. Лосским. Русский человек обладает, по мнению философа "особенно чутким различением добра и зла". Независимо от социальной принадлежности часто встречающаяся душевная мягкость русского человека сочетается с мужественной природой. Доброта русского народа во всех слоях его высказывается в отсутствии злопамятности. У положительных качеств бывает и отрицательная сторона. Доброта иногда побуждает лгать вследствие нежелания обидеть собеседника, желания мира, добрых отношений с людьми, во что бы то ни стало. Надо заметить, что источником лжи русского человека может быть слишком большая живость воображения, обусловленная многосторонностью способностей. В связи с "исканием абсолютного добра" стоит свобода духа русских людей, широкая натура, испытание ценностей мыслью и опытом, откуда возникают дерзкие рискованные предприятия, склонность к анархии, неумение "столковаться для общего дела", нигилизм и даже хулиганство. К первичным свойствам русского народа Н.О. Лосский относит могучую силу воли, откуда возникает страстность, максимализм и экстремизм, но иногда обломовщина, леность, пассивность вследствие равнодушия к несовершенному добру земной жизни, отсюда невыработанность характера, недостаток самодисциплины. Но отрицательные свойства русского народа представляют собой не первичную, основную природу. По мнению философа, они возникают как оборотная сторона положительных качеств или даже, как извращение их. Тем не менее, во многих ситуациях, как свидетельствует история, они оказывают едва ли не решающее влияние на ход событий и их последующую оценку.

Многие исследователи отмечают в качестве одной из самых важных особенностей русского православного религиозного сознания взаимную любовь всех во Христе. Данная особенность выделена В.В. Розановым, П.И. Новгродцевым, С.Н. Булгаковым, Н.А. Бердяевым, Вл. Соловьевым. Среди основных особенностей русского православного сознания П.И. Новгордцев выделяет главные: созерцательность, смирение (сознание ничтожества человеческих сил), простота душевная, радость о господе, потребность внешнего обнаружения религиозного чувства, чаяние царства Божия. "Даже иностранцы, хорошо познакомившиеся с Россией, отмечают глубокую религиозность русского народа", – писал Н.О. Лосский.

Рассмотренные особенности российского национального характера во многом определяют и современное состояние общества, т.е. наличием "глубоких пластов архаики в российском обществе и их периодической активностью объясняется "победа консервативного инструментализма над прогрессивными целями". Вплоть до Х века в России были сильны языческие традиции, которые постепенно вытеснялись монотеизмом. Преобладание религиозной идеологии на протяжении многих веков препятствовало проникновению и распространению в духовной сфере идей обновления и реформаторства.

Одна из особенностей общественно-политического и государственного устройства России заключалась в том, что власть, будучи ориентирована на народные ценности, опиралась на народное мнение, но при этом абсолютно не считалась с ним при проведении крупномасштабных реформ. "Нигде в Европе государство не обладало такой властью над жизнью и собственностью своих подданных, как в России". Поэтому так сильна была в России идея общинного сознания, отрицающая идею Личности. Русский "коллективизм" и русская "соборность" почитались великим преимуществом русского народа, возносящим его над народами Европы. Анализируя исторические тенденции России, П.Я. Чаадаев увидел константу ее жизни в "безличном хаосе", в отсутствии гарантий для собственности и свободы личности, в тотальном подавлении человека властными структурами. А в результате, в постоянной готовности русских людей к бунту. Если все усилия берет на себя власть, то подданный старается стать неприметным, скрыться среди стихий. В том обществе, где человек не сам по себе, а лишь частица единой силы, единого общества, этот человек оказывается чрезвычайно одинок и беззащитен. "В русском народе есть что-то неподвижное, безнадежно ненарушимое, а именно его полное равнодушие к природе той власти, которая им управляет". Бедность и простота социальной жизни порождают и духовно бедную волю народа – желавшего не свободы для реализации своей социальной активности, а свободы от возможных внешних и внутренних притеснений. Эта свобода выросла на почве западной культуры как результат сложного воздействия духовных сил. В византийско-московской традиции у нее не было никаких корней. Вот почему с такой легкостью свобода могла быть выкорчевана из сознания русских масс, лишенных общения с внешним миром, принесших в марксистскую школу лишь древние инстинкты Московии, тоталитарного государства, крепкого не только полицейской силой, но и тысячелетними инстинктами рабства. «Каким же образом, скажите, могли зародиться хотя бы самые элементарные понятия справедливости, права, какой-либо законности под управлением власти, которая не сегодня-завтра могла превратить в рабов все население свободных людей! В России все носит печать рабства – нравы, стремления, образование и даже вплоть до самой свободы, если только последняя может существовать в этой среде»[89]. "Русский человек – все еще человек природы и ему только предстоит сделаться человеком. На Западе система политических учреждений движется к тому, чтобы превратиться в средство, которым люди могут воспользоваться для очеловечивания. В России по сей день политические, социальные, административные бытовые учреждения от парламента до парикмахерской – являются целью для самих себя, средством же их существования оказывается человек. Он по-прежнему всего-навсего инертный материал, по-прежнему лишен – и действиями власти и своей реакцией на эти действия – того, что можно назвать культурной средой, ибо на протяжении тысячелетий его среда природная. В России человек все еще народ, тогда как на Западе распространяется иная формула: народ – человек. Народ – любимое понятие тиранов и демагогов, тех, кто ни в грош не ставит человека и кто самой сутью своей натуры, своими действиями свидетельствует, что сообщество, где активны такие фигуры, еще не стало человеческим, да неизвестно, станет ли". Размышляя о перспективах общественного развития, П.Я. Чаадаев утверждал, что Россия в отличие от других стран не обладает сколько-нибудь значительными и прочными историческими традициями, что история ее лишена какой-либо общей идеи и закономерного развития. Традиция, т.е. передача от поколения к поколению идей, берущих свое начало в первоначальном, божественном откровении обусловливает связь и непрерывность в ходе истории как процессе. Она формирует индивидуальное и общественное сознание. Из этого убеждения следует вывод – поскольку в прошедшей истории страны традиции не сложились, перспективы ее дальнейшего развития не могут связываться с возвратом к прошлому, с возвратом чего-то утраченного или забытого. Традиции нужно создать. России необходимо как-то вновь повторить у себя воспитание человеческого разума. Для этого необходимо обратиться к опыту Европы, к ее духовным ценностям и традициям, необходимо воспитание этического и правового сознания, осуществляемого на христианских ценностях. Когда речь заходит о возрождении и развитии "исконных начал" русской жизни, дальше лозунгов и неудачных попыток претворения их в жизнь дело не доходит. Социальные эксперименты, которыми изобилует российская действительность XX века, наглядно свидетельствуют о готовности следовать за провозвестниками любой привлекательной идеи, направленной на усовершенствование общественных отношений и, вместе с тем, неумении воплощать их в реальной действительности.

То, что было названо "русской идеей" было определено И.В. Киреевским, А.С. Хомяковым, К.С. Аксаковым: "русский народ – исключительное явление всемирной истории, поскольку обладает чертами, отсутствующими у других народов: сознательное предпочтение личным, индивидуальным интересам общих народных, государственных, преобладание интуитивных способов понимания над всеми формами логического анализа". И. В. Киреевский, признавая необходимость возрождения и развития "исконных начал" русской жизни, в то же время был противником буквального воспроизведения всех форм допетровского быта. По его мнению, всякая форма жизни, однажды прошедшая, уже невозвратима, как та особенность времени, которая участвует в ее создании. В то же время, идеалы славянофильства были связаны с прошлым, а не с будущим, утверждая принципы традиционалистского общества в противоположность принципам общества модернистского.

"Россия обладает, быть может, великими и самобытными духовными силами, но для появления их ей … нужно принять и деятельно усвоить те общечеловеческие формы жизни и знания, которые выработаны Западной Европой", – писал Вл. Соловьев. «Наша внеевропейская и противоевропейская преднамеренная и искусственная самобытность всегда была и есть лишь пустая претензия; отречься от этой претензии есть для нас первое и необходимое условие всякого успеха». Восток и Запад исчерпали свою историческую энергию. Нужная третья сила, способная поддержать дальнейшую жизнь человечества. От народа – носителя этой силы требуется только свобода о всякой исключительности и односторонности, а эти свойства, несомненно, принадлежат племенному характеру славянства, и, в особенности, национальному характеру русского народа. Россия станет собой, повернувшись к Западу, соизмерив себя с ним, не заимствуя рабски, но и не отказываясь от его достижений. Эта же мысль высказывалась и Н.А. Бердяевым: "Мы должны будем усвоить некоторые западные добродетели, оставаясь русскими".

Важнейшую особенность ситуации, сложившейся в постсоветской России (и СНГ) М.В. Рац видит в фундаментальном разрыве между политическими ориентирами и провозглашаемыми ценностями с одной стороны, и сохранившимися советскими подходами и представлениями советской ментальности – с другой. Раскол российского общества объясняется не столько подлинными различиями в ценностях, интересах и целях разных групп населения, сколько недостатком политико-правовой культуры. "Наше общественное сознание блуждает между трех сосен: капитализмом, социализмом и особым путем России". Перспективы достижения общественного согласия автор видит на пути переосмысления наших представлений о возможных формах общественно-политического устройства России, о политике и связанной с нею власти, рассматривая "открытое общество" как конкретно-исторический идеал для современной России. Открытое общество, согласно А. Бергсону, в культуре которого получает развитие динамическая мораль, в которой воплощаются ценности человеческой свободы, любви, творчества. Она воплощается в личностях – носителях высоких моральных образцов, жизненной мудрости, идеалов справедливости и милосердия – в зависимости от того, в какой мере члены общества способны свободно на самом глубинном уровне своих жизненных ориентаций воспринять и взрастить в себе эти образцы и идеалы не в качестве навязанных извне, а как пережитые ими самими[90].

Ряд авторов определяют ситуацию, сложившуюся в России в конце XX века как духовно-идеологический кризис, связанный с утратой прежних форм культурной самоидентификации, социального оптимизма, с методологическим кризисом в сфере социального познания. Духовно-идеологический кризис, охвативший массовое сознание проявляется в двух основных формах: в кризисе национальной идентичности, утрате чувства исторической перспективы и понижения уровня самооценки нации; в разрыве единого духовного пространства и утрате национального консенсуса по поводу базовых ценностей. Диагноз нынешней духовной ситуации можно описать как "смерть Бога в культуре" – утрату суверенности нравственного сознания, что и является основным источником массовой деморализации. Особо следует сказать об утрате чувства общенациональной перспективы. Реформаторы постоянно сетовали на "соборный архетип" нашей культуры как препятствие для перехода от архаической и традиционалистской модели "единой коллективной судьбы" к свободному самоопределению людей в рамках самодеятельного гражданского общества. Прежнюю доминанту, связанную с саморастворением индивида в группе с подчинением частного интереса общему решено было разрушить, утвердив другую – индивидуалистическую. В результате вместо общности, связанной единым каркасом, «пусть предельно мифологизированных, норм, традиций и ожиданий мы получили одинокого индивида и конгломерат соперничающих группировок», не останавливающихся перед любыми средствами в целях самоутверждения. Тоталитарное сознание разложилось, но его заместило не демократическое сознание, действующее в рамках взаимных обязательств, памятующих о праве и морали, а катастрофически безответственное и безнравственное сознание. Самой острой является альтернатива между нравственностью и политической властью. Одной из особенностей современной социокультурной ситуации в России является забвение правящей элитой антропологических проблем. Между тем, человек, понимаемый как высшая ценность, становится сегодня конечным основанием и критерием любой общественно значимой деятельности. "Можно утверждать, что лишь те практики, которые будут соразмерны антропологическим изменениям в современной социокультурной ситуации, определят лицо и XXI века, и всего следующего тысячелетия"[91].

В настоящее время активизируется геополитический тип сознания, альтернативный цивилизационному. Он связан с ощущением состояния мира как войны всех против всех, где никому не гарантировано "жизненное пространство", и где, как и в доцивилизованном состоянии, могут выжить только сильные и до зубов вооруженные, утверждает отступление ноосферы под давлением геобиосферы – природных детерминаций коллективного человеческого поведения. Обострившиеся межэтнические конфликты в бывшем СССР сопряжены с формированием деструктивными силами отрицательного образа России и русского, а у самих русских – комплекса вины за "эксплуатацию инородцев" в дооктябрьский период и репрессивную политику в годы советской власти. Сами же обвиняющие создают для "своего" народа миф об их неответственности за внутренние процессы, что позволяет им выступать в роли обвинителя России со всеми политическими, экономическими, моральными последствиями. Многие из них, прекрасно усвоив сущность психологии толпы, манипулируют общественным мнением в интересах ожесточения национального сознания своего народа и формирования условий для собственного политического восхождения. Самый простой способ удержать вместе людей – это противопоставить "своих" и "чужих".

Конфликты на этнической основе зачастую имеют иррациональный регулятор поведения, поскольку ни причины, ни цели, ни последствия этих конфликтов не осознаются их участниками. Отношения между представителями различных этнических общностей во многом зависят от настроений, чувств, эмоций, являющихся, в свою очередь, результатом целенаправленного воздействия властных структур и не всегда объективного освещения средствами массовой информации происходящих в обществе процессов. Этносу, как одному из древнейших типов социальной общности, присущи "мифотворческие импульсы", действием которых создается эффект подмены действительного желаемым. Этническое самосознание формируется под воздействием опыта, унаследованного от предыдущих поколений, включающего негативные и позитивные факторы этнического взаимодействия. Существенное влияние на состояние межэтнических отношений оказывают традиции, общественная психология, этнические стереотипы. Недовольство собственным этническим статусом, негативная оценка социально-экономического положения, поиск причин сложившейся ситуации актуализирует историческую память, усиливает негативные эмоции и готовность субъектов этнического взаимодействия к участию в конфликтах, имеющих разрушительные последствия для каждой из сторон. Этнические процессы характеризуются нестабильностью, напряженностью, обострением противоречий, приводящих к конфликтам, в том числе и вооруженным.

П.К. Гончаров отмечает, что принципиальное значение имеет прекращение пропаганды насилия, жестокости, аморализма, индивидуализма и внедрения в массовое сознание иллюзий о широких возможностях случайного счастливого обогащения. Если Россия выберет вариант идеологии, проповедующей высокую ценность индивидуального и коллективного труда, защиту своей культуры от "антикультуры", не столько путем новых запретов, сколько путем действительного просвещения масс и обогащения "ядра" российской культуры новыми, не чуждыми ей идеями, то у нее появится шанс оригинальным образом соединить ценности Запада и Востока, стать великой цивилизацией в ряду других цивилизаций. О необходимости создания новой идеологии гуманизма говорится многими учеными. В частности, Ю.Г. Волков, говоря о гуманистическом будущем России, отмечает, что для решения этой задачи необходимо осуществить синтез рационализма и иррационализма (разума и воли, веры и любви), объективизма и субъективизма, необходимо также соединить различные типы и стили мышления западной и восточной культур. Центром духовного синтеза Востока и Запада станет обновленная Россия. Определяющей основой гуманистического общества должна стать идеологическая структура, включающая в себя учение о мире (единство философского, научного, художественного, нравственного, правового, политического, экономического и экологического знаний); систему ценностей; идеологическое воздействие и идеологические органы, которые будут производить идеологическое знание и внедрять его в массовое сознание. В процессе становления нового общества должна осуществляться переориентация общества с производства материальных благ на производство духовных ценностей. Поэтому главная задача общества гуманизма – повсеместное производство знаний как важнейшая государственная проблема. Это главное отличие гуманистического общества от современного общества западного и постсоциалистического образцов. В гуманистическом обществе материальное богатство отойдет на второй план, а на первый план выйдет формирование, развитие, совершенствование духовного богатства личности и общества. Целостное знание будет представлять совокупность теоретической и обыденной форм знания без абсолютизации научного. Первой по значению после идеологической структуры общества будет являться сфера духовной культуры, состоящая из следующих отраслей духовного производства: искусство, наука, система образования, творческий труд будет основой формирования и развития целостной личности как главной цели гуманистического общества. Изложенная абстрактная модель будущего гуманистического общества будет иметь конкретно-исторические формы своего развития, т.е. национальные модели со своими особенностями, спецификой в каждой стране. Историческая миссия, по мнению автора, заключается в том, чтобы стать центром, объединяющим Восток и Запад на духовной основе, т.е. новой целостной идеологии гуманизма. В этом суть великой Русской Идеи, объединяющей идее Мира. "Гуманистический идеал России – это цель, к которой должно стремиться российское общество". Пожалуй, главное в этом стремлении, а особенно в претворении этой идеи в жизнь - не забывать о том, что "человек должен быть целью, а не средством". Данные социологических исследований массового сознания российского общества показывают устойчивую ориентацию наших соотечественников на "единую и неделимую Россию", выявляют ресурс "национальной терпимости", демонстрируя традиционную для русской культурно-исторической традиции значительную доброжелательность в отношении всех народов. Хотя в целом прогнозировать будущее России, особенности ее развития достаточно затруднительно. Вместе с тем россияне в целом не поддерживают насильственные действия как основное средство выведения страны из кризиса. Само признание демократических ценностей, пусть даже на уровне символов, остается хотя и хрупким, но, все-таки, барьером на пути тоталитарного перерождения власти. Для характеристики направленности социального поведения россиян важно учитывать такую специфическую черту, как стремление "работать на будущее". Русское самосознание в высокой степени проективно, а его психологическая связь с конкретно переживаемым текущим моментом ослаблена. Прошлое, в котором воплотилась некая мера достигнутого, важнее, чем настоящее. Но еще важнее – будущее.

В числе факторов, способствующих преодолению болезненных расколов российского общества, все более заметную роль начинает играть осознание национального своеобразия, "особости", а иногда даже цивилизационно-исторического "одиночества" России. Социальная организация труда в российском самосознании по сути починяется известному принципу соборности. Большое значение придается самостоятельности и инициативе, ответственности при выборе средств осуществления "общего дела". Плоды такого дела должны стать в той или иной степени доступными для всех и способствовать улучшению жизни в целом.

Результаты исследований, проводимых Институтом социологии РАН, свидетельствуют о стремлении россиян к признанию доминирующей роли государства в экономике и социальной сфере и уверенности в том, что частная собственность должна носить подчиненный характер, лишь сопутствуя главной – государственной – форме собственности. «Даже та часть россиян, которая выступает сторонниками индивидуальной свободы, личной ответственности, защиты прав человека и является носителем инновационного типа мышления, в вопросе об оптимальном для России типе социально-экономического устройства и модели социальной политики практически едина со всем остальным населением»[92].

Современное российское общество находится в состоянии переходного кризиса, характеризуется как общество трансформационного типа. Индивид в таком обществе оказывается в положении, побуждающем его действовать самостоятельно, отказываясь о прежних мифов в пользу рациональных аргументов, что является одним из признаков открытого общества, особенностью которого является осознанный отказ от заранее известной цели, "дороги" в будущее, как единственно верной.

<< | >>
Источник: А.М. Ерохин, В.Е. Черникова, С.М. Воробьев, В.Е. Коротков, И.Ю. Филиппова, Ю.А. Ерохина, А.М. Поморцева, Н.А. Черникова. ФОРМИРОВАНИЕ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В ТРАНСФОРМИРУЮЩЕЙСЯ СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ РЕАЛЬНОСТИ ЮГА РОССИИ. 2008

Еще по теме И.Ю. Филиппова ИДЕАЛЫ И ЦЕННОСТИ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА:

  1. 98. Гражданское общество как предпосылка правового государства.
  2. 17. Государство и гражданское общество.
  3. Лекция 1. Гражданское общество и государство
  4. Глава 28 ГОСУДАРСТВО И ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО
  5. § 1. Становление и развитие гражданского общества
  6. § 4. Этапы развития государства и права в гражданском обществе
  7. § 1. Вехи формирования концепции гражданского общества
  8. § 2. Гражданское общество: сущность и важнейшие структурные элементы
  9. Формирует ли народ гражданское общество?
  10. Гражданское общество и государство
  11. Гражданское общество — ожидания и проблемы
  12. Истоки концепции «гражданского общества»
  13. Гражданское общество и государственная власть
  14. Строение гражданского общества
  15. Особенности становления гражданского общества в России
  16. Гражданское общество и права человека
  17. С.М. Воробьев, \ Ю.А. Ерохина СТАНОВЛЕНИЕ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В РОССИИ: ОБЩЕЕ И ОСОБЕННОЕ
  18. А.М. Поморцева ФОРМИРОВАНИЕ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В УСЛОВИЯХ ЦИВИЛИЗАЦИОННОГО РАЗЛОМА НА ЮГЕ РОССИИ
  19. И.Ю. Филиппова ИДЕАЛЫ И ЦЕННОСТИ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА
Яндекс.Метрика