<<
>>

А.М. Ерохин, С.М. Воробьев ВЛИЯНИЕ ЭТНИЧНОСТИ И ГРАЖДАНСТВЕННОСТИ НА ФОРМИРОВАНИЕ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА НА ЮГЕ РОССИИ

Каждый человек обладает специфическими чертами, в том числе и социокультурными, этническими, политическими и гражданскими. Последние часто существуют в личности в не раскрытом, не проявленном виде, но в определенный момент они играют очень важную роль, оказывая влияние на многие стороны деятельности личности.

При исследовании процессов формирования гражданского общества на Юге России принципиальными являются вопросы об этнической и гражданской составляющей человека, о механизме перехода их в активное состояние. Важное место имеет вопрос взаимосвязи в поведении человека этнических и гражданских начал. Ведь довольно часто этничность как личное качество проявляется как в политической, так и в гражданской форме. Поэтому существенными являются вопросы о сферах взаимодействия этнического и гражданского, о влиянии национальности на гражданский выбор и гражданское самосознание.

Гражданская идентичность, под которой мы понимаем осознание человеком своей причастности к сообществу граждан того или иного государства, - важная часть механизма функционирования политической структуры, фундамент политической жизни и сознания общества. Вопрос о том, в какой мере население того или иного государства считает себя его гражданами, а значит, лояльно по отношению к нему, — важнейший фактор политической стабильности общества. В этой связи очевидна большая значимость изучения процесса формирования гражданской идентичности в Российской федерации и особенно среди многонационального населения Юга России. Подобные исследования предполагают возможность разных подходов, среди которых важное место принадлежит гражданско-правовому, юридическому анализу данного процесса . Не менее значим и социокультурный подход, предполагающий исследование отношения населения к новой политической социокультурной реальности, а так же анализ процессов формирования российской гражданственности в широком этнополитическом контексте, в том числе с учетом особенностей формирования ее в различных этнических группах населения.

При этом следует учитывать , что в отечественной науке в понимании этнической идентичности, существует так называемый «теоретический плюрализм». Так, по убеждению сторонников субстанциализма, природа этнической идентичности «раскрывается в представлениях людей об общности национального происхождения, принадлежности к родной земле, осознанном отношении к историческому прошлому и настоящему, к родному языку, культуре»[10]. Как утверждал Л.Н.Гумилев, «нет ни одного реального признака для определения этноса, применимого ко всем известным… случаям», поэтому «вынести за скобку» можно только одно – «признание каждой особи: “мы такие-то, а все прочие – другие”»[11]. Формулировка Л.Н.Гумилева раскрывает еще одну характерную особенность интерпретации этнической идентичности сторонниками «субстанциализма», отмеченную, в частности, В.А.Тишковым[12]. Это – представление о том, что этническая идентичность формируется на основе структурных оппозиций сознания: иноэтнического противопоставления «мы – они» («Этническая идентичность – это осознание своей принадлежности к определенной этнической общности и обособления от других этносов… переживание своего тождества с одной этнической общностью и отделения от других»[13]).

Для сторонников примордиализма человек не мыслится вне этноса или лишенным этнического самосознания. Любой член социума, по убеждению сторонников этой парадигмы, появляясь на свет, уже по происхождению принадлежит к определенной этнической общности, а в процессе социализации неизменно осознает эту свою принадлежность. Таким образом, этническая идентичность (этническое чувство) объявляется древнейшим и неотъемлемым элементом человеческого сознания: «В сознании человека, к какой бы социальной или профессиональной категории он ни принадлежал, где бы ни жил, есть одно чувство, которое приобретается им в процессе воспитания и хранится пожизненно… Новое поколение людей воспринимает это чувство как духовное наследие предыдущего, преумножает его своим собственным жизненным опытом и передает своим детям и внукам.

Так продолжается, пока существует народ как целостная общность. Так будет продолжаться. Это чувство называется национальным чувством»[14].

Считая «этнос» весьма условной категорией, «интеллектуальным конструктом» (ученых или этнических лидеров), приверженцы конструктивистской парадигмы предпочитают использовать понятия «этничность» и «этническая идентичность» (часто рассматривая их как синонимы). Так, В.Малахов предлагает различать этничность как элемент субъективной, психологической реальности и этничность как элемент объективной реальности – «символического универсума, создаваемого социальными отношениями»[15]. По мнению исследователя, этническая идентичность прежде всего является «продуктом» внешних и внутренних типизаций. «Внешняя типизация относит индивидов к представителям тех или иных этнических групп» и «прямо не связана с отношением самих индивидов к такой типизации». Вместе с тем, «субъективно переживаемая этничность (этническая идентичность) далеко не всегда совпадает с социально приписываемой (включая социально навязываемую)»[16], – считает исследователь.

На наш взгляд, особенно интересными и перспективными в этом контексте являются подходы двух российских исследователей – С.Чешко и С.Соколовского, – также представляющие собой образцы своеобразного «синтеза» идей примордиализма и конструктивизма[17]. С.В.Чешко определяет этничность как «групповую идентичность, производную от имманентного человечеству социального инстинкта коллективности и «легитимизируемую» посредством представлений об общем происхождении и специфичности своей культуры[18].

Юг России отличается тем, что здесь проживают народы различных этнокультурных типов, имеющих совершенно различные исторические и этнические корни. Здесь тесно переплетаются три взаимосвязанных тенденций. Во-первых, здесь сильны охранительные, «державные» ориентации среди русского населения (особенно казаков) и традиционализм с элементами ярко выраженного консерватизма во взглядах и мнениях людей.

Особенности регионального самосознания формируют и особое восприятие социального пространства и времени. Пространство делится на «свое – чужое», и на «окультуренное – неокультуренное». Время на Юге России циклическое и медленное, связанное с сезонным характером аграрного труда. Это время более архаично, детерминировано природой, а социальные институты и отношения в координатах этого времени – преимущественно консервативны.

Во-вторых, в отдельные исторические периоды (например в 90-е годы прошлого века) проявляется стремление к национальной обособленности северокавказских этнических общностей, что приводит к усилению суверенитета северокавказских республик и этнизации политической власти в них.

В-третьих, рубежное положение сделало Юг России зоной контакта цивилизаций и культур, обусловил такие черты региональной общности, как терпимость, адаптивность, восприимчивость к чужому опыту.

Важным действующим лицом, субъектом формирующегося гражданского общества на Юге России являются этнические общности. Им присущи специфические социально-политические интересы в отличие от иных социальных общностей. Специфичность этих интересов, социальное и гражданское поведение этносов определяется их статусными позициями в обществе. Статусность этнической общности во многом определяет содержание и направленность взаимодействия с другими этносоциальными группами и поэтому вопрос о статусе этнических групп в социуме территории, их классификация имеет на Юге России важное значение, в том числе и в вопросах формирования гражданского общества.

При исследовании становления гражданского общества на Юге России, особое значение имеют этнические группы, сформировавшиеся в следствии активных миграционных процессов в регионе. Этнические группы, оставляя историческую малую родину, обретают в новых местах проживания ряд не встречавшихся у них ранее черт, возникающих под влиянием сложившегося социально-этнического окружения и иных условий, например, природно-географических и т.д.. При их рассмотрении необходимо учитывать следующие факторы: во-первых, это близость или удаленность от исторической родины, во-вторых, степень этнического родства этнической группы и основной массы населения территории, в-третьих, уровень интегрированности в различные сферы жизни данного социума. Если этническая группа является близкородственной по отношению к основной массе населения территории, то ей не приходится прилагать особых усилий для того, чтобы вписаться в социокультурную среду для сохранения своей культуры, языка, обычаев. В случае, если нет тесного этнического родства, усложняется задача адаптации к иноэтничной культуре, психологии социальной общности, усвоения в определенной мере его образа жизни, черт этнической специфики. Процесс освоения личностью чуждой ему по своей природе культуры, достаточно сложен и болезненен. Совершенно естественно, что при усвоении иной культуры происходит в определённой степени происходит процесс влияния на свою, родную культуру.

Преобладающее в России примордиалистское понимание этноса, подчас приводит к гиперболизации политического основания этнического. Некоторые сторонники данного подхода под нацией понимают государственный этнос. В данном случае этнос является основой и государства и нации, а история развивается по цепочке: этнос-государство-нация, что имеет серьезные опасности и высокий потенциал конфликтности.

Такой подход опасен, так как, во-первых, питает дух обособленности, порождая центробежные тенденции. Сегодня реалии таковы, что процесс государствообразования (придание этносам государственной организации) с позиций сложившегося планетарного, регионального и локального баланса в основном завершен. Более 2000 этносов, населяющих нашу планету, объединились в 200 государств, из которых 90% полиэтничные. Глобальные интеграционные процессы дают основание предполагать, что будущее человечества за полиэтничными, федеративными государствами. Попытки реализовать моноэтничную социальную организацию на Юге России, перекроить существующие национальные границы обернется войнами и вооруженными конфликтами. Печальный опыт СССР, Югославии, России – ярчайшее тому доказательство.

Во-вторых, национально-территориальный федерализм, порождаемый этницизмом, нежизнеспособен, если не держится на насилии и диктатуре. Это подтверждается и опытом СССР, и современной России. Сейчас политическое руководство пытается ввести этот процесс в русло федеральной этнополитической парадигмы, но необоснованные ограничения суверенитета этнополитических национально-территориальных образований могут быть восприняты как диктатура федерального центра со всеми вытекающими последствиями.

В-третьих, внедряемая в теорию и практику социального строительства России модель этнической государственности страдает определенной недемократичностью. В России, а особенно на Юге, народы перемешаны, ясные этнические границы отсутствуют, вопрос об историко-этнической принадлежности территорий крайне запутан. Образование в этих условиях этнополитических единиц привело к выделению из общей массы граждан так называемых «титульных», с последующей их монополизацией власти и управления на территории. Только в шести национально-территориальных образованиях России из тридцати одного «титульная» часть населения преобладает над нетитульной.

На Юге России в ряде национально-территориальных образований (Адыгея, Карачаево-Черкесская Республика) основная нетитульная часть населения - это русское население и оно численно преобладает над «титульными». Как следствие – культивация этнократии в структурах управления, формирование местных элит, зачастую на основе клановых, трайболистских принципов. Существующее национально государственное устройство, даже с учётом негативных аспектов его становления и функционирования, не позволяет провести реорганизацию России по сугубо территориальному типу, по крайней мере, в обозримой исторической перспективе при всей теоретической привлекательности этого принципа. Национальная государственность как превращенная форма этнической правосубъектности, играет заметную роль в общественных отношениях на Юге и в России в целом. Юг России не стал «плавильным котлом» в следствие сложных миграционных процессов, неоднородности полиэтничного населения, межкультурного и межцивилизационного взаимодействия, а является ареной взаимодействия культур и цивилизаций различного типа. Все рассуждения о существовании единого социума не выдерживают научной критики. Примечательно, что в этом регионе сложились и весьма яркие формы межэтнического взаимодействия, обеспечивающие адаптацию людей к жизни в этой сложной и потенциально конфликтной среде.

При анализе этносоциальных противоречий важно учитывать, что большинство из них унаследованы от предыдущих форм общественной жизни и государственного устройства. Процесс создания и развития Советского Союза в области национальной политики опирался на использовании традиций, обычаев, социальных и политических институтов, складывающихся в историческом развитии этносов, стремящихся к сосуществованию. В этом процессе шел тщательный отбор того наследия, которое можно было переделать, переименовать или приспособить в целях наднациональной идеи. Естественно, что сложившаяся в СССР этнополитическая ситуация в значительной мере определяла характер гражданской и этнической идентичности его населения. Обе эти идентичности имели сложный, неоднозначный характер, что проявлялось и в советском гражданском самосознании. Формально в СССР существовало как бы двойное гражданство - общесоюзное и республиканское, хотя от последнего, по мнению специалистов, правовое положение людей зависело мало. Характерно, что как и по ряду других этнополитических аспектов, по наличию этого, пусть в значительной мере и формального республиканского гражданства, существовало заметное различие между жителями РСФСР и других "национальных" союзных республик. Так, у первых в паспорте - основном документе, подтверждающем гражданскую идентичность человека, - не было и намека на его принадлежность к российскому гражданству, в то время как у вторых их республиканское гражданство было обозначено вполне определенно, подтверждением чему служили не только титул соответствующей республики и ее герб (в паспорте у жителей РСФСР имелась лишь союзная символика), но также титульный язык республики, на котором, помимо русского, были напечатаны паспорта. Русские в отличие от многих титульных этносов союзных республик в своей подавляющей части осознавали себя не столько титульным этносом одной, пусть и самой большой из союзных республик, сколько гражданами всего СССР. При значительной размытости этнического начала в своем менталитете русские и в сфере гражданской идентичности последовательно проявляли себя прежде всего народом-государственником, на котором во многом и держалась прежняя российская, а затем и союзная государственность. Заслуживает несомненного внимания взгляды некоторых исследователей[19] о возможности рассматривать русское население на Северном Кавказе как структурообразующий этнос, могущий быть основой создаваемого в этом регионе гражданского общества. И вполне убедительными в доказательство этого выглядят аргументы о независимости русских от тейповых связей, отсутствие у них кровно-родственного протекционизма и о том, что социальные отношения в русской среде не носят этнокланового характера.

Следует отметить, что наличие позитивного образа межэтнических отношений в идеологии советского общества (социалистический интернационализм и советский патриотизм, единая по содержанию и многообразная по форме советская социалистическая культура, рассвет и сближение наций и, наконец, концепция новой исторической общности – советского народа) была одним из важных факторов стабилизации этносоциальных процессов на Юге России. Такие идеологические образы как «расцвет и сближение наций», интернационализм как ядро наднациональной идеологии постепенно утратили свое классовое значение и приобрели общечеловеческое звучание. Но интернационализм, служивший социально-политическим ориентиром для нескольких поколений людей, мог успешно функционировать только в рамках той идеологической системы, которой он органически принадлежал. Необходимо новые идеологические образы гражданственности как ценностной основы гражданского самосознания и гражданского общества новой России. Одной из важнейших идеологических задач, стоящих перед современным российским государством, следует отнести превнесение в общественное сознание представления, что государственное устройство, формирующееся по этническому принципу, не соответствует требованиям демократии, провозглашающей первичность прав гражданина по сравнению с правами социальной, этнической и любой другой группы. А пока существует повышенная значимость этнической идентификации в самосознании северокавказских этносов по сравнению с другими типами социальной идентификации, продолжается расхождение двух культурных пластов – русского, православного и северокавказского, мусульманского, что приводит к отчетливым культурно-антропологическим различиям. Мусульманское население Северного Кавказа активно вовлекается в естественный для них восточный культурный пласт, включается в сферу влияния традиционных центров восточной культуры.

Одним из серьезных препятствий на пути формирования гражданского общества в регионе, как и в стране в целом, является деформироанный в 90-х годах позитивный образ этнических отношений в общественной идеологии и общественной психологии. Такой образ – исключительно важный элемент полиэтничного общества и присутствует в идеологии большинства многонациональных стран. Как уже упоминалось ранее, наличие положительного образа межэтнических отношений в СССР был одним из факторов стабилизации этносоциальных процессов в советский период развития Юга России. Реалии сегодняшней северокавказской действительности приводят к сближению понятий «этнические отношения» и «этнические конфликты». В массовом сознании проблемы этнических отношений не всегда несут элемент позитивности. Вследствие этого формируется социальный стереотип: этнические отношения всегда конфликтны, сам факт полиэтничности региона является источником конфликтов. В этой связи необходим новый образ неконфликтных этнических отношений на Юге России, отвечающий реалиям сегодняшнего дня, пропаганда новых этносоциальных идей. В связи с этим наиболее перспективной представляется идея поликультурного общества, и именно она может лечь в основу формирования положительного образа этносоциальных отношений в регионе. Именно идея поликультурного общества, лежащая в основе формирования положительного образа межэтнических отношений в регионе, снизит «градус» напряжения в отношениях между представителями различных этнических групп и позитивно повлияет на развитие этносоциальных процессов на Северном Кавказе. Так же необходимо формирование идеологии приоритета прав личности перед правами всех надличностных социальных структур и прав гражданского общества перед правами государства и дальнейшее развитие нового элемента в общественном сознании, представляющего собой сочетание российского гражданского сознания и национально-этнического сознания.

Можно сказать, что существуют определённые трудности и проблемы в процессе формирования гражданского общества на Юге России, которые могут негативно сказаться на дальнейших перспективах развития. Но, несомненно, одно, - формирование различных институтов гражданского общества в регионе станет важнейшей предпосылкой становления общих форм жизни, формирования единого гражданского самосознания и гражданского единства, объединяющего народы различных социкультурных типов. Все это послужит одной из основ стабилизации этносоциальных процессов на Юге России, развития гражданской активности и гражданского самосознания.

Необходимость формирования гражданского общества в России, достаточно высокий уровень гражданственности и патриотизма подтверждается данными ежегодного социологического мониторинга в Ставропольском крае. В данном исследовании особое внимание уделяется проблемам связанным с гармонизацией этнополитических отношений в регионе и снижением этносоциальной напряженности, цивилизационными, культурными, конфессиональными, языковыми различиям населения региона и их влиянием на социально-политическую ситуацию на Северном Кавказе, развитию культуры гражданского диалога в социуме региона. Одним из условий мониторинга являлось повторение принципов выборки в ходе проведения ежегодных опросов, и это позволяло через включение отобранных индикаторов в опросный лист проводить необходимые сравнения. Обработка материалов массового опроса проводилась с использованием пакета программ SPSS. Таким образом, единый методологический подход, сопоставимость выборки, инструментария исследования, используемых в ходе данных опросов в определенной мере обеспечили возможность выяснения динамики оценок и представлений респондентов, характер и направленность изменения оценок массового сознания населения региона.

Вашему вниманию предлагаются некоторые данные результатов социологических опросов за предыдущие годы по Ставропольскому краю по квотно-пропорциональной выборке, по проблематике гражданского общества, гражданской активности и гражданского самосознания.

Данные социологических опросов показывают, что, по мнению респондентов, межнациональные отношения в Ставропольском крае имеют тенденцию к стабилизации (см. табл.1), при этом, по нашему мнению, основным фактором стабилизации межэтнических отношений является улучшение социально-экономической ситуации как в стране, так и в регионе, которое происходило в последние годы. Так количество респондентов, отмечающих, что межнациональные отношения в крае стабильны, увеличилось с 7,2% в 2000 году до 42,1% в 2008 году, а количество респондентов, считающих, что в крае имеется межнациональная напряжённость упала с 56,3% в 2000 году до 36,6% в 2008 году. Количество респондентов отмечающих возможность конфликтов уменьшилось с 26,7% в 2000 году до 9,6% в 2008 году.

Табл.1

Оценка состояния межнациональных отношений в крае 1992 1993 1994 1998 1999 2000 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008
межнациональные отношения стабильны (без напряженности) 19 17 8,2 32,9 21,3 7,2 24,4 22,4 21,2 31,1 19,6 30,2 42,1
имеется межнациональная напряженность 42 47 56,5 41,6 44,2 56,3 45,4 49,6 44,1 38 47,7 39,1 36,6
налицо сильная межнациональная напряженность, возможны конфликты 21 16 26,8 11,3 24,2 26,7 20,7 16,5 18,4 13,6 20,5 18,9 9,6
затрудняюсь ответить 18 20 8,5 14,2 10,3 9,8 9,5 11,5 16,3 17,3 12,2 11,8 11,7

Имеет тенденцию к увеличению (см. табл.2) количество респондентов, которым не приходилось испытывать ущемления своих прав из-за своей национальности с 65,7% в 2003 году до 84,3% в 2008 году и уменьшение числа респондентов, которым приходилось испытывать ущемление своих прав из-за национальности с 34,2% в 2003 году до 15, 7% в 2008 году. Данная тенденция также говорит о снижении межэтнической напряжённости, что является непременным условием для становления гражданского общества в регионе.

Табл.2

Приходилось ли вам испытывать ущемление своих прав из-за своей национальности 2003 2004 2005 2006 2007 2008
да, приходилось 34,2 35,2 18,7 21,2 23,4 15,7
нет, не приходилось 65,7 64,8 81,3 78,8 76,6 84,3

Роль этнической идентичности в оценках респондентов также не велика (см. рис. 1), определяющим, по данным опросов является уровень материального благосостояния респондентов и социально-статусная и гражданская идентичность. Не высокая значимость этнической идентичности, преобладание значимости социальной и гражданской идентичности также является важным условием для становления гражданского общества в регионе.

Рис.1. Что для Вас имеет большую значимость

Косвенным подтверждением значимости гражданской идентичности в оценках и представлениях респондентов являются данные социологических опросов в 2007-2008 годах (см. Рис.2) по проблемам патриотизма. При этом данные 2008 года показали значительный рост респондентов считающих себя патриотами с 51,1% в 2007 году до 68,3% в 2008 году, при этом количество респондентов, не считающих себя патриотами снизилось с 25,3% респондентов до 13,9% в 2008 году. Патриотизм, любовь к Родине, гордость за свою страну являются, по нашему мнению, непременными условиями формирования гражданского общества в России.

Рис.2. Считаете ли Вы себя патриотом

Данные социологических опросов показывают (см. рис.3), что большинство (более 62% респондентов) положительно относятся к формированию гражданского общества в России и считают, что его необходимо развивать, лишь около 22% респондентов полагают, что процесс формирования гражданского общества противоречит российской ментальности, это влияние Запада и оно нам ни к чему.

Рис.3. Исходя из вашего понимания гражданского общества, каково к нему у Вас отношение (данные соц. опроса за 2008 г.)

Говоря о перспективах развития гражданского общества в России, лишь 25,3% респондентов (см. рис.4) считает, что в ближайшее время гражданское общество вряд ли возникнет. Около 22% респондентов полагает, что в России уже есть гражданское общество, 38,7% респондентов считают, что об этом говорить пока рано, но процесс его формирования уже идет. Абсолютное большинство опрошенных отметили, что процесс формирования гражданского общества в России необходим, и он уже начался.

Рис.4. Ваша оценка уровня развития гражданского общества в России в целом (данные соц. опроса за 2008 г.)

Интересны выводы респондентов о путях формирования гражданского общества в России, 45% опрошенных (см. рис.5) считает приемлемым путь партнёрства и взаимодействия государства и зарождающихся институтов гражданского общества, 20,4% отдают инициативу в создании гражданского общества государственной власти. То есть абсолютное большинство респондентов являются сторонниками этатистских подходов к формированию гражданского общества в России, лишь 24% предпочитают путь "снизу", на основе социентизма, когда гражданское общество формируется за счет инициативы россиян, испытывающих потребность в объединении для защиты своих прав и интересов.

Рис.5. По какому пути, по Вашему мнению, должно происходить формирование гражданского общества в государстве (данные соц. опроса за 2008 г.)

Можно предположить, исходя из данных опроса, что формирование гражданского общества в регионе находится на начальной стадии, лишь 18,9% респондентов (см.рис.6) являются участником каких-то организаций гражданского общества, при этом 44,6% не исключают для себя возможности вступления, это достаточно большая база роста структур гражданского общества, которая в целом может охватить большинство населения.

Рис.6. Являетесь ли Вы участником (членом) какой-либо организации гражданского общества (данные соц. опроса за 2008 г.)

Наиболее востребованные среди респондентов правозащитные структуры гражданского общества и различные формы самоорганизации, выражающие интересы конкретных групп населения (организации малого и среднего бизнеса, организации владельцев фермерских хозяйств, организации садоводов, охотников и т.д.) (см. рис.7). Так, по мнению 45,7% респондентов, в первую очередь необходимо развивать правозащитные структуры гражданского общества, 31% респондентов полагает, что в первую очередь нужно развивать различные формы самоорганизации, выражающие интересы конкретных групп населения и 13,6% опрошенных в первую очередь считают необходимым развивать различные формы общественного самоуправления (вот почему неэффективно работают различные общественные комиссии и сложно формируются органы жилищного самоуправления).

Рис.7. Какие, по Вашему мнению, институты гражданского общества необходимо развивать в первую очередь (данные соц. опроса за 2008 г.)

Растёт социальная активность населения Ставропольского края, всё большее количество респондентов считают для себя возможным принять активное участие в реализации своих гражданских, национальных, экономических и других социально значимых интересов (см. табл.3). В 2007 году произошёл резкий рост количества респондентов считающих для себя, безусловно, возможным принять активное участие в реализации своих гражданских, национальных, экономических и других интересов, практически в 2 раза, по сравнению с 2006 годом с 18,2% до 36,4% респондентов. Можно предположить, что это было связано с обострившейся политической борьбой в крае в связи с выборами в Госдуму края и последующими политическими событиями. Однако резкого падения социальной активности населения в форме безусловной готовности участвовать в реализации своих социально значимых интересов в 2008 году не произошло. В условиях глобального финансового и экономического кризиса и его такими последствиями, как рост безработицы, цен на товары и услуги, снижение и невыплату зарплат можно предположить, что потенциальная готовность населения защищать свои социально значимые интересы обретёт более реальные формы.

Табл.3

Считаете ли Вы возможным для себя принять активное участие в реализации своих гражданских, национальных, экономических и других интересов 2003 2004 2005 2006 2007 2008
Да, безусловно 19,5 22,3 18,5 18,2 36,4 30,5
Это зависит от обстоятельств 56,4 44,7 48,4 50,2 48,2 45,8
Ни в коем случае 16,8 19 20 20,5 8,1 6,5
затрудняюсь ответить 7,3 14 13,1 11,1 7,3 17,2

Подтверждает данный вывод рост числа респондентов принимавших, и тех которые могли бы принять участие в такой форме отстаивания своих интересов как митинги и манифестации (см. табл.4). Так, в 2004 году количество респондентов принимавших участие в митингах и манифестациях составляло лишь 9,5% респондентов, а в 2007 году их количество возросло до 24,8%. Допускающих возможность участия в отстаивании своих интересов в форме митингов и манифестаций возросло с 14,6% респондентов в 2004 году до 36,5% в 2007 году. В 2008 году количество таких респондентов снизилось, При этом необходимо учитывать последствия для жизни людей экономического кризиса.

Табл.4

Принимали ли Вы участие в такой форме отстаивания своих интересов как митинги, манифестации (%) 2004 2005 2006 2007 2008
Принимал участие 9,5 10,9 16,5 24,8 13
Мог бы принять 14,6 20,7 22,6 36,5 30,5
Не буду участвовать никогда 55,3 49,2 48,4 27,6 42,6
Затрудняюсь ответить 20,6 19,2 12,5 11,1 13,9

Роль российского государства, по нашему мнению, в становлении гражданского общества достаточно значима, поэтому реакция государственных структур на проявление активности и творческой инициативы граждан важна и актуальна. Данные социологического опроса говорят о том, что лишь 15% респондентов считают, что российское государство не способствует свободной самореализации человека (см. рис.8), при этом 25,3% респондентов противоположного мнения, - российское государство создаёт условия для проявления инициативы граждан, 34,3% респондентов полагают, что российское государство не достаточно реагирует на проявление активности и творческой инициативы своих граждан.

Рис.8.Как по Вашему мнению, российское государство реагирует на проявление активности и творческой инициативы своих граждан (данные соц. опроса за 2008 г.)

Таким образом, несмотря на определённые трудности, на Юге России складывается положительное отношение к формированию гражданского общества, растёт уровень гражданского самосознания, патриотизма и гражданской активности. Сейчас необходимы целенаправленные действия по формированию различных институтов гражданского общества в регионе, которые станут важнейшей предпосылкой развития гражданственности и патриотизма, приведут к формированию гражданского самосознания и гражданского единства, объединяющего народы различных национальных культур. Все это послужит одной из основ в дальнейшей стабилизации этносоциальных процессов на Юге России, развития гражданской активности и гражданского самосознания российского общества.

<< | >>
Источник: А.М. Ерохин, В.Е. Черникова, С.М. Воробьев, В.Е. Коротков, И.Ю. Филиппова, Ю.А. Ерохина, А.М. Поморцева, Н.А. Черникова. ФОРМИРОВАНИЕ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В ТРАНСФОРМИРУЮЩЕЙСЯ СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ РЕАЛЬНОСТИ ЮГА РОССИИ. 2008

Еще по теме А.М. Ерохин, С.М. Воробьев ВЛИЯНИЕ ЭТНИЧНОСТИ И ГРАЖДАНСТВЕННОСТИ НА ФОРМИРОВАНИЕ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА НА ЮГЕ РОССИИ:

  1. 12.1. Понятие, предмет информационной безопасности и ее место в системе обеспечения национальной безопасности
  2. 4. Проблемы КСО в России
  3. 4. Цели государственного управления
  4. 17. Государство и гражданское общество.
  5. Компетентность саморегулируемых предпринимательских структур: маркетинговый аспект
  6. Пути оптимизации социальной политики
  7. § 3. Основные этапы развития российской судебной системы[149]
  8. § 2. Милиция в Российской Федерации: ее задачи, организация и полномочия
  9. Дисбаланс программ MBA
  10. НАУЧНЫЕ ОСНОВЫ МЕНТАЛЬНОГО МЕХАНИЗМА ЭФФЕКТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКИМИ РЕСУРСАМИ
  11. 4. Современная российская государственность
  12. А.М. Ерохин, В.Е. Черникова, С.М. Воробьев, В.Е. Коротков, И.Ю. Филиппова, Ю.А. Ерохина, А.М. Поморцева, Н.А. Черникова. ФОРМИРОВАНИЕ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В ТРАНСФОРМИРУЮЩЕЙСЯ СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ РЕАЛЬНОСТИ ЮГА РОССИИ, 2008
  13. ВВЕДЕНИЕ
  14. С.М. Воробьев, \ Ю.А. Ерохина СТАНОВЛЕНИЕ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В РОССИИ: ОБЩЕЕ И ОСОБЕННОЕ
  15. А.М. Ерохин, С.М. Воробьев ВЛИЯНИЕ ЭТНИЧНОСТИ И ГРАЖДАНСТВЕННОСТИ НА ФОРМИРОВАНИЕ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА НА ЮГЕ РОССИИ
  16. 3. Проблемы становления гражданского общества в Северокавказском регионе
  17. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  18. БИБЛИОГРАФИЯ
  19. Глава 2. Методология исследования влияния системы управления человеческими ресурсами на результаты деятельности банков в России
  20. Статистический анализ влияния системы управления человеческими ресурсами на результаты деятельности банков в России 3.3.1. Анализ взаимосвязи показателей результативности системы УЧР и результатов деятельности банков
Яндекс.Метрика