<<
>>

Лекция 1. Понятие юридической процедуры и механизм ее образования

В науке теории государства и права проблемы теории юридической процедуры серьезно разрабатываются давно, а крупных монографических исследований здесь проведено очень мало174.

Однако даже из того небольшого числа имеющихся научных трудов и разработок можно заключить, что наличие процедурных механизмов было характерно для социального регулирования в обществе с древности. И здесь прав В.Н. Протасов, который пишет, что «реализация всех разновидностей социальных норм нуждалась в процедурах и соответствующих процедурных нормах. Ритуалы, церемониалы, иные обряды – все это виды процедур, связанные с социальным регулированием»175. И это на самом деле так.

Например, эти виды процедур мы наблюдаем у славянских народов еще на первом этапе развития, и эти процедуры использовались ими довольно широко. Люди катали по вспаханному полю священника, чтобы получить хороший урожай, или после посевной звали священника во ржаное поле петь молебен. Весной перед выгоном скотины в поле хозяева обходили свой двор с образом и ладаном, завершая это действо угощением пастухов. При закладке избы под углы клали монеты.

У всех первобытных народов имелись процедуры (обряды) захоронения умерших. Они проходили по-разному, да и процедуры захоронения использовались разные (в саване, в гробу, сидя, лежа и т.д.). Но, как правило, эти процедуры отражали скорбь и печаль по поводу ухода умершего в мир иной. Например, в африканском племени масаев похоронные церемониалы по члену семьи совершал глава большой семьи. Если умирал глава семьи, то ответственность за похороны возлагалась на старшего сына или, при его отсутствии, на братьев покойного. При этом действовали еще и правила, связанные с имущественным расслоением, которое на поздних стадиях догосударственного общества становилось все более явственным176.

Позднее, с появлением норм права, правоотношений, в которые вступали люди (по поводу пользования и распоряжения вещами, семейных дел, залога, получения и возврата денег и др.), процедурность, как и нормативность, обрела новое дыхание и она нашла наиболее полное выражение в правовом регулировании разнообразных общественных отношений, где люди стали иметь дело с гражданским и уголовным разрешением своих дел в судах, с судебными решениями, с логическими оценками своих и чужих действий и бездействия и т.д.

Иными словами, с помощью определенных процедур с точки зрения закона, с позиции логически построенных схем граждане, судьи, чиновники и др. начали добиваться конкретных своих целей, желаемых результатов. При этом юридическая процедура понималась ими с разных сторон: и как логический процесс реализации норм права; и как последовательно меняющие друг друга акты поведения людей; и как деятельность, внутренне структурированная конкретными правовыми отношениями.

Известно, что Г.Ф. Шершеневич при характеристике разных процедур применения норм права умело использовал все эти «компоненты», не обходя стороной при этом и сами судебные решения присяжных, и процедурный образ действий судей, и правомерные и преступные акты поведения отдельных людей, и положительные моменты правового регулирования, и др. Приведем на этот счет некоторые рассуждения ученого.

Г.Ф. Шершеневич справедливо отмечал, что с наибольшей ясностью процесс (процедура) применения права раскрывается в процессуально деятельности суда. Даже в судебном решении, отмечал он, если только это не вердикт присяжных заседателей, различаются следующие процедуры: изложение обстоятельств дела, мотивировка и юридический вывод или решение в точном смысле слова. Процедурно-логическое строение судебного решения представляет собой не что иное, как силлогизм, в котором роль большой посылки играет норма права, малой посылки – конкретное бытовое отношение. Судья, реализуя конкретные процессуальные процедуры, не призван определять, какой образ действий по самой сущности дела был бы наиболее желательным в данном случае. Он определяет только то, под какое правило закона подходит этот случай, т.е. что процедурно предписал законодатель делать в подобного рода случаях, а потому какое намерение надо предположить у него относительно данного случая. Метод должен иметь здесь всецело и исключительно дедуктивный или силлогистический характер. Попытки опровергнуть силлогистическое строение судебного решения не могут считаться удачными.

Любое судебное решение обнаружит его логическую и процедурную природу.

Скажем, процедурность, отмечал ученый, пронизывает и сами «дела». Или перед судьей норма права: всякий, кто тайно похитит с целью присвоения чужую движимую вещь, по решению суда подвергается тюремному заключению. Случай: Иван, проникнув через окно в чужую квартиру (тайно), унес (похитил) находившийся там медный самовар (чужую движимую вещь) и продал его на толкучке (с целью присвоения вещи). Вывод: Иван в результате процедурного решения суда подвергается тюремному заключению.

Или, скажем, перед судьей другой пример. Норма права: всякий муж обязан выдавать содержание своей нуждающейся жене, хотя бы она и жила отдельно не по своей вине. Случай: жена Петрова была выгнана своим мужем (не по своей вине) и не имеет никаких личных средств (нуждающаяся). Суд должен принять решение и сделать вывод: Петров обязан выдавать своей жене, с ним не живущей, содержание.

Нетрудно заметить, что оба силлогизма процедурно построены по одной схеме.

Однако весьма редко судебное решение, как показал ученый, особенно в гражданских делах, стоится на одном силлогизме. Чаще всего дело приходится иметь с цепью силлогизмов, с разными процедурами.

Закон требует: всякий, кто примет на сохранение чужую вещь, обязан возвратить ее в целости. Семенов принял от Карпова шубу на летнее время, следовательно, он обязан вернуть Карпову шубу в том виде, в каком она была сдана. Или: всякий, кто не может не по своей вине возвратить вверенную ему вещь, обязан уплатить стоимость вещи деньгами. Семенов не в состоянии возвратить Карпову полученную от него на сохранение шубу, потому что она была съедена молью по его небрежности, следовательно, Семенов обязан уплатить Карпову стоимость испорченной шубы.

Чтобы вывод из посылок (судебное решение) был верен, необходимо точное логико-процедурное установление обеих посылок. В способе установления большой и малой посылки наблюдается значительное различие.

Установление большой посылки состоит из двух процедурных моментов: в установлении текста нормы права (критика) и в установлении содержания нормы (толкование).

Особенность судебного умозаключения состоит в том, что большая посылка, установленная в своем тексте и содержании, не подлежит доказыванию. Когда мы строим силлогизм «все люди имеют сердце, Семенов – человек, следовательно, у него есть сердце», то, чтобы оправдать наш вывод, мы предварительно должны доказать, что у всех людей имеется сердце. Между тем в судебном силлогизме устанавливается только, как норма читается и что ею повелевается, но верность ее недоказуема. Нормы права по своему логическому значению могут быть приравнены к аксиомам теоретических наук, для судьи, и норма, раз она положительно установлена, имеет окончательное процедурное значение. С другой стороны, в установлении большой посылки суд совершенно самостоятелен. Он сам должен знать все действующие нормы права, и лица, заинтересованные в решении, никакого давления на суд в этом отношении оказать не могут. Суд сам отыскивает ту норму, какая, по его мнению, наиболее подходит к данному случаю, хотя бы заинтересованные лица и стремились облегчить его задачу указанием норм, на основании которых они обращаются к судебной защите.

Установление процедурным путем малой посылки происходит по совершенно иным началам, чем установление большой177.

Исходя из изложенных примеров юридическую (правовую) процедуру можно представить как некую логико-правовую систему, которая ориентирована на достижение той или иной цели в процессе правового регулирования (принять мотивированное решение по делу Петрова, Семенова или Карпова, вернуть владельцу похищенную шубу либо деньги и др.); состоит из логически не меняющихся, синхронных актов поведения субъектов (обидчика жены, судей, рассматривающих по закону дело, самой жены и др.); строго определенным образом построена с точки зрения норм права (процесс рассмотрения в суде дела Ивана, похитившего самовар); имеет служебный характер (со стороны присяжных), подчинена логическим схемам и т.д.

При этом возникают вопросы: а как в этом случае необходимо трактовать правоотношение со стороны различных субъектов и их структурных связей и как это правоотношение связано с изложенным юридическим процессом? Правоотношение в этом случае выступает в качестве отношения (между похитителем и обидчиком, между последними и судом и др.), урегулированного нормами материального или процессуального права. Оно едино, носит целостный характер с позиции указанных субъектов и связей, возникших между ними. И в этом случае речь идет прежде всего о юридическом процессе, который в более сложной процессуальной системе выступает в качестве элемента, который по своей природе (связям, строению, функциям, цели) является правоотношением. Юридический процесс обладает внешними связями, аналогичными связям правоотношения: ему предшествует система процессуальных правоотношений, выполняющих роль юридического факта, а с другой стороны, он связан с объектом деятельности, воздействием на который достигает цель по конкретному делу. Тождествен правоотношению процесс и с внутренней стороны: в нем нет компонентов, чуждых правоотношению, и соотношение то же, что и в любом правоотношении.

Юридический процесс связан с правоотношением в разных аспектах. Он состоит из отдельных правоотношений и в то же время сам есть сложное правоотношение. Поэтому системная модель правоотношения служит для юридического процесса базовой моделью, на которой могут изучаться те или иные параметры и качества процесса178.

В то же время юридическая процедура – это не только юридический, но и четкий мыслительно-логический процесс, который является логическим процессом правоотношения и правореализации. Из изложенных выше примеров, в частности, вытекает, что этот логический процесс представляет собой различные логические процедуры познания, т.е. формы, вид и способы обнаружения судьей, человеком, обвиняемым, пострадавшим и др. в возникшем правоотношении все новых и новых интересующих сведений, связей, свойств, отношений по делу. Иначе говоря, в этом смысле субъекты получают все более и более глубокую и обширную информацию об обстоятельствах дела, о судебном решении и о себе. При этом выстраивается определенная логическая процедура, включающая те или иные мотивировки, юридические выводы, судебные решения как силлогизмы, малые посылки, попытки опровергнуть силлогические построения, полисиллогизмы, критику фактов и многое другое. Эта процедура со стороны субъектов предполагает освоение отдельных «элементов правовой материи» с позиций чувственного познания, а затем и конкретного. Так и должно быть при исследовании юридической процедуры.

Еще Аристотель в свое время заметил, что первая форма взаимодействия живого организма с внешним миром – чувственная. Мир постигается действием, а действие всегда индивидуально, конкретно. Опыт, накапливаемый в результате непосредственного, чувственного взаимодействия со средой, «есть знание единичного», знание факта. Вещи, факты, явления – все вначале существует для познания вне связи друг с другом, обособленно, самостоятельно, но в последствии создается гармонический мир179.

Очевидно, что механизм образования юридической процедуры представляет собой некое системно-познавательное образование (путь познания здесь идет от чувственного к конкретному), которое не только непосредственно связано с правореализацией и правоприменением, но и, более того, входит в состав (как часть) всей системы правового регулирования общих отношений. И для последней это позновательно-процедурное образование имеет «сквозное», «пронизывающее» значение, и в этом смысле оно обеспечивает здесь действие трех «элементов правовой материи», а именно: правотворческого, регулятивного и охранительного.

<< | >>
Источник: Рассолов М.М.. Курс лекций по Теории государства и права. Часть 2 - Теория права. 2011

Еще по теме Лекция 1. Понятие юридической процедуры и механизм ее образования:

  1. § 1. Дискуссионные вопросы понятии правоприменительной практики и ее социальные истоки
  2. Лекция 3. Нормативный правовой акт
  3. Лекция 1. Понятие юридической процедуры и механизм ее образования
  4. Лекция 2. Виды юридических процедур
  5. ЛЕКЦИЯ 5:  СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ (МУНИЦИПАЛЬНЫХ) УЧРЕЖДЕНИЙ
  6. ЛЕКЦИЯ 7: ОПЫТ РЕФОРМИРОВАНИЯ БЮДЖЕТНЫХ СИСТЕМ В ФРГ
  7. § 2. Понятие, система и общая характеристика правоохранительных органов Российской Федерации
  8. НЕЗАВИСИМОСТЬ ЦЕНТРАЛЬНЫХ БАНКОВ КАК ОСНОВНОЙ ПРИНЦИП КОНСТИТУЦИОННОЙ экономики
  9. Специальная литература
  10. Библиографический список
- Право интеллектуальной собственности - Авторсое право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Защита прав потребителей - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - Коммерческое право - Конституционное право России - Криминалистика - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право Европейского Союза - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Правоприменительная практика - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Теория права - Трудовое право‎ - Уголовное право России - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право‎ - Экономические преступления - Ювенальное право - Юридическая этика - Юридические лица -
Яндекс.Метрика