<<
>>

Лекция 3. Типы государства

В условиях существования социалистических государств и СССР, в условиях господства в этих государствах, по существу, одной идеологии – марксистско-ленинской – теоретики государства и права редко объективно и глубоко обсуждали концепции типов (типологии) государства с точки зрения разных подходов и мерок, ибо считался единственно правильным и верным один подход – марксистско-ленинский формационный подход, а другие объявлялись антинаучными либо вредными.

С распадом социалистического лагеря и Советского Союза и с кризисом марксизма-ленинизма как идеологии в науке постепенно стали проявлять интерес к исследованию проблемы типов государств, их классификации, деления по самым разнообразным критериям, принципам и признакам. Идеологическая зашоренность отступила, и это, на наш взгляд, вполне естественно и нормально с точки зрения свободы научной мысли и демократии вообще. А некоторые ученые, чтобы вообще освободиться от тоталитарного мышления, пошли в своих рассуждениях дальше: начали, с одной стороны, отказываться от понятия «тип, типология государства», а с другой – смешивать его с понятием «форма государства», его вид и класс53.

Думается, что сегодня нельзя игнорировать либо изымать из научного оборота давно устоявшиеся и общепризнанные понятия «типы государства» и «типология государства». Эти понятия давно прижились в науке, они достаточно осмыслены и помогают глубже познать государства как сложные политические и социальные образования. В то же время сегодня в условиях демократизации общества и государства важно выделять и исследовать самые разные подходы к типологии государства и их органов, причем по самым разным критериям и основаниям. Но вначале необходимо четко определиться, что такое тип государства вообще.

Несмотря на многообразие различных определений, выработанных в науке, под типом государства (независимо от подхода) мы ниже будем понимать совокупность наиболее характерных особенностей и черт государства, выражающих его социальную сущность и соотношение с определенной разновидностью тех или иных обществ, в рамках которых это государство существует.

Исходя из этого в настоящее время необходимо, как мы считаем, выделять и рассматривать самые разнообразные подходы (на основе различных критериев) к типологии государства.

Ради справедливости надо заметить, что первая типология государств (кстати, задолго до появления марксизма-ленинизма) возникла в глубокой древности, когда самые разные люди и лучшие мыслители искренне мечтали о правильном, идеальном государстве. Поэтому первой типологией следует считать древнюю типологию, т.е. типологию или тип правильного, идеального государства. При этом за критерий типа этого государства бралось то государство, которое больше подходило для тогдашней жизни людей, граждан в условиях существовавшего в то время общества. Поэтому отрицание марксистами-ленинцами правильного, идеального типа государства под тем предлогом, что оно не выдерживает критики с позиций классового подхода, неравенства, эксплуатации человека человеком и т.д., нельзя признать обоснованным. Для того времени, когда люди искренне говорили и верили в идеальное государство, такой подход был единственно верным и правильным, хотя сегодня его можно и подвергать критике и с чем-то не соглашаться.

Известно, что, например, еще Платон разработал свой проект идеального государства, близкий к реальным условиям жизни греческих полисов (его труд «Государство»).

Рассуждая о идеальном государстве, он, в частности, утверждал, что это – государство лучших людей и что управление этим государством должно находиться в руках людей знающих, постигших самые совершенные идеи, овладевших высотами научного познания: «Пока в городах… не будут или философы царствовать или нынешние цари и властители – искренно и удовлетворительно философствовать, пока государственная сила и философия не совпадут в одно… дотоле ни города, ни человеческий род не жди конца злу…». Подобно тому, как управление кораблем поручается людям, знающим корабельное дело, управление государством, заявлял Платон, должно поручаться людям, обладающим для этого необходимыми знаниями, овладевшим истинной философией.

Платон подвергал при этом сомнению принцип соблюдения законов.

Он находил, что философы, когда им будет вручена власть, обладая глубокими знаниями, смогут управлять государством, руководствуясь своим усмотрением, а не требованиями закона.

Свободное население в идеальном государстве, по его мнению, должно быть разделено на три сословия: философов, правящих государством; стражей и воинов, охраняющих государство; ремесленников и землевладельцев, доставляющих гражданам потребные им материальные блага. Необходимость такого деления Платон пытался обосновать разделением труда и оправдать разнообразной аргументацией. Прежде всего он указывал на разделение труда в обществе и говорил, что каждое дело делается лучше, когда кто-либо занимается им специально: каждый лучше всего делает одно, не хватается за многое.

Изобразив устройство своего идеального государства, Платон обращается к рассмотрению государств, отклоняющихся от идеала, – так называемых извращенных форм государства. Все государства Платон располагает в порядке возрастающего отклонения от идеала: идеал – это аристократия, государство в котором господствует лучшие – мудрые; за аристократией следует тимократия – господство сильнейших и храбрейших; еще дальше от идеала отклоняется олигархия, где существует власть немногих богатых; затем следует правление демоса, народа – демократия; наконец, худшая из неправильных форм – тирания.

Перевороты, влекущие смену типов, происходят, по Платону, от причин общественного порядка, от порчи характера властвующих и подвластных, от того, что правители из «стражей» становятся «волками», или от того, что в обществе появляются и размножаются «трутни», от алчности, скупости, властолюбия и т.п.

Позднее, разочаровавшись в возможности осуществления на практике идеала, изображенного в своем произведении «Государство», Платон отступает от ряда существенных своих положений и пишет труд «Законы». Это была попытка мыслителя путем различного рода уступок приблизить идеал к действительности. Тем не менее проект «Законов» имеет много общего с проектом «Государства».

Дальше Платон отстаивает уже идеал аграрного замкнутого, «самодостаточного» государства.

В связи с этим государственный строй у мыслителя предусмотрен аристократический.

Правда, в государстве существует народное собрание, в котором могут участвовать все граждане. Однако граждане двух первых разрядов обязаны посещать народные собрания под угрозой штрафов за непосещение, для граждан же остальных двух разрядов посещение собраний не обязательно.

Предлагается выборный орган – Совет – из 360 членов. Во главе государства Платон ставит теперь не философов, а старейших и наиболее рассудительных граждан. Коллегию высших должностных лиц государства составляют 37 правителей – стражей законов, избранных из 100 заранее намеченных кандидатов. Для занятия должности правителя установлен пятидесятилетний возраст. Срок, на который избираются «стражи законов», – 20 лет.

Правители руководствуются в управлении государством не усмотрением, как философы по первому проекту, а законами, которые призваны заменить недостающую мудрость правителей. Законы самым тщательным образом регламентируют все стороны жизни граждан. Их нарушение влечет суровые кары.

Стремясь обеспечить сохранность государственного строя, Платон рекомендует законодателю, а также и правителям проявлять постоянную заботу об укреплении устоев общества любыми способами.

Не ограничиваясь рассмотрением различных форм государства, Аристотель тоже дает свою характеристику идеального, совершенного государства, но он придает более конкретный характер своему идеалу. Его идеал остается целиком в рамках греческого государства-города, «самодовлеющего» коллектива. Государство, по его мнению, не должно быть слишком большим или слишком малым по территории и по количеству населения. Государство с очень малочисленным населением не может быть самодостаточным. Ему не обеспечена «автаркия». Но, с другой стороны, и слишком большое государство не может получить надлежащую организацию. Население, как и территория государства, должно быть небольшим. Для совершенного государства необходимы также благоприятные климатические условия: климат не слишком холодный, как на севере Европы, но не слишком жаркий, как в Азии.

В совершенном государстве, по Аристотелю, сохраняется несправедливость, резкое неравенство и рабство среди свободных. Граждане свободны. Они обеспечены всем необходимым, но не занимаются ни ремеслом, ни земледелием. Физический труд – дело рабов и ремесленников. Последние лично свободны, но не являются гражданами государства. Земельная собственность должна принадлежать только гражданам. Ремесленники и земледельцы не обладают ею.

Что касается политической организации идеального государства, то Аристотель выдвигает принцип поочередного участия всех граждан в осуществлении государственной власти. При этом граждане в молодые годы только подчиняются, с достижением же определенного возраста они привлекаются к участию в управлении государством.

Немало интересных суждений о типе государства мы находим и у Полибия в его «Всеобщей истории» и у Н. Макиавелли в его трактатах, и у И. Фихте, и у других мыслителей.

В XX в. наиболее распространенным стал так называемый формационный подход к типологии государства, сторонниками и активными разработчиками которого были идеологи марксизма-ленинизма.

По сути, отвергнув идею о типе идеального, правильного государства, сторонники этого подхода стали утверждать, что типология государства связана только со способом производства, а в соответствии со сменой способов производства происходит в истории смена типов государства. Под типом государства они понимали совокупность характерных особенностей государства, выражающих его сущность и свойственных всем государствам, возникшим на основе производственных отношений одного и того же типа.

Итак, утверждалось, что социально-экономическая основа государства определяет собой его тип. Решающим для отнесения государства к тому или иному типу является ответ на вопрос, каков тип производственных отношений в обществе и, следовательно, какой класс общества господствует при посредстве данного государства.

Материалистически-диалектический метод в его применении к общественным явлениям дал возможность создать понятие об общественно-экономических формациях и объединить все государства одной и той же формации в одну группу, как государства одного типа.

Установлено, что каждому типу производственных отношений соответствует особый тип государства. Рабовладельческому типу отношений соответствует рабовладельческий тип государства, феодальному – феодальный, капиталистическому – капиталистический, социалистическому – социалистический.

Все государства одного и того же типа имеют одинаковую социально-экономическую основу, производственные отношения одного и того же типа. Все они являются организацией господства одного и того же класса. Так, рабовладельческие государства имели своей основой рабовладельческий способ производства и представляли собой организацию рабовладельцев для подавления и угнетения рабов.

За рабовладельческим государством следует феодальное государство, основной задачей которого при всем различии феодальных государств являлось удержание власти помещиков над крепостным крестьянством.

С победой капиталистического способа производства складывается буржуазное государство. Основой буржуазного государства является капиталистическая собственность на средства и орудия производства и наемный труд, капиталистический тип производственных отношений.

«…Несмотря на пестрое разнообразие их форм, – говорил К. Маркс, – различные государства различных цивилизованных стран имеют собою то общее, что они стоят на почве современного буржуазного общества…». При этом он указывал, что при большом разнообразии форм буржуазных государств суть их одна: все они эти государства являются так или иначе, но в последнем счете обязательно диктатурой буржуазии54.

В истории антагонистического общества каждый тип производственных отношений и свойственный этому типу особый способ эксплуатации обусловливают свои особые методы подавления, свой особый механизм и аппарата, с помощью которого осуществляется классовое господство.

При всех различиях между эксплуататорскими государствами различного типа все они имеют то общее между собой, что представляют собой организацию эксплуататорского меньшинства для того, чтобы держать в узде эксплуатируемое большинство. Различны лишь формы эксплуатации, сменяющие друг друга в истории.

Во всех существовавших и существующих обществах господствующий класс при посредстве государства обеспечивает для себя условия подавления и эксплуатации угнетенного класса. Все государства, свойственные антагонистическому обществу на различных этапах его развития, представляют собой различные виды эксплуататорского государства.

Так, античное государство было преимущественно государством рабовладельцев для подавления и обуздания рабов, феодальное государство – органом дворянства для подчинения и обуздания крепостных крестьян, а современное представительное государство есть орудие эксплуатации наемного труда капиталом.

Утверждалось, что с уничтожением капитализма и установлением диктатуры рабочего класса создается новое социалистическое государство. Рабочий класс, овладев государственной властью, использует ее для подавления, а затем и ликвидации эксплуататорских классов и построения социалистического общества.

Социалистическое государство, как считали его сторонники, представляет собой новый, особый тип государства, задача которого – построение социалистического, а затем и коммунистического общества, как говорили классики марксизма-ленинизма. Это государство уничтожает всякую эксплуатацию человека человеком. Поэтому оно представляет собой совершенно новый тип государства, принципиально отличный от всех существовавших доселе и существующих ныне эксплуататорских государств. Иными словами, это Советы. А Советы представляют новою форму, вернее, новый тип государства. Советская власть являлась новым типом государства, приноровленным не к задачам эксплуатации и угнетения трудящихся масс, а к задачам их освобождения от всякого гнета и эксплуатации, к задачам диктатуры пролетариата.

Сказанное выше о типе государства относилось и к типу права, под которым понималась совокупность характерных особенностей права, выражающих его сущность и свойственных всякому праву, возникшему на основе производственных отношений одного и того же типа.

Утверждалось также, что смена одного типа государства другим и одного типа права другим происходит в результате революционного переворота, передающего власть из рук одного класса в руки другого. Как это происходит? На известной ступени своего развития производительные силы общества вступают в противоречие с существующими производственными отношениями или (что является только юридическим выражением того) с отношениями собственности, внутри которых они до сих пор развивались. Из форм развития производственных сил эти отношения превращаются в их оковы. Тогда наступает эпоха социальной революции. С изменением экономической основы более или менее быстро происходит переворот во всей громадной надстройке.

Революция знаменует собой скачок в общественном развитии, переход общества к новому состоянию, качественно отличному от предыдущего. Однако тот насильственный переворот, который совершается в революциях, бывает подготовлен всем предшествующим ему развитием общества.

Успешный исход революции ставит у власти новый класс, создающий свое государство – государство нового исторического типа. Это новое государство воздействует само на экономику, облегчая укрепление новых общественных отношений.

Каждый последующий тип государства и права знаменует собой более высокую ступень общественного развития, чем предыдущий. Превращение рабовладельческого общества в феодальное, а последнего – в капиталистическое представляет собой объективно прогресс в движении общества. При этих переменах в обществе продолжает сохраняться классовая эксплуатация, но формы эксплуатации меняются.

Надо заметить, что формационный подход к типологии государств был воспринят тогдашнем научном в мире довольно неоднозначно: некоторые ученые стали его игнорировать, но были и такие, кто пытался его усовершенствовать, поправить, а то и по-своему развить.

Так, известный государствовед Г. Еллинек в свое время сделал попытку усовершенствовать формационный подход, пользуясь понятием типа государства в своем «Общем учении о государстве». Он писал: «Элементы понятия государства… получают различное выражение в различной культурной среде… Несмотря на постоянное развитие и преобразование можно, однако, установить некоторые прочные признаки (культурные характеристики), придающие определенному государству или группе государств на всем протяжении их истории черты определенного типа»55. Историческими типами он считал древневосточное государство, греческое государство, римское, средневековое и «современное». Таким образом, рабовладельческое государство у него распадается на три типа, вследствие чего отметается то существенное общее, что имеется у всех рабовладельческих государств – организованное господство рабовладельцев над рабами. «Современное» государство охватывает заподноевропейские государства, начиная с образования абсолютизма, т.е. в один тип включаются такие разнородные по своей сущности государства, как абсолютная монархия и конституционное буржуазное государство.

Понятием типа в применении к истории государства пользовался также русский историк Н.И. Кареев.

Такими типами государств и обществ, с точки зрения Н.И. Кареева, являются государство-город, восточная деспотия, феодальное поместье-государство, сословная монархия. Н.И. Кареев определил тип государства особенностями политической надстройки, признаками, взятыми из особенностей государственного строя. Вследствие этого он соединил в один тип различное и несоединимое, например античные города, некоторые города древнего Востока (Тир, Сидон) и городские республики средневековые и нового времени (например, «вольные» города Гамбург, Любек и Бремен). Но в то же время он разъединил, отнеся к различным типам, такие сходные явления, как средневековое поместье-государство и сословная монархия, т.е. объявил различными типами две различные формы феодальной монархии.

Такая группировка государств была отметена сторонниками формационного подхода как антинаучная и антиисторическая. Ее цель, утверждали они, – затушевать классовый характер государств, выдвинуть на первый план в качестве наиболее важных менее значительные, нереволюционные преобразования государств, происходившие в теории.

Следующим заслуживающим внимания подходом к типологии государства является цивилизационный. Важно подчеркнуть, что в настоящее время в нем преобладает так называемое «технологическое» направление, согласно которому тип государства связывается с той ступенью (стадией) научно-технического прогресса и жизненного уровня населения, определяемого потреблением и оказанием услуг, которой соответствует данное государство.

Одной из наиболее распространенных и характерных для этого направления является «теория стадий экономического роста», автор которой – известный американский политический деятель и социолог У. Ростоу. Согласно этой теории, призванной, по словам автора, бросить вызов обанкротившемуся марксизму-ленинизму и вытеснить его как метод рассмотрения современной истории, все общества (и государства) по экономическому развитию можно отнести к одной из пяти стадий: традиционное общество (государство); переходное общество (государство), в котором закладываются основы преобразований; общество, переживающее процесс сдвига; созревающее общество (государство) и общество (государство), достигшее высокого уровня народного потребления.

К первой стадии У. Ростоу относит общество (государство), основанное на доньютоновской науке и технике и на преобладании сельского хозяйства. Вторая стадия – это период трансформации «традиционного общества» (государства) в более развитый период закладывания основ для сдвигов в области обрабатывающей промышленности. Третья стадия – это сдвиг, взлет научно-технического развития как в промышленности, так и в сельском хозяйстве. Четвертая стадия характеризуется как пора «зрелости», когда на основе применения современных научно-технических достижений во всей массе ресурсов общества (государства) и значительного роста инвестирования национального дохода достигается устойчивое превышение выпуска продукции над ростом населения. И, наконец, пятая стадия это период «высокого уровня массового потребления», в которой ведущие сектора экономики переходят на производство предметов потребления длительного пользования и услуг.

В соответствии с рассматриваемой концепцией именно на пятой стадии возникает общество (государство), которое можно назвать «обществом (и государством) всеобщего благоденствия». На данной стадии, по мнению У. Ростоу, находились лишь США и некоторые другие высокоразвитые капиталистические государства, тогда как Российская Федерация да и ряд иных европейских государств только вступали в стадию «зрелости».

К теории «стадий экономического роста» тесно примыкают теории «менеджеризма», «единого индустриального общества», «постиндустриального общества» и др., согласно которым в современную эпоху необходимость в классово-революционном изменении условий жизни отпадает или уже отпала, ибо научно-техническая революция, глобализация, информатизация и др. по своим социальным последствиям спонтанно, автоматически выступают как заменитель социальной революции, который, неся все основные социальные преобразования, не затрагивает основы общественного строя любого общества. Значительное место в ряду этих теорий занимает идея «конвергенции», сближения различных общественных систем, в разработку которой весомый вклад внес академик А.Д. Сахаров. Суть ее в сближении и воплощении в едином типе общества и государства того лучшего, что содержат в себе разные общественные системы в целях обеспечения прогресса, свободы и прав человека и мира внутри каждой страны и на международной арене.

Представителем другого направления цивилизационного подхода к вопросу о типах государства является английский историк А.Дж. Тойнби. Он сформулировал концепцию цивилизации, под которой понимается замкнутое и локальное состояние общества, отличающееся общностью религиозных, психологических, культурных, географических и других признаков. При этом А.Дж. Тойнби отмечает, что культурный элемент представляет собой душу, сущность цивилизации; в сравнении с ним экономический и тем более политический планы кажутся несущественными, заурядными созданиями природы и движущих сил цивилизации. Исследуя основания каждого отдельного общества, в одних случаях он обнаруживает, что оно состоит в родстве с более древним обществом благодаря наличию вселенской церкви, которая является основным признаком, позволяющим предварительно классифицировать общества одного вида. Другим критерием для классификации обществ является степень удаленности от того места, где данное общество возникло. Сочетание этих двух критериев позволяет ему найти общую меру для размещения обществ на одной шкале с тем, чтобы определить место каждого из них в процессе развития56.

Этих обществ (государств), которые можно назвать цивилизациями и которые полностью независимые, около десяти, а примитивных обществ (государств) около 650, и они обладают сравнительно короткой жизнью, ограничены территориально и малочисленны. Жизнь независимых цивилизаций, наоборот, более продолжительна, они занимают обширные территории, а число людей, охватываемых цивилизациями, как правило, велико. Цивилизации имеют тенденцию к распространению путем подчинения других обществ.

Из 21 цивилизации, считает исследователь, сохранились лишь те, которые смогли освоить жизненную среду на основе разделения труда, приобщиться к социальным ценностям, перейти из статического состояния в динамическое и развить духовное начало во всех видах деятельности (египетская, китайская, иранская, сирийская, мексиканская, западная, дальневосточная, православная, арабская и т.д.). Каждая цивилизация придает устойчивую общность всем государствам, существующим в ее рамках. А.Дж. Тойнби здесь характеризует и альтернативный способ возникновения цивилизации – через отчуждение пролетариата от правящего меньшинства ранее существовавших обществ, утративших свою творческую силу. Цивилизации при этом связываются с наличием «универсального государства», в том числе и местного.

В настоящее время одним из критериев типизации государств и их правовых систем стала также степень экономической, социальной, политической и духовной (культурной) свободы личности, отражающаяся в виде человеческого достоинства, т.е. личностный подход к типологии государства и права. Такой подход вбирает в себя не только объективные критерии (социально-классовую сущность, содержание и социальное назначение), но и субъективный критерий – уровень человеческого в обществе.

В этом смысле считается, что история персоналистична. История, всецело не подвластная человеческому произволу, но развивающаяся через человека, внутренне обогащающаяся через человека, имеет человеческий лик.

В негосударственно-организованном обществе идет процесс становления личности человека. Последний не отделяет себя от естественно возникшей коллективности – общества. Вся последующая история обществ – это история борьбы классов за свободу. В итоге в эксплуататорском рабовладельческом обществе большинство оказывается лишенным свободы, причем последней правящее меньшинство обладает также в неравной степени – в зависимости от объема частной собственности. В феодальном обществе для эксплуатируемых крестьян допускается личная свобода, появляются первые признаки человеческого достоинства, обусловленные наличием частичной собственности на результаты своего труда. Какие-либо политические права отсутствуют, появляются гражданские права в рамках сословий общества.

Буржуазное общество (государство) возникает на основе идей «свободы», «равенства», «братства», в борьбе против феодальных привилегий. Провозглашается равенство политических, гражданских прав, декларируется социальное равенство. Экономическая свобода личности обусловлена наличием и объемом частной собственности – результата как трудовой деятельности, так и эксплуатации человека человеком, присвоением результатов чужого труда. Влияние стран социалистического типа привело к изменению политики буржуазного государства. С его помощью были проведены меры по перераспределению доходов, внедрены многочисленные средства социальной защищенности человека. Все большее значение приобретают идеи прав человека, плюрализм, демократия, разделение властей и т.п.

Социалистическое общество (государство) уничтожает экономическую основу эксплуатации – частную собственность на орудия и средства производства, делает их общими для всех, провозглашает политическую свободу, социальное и культурное равенство. Свобода каждого есть условие развития всех – это должно было бы стать главным стержнем развития общества.

Однако практика социалистического строительства оказалась совсем иной: была уничтожена экономическая свобода, политические права и свободы были сопряжены с политическими репрессиями, провозглашение экономических прав сопрягалось с узурпацией собственности в руках партийно-государственного аппарата, провозглашалась федеративная форма государственного устройства, а на деле государство, по сути, оставалось унитарным и т.п.

Представляется, что будущее государственности – за общими идеями свободы в экономическом, политическом, социальном и культурном планах, всего лучшего, что содержится в разных государствах в интересах обеспечения свободы личности, прав человека во всех социально-экономических системах.

И, наконец, в последние годы теоретики государства и права справедливо заговорили об идеологическом подходе к типологии государств, который обосновывается тем, что, будучи признаком государственности как таковой, идеология может служить основанием для типологии ее форм.

Сообразно с линеарной шкалой политических и, соответственно, государственных идеологий (коммунизм, социализм, демократия, консерватизм, национализм, фашизм и др.) выделяются и рассматриваются следующие типы государств: государства с коммунистической, тоталитарной идеологией (в свое время – СССР, сегодня – КНДР, Куба, КНР); государства с демократической идеологией (Великобритания, современная Россия и др.); государства с либеральной идеологией (США во времена Б. Клинтона); государства с консервативной идеологией (Германия во времена Г. Коля, Великобритания во времена М. Тетчер); государства с националистической идеологией (Латвия, Литва, Ирак и др.)57.

Становится очевидным, что проблема типологии государств представляет собой необходимый, естественный процесс познания государственной проблематики, характеризует логику исторического процесса возникновения и развития государства и права, исторически неизбежной смены одних типов государств другими, является одним из важнейших методов и средств познания исторического процесса возникновения и развития государства и права возникновения и развития государства и права58.

Проблематика типов государства занимает самостоятельное место в теории государства и права, так как дает возможность более полно отразить изменяющуюся сущность государства как политической организации, особенности его возникновения и эволюции, увидеть естественно-исторический прогресс общества в целом – как в бытии, так и в развитии государственно-управляемого общества.

Однако встает вопрос, все ли типы государств (исторически существовавшие и ныне действующие) можно классифицировать по типам, исходя из обозначенных выше подходов и критериев. Думается, что да. Однако, как нам кажется, здесь необходимо учитывать и конкретные естественно-исторические условия. Скажем, сегодня об идеальном, правильном государстве следует говорить не в смысле замкнутого, «самодостаточного» государства Платона или в смысле воззрений о государстве Аристотеля либо Полибия (хотя их ценные идеи сегодня в известной мере применимы), а в смысле идеального, правильного демократического государства, социального государства или правильного правового государства, действующего в условиях рыночных общественных отношений. Или: сегодня можно также применять идеи классового подхода к анализу типов государств, разработанных марксистско-ленинской идеологией, но применение этих идей должно быть разумным и гибким и осуществляться на основе данных современной науки.

Но все же, несмотря на эти положительные моменты, сегодня остается слабо изученной проблема, к каким конкретно типам государств относятся нынешняя Российская Федерация и страны СНГ, т.е. союзные республики бывшего СССР.

Теоретики государства и права высказывают разные мнения на этот счет. Но главенствующая точка зрения такая: эти государства ныне находятся «на переходном этапе своего развития от псевдосоциализма к капитализму» или это «государства переходных типов», т.е., иначе говоря, это государства, которые «обладают обычными для любых государств признаками и чертами, но в то же время им присущи и свои, специфические особенности», такие, как специфические условия их возникновения (в ходе потрясений, революций и др.), неопределенность дальнейшего пути развития, особенности организации государственной власти, режима и т.д.59.

По нашему мнению, такая точка зрения имеет право на существование. Но в настоящее время, как нам думается, необходимо более четко определить тип государства, к которому относится нынешняя Российская Федерация и типы государств СНГ, тем более и уровень развития современной общественной науки позволяет нам это сделать.

На наш взгляд, Российская Федерация и иные страны СНГ относятся к типу демократических государств (с точки зрения представленного выше современного идеологического подхода к типологии государств), которым, конечно, как и всяким государствам, присущи определенные черты и качества прежних общественно-экономических формаций. Иными словами, это постсоветские демократические государства с развивающимися институтами современной демократии, со свободной экономикой, где права и свободы человека считаются высшей ценностью, где есть богатые и бедные, где есть неравенство людей и т.д. (правда, в разных государствах это проявляется по-разному).

Этим типам государств, понятно, присуща и определенная «переходность» от государств с коммунистической, тоталитарной идеологией к государствам с демократической идеологией. Причем эта «переходность» позволяет сегодня выделять и рассматривать следующие особенности указанных типов государств.

Во-первых, Российская Федерация и иные страны СНГ как типы демократических государств возникли в результате исторической закономерности, а точнее, в результате неудавшихся экономических, политических, правовых и других реформ советского общества, в результате социальных потрясений и конфликтов, переросших в некоторых бывших советских республиках в революции.

Иначе говоря, было бы наивно полагать, что распад тоталитарного и единого СССР произошел в результате действия каких-то субъективных факторов или враждебных сил: дескать, как иногда утверждают некоторые люди, в Беловежской пуще, в Вискулях, собрались Б. Ельцин, Л. Кравчук и С. Шушкевич, подписали соглашение – и СССР не стало. Да, этот малоприятный факт имел место, но он далеко не основной. Нельзя при этом забывать и другие существенные факторы: это провал советских экономических программ и, в частности, программы «500 дней» в СССР, пустые полки магазинов, истощение страны от гонки вооружений, разрушение организаций КПСС, кровавые конфликты в республиках, августовский путч в Москве, интриги в Кремле и т.д. Они-то и обострились к 1991 г. и привели к краху СССР, о чем и были подписаны соответствующие документы в Алма-Ате лидерами советских республик.

Думается, что если бы не в этот период, то позже Советский Союз все равно бы распался, ведь он уже объективно не мог сам справиться со своими пороками, революционные перемены в государстве стали неизбежностью. А потом уже и бывшие советские республики, обретя независимость, сами не стали возвращаться в бывшее «лоно братского союза». И даже происходившие в последующем революции в некоторых государствах СНГ (в Украине – оранжевая, в Грузии – роз и др.) не ставили перед собой цели возрождать СССР либо вернуться к советской системе управления.

Во-вторых, рассматриваемое переходное состояние государства содержит в себе несколько важных вариантов дальнейшей эволюции общественной и государственно-правовой жизни, альтернативу развития государства по тому или иному пути.

Например, современное состояние России и других бывших советских республик содержит в себе альтернативу их развития в направлении созидания общества, государства и права по образцу современного капитализма, или социал-демократизма, или же любого иного способа. Вместе с тем оно предоставляет богатым классам, определяющим судьбы этих государств и народов на данном историческом отрезке времени, возможность выработки своего собственного видения пути развития государства с учетом традиций своей страны, уровня развития экономики и культуры общества, особенностей быта народа.

При этом наличие альтернативы выбора пути развития государства определяется многими объективными и субъективными факторами. Среди них: экономические возможности государства и общества, соотношение противоборствующих сил, интеллектуальные возможности политических лидеров, характер идеологических установок богатых и оппозиции, способность их к выработке концепции развития государства и права, к проведению основных ее положений в жизнь и др.

В-третьих, анализируемое состояние этих государств связано с существенным изменением характера и размаха экономических связей, временным расстройством экономики, ослаблением материальной основы базы государства и правовой системы, падением уровня жизни значительной части населения.

Это объективная, свойственная всем переходным этапам закономерность, которая ярко проявилась в период становления рыночных отношений в современной России и других бывших советских республиках на пути их перехода от социализма к народному капитализму.

В-четвертых, для демократического типа государства (Россия, иные страны СНГ и др.) свойственно заметное ослабление социальных и политико-правовых основ в силу происходившей в государстве переоценки ценностей среди значительной части граждан, неизбежных при этом ее колебаний между старой и новой государственной властью и классами вследствие возникающего при этом напряжения, общественного смятения и даже хаоса.

В-пятых, рассматриваемые типы государства отличаются доминированием в системе разделения государственных властей исполнительно-распорядительной власти.

Обуславливается это рядом объективных и субъективных факторов. Среди них природа и характер исполнительно-распорядительной власти, а именно ее мобильность, оперативность, действенность, способность к быстрой концентрации и эффективному использованию материальных, духовных и иных средств; экономические, политические и иные интересы отдельных групп людей или конкретных лиц, оказывающих решающее влияние на исполнительную власть и т.д.60.

Указанные и иные особенности, присущие современной Российской Федерации и другим странам СНГ, позволяет утверждать, что это типы демократических государств, которые в силу своих «недостатков» еще прочно не встали на ноги, но все же уверенно идут по пути цивилизованного развития.

<< | >>
Источник: Рассолов М.М.. Курс лекций по Теории государства и права. Часть 1 - Теория государства. 2010

Еще по теме Лекция 3. Типы государства:

  1. Нобелевская лекция “Институциональная структура, производства” (1991)
  2. Лекция 2. Методология теории государства и права
  3. Лекция 3. Возникновение и развитие теории государства и права в России
  4. Лекция 4. Теории происхождения государства и права
  5. Лекция 2. Определение, сущность и содержание государства
  6. Лекция 3. Типы государства
  7. Лекция 1. Понятие и классификация форм государства
  8. Лекция 4. Государственный режим
  9. Лекция 2. Классификация функций государства
  10. Лекция 2. Структура, функции и типы политических систем
  11. Лекция 3. Социальное государство
  12. Лекция 2. Право и другие социальные нормы: соотношение, взаимосвязи и различия
  13. Лекция 3. Материальное и процессуальное право. Публичное и частное право. Внутригосударственное (национальное) и международное право
  14. Лекция 5. Правовые системы и их типологии
  15. Функции государства
  16. Соотношение типа и формы государства
  17. Лекция 6 Сэр Уильям Нетти
- Право интеллектуальной собственности - Авторсое право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Защита прав потребителей - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - Коммерческое право - Конституционное право России - Криминалистика - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право Европейского Союза - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Правоприменительная практика - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Теория права - Трудовое право‎ - Уголовное право России - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право‎ - Экономические преступления - Ювенальное право - Юридическая этика - Юридические лица -
Яндекс.Метрика