<<
>>

Лекция 4. Светское государство

В теории государства и права установлено, что в зависимости от взаимоотношений государства и церкви различают теократическое, клерикальное и светское государство.

Известно, что теократические государства (от греч.

«Бог» и «власть») – это форма государственной власти, при которой власть полностью или частично принадлежит церкви (например, Монголия до 1921 г. или сегодня город (государство) Ватикан, являющийся теократической монархией, где законодательная, исполнительная и судебная власть принадлежат Папе Римскому).

Клерикальное государство (от лат. «церковный») – это форма государственной власти, при которой церковь на основе закона влияет на политику государства и важнейшие сферы жизни общества (например, Исламская республика Иран, где помимо светских органов (парламент, правительство и др.) существует и духовный лидер государства, пожизненный; его боготворят верующие люди, поклоняются ему).

Есть в науке и понятие государственной церкви. Суть этой церкви состоит в следующем: одна из церквей (конфессий) признается частью официальной организации государства, т.е. считается главной в стране. И тогда обычно все государственные должности занимают представители государственной религии. Этот институт есть в Англии, Швеции, Норвегии, Дании, Греции, Исландии, Иордании, Иране и др. (был в России до 1917 г.).

Что касается светского государства, то применительно к Российской Федерации здесь необходимо отметить следующее.

Известно, что Конституция РФ закрепила в качестве правовой основы такие цивилизованные нормы, как свобода совести (ст. 28) и светскость государства (ст. 14). Статьей 28 «каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними».

Статья 14 декларирует: «1. Российская Федерация – светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. 2. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом». Часть 2 ст. 19 органично дополняет ст.ст. 14 и 28: «Государство гарантирует равенство прав и свобод граждан независимо от... отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств».

В связи с формированием правового государства и повышением роли церкви в нашей стране является крайне актуальным вопрос о значении и месте реализации вышеупомянутых норм, составляющих основу конституционного строя, в жизни современного Российского государства. Краткий историко-правовой экскурс призван дать ответ на вопрос о непростой судьбе свободы совести и светского государства в России.

Сегодня трудно представить принцип свободы совести и идеи светского государства по отдельности, вне взаимной связи и зависимости. Ряд отечественных авторов в своих работах по данной проблеме относят принцип отделения церкви от государства к одной из важнейших гарантий свободы совести. И мы порассуждаем в этом же разрезе, но вначале коснемся истории вопроса.

Известно, что впервые в России правовое закрепление элементов свободы совести произошло 17 апреля 1905 г. в Указе «Об укреплении начал веротерпимости», принятом не без влияния революционной ситуации. Указом признавался юридически возможным переход из православия в другую христианскую веру, несколько облегчалось положение иных конфессий. Несмотря на подписанный Николаем II 17 октября 1905 г. Манифест, обязывающий правительство «даровать населению основы гражданской свободы», многочисленные вероисповедные законопроекты так и не обрели юридической силы. Неразрешенность религиозного вопроса сыграла значительную роль в крайнем обострении политической ситуации в России, приведшем к социальным взрывам в 1917 г.

Более значительное закрепление элементов свободы совести состоялось уже в постановлениях Временного правительства.

Среди наиболее значимых – принятое 20 марта 1917 г. постановление об отмене вероисповедных и национальных ограничений, главным достижением которого была отмена многочисленных статей из уголовно-административного законодательства, ограничивающих права граждан на основании религиозной принадлежности; принятое 14 июля 1917 г. постановление «О свободе совести», декларирующее свободу совести гражданам, их равноправие вне зависимости от принадлежности к вероисповеданию.

Временное правительство не пошло на отделение церкви от государства ввиду острого политического характера данного акта и неспособности серьезно реконструировать механизм государства в России. В свою очередь, Святейший Синод уже 9 марта 1917 г., т.е. через неделю после отречения царя, призвал Божье благословение на Временное правительство. Вследствие зависимости свободы совести от государственно-конфессиональных отношений ее принципы, отчасти отраженные в постановлениях Временного правительства, носили декларативный характер.

На принципиально ином уровне правовое закрепление свободы совести и светского государства отразилось в декрете СНК РСФСР от 23.01.1918 «Об отделении церкви от государства и школы от церкви». Однако исходной причиной акта отделения церкви от государства в нашей стране была отнюдь не забота о гарантиях реализации свободы совести граждан. Более того, замена господствующей религии на не менее господствующую идеологию, переход не к светскому государству, а к атеистическому, показали, что отделение церкви от государства имело мало общего с мировоззренческой свободой. Возможно, декларирование свободы совести было призвано сгладить негативную реакцию верующих на это радикальное по тем временам мероприятие, каковым явилось отделение церкви от государства.

Совершенно очевидно, что акт отделения церкви от государства был политической акцией, направленной на разрушение старого механизма государства. Православная церковь была частью государственного аппарата и выполняла политические и правовые функции.

Поэтому Советское правительство еще до принятия декрета «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» расформировало «духовное ведомство», прекратило выдачу государственных средств на содержание церкви, уволило всех священников из армии. Декрет юридически закрепил недопустимость государственных дотаций и преимуществ религиозным организациям, объявил их имущество народным достоянием, изъял народное образование и ведение актов гражданского состояния из компетенции религиозных организаций, устранил из официальных документов указания на конфессиональную принадлежность граждан и т.д.

В целом общей стратегической закономерностью, определяющей политику советской власти и характеризующей весь ее период, является всесторонний контроль и подавление свободы мировоззренческого выбора, юридическим отражением которой является право на свободу совести. Позднее подавлялось не только религиозное мировоззрение, но и вообще всякое иное, не соответствовавшее коммунистическому единомыслие, в том числе отраженное в формах литературы и искусства. Нарушались права не только верующих, но и других граждан, вне зависимости от личной мировоззренческой позиции.

Однако СССР жил в мировом, во многом «верующем» сообществе, поэтому на него оказывалось неустанное давление: многие государства требовали от него прекратить нарушать права церкви и верующих. И вот с принятием Всеобщей декларации прав и свобод человека в 1948 г. начинается новая эпоха в формировании правовых гарантий реализации прав советского человека на свободу совести. В соответствии со ст. 18 Всеобщей декларации прав человека «каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или убеждения как единолично, так и сообща с другими, публичным или частным порядком в учении, богослужении и ритуальных порядков». Пункт 2 ст. 29 гласит: «При осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только тем ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе». Следует отметить, что Декларация 1948 г. послужила моделью при определении стандартов прав человека для новейших конституций, принятых во многих странах мира, в том числе в Российской Федерации.

Однако только с середины 70-х гг. в связи с подписанием СССР ряда международных документов свобода совести и вероисповедания начинает рассматриваться в нашей стране как составляющая компонента «прав человека». В 1975–1977 гг. в союзных республиках принимаются акты о религиозных объединениях. В Конституции СССР 1977 г. принцип свободы совести получил следующую формулировку (ст. 52): «Гражданам СССР гарантируется свобода совести, т.е. право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, отправлять религиозные культы или вести атеистическую пропаганду. Возбуждение вражды и ненависти в связи с религиозными верованиями запрещается. Церковь в СССР отделена от государства и школа – от церкви».

Начиная с 1988 г. из-за желания власти продемонстрировать мировой общественности «религиозное возрождение» и «исправление былых ошибок» стало проявляться отступление от принципа отделения конфессий от государства. Например, религиозных иерархов начали включать в состав государственных и даже правительственных делегаций СССР. Непродуманные действия высшего политического руководства СССР в виде элементов конфессиональных предпочтений привели к тому, что о Русской православной церкви стало создаваться впечатление как о привилегированной конфессии, что вызвало ревностную реакцию в национальных республиках и явилось катализатором сепаратизма, завершившимся развалом Союза.

Например, в июне 1990 г. Верховный Совет Литовской республики принял особый акт, касающийся государственной вероисповедной политики – Акт реституции положения Католической церкви в Литве. В этот же период времени резко осложнилась религиозная обстановка в Средней Азии, на Кавказе и Украине, где межконфессиональные противоречия (католики – православные, мусульмане – христиане, униаты – православные и т.д.) все более и более смыкались клубком острейших социальных и национальных проблем в этих и других регионах.

Религиозный вопрос в плане предоставления свободы совести в советской России никто и не собирался решать, он был лишь «винтиком» идеологической политики официального единомыслия, выступал в качестве подавления и контроля мировоззренческой сферы, направленной на удержание власти. Само по себе отделение церкви от Советского государства без идеологического многообразия не является гарантией свободы совести: господствующее мировоззрение в качестве государственной идеологии служит источником подавления всякого иного. В этих условиях свобода совести не имеет под собой реальных правовых оснований и носит характер декларации.

С принятием Закона РСФСР от 25.10.1990 № 267-1 «О свободе вероисповеданий»141 связывается обычно поражение воинствующего атеизма как государственной идеологии. Действительно, его принятию предшествовало упразднение Управления (идеологические диверсии), в составе которого находился 4-й (церковный) отдел, а также Совет по делам религий при Совете Министров РСФСР и должностей (аппаратов) уполномоченных Совета на местах.

Этот закон снимал ограничения на культовую деятельность религиозных организаций, упрощал процедуру их регистрации, снимал запреты на социальную, производственно-хозяйственную и иную деятельность, признавал за религиозными организациями права юридического лица и права собственности, распространял нормы трудового законодательства на граждан, работающих в религиозных организациях, включая священников.

Однако и этот закон не решал проблем светского государства в России. Требовались более серьезные правовые акты и действия.

Поэтому принятие в 1993 г. Конституции РФ явилось серьезнейшим шагом на пути к формированию в России полнокровного светского государства. Но 1994–1997 гг. характеризуются всплеском регионального законотворчества в сфере свободы вероисповеданий. К началу 1997 г. в 1/3 субъектов Федерации уже действовали свои законы, причем существенно нарушающие Конституцию РФ и умаляющие права граждан. Одним из первых был Закон Тульской области «О миссионерской (религиозной) деятельности на территории Тульской области», принятый в ноябре 1994 г. Он подвергал существенным ограничениям деятельность и иностранных религиозных организаций, предписывал взимание сборов за выдачу разрешений на религиозную деятельность, требовал от миссионеров заранее согласовывать свою программу проповеднической деятельности с местной властью. Вслед за Тулой аналогичные нормативные акты были приняты в Твери, Тюмени, Костроме, Калуге, Татарстане и других регионах. В некоторых регионах подобными законодательными актами прямо определены привилегированные конфессии (например, в Республике Тыва это шаманизм, буддизм и православие).

В 1997 г. кампания, инициированная «традиционными» религиями против «нетрадиционных» и активно поддержанная заинтересованными политическими группами, завершилась внесением в обсуждаемый новый проект закона о свободе совести существенных ограничительных норм. 19 сентября 1997 г. Федеральный закон от 26.09.1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях»142 был принят Государственной Думой РФ, а 1 октября 1997 г. вступил в силу.

Новый закон принимался под флагом защиты общества и борьбы с иностранными религиозными организациями. В отличие от ранее действующего Закона РСФСР «О свободе вероисповеданий» вновь принятый федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» закрепил конфессиональное предпочтение государства в лице «традиционных» конфессий, существенным образом ужесточил порядок создания религиозных организаций, ограничил деятельность «нетрадиционных» и особенно иностранных религиозных организаций.

В частности, в преамбуле нового закона признается «особая роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры» и уважаются «христианство, ислам, буддизм, иудаизм и другие религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России».

7 октября 1997 г. Совет христианских организаций, Институт религии и права и Христианский юридический центр организовали в Москве митинг в защиту свободы совести, участники которого выступили за отмену принятого Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях». В обращении участников митинга к Президенту РФ, Правительству РФ и Федеральному Собранию РФ подчеркнуто, что «подписанный Президентом России закон нанес тяжелый удар по демократическому развитию нашей страны», а также «в процессе выработки окончательного варианта закона в администрации Президента РФ грубо нарушены элементарные нормы профессиональной этики».

25 марта 1999 г. Уполномоченным по правам человека в РФ было подписано Заключение о проверке соответствия Федерального закона «О свободе совести и о религиозных организациях» международно-правовым обязательствам Российской Федерации. В Заключении признается, что ряд положений указанного закона вступает в противоречие с принципами, закрепленными многосторонними международными договорами, участниками которых является Россия. В частности, указывается на закрепление данным законом привилегированного положения отдельных религий: на разграничение между религиозными объединениями и религиозными группами, лишающее последних прав юридического лица; на разграничение «традиционных» конфессий и религиозных организаций, не имеющих документов, подтверждающих их существование на соответствующей территории не менее 15 лет, что приводит к лишению последних многих прав; на дискриминационность лишения статуса религиозного объединения представительств иностранных религиозных организаций; на противоречие международным нормам ограничений свободы религии по соображениям «национальной безопасности» и др.

В связи с этим Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных организациях» многократно был предметом рассмотрения в Конституционном Суде РФ. Судами общей юрисдикции были рассмотрены десятки гражданских дел, связанных с применением его отдельных положений. Но споры идут и не прекращаются.

Однако, формулируя в законодательстве содержание понятия светского (или светскости) государства, следует иметь в виду независимость и суверенность государственных интересов и религиозных объединений (равно как и объединений, деятельность которых направлена на распространение идеологии) в соответствующих сферах их компетенции, принципиальное различие сфер компетенции (сфер деятельности, целей, задач, методов их решения) государства и религиозных объединений и объединений, деятельность которых направлена на распространение идеологии, а также иные значимые обстоятельства.

В данном случае под суверенностью понимаются верховенство и самостоятельность, обладание исключительной компетенцией. Так, государство не вмешивается в вопросы вероучительского характера, определения гражданами религиозной принадлежности, в вопросы внyтpeнней самоорганизации религиозного объединения и др., а религиозные объединения не вмешиваются в вопросы государственного управления, в совокупность урегулированных правом политических, публично-властных отношений, устройство и деятельность органов государственной власти, иных государственных органов и учреждений, а также правовых и политических институтов и пр.

Светскость, выражающаяся через отделение от государства религиозных объединений и объединений, деятельность которых направлена на распространение идеологии (а корректнее, разделение государства и таковых объединений), предполагает, что в религиозных вопросах верующие являются хозяевами у себя и для себя, а государство не позиционирует себя в качестве религиозного арбитра.

Учитывая вышесказанное, предлагается выделить следующие существенные признаки светского государства: отделение от государства религиозных объединений, деятельность которых направлена на распространение идеологии; недопустимость установления общеобязательной идеологии или религии.

Очевидно, что указания предложенных существенных признаков светского государства явно недостаточно для полного описания содержания данного государства, поэтому необходимо детально раскрыть эти признаки через характеризующие уже их признаки.

Рассматривая содержание светского государства, можно говорить и о таком признаке этого государства, как светскость легитимности государства.

В конституционном праве легитимностью называется признание законности прав и полномочий органа государственной власти или высших должностных лиц, их строгое соответствие конституции и законно выраженной воле народа.

Важно отметить, данный признак не является существенным признаком светского государства, вместе с тем находя свое отражение в приведенных выше существенных признаках данного государства. Можно предложить следующие разработанные определения:

? светскость государства – конституционная характеристика государства, отражающая независимость и суверенность государства и религиозных объединений в соответствующих сферах их компетенции, гарантированные недопустимостью установления в государстве общеобязательной религии или идеологии и отделением от государства религиозных объединений и объединений, деятельность которых направлена на распространение идеологии;

? светское государство – государство, обеспечивающее независимость и суверенность государственных институтов и религиозных объединений (равно как и объединений, деятельность которых направлена на распространение идеологии) в соответствующих сферах их компетенции, гарантированные недопустимостью установления в государстве общеобязательной религии или идеологии и отделением от государства религиозных объединений и объединений, деятельность которых направлена на распространение идеологии.

И.А. Ильин в свое время писал: «…церковь и государство взаимно инородны – по установлению, по духу и достоинству, по цели и способу действия. Государство, пытающееся присвоить себе силу и достоинство Церкви, творит кощунство, грех и пошлость. Церковь, пытающаяся присвоить себе власть и меч государства, утрачивает свое достоинство и изменяет своему назначению... Церковь не должна брать меча ни для насаждения веры, ни для казни еретика или злодея, ни для войны... в этом смысле церковь «аполитична», задача политики не есть ее задача, средство политики не суть ее средства; ранг политики не есть ее ранг»143.

Существенные признаки отделения от государства религиозных объединений и объединений, деятельность которых направлена на распространение идеологии:

1. Независимость государства и религиозных объединений, равно как и объединений, деятельность которых направлена на распространение идеологии, в соответствующих сферах их компетенции предполагает:

? независимость формирования, устройства и деятельности государства, правовой системы и правовых отношений от религиозного или идеологического санкционирования или давления, от религиозных объединений и объединений, деятельность которых направлена на распространение идеологии;

? независимость порядка формирования и деятельности органов государства, иных органов и учреждений, а также государственного управления от санкционирования или контроля религиозными объединениями и объединениями, деятельность которых направлена на распространение идеологии, за исключением осуществления общественного контроля за выполнением государством своих функций в соответствии с законодательством;

? недопустимость вмешательства государства, его органов и должностных лиц во внутренние дела законно действующих религиозных объединений, в том числе в вопросы внутреннего устройства религиозных объединений, а также в вопросы определения гражданами своего отношения к религии.

2. Недопустимость смешения и подмены компетенции государства и религиозных объединений, деятельность которых направлена на распространение идеологии, предполагает:

? недопустимость передачи государством религиозным объединениям и объединениям, деятельность которых направлена на распространение идеологии, их органам управления, должностным лицам или служителям религиозного культа государственно-властных полномочий органов государственной власти, иных государственных органов или учреждений;

? недопустимость создания и деятельности в органах государственной власти подразделений религиозных объединении и объединений, деятельность которых направлена на распространение идеологии; создания и деятельности в иных государственных органах и учреждениях подразделений религиозных объединений и объединений, деятельность которых направлена на распространение идеологии, что не исключает осуществления ими образовательной, культурно-просветительской и благотворительной деятельности в порядке, установленном законодательством Российской Федерации; сотрудничества с государством в социально значимых проектах; аренды или безвозмездного пользования ими зданиями, сооружениями или помещениями, находящимися в собственности государства;

? недопустимость создания в государственной судебной системе особых религиозных или идеологических судов, а также распространения своей юрисдикции на всех граждан судов религиозных объединений и объединений, деятельность которых направлена на распространение идеологии; участия государства в реализации решений таких судов;

? недопустимость финансирования государством религиозной деятельности религиозных объединений и идеологической деятельности объединений, деятельность которых направлена на распространение идеологии, что не исключает возможности содействия государства благотворительной и культурно-просветительской и иной социально значимой деятельности указанных объединений в соответствии с законодательством;

? недопустимость одновременного замещения политических должностей руководителями религиозных объединений или объединений, деятельность которых направлена на распространение идеологии.

3. Недопустимость вмешательства религиозных объединений в совокупность урегулированных правом политических, публично-властных отношений предполагает:

? недопустимость преследования религиозными объединениями политических целей;

? недопустимость участия религиозных объединений, а также их руководителей, выступающих в качестве представителей соответствующих религиозных объединений, в избирательных кампаниях по выборам в органы государственной власти, вхождения религиозных объединений в избирательные блоки, выдвижения религиозными объединениями кандидатов в депутаты и на выборные государственные должности, ведения предвыборной агитации, внесения пожертвований в избирательные фонды кандидатов, участия в деятельности политических партий и политических движений, оказания им материальной и иной помощи, что не исключает прав граждан – членов религиозных объединений принимать участие в личном качестве в выборах и референдумах в установленном законом порядке.

4. Недопустимость установления религиозных или идеологических норм в качестве источников права в государстве (светский характер правовой системы государства) предполагает:

? нормы религиозных установлений (внутриконфессиональные установления, религиозное право, документы политических партий и т.д.) не являются источниками права в государстве (за исключением случаев, специально оговоренных законодательством);

? решение руководящих органов религиозных объединений и объединений, деятельность которых направлена на распространение идеологии, не имеют силы правовых норм или актов, а государство не участвует в их реализации для членов религиозных объединений и объединений, деятельность которых направлена на распространение идеологии;

? правовой статус гражданского состояния личности определяется нормами государственного законодательства.

Свобода мысли, убеждения и вероисповедания (свобода совести) включают в себя право иметь, принимать или менять религию или убеждения по своему выбору и свободу исповедовать свою религию и убеждения как единолично, так и сообща с другими, публичным или частным порядком, в отправлении культа, выполнении религиозных и ритуальных обрядов и учений, право не исповедовать никакой религии и не подвергаться какому-либо принуждению, умаляющему его свободу, иметь или принимать религию и убеждения по своему выбору, право на ассоциацию и целый ряд других прав.

Существенные признаки принципа недопустимости установления общеобязательной религии или идеологии – это запрет на законодательное закрепление какой-либо религии или идеологии в качестве общеобязательной. Право на свободное мировоззренческое самоопределение является существенным признаком недопустимости установления общеобязательной религии или идеологии и включает в себя следующие права и свободы;

? свобода мысли, убеждений и вероисповедания (свобода совести), включая право иметь, принимать или менять религию или убеждение по своему выбору и свободу исповедовать свою религию или убеждения как единолично, так и сообща с другими, публичным или частным порядком, в отправлении культа, выполнении религиозных и ритуальных обрядов и учений, право не исповедовать никакой религии и не подвергаться какому-либо принуждению, умаляющему свободу, иметь или принимать религию и убеждения по своему выбору;

? право на свободное выражение своего религиозного мнения, включая право придерживаться своего мнения, право искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи независимо от государственных границ устно, письменно, посредством печати или художественных форм выражения или иными способами по своему усмотрению;

? право на защиту от дискриминации по признаку отношения к религии, национальности или расе или мировоззренческих взглядов, на защиту от пропаганды, неравенства, дискриминации или геноцида по признаку отношения к религии, национальности или расе или мировоззренческих взглядов, на защиту от пропаганды неполноценности граждан по признаку отношения к религии, национальности или расе или мировоззренческих взглядов;

? право на национально-культурную и религиозную идентичность, включая право на сохранение национальной культуры, на культурное развитие, на доступ к культурным ценностям и на участие в культурной жизни, право народов на самоопределение и свободное установление и осуществление своего культурного развития.

Равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от убеждений и отношения к религии и равенство религиозных объединений перед законом – это конституционный принцип, означающий равенство юридических прав и обязанностей религиозных объединений, действующих в соответствии с законодательством, равные требования, предъявляемые законодательством ко всем религиозным объединениям, независимо от каких-либо их характеристик, установления единых правовых актов деятельности религиозных объединений, распространение установленных законодательством запретов и ограничений на все религиозные объединения в одинаковом объеме, установление в законодательстве равных мер ответственности в отношении любых религиозных объединений и их членов за совершенное правонарушение и др. Принцип равенства религиозных объединений перед законом допускает возможность предоставления тем или иным религиозным объединениям дополнительных преференций, являющихся элементом государственной политики в области отношений с религиозными объединениями, и не препятствует выделению государством религиозных организаций традиционных религий, наделению их соответствующим конституционно-правовым статусом и расширенному сотрудничеству с ними, не ущемляя при этом права и свободы иных религиозных организаций.

При этом высокая степень значимости светского Российского государства выражена в особой защите принципа светскости данного государства и признании фундаментального конституционного значения этого принципа в качестве одной из основ конституционного строя Российской Федерации144.

<< | >>
Источник: Рассолов М.М.. Курс лекций по Теории государства и права. Часть 1 - Теория государства. 2010

Еще по теме Лекция 4. Светское государство:

  1. § 1. Понятие, система и классификация источников российского нрава
  2. Нормативный договор
  3. 4. Становление новой российской государственности: первые шаги на пути построения эффективно функционирующей системы государственного управления
  4. Лекция 4. Теории происхождения государства и права
  5. Лекция 2. Форма правления
  6. Лекция 2. Структура, функции и типы политических систем
  7. Лекция 2. Правовое государство
  8. Лекция 4. Светское государство
  9. Лекция 2. Право и другие социальные нормы: соотношение, взаимосвязи и различия
  10. Смит Адам Smith Adam (1723 — 1790)
  11. § 2. Судебное доказывание и доказательства: логико-исторический аспект
  12. Политические отношения
  13. Глава I ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ДИПЛОМАТИЯ
  14. Глава III ДИПЛОМАТИЧЕСКИЕ КОНТАКТЫ
- Право интеллектуальной собственности - Авторсое право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Защита прав потребителей - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - Коммерческое право - Конституционное право России - Криминалистика - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право Европейского Союза - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Правоприменительная практика - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Теория права - Трудовое право‎ - Уголовное право России - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право‎ - Экономические преступления - Ювенальное право - Юридическая этика - Юридические лица -
Яндекс.Метрика