>>

Лекция 1. Предмет теории государства и права

Анализ учебной и научной литературы по теории государства и права показывает, что предмет теории государства и права – одна из непростых и довольно слабо изученных проблем.

А в некоторых учебниках ученые просто уходят от четкого определения предмета этой науки и поступают так: перечисляют перечень тем и проблем, которые изучает теория государства и права, и утверждают, что они-то и составляют ее предмет1.

Думается, что такой подход лишний раз подтверждает указанную выше тенденцию. Хотя надо сказать, справедливости ради, что выяснить суть предмета теории государства и права было всегда не просто, а тем более сейчас, когда после распада социалистической системы и СССР низвергаются многие идеи и концепции государства и права, считавшиеся незыблемо прочными, а новые еще слабы и не оформились. И это вполне естественно. Ведь еще Г.В.Ф. Гегель в предисловии к своей «Философии права» писал: «Понятие предмета не является природным нашим достоянием… Мысль о праве не есть нечто такое, что каждый обладает непосредственно; лишь правильное мышление есть знание и познание предмета, и наше познание должно быть поэтому научным»2.

Однако, если придерживаться этой мысли Г.В.Ф. Гегеля, то встает вопрос: что есть предмет теории государства и права, если до сего времени у юристов не выработалось четкого и «правильного мышления… знания и познания» предмета этой науки? И, в частности, ярким свидетельством того являются самые разные, самые противоположные определения предмета теории государства и права. Вот некоторые из них:

? в рамках предмета теории государства и права выявляется, определяется и разрабатывается вся научная (общетеоретическая) проблематика юриспруденции в целом, проблематика ее научной концепции и понятийного аппарата, ее системы и структуры, ее онтологических, гносеологических и аксиологических характеристик, ее места и роли в системе других наук (В.С.

Нерсесянц);

? предметом теории государства и права являются правовые и государственные явления, закономерности их возникновения и развития, а также объективные социальные закономерности, определяющие особые свойства, черты, признаки права и государства, их взаимосвязь и взаимодействие, их назначение и отношение к другим явлениям (Д.А. Керимов);

? теория государства и права имеет дело с такими сторонами и процессами государственно-правовой жизни, как процессы возникновения, становления и развития государства и права (М.Н. Марченко);

? предметом теории государства и права являются политические процессы в государстве и обществе, их юридическое оформление (В.Е. Гулиев);

? предметом теории государства и права выступают такие явления общественной жизни, как государство и право, основные закономерности их возникновения и развития, их сущность, назначение и функционирование в обществе, а также особенности политического и правового сознания и правового регулирования (В.М. Корельский).

Очевидно, что эти определения, несмотря на то что в них концентрируется внимание на государстве, праве вообще, научной концепции юриспруденции в целом и др., все же разноплановые – и по характеру, и по набору проблем и вопросов, и по объему, и по направленности. Поэтому все же остается открытым вопрос, что является предметом теории государства и права применительно к современным, изменившимся условиям общественной жизни.

Однако, чтобы выяснить предмет любой науки на современном этапе, необходимо установить, что является объектом ее исследования, каков круг вопросов, которые в ней рассматриваются, каковы место, значение и роль данной науки в общей системе наук.

При классификации наук необходимо руководствоваться следующим критерием: выяснить, какие именно явления реального мира, какие предметы и какие стороны явлений и предметов изучает данная наука. Этим определяются ее характер и предмет, ее место и назначение. От этого зависит, следовательно, и ее взаимоотношение с другими науками.

Такой критерий является не произвольным, а строго научным, так как он исходит из объективного мира явлений, из особенностей самих объектов исследования каждой науки. Многообразию мира явлений соответствует многообразие наук. И чем более разносторонним и глубоким становится само познание человеком объективного мира, тем больше дифференцируется и специализируется накопленный наукой материал. В связи с этим появляются новые самостоятельные отрасли науки. Но так как наука отражает деятельность людей и призвана помогать решению практических вопросов, то система наук находится в тесной связи с практикой, которая вызывает к жизни новые явления и устраняет старые, в тесной связи с развитием природы, общественных отношений, культуры, духовной среды, учреждений, информационной техники и т.д.

Из этого следует, что нет и не может быть вечной, неизменной и пригодной для всех времен и народов системы наук. Система научных дисциплин меняется и развивается вместе с развитием общества. Так, например, система юридических наук в последние годы пополнилась такими новыми направлениями, как финансовое право, экологическое право, предпринимательское право, коммерческое право, налоговое право, Интернет-право и др.

Изменения, происходящие в системе наук, в характере, в предмете каждой науки, имеют под собою объективные основания, а не являются следствием какой-либо произвольной группировки знаний и проблем отдельными учеными и преподавателями.

Думается, что установить сегодня предмет теории государства и права – значит выяснить, какие явления действительности, какие стороны этих явлений изучаются в данной отрасли знания. Уже из самого названия этой дисциплины, да и из приведенных выше определений, ясно, что она относится к группе общественных наук; ее предмет – государство и право как общественные явления. Государство – это особая универсальная политическая организация общества, не только обладающая публичной государственной властью и специализированным аппаратом регулятивного воздействия на общественные отношения, выражающие прежде всего интересы доминирующего социального слоя людей (класса, элиты и др.), но и выполняющая также «общие управленческие дела» для всех граждан и осуществляющая специфический арбитраж в обществе.

Право – это совокупность или система правил поведения (норм), выражающих государственную волю общества, направленных на регулирование общественных отношений и охраняемых в случае нарушения силой государственного аппарата.

Уже из этих определений, сущность которых требует детального, более глубоко рассмотрения, видно, что теория государства и права имеет дело с определенной частью общественных явлений, государствоведческих и правовых, т.е. она имеет дело с государством и правом в их взаимосвязи и взаимодействии. Однако встает вопрос: не пересекается ли теория государства и права с другими общественными науками?

Сопоставим эту науку с такими общественными науками, как экономическая теория (ее предмет – экономика, экономические отношения в обществе), политология (ее предмет – политические системы и политическое сознание общества), психология (ее предмет – механизмы регулирования психологического поведения личности), этика (ее предмет – этические правила и отношения членов общества). Нетрудно понять, чем она отличается от других наук: у нее, как мы уже отмечали, свой особый предмет – государство и право. Это общественные явления, отличающиеся от экономики, политических систем, политического сознания, этических отношений и т.д. (хотя теория государства и права с этими науками пересекается и сотрудничает).

Сопоставим теорию государства и права с такой всеохватывающей наукой, как философия. Философия изучает наиболее общие закономерности развития природы общества и мышления. Теория государства и права в отличие от философии изучает только закономерности развития общества, и притом в части его государственно-правовой формы существования. Решая свои собственные вопросы, теория государства и права опирается на выводы философской науки, в значительной мере черпает из нее свои идеи и воззрения. Философские представления (например, о том, каким должно быть гражданское общество) во многом определяют суждения и выводы правоведов о конкретных государственно-правовых явлениях, о государстве и праве в целом. Вместе с тем поскольку государство и право имеют свои специфические закономерности, то на их исследовании и акцентирует свое внимание теория государства и права.

Необходимо отметить, что в этом контексте существует тесная связь между теорией государства и права и историей государства и права.

Предметом истории государства и права является фактическое, длившееся в течение известного периода времени развитие государства и права в отдельно взятой стране или в группе стран. Задача истории – точное, научное, систематическое изложение и объяснение процессов, фактов, событий, имевших место в определенный период времени. Ее материал поэтому располагается в хронологическом порядке, по периодам. Подлинно научная история государства и права – ее периодизация, характеристика каждого периода, оценка того или иного юридического памятника, выяснение причин, вызвавших изменения в данном государстве, в законодательстве, в правовой системе и пр., предполагает правильное понимание самой сущности государства и права, значение общих закономерностей их развития.

В то же время теория государства и права приходит к своим утверждениям путем изучения и теоретического обобщения исторического материала, путем анализа конкретных исторических событий, процессов, фактов.

Близкой по содержанию к теории государства и права является предмет истории политических и правовых учений. По существу, история политических и правовых учений – это история самой теории государства и права в ее развитии. В этой истории теория предстает в виде различных концепций анализа государственно-правовой действительности. Взгляды мыслителей древности, Средневековья и позднейших исторических эпох на те или иные явления государства и права позволяют выявить историческую значимость соответствующих проблем, показать преемственность в возникновении и развитии государственно-правовых идей, раскрыть истоки зарождения государственно-правовых ценностей, показать механизмы их закрепления в общественном сознании.

Таким образом, выясняя вопрос о возникновении государства и права, мы устанавливаем, что они появляются одновременно, вследствие появления классов, неравенства, эксплуатации людей в обществе, необходимости регулирования усложняющихся социальных отношений, конфликтов и т.д. Поэтому существование государства и права неотделимо от существования последних факторов. А поскольку люди, неравенство между ними, регулирование отношений между людьми, социальные конфликты, социальные противоречия, правонарушения и пр. вечны, то и государство и право в том или ином виде, как мы считаем, никогда не отомрут: они тоже вечны. И они могут исчезнуть лишь с исчезновением людей, с исчезновением человечества. В связи с этим весьма спорным считаем долгое время признававшееся абсолютной истиной определение предмета теории государства и права как теории о возникновении, развитии и отмирании (именно отмирании!) государства и права и как теории, выражающей интересы только господствующего рабочего класса, которым не противоречат интересы науки о государстве и праве3.

Однако, в частности, известно, что и сегодня есть еще немало теоретиков государства и права, которые возражают, да и будут возражать, против подобной оценки перспектив рассматриваемого предмета. Для них по-прежнему государство и право – не вечны, появляются с классами, с неравенством людей, с их эксплуатацией и др. и с исчезновением классов, неравенства, эксплуатации и пр. людей отомрут, исчезнут; а некоторые авторы утверждают, будто они вскорости начнут «засыпать», превращаться в элементы общественного самоуправления и др.

Думается, что эти и им подобные выводы не подтверждаются всей сегодняшней жизнью.

В то же время обозначенные и другие проблемы требуют более глубокого осмысления применительно к изменившимся мировым экономическим, социальным и политическим реалиям. И здесь актуально было бы определиться (в случае признания факта скорого либо нескорого отмирания государства и права), кто вместо них в будущем будет осуществлять такие новые функции и задачи государства и права, как регулирование глобальной мировой экономики, борьба с природными и техногенными катастрофами и выживание человечества, борьба с начавшимся глобальным изменением климата на Земле, ликвидация разрастания озоновых дыр, уничтожение ядерного оружия, борьба со СПИДом, терроризмом и др.

Думается, что государство и право, как и человечество, как и жизнь людей на земле, вечны. И в этом плане, как вечные явления, они неразрывно связаны между собой и переплетаются в своем построении и в своем непрекращающемся действии. Устройство государства, организация его механизма, его органов, учреждений находят свое выражение и закрепление в правовых нормах. Повседневная деятельность государства, осуществление его функций непременно включают в себя разработку и принятие правовых норм, их непосредственное применение, обеспечение их действия.

Что касается права, то оно сегодня немыслимо и невозможно без государства, которое силой своей власти придает правовым нормам общеобязательный и регулятивный характер. Право в этом смысле тесно связано прежде всего с аппаратом, способным принуждать к соблюдению соответствующих норм. А таким аппаратом может быть и является государство, его органы.

Каждому известно, какую большую роль играют в жизни нашего общества государство и право. Понятно отсюда, почему вопросы государства и права привлекали к себе огромное внимание людей, начиная еще со времен глубокой древности. Особенно большое значение приобретают эти вопросы в наш век в связи с демократизацией российского общества, развитием рыночных отношений, бизнеса, внедрением в нашу жизнь технологий Интернет, глобальным изменением климата, борьбой с неизлечимыми болезнями и др.

Верная ориентация правоведов и просто граждан в вопросах государства и права – одно из важнейших условий для успеха их борьбы за переустройство российского общества на демократических рыночных началах, за сохранение жизни на Земле.

В соответствии с этим теория государства и права, дающая подлинно научное знание этих важных общественных явлений, есть одна из основных общественных наук. Но как теория государства и права связана с другими юридическими науками? Как известно, государство и право изучаются не только данной наукой – теорией государства и права. Помимо нее существует еще многочисленный ряд других юридических дисциплин: государственное, административное, уголовное, гражданское, предпринимательское, семейное, международное право, уголовный процесс, гражданский процесс, финансовое, информационное право и др. Эти дисциплины называют отраслевыми, или специальными, дисциплинами. Само их наименование указывает на то, что каждая из них изучает отдельную отрасль права, отдельную часть правового материала, отдельную группу правовых отношений, а не всю систему права как определенную совокупность и единство всех отдельных отраслей права.

Каждая из таких дисциплин изучает определенную, более или менее ограниченную систему норм и, понятно, область деятельности государства, например его деятельность по борьбе с преступностью (уголовное право), его деятельность в области собирания и распределения денежных средств (финансовое право), его деятельность по организации и регулированию информационных систем и отношений (информационное право). Дисциплина может иметь своим предметом устройство и задачи отдельных органов государства, деятельность органов государства, например судоустройство, устройство и задачи судебных и прокурорских органов, устройство, задачи и деятельность органов управления (административное право) и т.д.

В отличие от отраслевых дисциплин теория государства и права имеет своим предметом государство и право, взятые в целом. В связи с этим она по отношению к отдельным отраслевым дисциплинам выступает как наука общего характера, как общая фундаментальная теория. Она изучает вопросы, которые имеют общее методологическое значение для всех наук о государстве и праве. Это вопросы, которые связаны с тем общим, что имеется в самых различных отраслях данного государства и права. Или, как писал В.С. Нерсесянц, в этом случае речь идет о теории права и государства, предметом которой является «общая теория всей юриспруденции как единой самостоятельной, системно целостной науки». Или предметом этой общей науки «являются общенаучные основы всей юриспруденции, ее предмет и методология, ее система и структура, ее онтология, гносеология и аксиология»4. Однако здесь сразу встает вопрос: каково же место общей теории права и государства во всей системе научного правового знания и какие острые научные проблемы ставятся сегодня перед этой теорией?

Теоретиками права и государства давно установлено, что необходимость исследования государства и права общенаучными средствами имеет теоретическое и практическое значение не только для общей теории права и государства, но и для всего комплекса юридических наук. Оно важно в целях обогащения иных научных дисциплин знаниями о функционировании государства и общества в их непосредственной данности, в том числе повседневной жизни людей, складывающихся между ними отношений, т.е. всего того, что получает выражение в правовой сфере. Организуя управление, регулируя отношения между людьми, государство и право учитывают социальные, психологические, интеллектуальные, моральные и иные особенности людей, их разнообразные возможности, интересы, устремления и т.д., тем самым ориентируя комплекс наук на изучение этих особенностей в их взаимосвязи и единстве. Государственная деятельность, правовое регулирование соответствующих отношений выступают в качестве инструмента познания всего комплекса естественных, технических и общественных наук. В частности, можно привести пример, связанный с возрастающей компьютеризацией общества, которая влечет за собой не только огромные блага и прогрессивные преобразования, но и определенные негативные последствия на личностном, коллективном и общественном уровнях. Так, компьютеризация переносит труд человека в юридической сфере из области предметной в область операций с модельными, знаковыми символами; всесторонность этого труда как средства развития сознания в определенной мере исчезает, он становится все более односторонним, узким, прагматичным; субъект права (человек) порой замыкается на самом себе, общается в основном с компьютером и с виртуальной средой и превращается в своеобразный придаток техники. Эта опасность довольно реальна, и из возможности она может превратиться в действительность, если уже сейчас не позаботиться, чтобы разрабатываемые учеными информационные системы ориентировали работающих с ними людей не только на формальное, но и на образное мышление. Эта задача чрезвычайно сложна, но поиск ее решения, в том числе с помощью государства, правовых средств и данных юридической науки, крайне необходим для снижения отмеченных негативных последствий компьютеризации и информатизации общества.

До сих пор юридические науки и иные отрасли научного знания были мало озабочены этой проблемой, хотя ее актуальность возрастает и будет возрастать по мере развертывания компьютеризации и информатизации общества. Нельзя недооценивать и роль общей теории права и государства в решении данной проблемы, способной выдвинуть для законотворчества рекомендации по правовому ограничению «отчужденных систем всемирной паутины» и поощрению тех компьютерных разработок, которые оптимально сочетают механический и творческий труд. Законодательные акты могут даже запретить создание информационных систем, не ускоряющих, а тормозящих продвижение людей к свободному труду, который должен иметь общественный, творческий и гуманный характер.

В этом аспекте актуализируется исследование проблем правовой информатики, кибернетики и математики в связи с предстоящей компьютеризацией законотворческого процесса, правоприменительной практики и совершенствования системы государственного управления в целом. В частности, на современном этапе развития юридической науки задача повышения эффективности правового воздействия на общественные отношения может быть решена на только применительно к законодательству в целом, но и в отношении каждой отдельной нормы и статьи закона. Из-за необходимости значительного сокращения численности государственного аппарата, достигшего сегодня небывалых и неоправданных размеров, возникают проблемы, связанные с трудоустройством высвобождающихся госслужащих, их переквалификации и использования, обеспечения социальной справедливости при решении ряда вопросов жизнедеятельности этих работников и т.д. Очевидно, все это будет нуждаться в заботе государства, правовой регламентации этих процессов и явлений и, следовательно, в расширении и углублении познания общей теории государства и права, юридической науки в целом с помощью информационной техники, включая Интернет.

Следует также отметить, что первоначальная увлеченность относительно перспектив развития правовой информатизации обещала быстрое развитие данного нового направления в общей теории права и государства, в юридической науке вообще. На основе общих идей науки информатики в этот период были созданы и апробированы методики автоматизированной справочной информационной службы в области законодательства, дактилоскопической и графической идентификации, другие прикладные разработки, изданы учебники и научные труды. Этими идеями и разработками успешно воспользовались ученые других стран, а у нас тем временем успешно начатая работа постепенно затухала и в конце концов свелась к разработке разноплановых справочных информационных комплексов. Причиной этому, помимо прочего, стало отсутствие в общей теории права и государства фундаментальных исследований в данной области, что привело к некоторому сокращению прикладных разработок. Необходимо незамедлительно восстановить и интенсифицировать исследования в этом перспективном направлении, привлекая к ним также специалистов по теории государства и права и иным отраслям знаний.

Исследование труда, равно как и различных сфер юридической деятельности человека, не должно ограничиваться рамками естественных наук. Человек не только часть природы, но и социальное существо, участник правоотношений. Он является сознательным производителем материальных и духовных ценностей, а мотивы этой созидательной деятельности обусловлены и его сущностью, и образованием, и моральным обликом, и ценностными ориентациями, и характером общения с другими людьми, и поведением. А все это – область общественных наук, призванных на основе биосоциальных данных исследовать человека как субъекта познания, деятельности и общения. Действительно, невозможно плодотворное решение проблем общей теории государства и права без профессиональных знаний философии, социологии и этики; государственного и административного права – без взаимодействия с политологией и наукой управления; гражданского, трудового и предпринимательского права – вне органической связи с общей и отраслевой экономикой; уголовного и исправительного права – без психологии, педагогики, этики; международного права – без теории международных отношений, вне глобальных проблем мирового сообщества и т.д.

Важно отметить, что в научной литературе сегодня активно обсуждаются также многие вопросы евгеники, клонирования, патернализма, пересадки органов, пробирочного зачатия и иных аспектов биосоциальной и биоэтической проблематики, причем эти обсуждения порой носят явно нравственную направленность, хотя ясно, что без подключения к ним общей теории государства и права едва ли будут достигнуты эффективные результаты. Опасность же иных экспериментов над людьми может принести огромный и непоправимый вред. Именно поэтому необходимо в эти направления исследований интегрировать третий компонент – общую теорию государства и права и, в первую очередь, международное право, с помощью которого станет возможным установить мораторий на некоторые эксперименты во всех странах.

Из сказанного не следует, что общая теория государства и права сливается, растворяется во всех науках. Ее отличие от них состоит в том, что право и государство имеют дело с человеком и обществом, с теми или иными особенностями, возможностями и правовым поведением человека. С другой стороны, право отражает и тот интерес, который проявляет человек к государственным структурам, нуждаясь в их поддержке обеспечении охраны. Игнорирование этих отличий общей теории государства и права от иных наук, отказ от ее гуманного аспекта опасно в переживаемый нами исторический период, когда стоит задача революционного обновления общества на демократических принципах, когда главной целью государства и права должна быть забота о своих гражданах, борьба за выживание человечества, с раком, СПИДом, природными катаклизмами и др. Но именно чрезмерная нормативизация общей теории государства и права отрицательно сказалась на раскрытии государства и права в их гуманитарном измерении, на познании особенностей человеческого фактора в правовом регулировании отношений между людьми. В этой связи представляется важным восстановить в российской теории права и государства традиции и все ценное, чем богаты не только естественно-правовая школа, историческая и психологическая концепции права, этико-правовые исследования, но и экспериментальная юриспруденция и другие новейшие направления юридической мысли и практики5.

Становится очевидным, что общая теория права и государства как фундаментальное направление юридической науки занимает весьма важное место в системе научного правового знания, а также она всемерно способствует развитию предмета самой теории государства и права и методологии всех других наук о государстве и праве. Она, как высшая ступень познания проблем государства и права, объединяет в себе весь набор отраслей российского права и устраняет ту неразбериху в нашей юриспруденции, которая возникает, когда та или иная отрасль либо подотрасль правового знания безосновательно объявляется то отдельной теорией, то самостоятельной наукой. Хотя здесь и в рамках отдельных отраслей права можно выделять и исследовать немало общего и всеохватывающего с точки зрения теории и методологии. Так, например, всеохватывающим для всех отраслей российского права является то, что все они имеют общесоциальный, демократический характер; что они возникают в результате революционного либо эволюционного устранения права тоталитарного государства; что они воплощают в себе демократизм нашего общественного и государственного строя; что они выражают в современных условиях и закрепляют за собой государственное управление обществом со стороны свободных людей; что всем им чужд формализм тоталитарного права; что они служат цели построения гражданского общества и правового государства и т.д.

Следовательно, теория государства и права выясняет эти черты, свойственные российскому праву, взятому в целом, и, тем самым, разрабатывает проблемы и вопросы, имеющие всеобщее значение для всех отраслевых юридических наук.

В то же время необходимо помнить, что эти черты обычно проявляются в отдельных отраслях права и государства по-особому, находят свое конкретное, специфическое выражение, сохраняя, однако, при этом одну и ту же общую им социальную сущность, одни и те же общие принципы.

Вопрос об особых чертах российского права, о его отличиях от других регуляторов общественных отношений изучается всеми нашими правовыми дисциплинами, но изучение это не во всех случаях одинаково. Теорией государства и права этот вопрос исследуется для характеристики нашего государства и права в целом; в отраслевых дисциплинах – для выяснения того, как в данной отдельной области права конкретно проявляет себя характер, сущность, назначение государства и права, какова их роль в жизни общества.

Нет и не может быть права вообще как чего-то вечного, неизменного, застывшего. Есть право определенного общества, определенной страны, определенной эпохи. Право – явление динамичное, саморегулирующееся, самоуправляемое.

Вот почему российская теория государства и права не трактует государства и права «вообще», «вечные» и «неизменные» категории и принципы права, а проводит четкое различие между известными истории и современности историческими типами государства и права, концентрируя свое внимание на выявлении всех признаков и особенностей российского государства и права как определенного типа государства и права (постсоветского цивилизационного типа).

Без общих теоретических понятий, таких как, например, понятия государства, права, механизма государства, его функций, правовой нормы, правоотношений, правового регулирования, юридической ответственности, правовой информации и т.д., невозможно правильно установить различия между государством и правом разных эпох и стран, выявить признаки и особенности российского государства и права, государства и права других стран. Без этих общих понятий нельзя обойтись при изучении любой отрасли права. Такими отправными для любой отраслевой дисциплины в системе юридических наук и являются те общие, фундаментальные понятия, теоретические положения, которые выработаны современной теорией государства и права.

Итак, мы установили, что данная наука включает в себя теоретические положения, общие, обязательные для всех отраслевых дисциплин.

Но было бы неверно полагать, что теория государства и права является наукой подсобной, вспомогательной по отношению к отраслевым дисциплинам, что она лишь «выводит за скобки» те общие, фундаментальные вопросы, которые содержатся в различных юридических дисциплинах, и, отвечая на эти вопросы, лишь «дополняет» собой эти дисциплины в учебных, методических целях только для того, чтобы не возвращаться к этим общим проблемам в каждой отраслевой дисциплине.

Теория государства и права разрабатывает и освещает такие коренные вопросы, как вопрос о понятии, сущности и формах государства и права, о причинах и условиях их возникновения, о закономерностях их развития в связи с развитием общества, о различных исторических типах и формах государства и права, о характере и задачах российского государства и права, о судьбах государства и права в свете мировой глобализации и Интернет и др. Теория государства и права выясняет природу государства и права как общественных явлений, их связь с другими общественными явлениями: экономикой, политикой, правосознанием, духовностью, нравственностью, этикой, информатикой, управлением и др. Она выясняет формы, в которых создается и выражается право, способы, которыми обеспечивается соблюдение его норм, его роль и значение в регулировании различных общественных отношений и др.

Благодаря этому теория государства и права дает самые значимые исходные положения для всех отраслевых юридических дисциплин. Последние при исследовании и изложении своих основных проблем исходят из тех положений, принципов, понятий, которые она формулирует. В силу всего сказанного ясно, что теория государства и права не может основываться лишь на том материале, который содержится в отдельных юридических дисциплинах и ею обобщается.

Это обусловлено прежде всего широтой предмета этой юридической науки, который охватывает такие явления общественной жизни, как государство и право, их закономерности возникновения, функционирования и развития, а также особенности правового регулирования в обществе на основе разнообразной информации.

Установив обозначенные закономерности, люди затем строят в соответствии с ними свои отношения. Закономерности возникновения государства и права раскрывают, почему и на какой стадии развития человеческого общества появляются государство и право. Закономерности функционирования показывают, как и каким образом действуют составные элементы государственно-правового механизма, как они воздействуют на иные социальные явления. Наконец, закономерности развития государства и права должны выявить, почему и в каком направлении изменяются эти явления.

Отсюда важно различать общие и специфические закономерности возникновения, функционирования и развития государства и права. Общие закономерности присущи государству и праву как общественным явлениям и изучаются философией, социологией, экономической теорией, теорией управления, информатикой и другими науками. Это означает, что теория государства и права опирается в своих выводах на данные этих и других наук, конкретизирует выработанные ими понятия применительно к исследованию государственно-правовой сферы. Вместе с тем, поскольку государство и право – это специфические общественные явления, для них характерны закономерности, свойственные только им. Теория же государства и права изучает специфические закономерности возникновения, развития и функционирования государства и права. Но предмет теории государства и права не ограничивается только закономерностями. Он включает также разнообразные специфические вопросы, характеризующие государство и право с точки зрения целеполагания, формы, функций, механизмов регулирования, информирования, эффективности, а также основные понятия, общие для всех юридических наук и отдельных дисциплин.

Предмет теории государства и права – это динамичная категория, которая постоянно уточняется. В течение последних лет в юридической науке идет дискуссия о возможности выделения из состава теории государства и права сначала теории государства и теории права либо философии государства и права и социологии государства и права. Кстати, ближе к истине здесь, на наш взгляд, стоит Б.Н. Мальков, который справедливо ставит вопрос о выделении из теории государства и права только философии права6. Однако и это утверждение нуждается в серьезном обосновании.

Кроме того, в свете сказанного необходимо подчеркнуть, что хотя теория государства и теория права действительно имеют свои собственные проблемы (например, касающиеся механизма государственного управления – в теории государства и касающиеся структуры правовой системы – в теории права), тем не менее они не могут успешно развиваться вне рамок единой науки и вне связанных с ней наук. Это обусловлено тем, что государство и право не только возникают одновременно и существуют в силу одних и тех же социальных причин, но и функционируют в тесной взаимосвязи друг с другом, с иными явлениями и процессами. Недаром долгое время в юридической науке обсуждалась идея о том, что государство создает право. В структуре любого учебного курса обычно выделяются теория государства и теория права. Но эта дифференциация проводится исключительно в учебных целях. Она вовсе не говорит о том, что в рамках теории государства и права мы имеем дело с двумя науками. Ключевые проблемы (например, проблема сущности государства и права) раскрываются посредством анализа одних и тех же социально-экономических, исторических, нормативных и иных факторов, которые обусловливают происхождение, функционирование и развитие одновременно и государства, и права. Иногда можно слышать и более радикальное предложение изучать вопросы теории государства и права исключительно в рамках теории права. В этом случае вопросы теории государства были бы фактически отданы конституционному праву и другим отраслевым наукам.

Думается, что, исходя из сказанного выше, можно все же говорить о единой науке и учебной дисциплине теории государства и права, а также о самостоятельном существовании и преподавании как вытекающих из предмета теории государства и права общей теории государства и права, социологии права, философии права и др. И при этом не будет ничего предосудительного, если в рамках общепринятых отраслевых юридических наук будут также разрабатываться и преподаваться (в системе отраслей) свои частные отраслевые теории – государственного права, административного права, гражданского права, предпринимательского права, уголовного права, гражданско-процессуального права и др.

Таким образом, найдут более четкое свое место в науке и своих сторонников разрабатываемые ныне либертарная теория права и государства, теория государственной власти, теория правотворчества и систематизации законодательства, теория правоотношений, теория юридической процедуры, теория правового государства, теория прав и свобод человека и гражданина и многие другие.

Большое значение в этой связи приобретает также рассмотрение в рамках предмета теории государства и права особенностей правового регулирования в обществе на основе информации. А если ставить вопрос применительно к современным условиям, то речь идет в этом случае о проблемах правовой информатизации современного демократического общества, информационного права и Интернет-права.

Если две первые проблемы – правовой информатизации современного общества и информационного права – достаточно неплохо исследованы в теории государства и права и признаются, то проблема Интернет-права в общетеоретическом плане поставлена недавно, и она сегодня выдвинула перед теорией государства и права ряд серьезных вопросов. В частности, это вопросы комплексного изучения системы норм, регулирующих отношения в так называемом виртуальном пространстве (наряду с реальным), т.е. Интернет-отношения; различные аспекты теории права виртуального пространства; вопросы правоотношений в Интернет, субъектов информационно-правового обмена, электронных сделок, правовой организации сетей, сайтов, доменных адресов, юридической ответственности субъектов Интернет-отношений и др.7.

Однако все же остаются открытыми теоретические вопросы, что сегодня необходимо вкладывать в понятие «Интернет-право» и в чем состоит его содержание.

Отталкиваясь от имеющихся публикаций по этой проблеме, можно заключить, что в настоящее время Интернет-право – это новое самостоятельное направление юридической науки, в том числе и общей теории права и государства. Предметом его изучения является совокупность норм права, регулирующих отношения в виртуальном пространстве и содержащих предписания, которые относятся к информационной деятельности в Интернете в целом. При этом данные нормы имеют свою специфику, так как касаются прежде всего Интернета в широком международном аспекте и одновременно связаны с внутренними, национальными проблемами Интернета, например с вовлечением Российской Федерации, ее граждан (владельцев серверов, провайдеров, компьютеров и др.) в Интернет-отношения, связанные с реализацией сделок в Интернете, соглашений, процессов обмена информацией и т.д. Иными словами, в качестве объекта изучения Интернет-права здесь выступают правовые и иные отношения, возникающие в области всемирного виртуального пространства. В качестве его предмета будут выступать сами самостоятельное явления Интернета и право, а также все явления, связанные с их взаимодействием, функционированием и развитием как на международном, так и на национальном уровне.

В связи с этим можно рассматривать Интернет-право как самостоятельное направление юриспруденции, прежде всего в структуре международного частного и публичного права и информационного права, хотя очевидно, что Интернет-право связано со всей системой права и касается, по существу, всех отраслей юридических знаний.

Интернет-право – это объединение норм и правил, которые призваны воздействовать на глобальную совокупность компьютерных сетей и информационных ресурсов, принадлежащих множеству разнообразных субъектов – организаций и граждан. Это объединение является децентрализованным. Оно не имеет единого свода законов пользования сетью Интернет.

Однако может сложиться мнение, что Интернет-право, хоть и представляет собой децентрализованное объединение норм и правил, полностью самостоятельно и независимо от общих правовых воззрений, и прежде всего от сложившихся воззрений на систему права.

Думается, что сегодня Интернет-право пока не является таким самостоятельным явлением. Интернет-право – часть всемирного виртуального пространства и одновременно часть общей системы права. Однако, с другой стороны, оно не может считаться ни самостоятельной отраслью права, ни подотраслью какой-то одной отрасли права (скажем, информационного права)8.

Кратко резюмируя изложенное, мы можем сказать: несмотря на многие нерешенные проблемы (включая и область права и Интернет), предметом теории государства и права являются государство и право, рассматриваемые с точки зрения самых разнообразных приемов, методов и средств; в рамках этого предмета государство и право исследуется с позиции их социальной сущности, их назначения и роли в жизни общества, их взаимоотношения, основных принципов и закономерностей развития.

Теория государства и права является всеобщей, единой и цельной наукой. Она дает ответ на основные, коренные вопросы всей системы наук о государстве и праве, применяя положения всех общественных (а где необходимо, и естественных, включая Интернет) наук к изучению, объяснению государства и права. Объединяя в концептуальном отношении все области наших знаний о государстве и праве, теория государства и права способствует повышению теоретического уровня практической, научной и педагогической работы юристов.

| >>
Источник: Рассолов М.М.. Курс лекций по Теории государства и права. Часть 1 - Теория государства. 2010

Еще по теме Лекция 1. Предмет теории государства и права:

  1. 2.4. Понятие и система информационного права
  2. 12.1. Понятие, предмет информационной безопасности и ее место в системе обеспечения национальной безопасности
  3. Лекция 1. Предмет теории государства и права
  4. Лекция 2. Методология теории государства и права
  5. Лекция 3. Возникновение и развитие теории государства и права в России
  6. Лекция 4. Философия права и социология права
  7. Лекция 2. Определение, сущность и содержание государства
  8. Лекция 3. Типы государства
  9. Лекция 1. Понятие механизма государства. Аппарат государства
  10. Лекция 1. Гражданское общество и государство
  11. Лекция 1. Понятие и признаки нормы права
  12. Лекция 5. Систематизация законодательства
  13. Лекция 3. Состав правового отношения
  14. Лекция 1. Понятие, формы и методы реализации права
- Право интеллектуальной собственности - Авторсое право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Защита прав потребителей - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - Коммерческое право - Конституционное право России - Криминалистика - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право Европейского Союза - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Правоприменительная практика - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Теория права - Трудовое право‎ - Уголовное право России - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право‎ - Экономические преступления - Ювенальное право - Юридическая этика - Юридические лица -
Яндекс.Метрика