<<
>>

Лекция 2. Определение, сущность и содержание государства

Необходимо отметить, что теоретики государства и права до сего дня дискутируют, что следует понимать под государством. А отсюда – и бесчисленное множество определений, вызванных, на наш взгляд, тем, насколько сложным и многоплановым является феномен государства, требующий к себе пристального внимания и дальнейшей творческой разработки.

Известно, что разные понятия государства давали еще мыслители древности.

Так, Цицерон определял государство как союз людей, объединенных общими началами права и общей пользы. Аристотель видел в государстве сосредоточение всех умственных и нравственных интересов граждан (государство – это средство, обеспечивающее политическую жизнь народа).

Т. Гоббс назвал государство природным (естественным) телом, И. Кант считал, что государство – это объединение людей, подчиненных правовым, законам. Г.В.Ф. Гегель говорил о государстве как о «шествии бога в мире».

Со временем характеристики государства углубляются, становятся более широкими и точными. Н.М. Коркунов считал, что государство – это общественный союз, представляющий собой самостоятельное принудительное властвование над свободными людьми. В цитируемом определении видится развитие определения понятия государства, высказанного еще Цицероном.

Весьма оригинальным и не похожим на многие определения государства в российской дореволюционной литературе было определение, предложенное Б.А. Кистяковским: государство есть правовая организация народа, обладающая во всей полноте своею собственной, самостоятельной и первичной, т.е. ни от кого не зависимой, властью.

Оригинальность данного определения состоит в том, что государство, во-первых, именуется правовой организации народа, а во-вторых, эта организация, по Б.А. Кистяковскому, не должна зависеть ни от какой другой власти. В этом определении усматриваются мысли о правовом государстве, что для того времени было прогрессивным шагом в понимании государства41.

После 1917 г. в отечественной юридической литературе на долгие годы утвердился односторонний подход к данному вопросу. Государство определялось только как политическая организация экономически господствующего класса, обладающая таким аппаратом принуждения, как классовая диктатура, аппарат классового насилия42.

Подобные оценки и характеристика исходили из ленинского положения о государстве как о машине для поддержания господства одного класса над другим43. Это определение государства на долгие годы стало и для юридической науки советского периода исходным и направляющим.

Уже в 60-х гг. двадцатого столетия советским юристам стало ясно, что требуются новые подходы к пониманию и определению государства. В СССР появляется и обосновывается идея общенародного государства, которое никак нельзя было именовать «машиной для поддержания господства». Было решено, что характеристика государства как «машины» относится лишь к эксплуататорским государствам и частично к государству диктатуры пролетариата44. Однако на практике здесь мало что менялось.

Нельзя не отметить, что определения понятия государства в российской юридической литературе, несмотря на некоторые расхождения, в последнее время не столь уж различны.

М.И. Байтин, исходя из двуединой природы государства – классовой и общечеловеческой, предлагает следующее его краткое общее определение: «Государство – это организация политической власти, необходимая для выполнения как сугубо классовых задач, так и общих дел, вытекающих из природы всякого общества»45. С данным определением согласен М.Н. Марченко46.

Т.Н. Радько считает, что государство – суверенное политико-территориальная организация публичной власти определенных социальных сил (классы, группы, весь народ), обладающая аппаратом управления и принуждения, делающая свои волеизъявления общеобязательными и решающая как классовые так и общественные задачи47.

Вместе с тем, обобщив все имеющиеся определения государства, можно все же утверждать, что государство сегодня – это организация политической власти, осуществляемой в человеческом обществе сформированными надлежащим образом органами, выборными и назначенными должностными лицами, которые действуют на основе права и в рамках официально установленных полномочий.

Назначение государства состоит в том, чтобы вести «общие дела» общества, представлять его и организовывать, обеспечивать мир и безопасность людей, руководить общественными процессами, управлять отдельными сферами жизни с учетом реального потенциала централизованного управления и общественного самоуправления на местах. Государство также можно рассматривать как публично-правовой союз, т.е. как властную организацию общества, или как аппарат публичной государственной власти. Думается, что все эти подходы характеризуют понятие и основные черты государства с разных сторон и в то же время они указывают на основополагающие факторы, которые вместе образуют государство как целостную организацию – публичную (государственную) власть и право. Именно они, соединяясь в одну систему, требуют особой организационной формы.

Однако при этом остается открытым довольно непростой вопрос: что же в этом случае следует понимать под сущностью самого государства?

Известно, что сущность любого предмета либо явления – это самое главное, самое существенное, глубинное в нем; или это то, без чего тот или иной предмет либо явление не могут быть выделены из совокупности других; то, без чего данный предмет или явление потеряли бы свое «лицо», соответственно, сущность государства – это самые главные, самые существенные, глубокие и прочие качества, его признаки, черты.

Может быть, поэтому в теории государства и права и утверждается некоторыми учеными что сущность государства является составной частью его понятия (А.В. Венгеров, В.Н. Протасов). Иначе говоря, сущность государства представляет собой один из его признаков. Это означает, что этот признак выделяется из других признаков государства своей сложностью и неоднозначностью.

Против этого возражает Л.А. Морозова, считая, что, безусловно, сущность государства определяют многие его характеристики, в том числе и само понятие государства. Однако сущность – самостоятельная категория, обобщающая ключевые проявления государственной власти, в том числе ее социальное назначение и направленность деятельности.

И в этой связи Л.А.

Морозова характеризует два основных подхода к трактовке сущности любого государства.

Первый подход (так называемый классовый) состоит в том, что сущностью государства, где осуществляется господство одного класса над другим, где большинство населения лишено средств производства, политических прав и свобод, не имеет возможности участвовать в формировании органов государственной власти, является власть или диктатура господствующего класса. В частности, в рабовладельческом государстве сущностью государства была власть рабовладельцев, в феодальном – феодалов, в ранне-буржуазном – буржуазии, в советском – пролетариата.

Однако известно, что диктатура – это власть, не ограниченная никакими законами. «Диктатура есть государственная власть, опирающаяся непосредственно на насилие». Государство, сущностью которого является диктатура одного класса, – это политическая организация, оформляющая господство, преимущество этого слоя над другими слоями населения, это комитет по управлению делами этого класса, орган охраны и защиты его интересов, орудие подавления недовольных, восставших, неподчиняющихся и т.п.

К сожалению, этот подход не во всем бесспорен и сегодня многими игнорируется.

Второй подход исходит из общесоциальной сущности государства, т.е. из его социальной направленности, социального назначения государства в обществе. Многие мыслители стремились определить социальное значение государства для существования и развития общества. Платон, исходя из своих взглядов на общество, государство и право, утверждал, что назначение государства состоит в утверждении нравственности. Следует отметить, что у многих мыслителей античного мира и средних веков понимание назначения государства предопределялось их философскими и политическими взглядами. Так, Т. Гоббс назначением государства считал обеспечение общей безопасности, Г. де Г. Гроций – утверждение общего блага, а Ж.-Ж. Руссо полагал, что назначением государства является обеспечение общей свободы. Взгляды Г.В.Ф. Гегеля на назначение государства в определенном смысле совпадали со взглядами Платона, поскольку он также видел в государстве организацию, предназначенную развивать и утверждать нравственные идеи.

Вопрос об официальном назначении государства в советской юридической литературе не был предметом глубокого анализа. Большинство исследователей уделяли основное внимание классовой сущности государства. Оценка социального назначения государства, государственной власти долгое время была однозначной: государство – это политическая организация господствующего класса, осуществляющего власть в собственных интересах.

Считается, что социальное назначение современного государства состоит в его разнообразной, широкой деятельности, направленной не на решение социальных, классовых и др. задач, а задач, вытекающих из необходимости нормального, бесконфликтного существования общества.

Современное государство – социальный арбитр, орган решения общих дел, организатор многих важных мероприятий, без осуществления которых не может нормально функционировать общество. Одно из первых мест принадлежит в этой связи закреплению, обеспечению и защите прав и свобод человека, экологической безопасности, техническому прогрессу, здоровью нации, бесконфликтному существованию общества, обеспечению должного прожиточного уровня людей (минимального уровня заработной платы, пенсий, пособий), поддержке науки, культуры, образования, защите материнства и детства.

Но все эти социальные характеристики государства имеют, на наш взгляд, прямое отношение к его социальной политике либо к социальным функциям, хотя, бесспорно, касаются и его сущности.

Сущность же современного государства, очевидно, необходимо связывать с его определением (либо частью определения) и с самыми главными, существенными, глубинными признаками, в том числе и классовыми, общесоциальными и другими. И этот вывод развивает изложенную выше точку зрения А.Б. Венгерова, В.Н. Протасова и Л.А. Морозовой. Поэтому охарактеризуем эти признаки государства.

Анализ показал, что каждое современное государство обладает совокупностью признаков. И к этим признакам многие теоретики обычно относят территориальную организацию населения, публичную власть, государственный суверенитет, аппарат государства как средство насилия, взимание налогов и сборов и некоторые другие48.

Мы считаем, что эти признаки в большей степени характеризуют само государство как продукт общественного развития, а проблемы реального соотношения этого государства с государственной властью в этом смысле как бы отодвигаются на второй план. Иными словами, оказывается, что в этом случае просто выпадает ряд существенных особенностей и признаков государства и его власти. Поэтому сегодня, на наш взгляд, необходимо выделять и исследовать как можно большее число признаков, которые бы полнее характеризовали и современное государство, и нынешнюю государственную власть в их тесном «сущностном» соотношении и взаимовлиянии. К этим признакам, в частности, можно отнести государство – источник и носитель государственной власти; оно является исходной структурой правления и порядка в обществе; у него должен быть постоянный аппарат управления и принуждения; государству присущ территориальный признак; оно должно быть легитимным; на территории государства должен быть единый государственный язык; ему должен быть присущ свой суверенитет; государство должно обладать своей системой безопасности; быть целостным, авторитетным и справедливым и др. Рассмотрим эти и другие признаки в связи с обозначенными чертами государственной власти.

Думается, что сегодня одним из важнейших признаков государства является то, что оно не только организует и формализует общественные отношения, но, как уже отмечалось выше, является источником и носителем государственной власти. Последняя же приводится в политическую форму и в этом качестве играет определяющую роль в реализации отношений государственной власти и государства. Государство в этом свете представляет собой исходную структуру правления и порядка в современном обществе. Это институт, признанный коллективно ограничивать индивидуальную волю, интересы и страсти людей и тем самым обеспечивать контролируемую и упорядоченную свободу перед лицом возможного злоупотребления правом правящей элиты. Оно тесно связано с такими понятиями, как механизм, структура, типы, формы, функции, учреждения, государственная власть и властные отношения вообще, право, комплекс правовых отношений и т.д.

Следующий признак государства состоит в том, что у него есть постоянный специальный государственный аппарат, который состоит из конкретных органов и лиц, занимающих официальные должности и осуществляющих властные функции от имени государства. Государственные органы в лице главы государства и его администрации, правительства, министерств, комитетов, парламента и др. в совокупности играют роль «властной» подсистемы, составные компоненты которой связаны между собой сложными функциональными отношениями. Они принимают акты, решения и другие различного государственного назначения, обязательные для исполнения как соответствующими звеньями государственного аппарата, так и гражданами. Каждый из органов государства обладает реальной структурно-функциональной определенностью, установленной конституцией, обладает известной самостоятельностью по отношению друг к другу. Это вытекает из самого принципа разделения властей на три самостоятельные ветви – законодательную, исполнительную и судебную. В этом качестве каждый из них выступает как самостоятельная подсистема в отношении общей «властной» системы.

Сущностными особенностями современного государства также являются: централизация государственной власти, единые механизмы государственного управления, постоянные профессиональные армии, легитимизация государственной власти через институт представительства и др. На протяжении всего двадцатого столетия происходило неуклонное расширение инструментария политики государства в экономической, социальной и правовой сферах, что привело к дальнейшему повышению его роли в общественной жизни.

Современное государство есть также и арена политической борьбы за государственную и иную власть, и ставка последней. Государственная идея – суть совокупность формализованных, политико-правовых норм, правил, требований и установок. В целом можно сказать, что государство – это специфический нормативный центр политической системы, ее рамки, предел и оправдание.

Важная роль государства проявляется сегодня и в том, что именно вокруг него, как выразителя воли интересов всего общества, группируются все остальные общественные институты, борьба между различными социально-политическими силами, группами людей, элитами и др. разворачивается, прежде всего, за завоевание государственной власти и рычагов государственного управления. Государство по своему существу призвано обеспечить целостность и единство государственных органов и структур, выполняющих разнообразные функции управления. Например, политические партии, избирательная система, система представительства, взятые сами по себе, вне их связи с государством, немыслимы. Если партии и другие институты представляют волю и интересы тех или иных категорий граждан, групп, элит и т.д. в политической системе, то государство выражает всеобщий интерес, оно есть главный инструмент реализации государственной власти, главный субъект суверенитета. Государство представляет все общество в совокупности, им и от его имени принимаются все без исключения властные решения, касающиеся всех членов общества и обязательные для выполнения всеми этими членами, гражданами.

В основе государства лежит стремление к достижению стабильности внутреннего и внешнего мира, принизывающее все общество. Внутри государства, вокруг государства и между государствами развертывается бо?льшая часть общественных процессов. Государство представляет собой некую основную форму политической организации общества на строго ограниченной территории, подчиненной определенному виду политического влияния и господства.

Следующим отличительным признаком современного государства, как и всякого другого, является то, что оно представляет собой сообщество людей, коллективность, жестко привязанную к определенной территории. Иначе говоря, следующим важнейшим признаком государства является территориальный признак, о котором мы говорили выше. Значит, вопрос о государстве – это прежде всего вопрос о границах, отделяющих территорию одних государств от территорий других государств. Территория, важнейшие параметры которой, в свою очередь, определяются географией и месторасположением, имеет огромное значение для исторической судьбы и перспектив любого государства.

При этом надо отметить, что география и месторасположение имеют множество аспектов, таких, как размеры и масштабы территории конкретного государства, место его расположения, топография, климат, условия для сельскохозяйственного производства, наличие природных ресурсов, доступ к морям и океанам и т.д. Эти аспекты определяют целый ряд параметров, которые указывают на потенциальные и реальные возможности государства, определяющие его место в мировом сообществе стран. Как показывает опыт, сама земля, территория государства составляет тот стратегический ресурс, который по значимости, возможно, превосходит все остальные ресурсы.

Известно в этой связи, что территориальные границы государства считаются священными и неприкосновенными. Общественная организация цивилизованного мира базируется прежде всего и главным образом на разделении государств и народов по территориальному признаку. При этом, как давно обосновано, на данной территории нет какой-либо иной власти, кроме власти суверенного государства, юрисдикция которого распространяется на эту территорию. Государство – это, соответственно, субъект права, и в качестве юридического лица его деятельность основывается на коллективности людей, неделимости единой территории, на которой живут названные люди. Поэтому неслучайно само понятие политической власти с самого начала отождествлялось с отправлением государственной власти на определенной территории и с самой этой территорией. Церковь, например, обладает той или иной формой власти (церковной, нравственной) и авторитетом, но она не является государством. Католическая и православная церкви по всем признакам представляют собой организованное сообщество, они обладают верховной властью в делах веры, располагают своей администрацией, построенной по иерархическому принципу, но в отличие от государства не связаны с определенной территорией. Хорошо охраняемые национальные границы указывают на пределы, на которые распространяются территориальный контроль и принудительная власть государства. В рамках самого национального государства внутригосударственные территориальные границы определяют пределы государственного контроля, которым наделены те или иные органы управления.

Масштабы территориальной особенности государственной власти и вытекающих из нее ответственности и автономии территориальных или функциональных структур сильно варьируются от государства к государству, а нередко и в рамках одного и того же государства.

При этом здесь очень важно разделение властных функций и полномочий внутри самого государства с тем, чтобы, как обосновывал В.С. Нерсесянц, не только общество приноравливалось к государству, но и «государство к обществу и потребностям его членов»49. А отсюда – разделение властных функций и полномочий, необходимое не только между различными ветвями власти по горизонтали, но и между различными уровнями власти по вертикали. Кроме того, во втором случае речь идет о территориальном разделении властных полномочий. Здесь имеются в виду принципы и механизмы взаимоотношений между центральным, средним и местным уровнями государственной власти, разделении между ними властных полномочий. Мы знаем, что в реальной жизни эти принципы и механизмы выражаются в унитарной, федеральной и конфедеральной формах государственного устройства.

Как показал анализ, при характеристике государства ученые-юристы обычно не называют такой признак государства, как наличие единого государственного языка. А напрасно. По нашему мнению, важнейшим фактором и результатом формирования государства и сохранения его жизнеспособности является единый для данного государства язык. Язык способствует консолидации и развитию государства. Его символы, мифы, традиции, культура, дух оформляются, воспроизводятся и передаются от поколения к поколению на едином языке. При этом необходимо отметить, что, хотя политико-правовая и языковая границы часто и в основном совпадают, в силу множества причин существует множество исключений. Например, английский язык является национальным языком не только самой Англии, но и целого ряда так называемых англоязычных стран; немецкий язык используют в Германии, Австрии и части Швейцарии; на французском языке говорят не только во Франции, но и часть населения Бельгии, Швейцарии и Канады (Квебека); носителями русского языка являются не только собственно русские, но и население почти всех стран СНГ – бывших советских республик.

Известны при этом случаи, когда территориальное отчуждение и требование сецессии не связаны с языковым, этническим или религиозным принципами. Существует немало примеров территориальной сецессии в гомогенном, языковом и религиозном отношении общин: отделение Южной Африки и Родезии от Великобритании, стран Латинской Америки от Испании и Португалии. При этом, если в рамках Испанской империи Центральная и Южная Америка были разделены только на восемь административных единиц, процесс дальнейшего разделения привел к увеличению их числа в три раза. В тех случаях, когда языковая и территориальная границы совпадают, язык становится не только одним из важных элементов осознания территориальной целостности, но и наиболее эффективным инструментом культуры на той или иной территории (так было в условиях СССР, а сегодня есть в Российской Федерации).

Далее, до сего дня среди ученых не затихают споры о том, что первично – национальное государство, «национальное» вообще или нация и как они соотносятся друг с другом50. Так, исходя из идеи, согласно которой нация есть творец национального государства, некоторые исследователи считают, что «в мире должно быть столько же государств, сколько в нем различных наций. Каждая нация должна иметь свою государственность, а каждое государство должно строиться на национальной основе». Однако ряд авторов указывает на то, что лишь в нескольких странах образование нации послужило основой государственного строительства. Речь идет прежде всего об Италии, Германии и Греции. Отдельные же ученые отмечают, что не нации и не национальности создали государства, а, наоборот, они создаются государством.

Мы же считаем, что истина лежит где-то посередине, между этими крайностями. В данном смысле нации представляют собой специфическое явление или феномен, создаваемый преимущественно сверху, но который невозможно понять без изучения процессов, шедших снизу, т.е. без воли, потребностей и интересов наций, которые не всегда были национальными, а были просто человеческими, людскими.

Кроме того, ни один народ не может обойтись без людей, способных к профессии управления и властвования, он нуждается в них. Поэтому ведущие позиции в органах государственной власти, любого государственно-политического режима занимают представители особой элиты, класса, слоя людей и т.д. Фактом является то, что при любом режиме имеются относительно компактные и более или менее организованные группы лидеров, из среды которых выдвигаются руководители государства, политических партий и движений. В совокупности они составляют так называемый слой или класс «управляющих». Но при этом необходимо отметить, что экономические, политические и иные факторы, и особенно сам тип политической системы, оказывают значительное влияние на роль элит, слоев, классов и т.д. в различных государственно-политических режимах. Например, правящая или политическая элита по-разному осуществляет властные функции при демократических, авторитарных и тоталитарных режимах. Что касается демократической формы правления, то она отличается от других форм не отсутствием элит, а наличием множества групп людей, конкурирующих друг с другом за голоса избирателей. Поэтому любое государство не может не испытывать потребности в легитимизации, смысл которой состоит в обосновании и оправдании права, властвования существующей в данной стране элиты. Эта проблема, как нам кажется, теснейшим образом связана с другим вопросом – вопросом об источниках и пределах государственной власти.

Анализ данных явлений показал, что устойчивость и жизнеспособность любой формы государственного правления зависят от готовности ее субъектов действовать в соответствии с определенными законами и иными нормативными правовыми актами, от уважения к власти и закону со стороны если не всех, то, во всяком случае, большинства граждан, признания ими законности или легитимности этой системы, а не от страха применения к ним тех или иных санкций, мер правового воздействия. Поэтому обеспечение легитимности (легитимизация) – это тоже важнейший признак любого государства, который призван интегрировать разрозненные институты, отношения, процессы, подсистемы и т.д., тем самым придавая смысл всему общественному правопорядку. Легитимизация – это признание большинством общества правомерности власти, действующей в данный конкретный период времени. Даже самые тиранические режимы прошлого и наших дней претендуют на легитимность своей власти и считают нужным всячески подчеркивать ее. Как показывает исследование, такую легитимность невозможно обеспечить одними только насильственными средствами. К примеру, Российская империя основывалась не только на силе и страхе применения принудительных санкций, но и на согласии, доброй воле и уважении ее подданных. Но позднее эти средства были потеряны, и презумпции законности российского режима и справедливости его законов был брошен вызов. Революция 1917 г. разрушила его.

Многие государства, казавшиеся вечными и незыблемыми, распадались и становились достоянием истории именно вследствие потери большинством граждан веры в его способность обеспечить их безопасность, благополучие и справедливость. Показателен в этом отношении и пример Советского Союза, распавшегося в буквальном смысле слова в одночасье, несмотря на кажущуюся монолитность, фундаментальность и вечность, именно потому, что большинство народа перестало верить в его легитимность и жизненность. И почему это произошло, сегодня это уже очевидно.

Иначе говоря, законная государственная власть – это та, которую весь народ, во всяком случае, большинство, признает. Мы даже считаем, что принуждение силой – физической, экономической или иной – нельзя называть государственной властью. На наш взгляд, о государственной власти можно говорить лишь в том случае, когда подчиняющийся ей человек верит в то, что, подчиняясь велениям данной власти, он поступает правильно, справедливо и на законных основаниях. Таким образом, государственная власть предполагает не только физическое принуждение, но и веру в законность такого принуждения, в безопасность, благополучие и справедливость.

Надо отметить, что в истории легитимность государственной власти нередко достигалась (и этот способ отнюдь не стал достоянием истории) путем ее персонификации. Здесь личность носителя власти в глазах граждан, людей становится воплощением государства и даже самой государственной властью, человек отождествляется с этой властью, он сам по себе как бы приобретает ее атрибуты.

Ярко выраженная персонализация государственной власти характерна для России. Это способствует тому, что установки, симпатии и антипатии россиян ориентированы скорее на личности конкретных лидеров, нежели на их поведение. В этом смысле лицо и судьбу российской истории на различных ее этапах определяли Иван Грозный, Петр I, Екатерина II, Николай II, В.И. Ленин, И.В. Сталин, М.С. Горбачев, Б.Н. Ельцин и другие личности. По сравнению с Европой в России разделение власти над людьми и власти над вещами, государственной власти и собственности, государственной, или политической, сферы и экономической, социальной и иных сфер произошло значительно позже и в весьма несовершенной форме. Современная Россия поэтому еще до конца и не сформировала свою национальную идею во всемирно историческом прогрессе равенства, свободы и справедливости.

Очевидно, что харизматичность в различных ее новых формах и модификациях сохраняет актуальность и в современном мире. Более того, харизматические лидеры и харизма как фактор, определяющий симпатии и антипатии избирателей и, соответственно, их выбор, стали важнейшими элементами политической и правовой культуры в эпоху глобализации, информационной революции и СМИ. Что касается тоталитарного типа политической и правовой культуры, то харизма в формах поклонения вождю – фюреру также является его неотъемлемой составной частью. По-видимому, во многом феноменом персонификации носителей государственной власти объясняется широко наблюдающийся на всем постсоветском пространстве факт массовой поддержки избирателями бывших первых секретарей республик и областей, т.е. тех, кто, по сути, являлся носителем государственной власти, уже давно потерявшей свою легитимность. Получается в некотором смысле странная ситуация, когда нелегитимная государственная власть пытается сохранить свою легитимность, плавно перетекая в новые структуры, при этом просто переименовываясь или облекаясь в новые формулы, лозунги, программы.

Чтобы обосновать законность своей власти или подчинить людей своей воле, императоры, цари, лидеры, главы государств и др. во все времена использовали самые ухищренные средства. Среди них основное место занимал запрет на информацию, которая каким-то образом была способна подорвать ту или иную форму государственного правления. Именно этой цели с самого начала служила цензура, призванная скрыть от людей неугодные властвующему режиму факты и сведения, закрыть доступ к «потаенным» идеям и концепциям. Этим объясняется то, что одни лидеры изгоняют из своих государств литературу, театр, другие – запрещают своим гражданам выезд за границу, третьи – не позволяют народу читать, что он желает, размышлять, постоянно развлекая его парадами, зрелищами, празднествами или же азартными играми. Если же граждане поддерживают это, то выдвигаются против них преданные перья журналистов, всегда готовых оправдывать ложь, угнетение, клеветать на друзей, чернить защитников свободы и т.д.

При этом надо сказать, что государство считается легитимным, если оно служит благу всех граждан. Главное требование, предъявляемое к властям, – это гарантия справедливости правления. И это тоже важнейший признак современного государства, поскольку принцип справедливости служит оправданию государственной власти, независимо от того, как трактуется само это понятие. Здесь как нельзя лучше подходят слова «благо народа – высший закон». Однако остается нерешенным вопрос о том, что есть благо, интерес, воля народа. Именно по критерию справедливости и несправедливости и, соответственно, легитимности и нелегитимности должно всегда проводиться разграничение между различными формами государственного правления.

В этой связи большой интерес для теории государства представляют типы легитимизации. Известно, что лидеры государств, президенты и др. могут претендовать на легитимность своего правления, а управляемые – принять его законность на следующих основаниях.

Во-первых, это авторитет «вечно вчерашнего», нравов, «традиционная власть в том виде, и как ее осуществляли ранее». Здесь легитимность основывается на убеждении в святости традиций и необходимости подчинения тем, кто управляет, осуществляет власть согласно традициям. Это универсальный и примитивный вариант государственной власти. Однако и современные государства в значительной мере черпают свою легитимность из своих традиций. Так, многие аспекты политической системы Великобритании, например монархия, принимаются ее гражданами в силу ее традиционности. Во-вторых, это исключительные личные качества лидеров, руководителей, например героизм, принципиальность, смелость, решительность и т.д., объединяемые понятием харизмы. В-третьих, это господство легальности в силу веры в обязательность легального установления деловой компетенции, обоснованной рационально созданными правилами, то есть ориентацией на подчинение при выполнении установленных законов и иных правил. Здесь законность государственной власти определяется по признакам ее соответствия принципам рациональной организации управления и эффективности права. То, что делается на законных основаниях, рассматривается как легитимное. Отсюда можно вывести следующие типы государственной власти: традиционную, харизматическую и правовую.

Государству присущ также такой признак, как наличие суверенитета. И это понятно, поскольку он затрагивает такие ключевые вопросы, как источник и природа государства и государственной власти. Трудно установить источник суверенитета государства. Но тем не менее это реальный феномен. При этом проблема суверенитета затрагивает не только иерархию властных структур в рамках государства, но и место самого государства в системе мирового сообщества. Когда говорят о суверенитете государства, то подразумевается, что все другие коллективы – общины, семьи, ассоциации, провинции, товарищества и т.д. – занимают подчиненное по отношению к нему положение.

Суверенитет здесь – это юрисдикция государства, распространяемая на всю свою территорию и на всех граждан, людей, проживающих на этой территории. В этом свете суверенитет государства обладает правом устанавливать связи с другими государствами, защищать и реализовывать свои интересы. Таким образом, суверенное государство представляет собой территориальное образование, которое контролирует население, а также организации и группы, ассоциируемые с данной территорией. Государственный суверенитет включает такие основополагающие принципы, как единство и неделимость территории, неприкосновенность территориальных границ и невмешательство во внутренние дела. Если какое-то иностранное государство или внешняя сила безнаказанно нарушает границы данного государства или заставляет его руководителей принять решение, не отвечающее национальным интересам его народа, то можно говорить о нарушении суверенитета государства. А это явный признак слабости данного государства и его неспособности обеспечить собственный суверенитет и свои государственные интересы.

Думается, что сегодня целесообразно различать внутренний и внешний суверенитет. Внутренний суверенитет – это право и полномочия повелевать всеми гражданами, живущими на национальной территории, – как гражданами данного государства, так и не гражданами. Внешний суверенитет призван обеспечить территориальную целостность и невмешательство во внутренние дела страны со стороны внешней среды (государств). В данной связи интерес представляет то, что до появления современного демократического государства власть центра не в одинаковой степени покрывала все население и все находящиеся в его подчинении территории. То, что внешне казалось единым государственным пространством, на самом деле представляло собой множества провинций, княжеств, областей и т.д., чем дальше они отделялись от центра, тем слабее оказывалась сила центра. Так что зачастую на окраинах государства обширные территории в правовом отношении пользовались значительной долей самостоятельности.

Кроме того, исходным элементом международного права является принцип суверенного равенства. В этом плане суверенитет представляет собой международную правовую концепцию, используемую для определения главного субъекта верховной государственной власти в международном сообществе. Такой верховной государственной властью или суверенитетом обладает только государство, оно является единственным или главным носителем прав и обязанностей в системе международного права, единственным законным механизмом применения легитимного воздействия. Только государства имеют право формулировать и реализовывать международную политику. Все другие организации, группы или отдельно взятые лица таким правом не обладают.

Поэтому очевидно, что суверенитет государства не означает, что оно вправе и способно делать все, что хочет, и может действовать изолированно от других членов мирового сообщества. Суверенитет и взаимосвязанность государств в этом смысле не являются противоречивыми категориями. Суверенитет государства означает лишь то, что оно само для себя решает, как справиться со своими внутренними и внешними проблемами, включая и проблемы поиска союзников и помощи извне, тем самым ограничивая собственную свободу.

Отсюда вытекает, что сама власть и влияние государства представляют собой базовые характеристики любого общества. С этим явлением мы встречаемся почти во всех сферах жизни людей. Речь может идти, например, о власти родителей над детьми в семье, руководителя предприятия – над работниками, президента ассоциации – над ее членами, мэра города – над его жителями, священника – над прихожанами церкви и т.д.

При этом, на наш взгляд, наиболее правильное выражение понятие власти находит в юридической сфере. Мы придерживаемся того мнения, что лишь власть, осуществляемая государством, его органами и должностными лицами, является политической властью. Она отличается совершенством ее внутренней организации и степенью подчинения себе управляемых. Государство делает тем, что оно есть на самом деле, то, что оно главный и единственный носитель государственной власти. Специфическая особенность государственной власти состоит в том, что она осуществляется единой системой специальных центральных, или высших, и местных, или нижестоящих, органов, взаимосвязанных по вертикали и горизонтали.

Путь же к власти лежит в способности ее субъектов контролировать поведение других людей и управлять общественным процессами. В данном контексте под властью подразумевается способность ее субъекта (отдельной личности, группы людей, организации, партии, государства) навязать свою волю другим людям, распоряжаться и управлять их действиями насильственными и ненасильственными средствами и методами. Иными словами, здесь речь идет о способности того или иного субъекта навязать свое мнение, свою силу другим людям, группам, классам, обществу в целом.

В то же время власть, как мы считаем, нельзя свести к государству, к физической силе или насилию. Но нельзя не учесть тот факт, что власть, не опирающаяся на силу, не способная добиться реализации своих решений, в том числе силой или угрозой применения насилия, может оказаться просто пожеланием или просто уговорами. В этом смысле власть представляет собой форму выражения силы. Одна из главнейших задач государства – это разрешение противоречия между необходимостью порядка и разнообразием интересов в обществе, сопряженных с конфликтами. С этой точки зрения государство и власть, политическое в целом призваны внести порядок и разумную организацию в социально-политический процесс, обуздать энергию человеческих страстей.

Поэтому естественно, что и государству присущ такой признак, как наличие принуждения. Известно, что государство, даже самое демократическое, представляет собой во многих отношениях аппарат принуждения, насилия над людьми. Но это насилие особого рода. Еще Т. Гоббс (вслед за Н. Макиавелли) усматривал главный признак государства в «монополии на принуждение и насилие». Дж. Локк считал государственной властью право создавать законы, предусматривающие смертную казнь и соответственно все менее строгие меры наказания для регулирования и сохранения собственности, и применить силу общества от нападения извне – и все это только ради общественного блага51. Надо заметить, что этот тезис стал общим для современной, цивилитарной теории государства и права.

Это верно, ибо государство, особенно современное, цивилитарное, в котором сочетается множество разнообразных конфликтующих, несовместимых друг с другом интересов, устремлений, установок и т.д., не в состоянии обеспечить выполнение своей главной функции по реализации общей воли своих граждан одними только уговорами или же полагаясь на их сознательную и добрую волю. В данном контексте власть является своего рода данью, отдаваемой природе человека, средством, призванным бороться с неправомерными действиями. При этом в современном, цивилитарном государстве сила, насилие и принуждение облекаются в форму писаных или неписаных законов, разного рода запретов и предписаний, которые в главной своей части строго определены и при необходимости исполняются с использованием силы. С данной точки зрения сущность государства как раз и состоит в том, что оно фиксируется в рамках закона.

Кроме того, при анализе власти неизбежно возникает вопрос о ее соотношении с политическим влиянием и авторитетом. Необходимо отметить, что авторитет и власть всегда были тесно связаны друг с другом и нередко встречаются трудности при их разграничении. Известно даже, что иногда понятие авторитета используется некоторыми теоретиками государства для обозначения как власти, так и авторитета. Абстрагируясь от этого момента, мы считаем, что на различных этапах исторического развития авторитет, по-видимому, служил одним из немаловажных источников власти. Это могли быть та или иная форма харизмы, авторитет полководца, ученого-мага, жреца, священнослужителя, хорошего специалиста в своей области и т.д.

Таким образом, с юридических позиций задача власти состоит в реализации целей управления, власть призвана осуществлять отношения господства и подчинения между правителями и управляемыми. Государство невозможно представить себе без властвования, господства и подчинения. Более того, можно сказать, что феномен власти всегда присущ обществу. Но вместе с тем следует особо подчеркнуть, что власть имеет множество источников и представляет собой сложное явление, различающееся по своим масштабам и направленности. Мы здесь различаем, в частности, такие формы проявления и функционирования власти: насилие и принуждение, наказание и поощрение, контроль и управление, соперничество и сотрудничество. Власть может носить как негативный, так и позитивный характер.

Отсюда можно сделать вывод, что к числу важных признаков государства относится возможность издавать законы. Государство – единственная политическая организация, обладающая правом, способностью и возможностью издавать нормативные правовые акты, обязательные для всех граждан веления, а также требовать и обеспечивать их исполнение. Ни сильная политическая партия, ни общенациональное массовое движение не способны это сделать, поскольку не обладают атрибутами власти, а именно соответствующими исполнительными, правоохранительными органами. Деятельность по изданию законов – это исключительная прерогатива государства, причем не только законов в буквальном смысле этого слова, но и любых правовых актов общеобязательного характера, за неисполнение которых к виновным могут быть применены меры государственного принуждения правом.

Отсюда налицо еще один признак государства: очевидная теснейшая и неразрывная связь с правом. Действительно, трудно найти примеры, когда государство могло существовать и функционировать без права, а право – без государства. Государство в принципе не может вне и помимо права осуществлять свою деятельность. Посредством права определяются место, роль, функции частей государственного механизма, принципы их взаимодействия. Право обеспечивает рациональное строение структуры государства.

На тесную связь права и государства, их взаимообусловленность в юридической литературе указывалось и ранее, но эта связь не квалифицировалась в качестве основного признака государства. Поскольку право стало необходимым, оно выступает по отношению к государству как объективное общественное явление, которое оказывает воздействие на построение и деятельность государства. Государство не имеет другого, кроме права, средства, чтобы определить статус своих органов, должностных лиц, закрепить организацию их деятельности, установить их систему, оформить территориальную организацию населения, успешно осуществить свои функции, облекать общественные отношения в наиболее контролируемую правовую форму, воздействовать на эти отношения. Тем не менее следует признать, что создание права, правотворчество, наличие прав – это важнейшие качества государства. Именно наличие права влечет за собой правотворческую, правоисполнительную и правоохранительную деятельность государства, а также (и не в последнюю очередь) разделение властей в государстве.

Таким образом, можно говорить о содержании государства в связи с его сущностью. Если сущность здесь отражает самое главное, основное, глубинное государства (т.е. признаки, черты, волю и др.), то содержание шире и полнее сущности. Оно характеризует прежде всего то, из чего состоит государство (т.е. аппарат), а также его функции, стороны, аспекты деятельности, его успехи, неудачи др. Поэтому часто ученые говорят и о социальном содержании государства, т.е. о степени воздействия различных сил (групп людей) на государственную власть, в том числе и политических сил. При этом социальное содержание здесь более конкретно, нежели социальная сущность. Оно зависит не только от степени воздействия различных сил на государственную власть, но и от того, какие слои (например, коммунисты или демократы) занимают решающие позиции в доминирующем классе, в блоке с какими силами действует этот класс. Поэтому социальное содержание капиталистического по своей сущности государства в Индии иное, чем в Японии, в Бразилии оно похоже на США, в Алжире на ЮАР и т.д. Содержание государства зависит также и от характера национальных отношений. В США на него влияют отношения между белыми и цветными американцами, в Канаде – между франко-канадцами и англо-канадцами (этим обусловлены многие мероприятия государственной власти), в Индии – ситуация, связанная с кастами и племенами и т.д. Есть и другие социальные и экономические факторы, влияющие на конкретное содержание государственной власти (уровень экономического развития, состав населения, характер его занятости и др.).

Содержание государства как определенного явления выходит за пределы воздействия социально-экономических факторов. На него могут оказывать влияние географические факторы (страны-гиганты и маленькие страны), природные условия, наличие природных богатств (во многих странах содержание большинства мероприятий государства определяется наличием залежей нефти и т.д.). Все эти и другие факторы необходимо брать во внимание при исследовании содержания государства52.

<< | >>
Источник: Рассолов М.М.. Курс лекций по Теории государства и права. Часть 1 - Теория государства. 2010

Еще по теме Лекция 2. Определение, сущность и содержание государства:

  1. ЛЕКЦИЯ 1 Понятие, сущность и виды общегосударственного планирования
  2. Лекция 1. Предмет теории государства и права
  3. Лекция 2. Методология теории государства и права
  4. Лекция 3. Возникновение и развитие теории государства и права в России
  5. Лекция 2. Определение, сущность и содержание государства
  6. Лекция 3. Типы государства
  7. Лекция 4. Государственный режим
  8. Лекция 1. Понятие и признаки функций государства
  9. Лекция 2. Классификация функций государства
  10. Лекция 2. Правовое государство
  11. Лекция 1. Основные подходы к пониманию права
  12. Лекция 2. Сущность права. Воля в праве. Признаки и определение права
  13. Лекция 3. Содержание права. Объективное и субъективное право
  14. Лекция 1. Понятие, формы и методы реализации права
- Право интеллектуальной собственности - Авторсое право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Защита прав потребителей - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - Коммерческое право - Конституционное право России - Криминалистика - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право Европейского Союза - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Правоприменительная практика - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Теория права - Трудовое право‎ - Уголовное право России - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право‎ - Экономические преступления - Ювенальное право - Юридическая этика - Юридические лица -
Яндекс.Метрика