<<
>>

Приложение 2 Международный опыт развития безналичных платежных систем[1]

В большинстве стран мира развитию частных электронных платежных систем способствовало использование взвешенной и выверенной нормативной базы, активно стимулировавшей конкуренцию и инновации и выгодной для всех заинтересованных сторон.

Именно в таком контексте частные компании стали локомотивами внедрения новых технологий для минимизации рисков, а также новых продуктов, таких, как дебитовые, предоплатные и мобильные средства платежей. В противоположность этому в тех немногих случаях, когда власти шли по пути жесткого регулирования рынка - включая защиту монополий или создание предпочтительных условий для национальных систем - это чаще всего становилось препятствием для экономического роста, инноваций, обеспечения безопасности, а банки, потребители, предприятия торговли и экономика в целом несли потери. Именно соблюдение четкого баланса между разумным надзором со стороны властей и активной конкуренцией между участниками рынка является ключевым фактором развития и обеспечивает ускоренное принятие все более разнообразных и инновационных решений в сфере электронных платежей.

Платежные сети масштаба Visa или Master Card играют уникальную роль в мировой финансовой системе, облегчая проведение транзакций между потребителями и компаниями любых размеров. Если говорить конкретно о Visa, в рамках этой сети выпущено 1,7 миллиарда платежных карт, она соединяет между собой 30 миллионов предприятий торговли и более 16 000 финансовых институтов в 170 странах мира.

Обеспечивая проведение транзакций, частные платежные системы создают значительную добавленную стоимость для каждого из участников, а также для экономики в целом.

Инновации и рост объема электронных платежей

Ведение системы электронных карточных платежей открыло для финансовых учреждений новые источники доходов - от управления платежами до, в случае выпуска кредитных карт, потребительского кредитования.

Однако для получения этих доходов следовало убедить потребителей использовать карты, а торговцев - принимать их. Таким образом, желание заработать давало банкам стимул продвигать платежные карты на рынке и, что не менее важно, инвестировать в их развитие.

В то же время платежным системам (таким, как Visa или MasterCard) было необходимо создать привлекательные условия не только для эмитентов, чтобы те

предлагали карты этих систем потребителям и поощряли владельцев карт использовать их при покупках, но и для банков, обслуживающих торговые организации. Последние могли убедить торговые организации и торговцев начать принимать карты данных систем и заключать соответствующие договоры. Суть сетевой платежной системы заключается в поддержании баланса между спросом со стороны тех, кто использует карты и тех, кто их принимает, обеспечивая необходимый уровень привлекательности платежной системы для обеих групп. Кроме того платежным системам требовалось разработать техническую инфраструктуру для обработки операций, удовлетворяющую требованиям банков, потребителей и торговых организаций. Иными словами, при разработке системы розничных платежных карт принимались во внимание нужды различных групп пользователей.

Введение в действие описанных схем помогло быстро привлечь в платежные системы как владельцев карт, так и торговые организации, в то время как розничные сети и финансовые учреждения конкурировали между собой, стремясь предложить клиентам все более выгодные условия. Платежные карты были быстро адаптированы к нуждам торговли, позволив осуществлять гарантированно быстрые и малозатратные электронные платежи. С течением времени торговцы осознали весь масштаб дополнительных преимуществ электронных платежей: теперь их потенциальная аудитория охватывала миллионы владельцев карт во всем мире, увеличился размер среднего чека и ускорился оборота бизнеса. Появление системы электронных платежей дало стимул к развитию совершенно новых моделей торговой деятельности, таких, как бурно развивающаяся Интернет-торговля.

Частные системы электронных платежей также позволили потребителям осуществлять платежи лично, по телефону, а впоследствии и через Интернет в миллионах торговых точек по всему миру. Вдобавок потребители получили такие важные выгоды, как бонусы от эмитента и удобную систему контроля за своими финансами.

Хотя развитие платежных систем, таких как Visa и MasterCard, было для своего времени революционным событием, важно то, что конкурентная среда, в которой они развивали свой бизнес, создала благодатную почву для постоянных инноваций и выхода на рынок множества новых операторов электронных платежей. Например, инвестиции Visa и ее клиентов из числа финансовых институтов подхлестнули развитие рынка дебетовых карт в США. Несмотря на то, что ряд региональных сетей предлагал дебетовые карты, широкое распространение они получили лишь после того, как международные платежные системы вложили миллионы долларов в развитие и продвижение дебетовых

услуг. По данным Visa, в этом году объем платежей по дебетовым картам в США впервые превысил объем платежей по кредитным картам.

В настоящее время конкуренция побуждает такие компании, как PayPal[2] и Google[3] к разработке новых платежных решений для электронной коммерции и розничной торговли в сети Интернет. Revolution Money, еще одна компания, недавно появившаяся на рынке США, предлагает клиентам защищенную ПИН-кодом кредитную карту RevolutionCard, а также реализует новые технические решения для перевода средств между держателями счетов при помощи Интернета.[4] Эти участники рынка не только являются движущей силой инноваций во всей индустрии платежей, но и демонстрируют быстрый рост количества операций, клиентской базы и числа торговых точек, где их карты принимаются к оплате. Именно сильная конкуренция является гарантом постоянного расширения преимуществ электронной системы платежей как для владельцев карт, так и для торговых организаций.

Государственные платежные системы

Правительство США не раз пыталось ввести в действие государственную платежную систему.

Государство не менее активно пыталось устранить недостатки бумажных платежей, но результаты этих действий были более чем скромными. Одновременно наблюдалось интенсивное развитие частных платежных систем, которые отвечали потребностям рынка. Опыт США продемонстрировал проблемы, с которыми сталкивается любое государство при разработке платежной системы, которая отвечала бы постоянно меняющимся и порой противоречащим друг другу интересам большого числа заинтересованных сторон. При этом особенно сильное влияние на развитие рынка электронных расчетов частные платежные системы оказали в сфере розничных платежей.

Начиная с 1970-х годов, федеральные резервные банки продвигали систему Автоматизированной клиринговой палаты (АКП). Первоначально представители Федеральной резервной системы полагали, что повышения эффективности платежей можно добиться простой заменой бумажных чеков электронными операциями на базе АКП. Система АКП предлагала дебетовые и кредитные платежи, которые во многом напоминали систему расчетов чеками. Информация о платеже обычно передавалась через некоторое время после его осуществления. Этот небольшой промежуток времени позволял банкам передавать информацию о нескольких платежах одновременно, что сокращало издержки.

Несмотря на сокращение издержек путем пакетной передачи данных, система АКП так и не завоевала популярности среди банков, владельцев карт и торговых точек. В то время как система АКП была призвана заменить чеки более дешевыми электронными расчетами, операции с платежными картами обещали банкам-участникам дополнительный доход от обработки платежей. Перспектива этих доходов стимулировала банки к продвижению платежных карт. При поддержке банков платежные карты удалось превратить в надежную, быструю и малозатратную систему электронных расчетов для торговых предприятий, тогда как потребители получили возможность мгновенно оплачивать покупки лично, по телефону или в сети Интернет.

В итоге частные платежные системы оказались в гораздо лучшем положении, чем АКП, так как разрабатывали свои продукты с учетом интересов максимально широкой аудитории.[5] Хотя АКП предлагала более выгодные тарифы для крупных межбанковских переводов, ее условия проигрывали на фоне преимуществ, обеспечиваемых частными системами для торговых организаций и владельцев карт. Представители Федеральной резервной системы признали, что частные платежные системы, развивающиеся в условиях острой конкуренции и вынужденные постоянно совершенствоваться, чтобы не отстать от

рынка, предлагают торговым организациям и владельцам карт более привлекательные

6

условия.

Как отметил бывший председатель Федеральной резервной системы:

Хотя система АКП автоматизировала ряд важных видов платежей, она никогда не пользовалась популярностью у потребителей. Ее опыт показывает, что создать новую технологию и запустить систему электронного межбанковского клиринга была просто. Но оказалось крайне сложно предложить потребителям и торговым предприятиям электронные платежные средства, превосходящие бумажные с точки зрения удобства и экономичности. Мы были настолько полны энтузиазма по поводу новых электронных платежных систем, что незаслуженно недооценили удобство бумажных расчетов для населения. Кроме того мы не осознали всю сложность создания широкой инфраструктуры для поддержки новых электронных платежных систем и то, сколько это будет стоить. Возможно также, что поддержка правительством одной технологии - в данном случае

системы АКП - несколько затормозила стремление частного сектора развивать

- 7

альтернативные технологий.

Эволюция моделей АКП и платежных карт отражает различия в приоритетах и сильных сторонах разработчиков этих систем. Опираясь на опыт сотрудничества с банками, Федеральная резервная система разработала модель, ориентированную только на осуществление текущих банковских операций. В свою очередь отдельные банки строили платежные системы в соответствии с нуждами розничных предприятий и частных лиц, опираясь на опыт взаимодействия со своими клиентами. В итоге оказалось, что именно частные системы электронных платежей обладают необходимой мотивацией и опытом для продвижения и введения в действие инфраструктуры платежей, соответствующей мировым стандартам и подходящей для использования во всех странах.

США: уроки регулирования

Развитие индустрии электронных платежей в США привело к бурному росту данного сектора, обострению конкуренции и появлению стимулов для разработки инновационных решений. В условиях жесткой конкуренции новички и опытные участники рынка постоянно предлагают всем звеньям платежной цепочки все более и более выгодные решения. За последние 50 лет были достигнуты огромные успехи, разработаны новаторские продукты с учетом потребностей торговых организаций и потребителей: дебетовые, предоплатные и мобильные системы расчетов. Правительство США играет определенную роль в данном процессе, но она по большей части сводится к регулированию взаимоотношений между эмитентами и владельцами карт и обеспечению общей безопасности системы такими средствами, как, например, борьба с отмывания денег. Подобная сбалансированная политика укрепляет доверие потребителей к системе, одновременно оставляя простор для конкуренции, стимулирующей рост сектора в целом.

Система электронных платежей в Китае

Сегмент банковских карт был создан в КНР около тридцати лет назад, и с того момента продемонстрировал значительный рост. В настоящее время China UnionPay (CUP) является внутренним монополистом, который не только владеет единственным национальным брендом платежных карт, но и управляет единственной в стране расчетноклиринговой системой для осуществления розничных платежей по картам. От CUP, собственниками которой являются свыше восьмидесяти крупнейших банков и других государственных предприятий КНР, изначально требовалось наладить систему платежей с помощью национальных межбанковских карт на основе единой сети и под единым логотипом. Однако совокупные выгоды от развития данной индустрии для потребителей, торговых учреждений, банков и китайской экономики в целом оказались весьма скромными ввиду отсутствия конкуренции, что сказалось на качестве и спектре услуг в сфере электронных платежей.

Развитие China UnionPay

Универсальные платежные карты общего назначения стали доступны отдельным клиентам китайских банков с 1986 года, когда Банк Китая (БК) выпустил первую в стране банковскую карту - дебетовую карту с подписью владельца и системой отложенного платежа. Эти карты были привязаны к депозитному счету, допускали небольшой овердрафт и требовали «гаранта». Вскоре этому примеру последовали и остальные крупные государственные банки. Однако до середины 1990-х годов каждый из филиалов банков-эмитентов создавал и обслуживал собственные независимые (и, вследствие чего, несовместимые) компьютерные системы, а также карточные продукты, которые могли использоваться только в банкоматах местных филиалов банка и в торговых точках, являющихся собственностью отдельных филиалов банка. Таким образом, в кассах магазинов можно было видеть по нескольку платежных терминалов, а карт, используемых в масштабах всей страны, не существовало. Эта сильно децентрализованная структура сдерживала развитие сегмента банковских карт на протяжении двух десятилетий.

Начиная с 1993 года, децентрализованность системы карточного обслуживания в стране стала вызывать недовольство высшего руководства КНР. В результате Народный банк Китая (НБК) выступил с инициативой объединения разрозненных брендов карт и платежных сетей. Эта инициатива привела к созданию семнадцати «Золотых центров банковских карт». Каждый из этих центров служил региональным расчетно-клиринговым узлом, обеспечивающим «совместимость» различных карт, предлагаемых различными местными банками. Для обеспечения межрегиональных расчетов и клиринга был создан восемнадцатый «Золотой центр банковских карт».

В 2000 - 2001 годах в целях дальнейшего развития и улучшения операционной совместимости системы банковских карт на территории КНР Национальный банк Китая ввел дополнительные параметры стандартизации: единый стандарт номера карт, общие параметры безопасности (например, голограммы и магнитные полосы), новый единый логотип, который должен был присутствовать на всех новых картах, выпускаемых в КНР, а также единую процессинговую платформу, которая должна была использоваться всеми эмитентами.

В середине 2001 года НБК также учредил в Китае полностью частную и принадлежащую банкам компанию с ограниченной ответственностью в целях руководства разработкой новых общенациональных правил, процессинговых платформ и стандартов. В 2002 CUP был преобразован в новую компанию, которой предоставили исключительные права на управление, проведение клиринговых и расчетных операций по банковским картам в юанях. Компания была наделена монопольным правом на подобную деятельность, которое сохраняет и по сей день.

Роль международных платежных брендов в КНР

На заре развития электронных платежей в КНР международные платежные бренды, такие, как Visa и MasterCard, официально играли весьма скромную роль. И хотя на некоторых картах помимо названия банка помещался логотип Visa или MasterCard, это было не более чем «рекламой» международных брендов, поскольку правила эмиссии и приема карт, клиринга и расчетов по-прежнему определялись различными децентрализованными брендами и сетями, созданными местными филиалами банков. В отдельных случаях китайским банкам предоставлялось право выпускать платежные карты в иностранной валюте для использования китайскими гражданами в зарубежных поездках или в торговых точках, принимавших платежные карты иностранных эмитентов. Однако эти карты выдавались только клиентам, имевшим доступ к иностранной валюте, поскольку начисления и расчеты по операциям проводились исключительно в иностранной валюте.

С момента создания CUP международные и национальные компании по оказанию услуг в сфере электронных платежей оказались лишены возможности выпускать банковские карты в юанях не под брендом CUP. Они также не могут заключать с торговыми точками договоры на обслуживание деноминированных в юанях карт и внедрять инновационные карточные продукты, если те используют в качестве платформы независимую сеть/бренд. Платежные карты в иностранной валюте и карты, выпущенные в порядке совместного брендинга с глобальными системами, постепенно эволюционировали в то, что сегодня называется «двухбрендовыми/двухвалютными» картами. Держатели таких карт имеют возможность осуществлять платежи на платформе CUP на территории КНР, а за пределами страны использовать инфраструктуру глобальных сетей. При этом в Китае появились новаторские нефинансовые компании, такие, как Alipay, TenPay и San De, которые нашли возможность вести бизнес в сфере электронных платежей вне рамок какого бы то ни было регулирования и в результате росли быстрее, чем платежные системы банков, вынужденных опираться на CUP.

Доводы, приводимые в обоснование защиты внутренней монополии

Основные доводы, приводившиеся китайскими регуляторами в защиту внутренней монополии, сводятся к следующему: (1) необходимо взрастить сильного национального участника рынка до того, как будет допущена открытая конкуренция, (2) необходимо соблюсти интересы государственной безопасности и обеспечить сохранность личных данных владельцев карт, (3) необходимо не допустить колебаний курса национальной валюты и истощения валютных резервов страны. Стоит заметить, однако, что все эти цели могут быть достигнуты и в конкурентной среде, которая кроме того будет содействовать росту инноваций и увеличению разнообразия предлагаемых продуктов.

Поддержка сильного отечественного участника рынка

Ограждение CUP от конкурентов, возможно, и отвечает краткосрочным интересам компании, однако основы экономической теории и собственный опыт КНР, открывшей для конкуренции многие отрасли экономики, доказывают, что именно конкуренция на рынке является двигателем экономического роста. Следуя той же логике, можно предположить, что CUP сама выиграла бы в долгосрочной перспективе от развития конкуренции в сфере платежей за счет ускорения инноваций и расширения ассортимента продуктов. Опыт показывает, что оказавшиеся вне рамок государственного регулирования небанковские участники рынка, такие, как Alipay, достигли огромных успехов в сфере электронной коммерции благодаря своей способности к инновациям и необходимости вести конкурентную борьбу с другими участниками рынка. Банкам же в этой области не удалось достичь заметных результатов, поскольку CUP не смогла предложить платформу, которая позволила бы карточным сетям принять вызов конкурентов. Непрерывное развитие инноваций будет иметь критическое значение для CUP по мере того, как она выходит на зарубежные рынки и пытается конкурировать не только внутри страны, но и за ее пределами.

Кроме этого, усиление конкуренции, которое неизбежно произойдет при полноценном выходе на китайский рынок международных платежных систем с пятидесятилетним опытом работы и накопленными за это время ресурсами, подстегнет развитие всего сектора в целом. На других, более конкурентных рынках уже внедрены многие передовые правила и технологии - такие, как дополнительные системы защиты от мошенничества, более строгий регламент проведения операций для всех участников, системы повышенной гибкости, позволяющие избежать сбоев в обслуживании даже в случае отказа техники - которые в КНР еще полностью не освоены.

Таким образом, открытие китайского рынка для конкурентов повлекло бы за собой целый ряд конкретных положительных изменений, среди которых:/> Более широкая гамма предлагаемых потребителю продуктов в сфере электронных платежей будет стимулировать внутреннее потребление и уменьшит зависимость китайской экономики от экспорта и прямых иностранных инвестиций; Конкуренция в сфере электронных платежей будет выгодна китайским банкам, которые смогут выбирать между различными сетями, снижая свои издержки и повышая качество услуг. Банки, планирующие международную экспансию, также выиграют от унификации своих платежных продуктов на базе единой глобальной платформы обработки электронных платежей; Приход в отрасль большого числа инвесторов подтолкнет развитие инфраструктуры приема карт, являющейся необходимым условием развития всей системы розничной торговли и реализации стратегической линии китайского правительства на увеличение внутреннего потребления; Освобождение от монопольной зависимости в сфере электронных платежей также повысит уровень защищенности компаний от технологических сбоев и общих рисков, связанных с финансовой системой Китая, и в конечном итоге сделает китайскую индустрию платежей более безопасной и устойчивой.

Поддержание курса национальной валюты и резервов

Оставляя в стороне дискуссию об оценке последствий относительно жесткой валютной политики КНР, хотелось бы заметить, что допуск ведущих игроков глобального рынка электронных платежей к обслуживанию клиентов в Китае не будет иметь на нее никакого влияния, а также не помешает достижению правительством целей своей монетарной политики. Системы электронных платежей, такие, как Visa и MasterCard (и в данном случае CUP), всего лишь обеспечивают перевод средств из одного банка в другой. Поскольку иностранным банкам уже разрешено работать в Китае, допуск глобальных игроков на его внутренний рынок электронных платежей не несет никакого дополнительного риска. Наконец, опасения по поводу вывода из страны больших объемов валютных резервов можно легко рассеять, введя нормы, по которым резервы должны будут находиться на территории КНР.

Китай: уроки регулирования

Как уже отмечалось выше, рынок банковских карт КНР прошел с момента своего зарождения огромный путь. Несмотря на значительный рост, он, тем не менее, оказался не в состоянии предложить заинтересованным сторонам те выгоды, которыми могут похвастать более конкурентные рынки. Наконец, озабоченности китайских властей, которыми до сих пор оправдывается сохранение внутренней монополии CUP, могут быть

сняты посредством применения более избирательных методов регулирования, которые при этом будут стимулировать конкуренцию и инновации в интересах всех заинтересованных сторон.

Опыт Австралии

В 2003 году Резервный банк Австралии (РБА) пошел по пути ценового регулирования в сфере электронных платежей. Это решение повлекло за собой множество непредвиденных последствий, в большой степени скомпрометировавших заявленные властями цели стимулирования конкуренции и улучшения положения потребителей. Опыт Австралии стал наглядной иллюстрацией того, какими отрицательными последствиям чреват переход от рыночного ценообразования к государственному.

Австралийская схема регулирования

Проведя соответствующие исследования и выявив некоторые, как ему представлялось, неэффективно функционировавшие элементы в системе электронных платежй, РБА решил исправить положение с помощью пакета нормативных актов, которые вступили в силу в конце 2003 года. Основным вектором государственного вмешательства стало регулирование тарифов с целью снижения «межбанковской комиссии», выплачиваемой при каждой транзакции банком, обслуживающим торговую точку, банку, выпустившему карту для покрытия более высоких издержек последнего. Ожидалось, что уменьшение межбанковской комиссии будет иметь положительный эффект для потребителей. РБА полагал, что комиссии, выплачиваемые продавцами, снизятся, а сэкономленные суммы в конце концов перекочуют в карманы покупателей благодаря снижению розничных цен. Кроме того РБА считал, что банки-эмитенты постараются восполнить выпадающие доходы за счет повышения комиссий, что в свою очередь подтолкнет потребителей меньше пользоваться кредитными картами и больше дебетовыми.

РБА также отменил «запрет на дополнительный сбор» для торговых предприятий (тем самым дав последним возможность взимать с потребителей плату за использование платежных карт) и потребовал обеспечить расширенный доступ к системам для эмитентов. РБА таким образом намеревался стимулировать более широкое использование дебетовых карт и открытие рынка для новых участников.

Последствия вмешательства

Более чем пятилетний опыт государственного регулирования показал, что РБА не удалось достичь большинства из поставленных задач, в других случаях их достижение

сопровождалось незапланированными отрицательными              последствиями.[6] Вопреки

ожиданиям государственное вмешательство не только не увеличило, но и уменьшило привлекательность электронных платежей для потребителей, обернулось для них дополнительными расходами, а также ослабило стимулы для инноваций и выхода на рынок новых эмитентов.

Во-первых, ограничение межбанковских комиссий привело к повышению цен и уменьшению бонусов для владельцев карт. Чтобы компенсировать выпадающие доходы, эмитенты повысили комиссии для владельцев карт (такие, как годовая комиссия и комиссия за обслуживание) и понизили предоставляемые им льготы (как, например, бонусные баллы). По одной из оценок, на повышении затрат и ограничении бонусных программ австралийские держатели банковских карт ежегодно теряли 480 млн австралийских долларов.[7] При этом не было отмечено никакого снижения розничных цен, и потребители платили за товары столько же, сколько и раньше (независимо от того, какой способ платежа они выбирали), не говоря уже о таком снижении, которое могло бы компенсировать возросшие издержки и урезанные бонусы. Сам РБА признал, что «Управляющему совету не было представлено никаких конкретных доказательств того, что потребители оказались в выигрыше от снижения межбанковской комиссии»[8].

Помимо этого, торговые предприятия, воспользовавшиеся отменой запрета на дополнительный сбор, начали устанавливать размер этого сбора без всякой корреляции со своими затратами, демонстрируя чисто оппортунистический подход к взиманию дополнительной платы с клиентов. По свидетельству РБА , в отдельных случаях «есть ощущение, что дополнительные сборы, взимаемые с покупателей, существенно превышают»[9] размер комиссий, уплачиваемых торговыми точками.

Во-вторых, регулирование платежной сети Visa в Австралии нанесло ущерб конкуренции в сфере электронных платежей, где сети лишились части своих возможностей по стимулированию инвестиционной активности эмитентов и эквайеров для поддержания высокого уровня инноваций и качества услуг в отрасли. По той же причине у компаний, уже вовлеченных в процесс инвестирования, сократились ресурсы

для разработки новых продуктов и технологий, позволяющих ускорить проведение транзакций и повысить безопасность систем.[10]

Последнее - снизилась привлекательность прихода на австралийский рынок электронных платежей для финансовых институтов, способных выполнять функции эмитентов или эквайеров. Статистика показывает, что с момента вступления в силу новых правил на рынке не появилось ни одного заметного нового участника, а имевшая место распродажа портфелей со стороны менее крупных эмитентов может быть, по крайней мере частично, объяснена сокращением дохода от межбанковских комиссий, а также, хоть и в меньшей степени, общей неопределенностью, порождаемой непрекращающейся « донастройкой» новой системы регулирования.

Австралия: уроки регулирования

Эксперимент, проведенный властями Австралии, в области регулирования системы розничных платежей, в частности, ограничения размера межбанковских комиссий, которые ранее устанавливались частными компаниями, демонстрирует, какие опасности таят в себе попытки регулирования в данной сфере. РБА выполнил анализ состояния платежной системы до введения регулирования, установил, что в системе имеются недостатки, определил способы их устранения и спрогнозировал вероятные последствия регулирования. Однако реальные результаты его действий разошлись с прогнозами и, как представляется, привели к ослаблению конкуренции и усилили неэффективность системы. Австралийский опыт показывает, что регулирование целесообразнее ориентировать на поддержку прозрачности и конкуренции внутри системы, между частными компаниями, чем на установления конкретных параметров функционирования всей системы платежей.

Регулятивные практики в Европейском Союзе

С начала 2000-х годов Европейский Союз предпринял ряд шагов по интеграции европейской экономики и созданию Внутреннего рынка платежей. Ключевым элементом этой работы стала гармонизация системы платежей во всех государствах-членах ЕС. Для этого в рамках европейской банковской системы в 2002 году была сформирована Единая зона платежей в евро («ЕЗПЕ») - набор правил, стандартов и программ, призванных «сделать проведение всех типов электронных платежей в границах зоны евро - т.е. с

применением кредитных карт, дебетовых карт, банковских переводов и путем прямого списания - не более сложным, чем транзакции, проводящиеся сегодня в пределах одной страны», а также обеспечить поддержку и продвижение систем электронных платежей по

13

всей Европе.              В 2007 году Европейский парламент и государства-члены приняли

Директиву о платежных услугах («ДНУ») с целью гармонизировать правила, регулирующие работу платежных систем в различных государствах-членах, позволяя компаниям, предоставляющим услуги в этой сфере, эффективнее функционировать на всей территории ЕС и обеспечивая общую правовую базу для ЕЗПЕ и Внутреннего рынка платежей. Реализация директивы натолкнулась на множество проблем, о которых будет рассказано далее.

Усилия по реализации директивы

Среди целей, достижению которых должно было способствовать введение Внутреннего рынка платежей и ЕЗПЕ, фигурируют многие общепризнанные принципы организации эффективных и надежных платежных систем, включая поощрение конкуренции, стимулирование более широкого использования электронных платежей, устранение барьеров для входа на рынок новых игроков, улучшение условий доступа к системе, повышение ее безопасности, а также мониторинг реализации программы. Но реализация программы и внедрение системы шли медленно, и на сегодняшний день в рамках ЕЗПЕ проводится лишь небольшое число транзакций. Даже Европейский центральный банк («ЕЦБ») отметил, что «участники рынка теряют мотивацию к реализации проекта», а настроения по поводу многих программ ЕЗПЕ на сегодняшнем подготовительном этапе «окрасились в минорные тона».[11] ЕЦБ также пришел к выводу, что «наличествующая неопределенность по многим вопросам может помешать своевременному запуску и успешному началу функционирования» очередной программы ЕЗПЕ.[12] Отставание по срокам, разочарование в проекте и относительно низкий эффект от введения программ ЕЗПЕ показывают, что попытки заставить рынок функционировать по заданной траектории не есть лучший и наиболее короткий путь к эффективности или модернизации.

В рамках общих интеграционных усилий и с целью восполнить, как считалось, недостаток конкуренции в отрасли Европейский Союз также добивался создания новых платежных систем. В 2007 году Европейский центральный банк еще не сформировал четкого представления о том, какая схема в данном случае предпочтительнее, указав лишь, что «основой для нее могла бы быть абсолютно новая система, либо альянс между существующими национальными системами, либо расширение какой-то из существующих национальных систем».[13] ЕЦБ настоятельно рекомендует не откладывать с организацией такой системы, считает ее появление в конечном счете неизбежным и заявляет, что банки «приглашаются» к участию в работе по созданию «дополнительной европейской системы дебетовых карт, эквивалентной тем, которые были созданы в США,

17

Японии или Китае [.]»

В запланированных Европейским платежным советом схемах фигурировали программы «кредитового перевода в рамках ЕЗПЕ» и «прямого списания в рамках ЕЗПЕ», но отнюдь не создание новой или отдельной системы дебетовых карт ЕЗПЕ. Европейский банковский сектор и регулирующие органы потратили значительное количество времени, усилий и финансовых средств на то, чтобы реализовать инициативу ЕЦБ по созданию таких новых общеевропейских платежных систем. Однако многие из систем еще не введены в действие, а те реформы, которые были реализованы, не дали ожидаемых результатов. В техническом смысле ЕЗПЕ появилась на свет в январе 2008 года с запуском программы кредитовых переводов в 31 стране ЕЗПЕ. Хотя большинство автоматизированных клиринговых палат, обрабатывавших кредитовые переводы в евро, были технически совместимы со стандартами кредитовых переводов в рамках ЕЗПЕ, лишь 1,5% всех переводов проводилось с использованием новой системы.[14] ЕЦБ также заявил, что для достижения целей ЕЗПЕ по развитию конкуренции и повышению эффективности потребуется появление по крайней мере еще одной карточной системы.

Программа прямого списания в рамках ЕЗПЕ должна быть реализована 1 ноября 2009 года,[15] однако она уже столкнулась с противодействием со стороны, в частности, немецких банков, а также малых и средних конечных пользователей.[16] В настоящее время ведутся дискуссии о том, нужно ли вводить обязательный крайний срок перехода на ЕЗПЕ.

Европа: уроки регулирования

Ключевые проблемы европейской интеграции являются уникальными для этого континента. Однако проблемы, на которые наталкиваются попытки создания кредитных и дебетовых платежных систем, характерны для всех начинаний подобного рода. Visa считает, что наиболее эффективный и действенный подход состоит в концентрации усилий на разработке прозрачной, согласованной политики регулирования, способствующей активной конкуренции в частном секторе, а не попытках в приказном порядке добиваться появления новых платежных систем, создавая при этом потенциально неравные правила игры.

Из приведенных выше практических примеров можно сделать несколько конкретных выводов: Попытки властей в разных странах мира создать с нуля или ввести в приказном порядке национальные платежные системы с приданием им государственных преференций или привилегированного положения имели ограниченный успех и невысокую эффективность. Федеральная резервная система позиционировала АКП как средство замены бумажных чеков с момента ее создания в начале 1970-х годов. Однако, несмотря на ее относительный успех в качестве механизма платежей между юридическими лицами, АКП не смогла завоевать популярность у потребителей и предприятий торговли. Аналогичным образом Европейский центральный банк несколько лет продвигает идею новой общеевропейской системы «прямого списания», но пока это начинание не получило серьезной поддержки и наталкивается, наоборот, на мощное противодействие. Даже в КНР, где монополия CUP защищена государством, успех системы стал возможен лишь благодаря массированным государственным вливаниям. Предлагаемые CUP продукты отстают от предложений других международных и национальных платежных систем, а китайские банки могут только сожалеть, что CUP ограничивает их возможности по предложению потребителям полноценного спектра продуктов, доступного на других рынках. Эти примеры отражают реальность проблем, с которыми сталкиваются регулирующие органы при попытке создать или в приказном порядке ввести ту или иную конкретную схему организации розничных платежей.[17] Опыт спонсируемых государством систем также свидетельствует о том, что они требуют серьезных капиталовложений и ложатся тяжелым бременем на бюджет. Платежные же системы, появившиеся на свет благодаря частной инициативе и управляемые частными компаниями, в большинстве случаев завоевали доверие

потребителей и торговых предприятий и смогли заменить наличные деньги и чеки для осуществления транзакций. Прямое регулирование тарифов платежных систем и правил работы сетей редко приводит к желаемым результатам и в конечном итоге может иметь негативный эффект для потребителей, торговых предприятий и банков. Пример Австралии с предельной наглядностью демонстрирует трудности, с которыми могут столкнуться регулирующие органы в попытке добиться заранее определенных результатов с помощью прямого вмешательства. Данные, собранные по результатам более чем пяти лет регулирования, показывают, что цели, поставленные центральным банком, либо не были достигнуты, либо привели к нежелательным последствиям, таким, как уменьшение рентабельности менее крупных финансовых учреждений или повышение издержек потребителей. Центральные банки добиваются наибольшего успеха в стимулировании роста и переходе розничной торговли на электронные платежи, если фокусируют свои усилия на следующих трех основных функциях: Упрощение межбанковских платежей: Несмотря на то, что система АКП в США и не смогла завоевать популярность у потребителей и торговых предприятий, она оказалась относительно успешным средством осуществления крупных платежей между банками и между компаниями. Аналогичным образом Европейскому союзу удалось построить успешную интегрированную платформу для крупных трансграничных платежей, которая в настоящее время эффективно обслуживает межбанковские переводы по всей зоне евро. Выстраивание нормативной базы с акцентом на защиту потребителя: США являются примером весьма взвешенного регулирования, ориентированного на защиту интересов потребителя. Не предпринимая попыток создать конкретные платежные продукты под предлогом того, что они максимально соответствуют интересам потребителей, и не пытаясь прямо контролировать работу электронных платежных сетей, американские власти тем не менее сформировали нормативную базу, которая обеспечивает достойную защиту интересов потребителей благодаря прозрачности условий проведения платежей и высокому уровню безопасности конкретных платежных операций. Надзор за общей надежностью и безопасностью финансового сектора: Главной обязанностью любого центрального банка является обеспечение устойчивости валюты своей страны и финансового сектора в целом. Очевидно, что эта функция не может быть реализована вне связи с эффективно функционирующей системой

розничных платежей. Именно сочетание государственного надзора и конкуренции между частными компаниями в сфере платежей способствует росту объема платежей и стимулирует инновации.

Россия в значительной мере уже обладает разветвленной, безопасной и надежной системой розничных платежей. Центральный банк, к примеру, имеет в своем распоряжении систему проводки крупных платежей, которая является инфраструктурной основой для систем розничных платежей в стране. Кроме того, российский сектор розничных платежей является одним из самых конкурентных в мире - в настоящее время в стране активно действуют более сорока платежных систем. Несомненно, многие из них невелики по размерам или имеют региональный характер, но в комбинации с несколькими национальными и международными системами они предоставляют российским потребителям и торговым предприятиям широкий выбор различных вариантов организации своих платежей. Стимулирование дальнейшей активной конкуренции между этими системами в конечном счете принесет пользу всем заинтересованным сторонам.

<< | >>
Источник: Аналитический доклад. Институт современного развития - Структурная модернизация финансовой системы России. 2010

Еще по теме Приложение 2 Международный опыт развития безналичных платежных систем[1]:

  1. Литература Законодательные, нормативные акты и иные официальные документы 1.
  2. Валютная система, ее модификации. Элементы валютной системы
  3. Приложение 2 Международный опыт развития безналичных платежных систем[1]
  4. Глава 7. Законодательство в области финансов и банковской деятельности 1 Федеральный закон «О банках и банковской деятельности»
  5. Интернационализация юаня как фактор экономического развития Китая
  6. З.З.Возможности и препятствия развития низкотарифных перевозок в России
- Регулирование и развитие инновационной деятельности - Антикризисное управление - Аудит - Банковское дело - Бизнес-курс MBA - Биржевая торговля - Бухгалтерский и финансовый учет - Бухучет в отраслях экономики - Бюджетная система - Государственное регулирование экономики - Государственные и муниципальные финансы - Инновации - Институциональная экономика - Информационные системы в экономике - Исследования в экономике - История экономики - Коммерческая деятельность предприятия - Лизинг - Логистика - Макроэкономика - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги - Оценка и оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Прогнозирование социально-экономических процессов - Региональная экономика - Сетевая экономика - Статистика - Страхование - Транспортное право - Управление затратами - Управление финасами - Финансовый анализ - Финансовый менеджмент - Финансы и кредит - Экономика в отрасли - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая теория - Экономический анализ -
Яндекс.Метрика