>>

Предисловие

П риступая к работе над этой книгой, я полагал, что ее читателями станут студенты моего курса по финансам, который я уже четверть века читаю в Йельском университете. Многие из этих молодых людей все еще ищут свое место в мире.
Им, конечно же, интересно, пройдут ли их мечты и цели проверку суровой реальностью. Я надеялся, что эта книга поможет им лучше понять современную систему финансового капитализма, в которой они живут и, независимо от выбора той или иной карьеры, будут жить по прошествии нескольких десятков лет. Более того, в 2008 г. мой курс стал доступен в Интернете. Видеозаписи этих лекций выкладывались для всех желающих в рамках «Открытых курсов Йеля». В 2012 г. были опубликованы новые записи моих лекций1. И поэтому одним из резонов, которыми я руководствовался при написании этой книги, были потребности моих дистанционных студентов из различных стран мира, изучавших финансы с помощью видеозаписей лекций. Однако после начала работы над книгой на первый план начала постепенно выходить более крупная и важная цель, связанная не только с учебными вопросами. Все мы живем в мире финансового капитализма — экономической системы, которая во все большей степени определяет направление деятельности финансовых институтов. В условиях начавшегося в 2007 г. тяжелого финансового кризиса многим кажется, что эта система начала давать сбои, в ней произошла какая-то поломка. Нам всем ради нас самих и наших детей необходимо рассмотреть вопрос о том, в правильном ли направлении идет наше общество. Финансовый капитализм представляет собой «изобретение», и процесс его изобретения далеко не завершен. Развитие системы должно быть продуманным. Огромное значение имеет дальнейшее расширение финансового капитализма, его демократизация и гуманизация, позволяющие добиться еще более глубокого положительного воздействия финансовых институтов на жизнь людей. Условие достижения этой цели — предоставление людям возможности участвовать в финансовой системе на равных условиях и обеспечение им неограниченного доступа к информации и соответствующим ресурсам (и человеческим, и электронным).
Выполнение этого условия позволит людям активно и разумно использовать имеющие у них возможности. Это будет означать, что они рассматривают себя как часть современного финансового капитализма, а не как жертв агрессивных и эгоистичных действий циничных финансовых организаций. Это будет означать создание новых финансовых продуктов, в которых учитывается большинство современных достижений финансовой теории, а также научной революции в поведенческой экономике и поведенческих финансах, исследующих реальные человеческие ограничения, препятствующие рациональному принятию решений. Создание и внедрение такого рода изобретений будет наилучшей тактикой в борьбе с экономическим неравенством. Это будущее находится в руках людей, и стариков, и молодых, которые могут прочесть эту книгу. Важность рассматриваемого нами вопроса стала очевидной во время написания этой книги, когда многие страны мира продолжают борьбу с последствиями начавшегося в 2007 г. финансового кризиса. Датировать его довольно трудно, так как в тот момент, когда я пишу эти строки (2012 г.), кризис продолжается. Возможно, худшее еще впереди. Усилия различных государств, направленные на решение проблем, вызвавших кризис, все еще носят ограниченный характер, а результаты «стресс-тестов», призванные внушить нам оптимизм относительно текущего состояния финансовых институтов, не вызывают большого доверия. Когда моя работа над книгой была в полном разгаре, первые полосы газет запестрели новостями о публичных уличных протестах (2011 г.). Вероятно, их участники были вдохновлены примером «арабской весны», направленной против диктаторских режимов ближневосточных государств. Сначала с протестом против деятельности финансовых организаций выступили участники Movimento 15-М в Мадриде, затем — Occupy Wall Street в Нью-Йорке. Этот призыв был подхвачен в Бостоне и Лос-Анджелесе, Лондоне, Мельбурне, Риме и многих других городах. Прокатившиеся по России в декабре 2011 г. после парламентских выборов протесты отражали недовольство населения тем, как уютно чувствуют себя богатые «олигархи бизнеса».
Общей чертой всех этих движений был призыв к большей демократии, к прекращению практики тайных договоренностей государства и тесно связанных с ним финансовых кругов. Участники протестов далеко не всегда были последовательны в своих доводах и риторике, но большинство из них продемонстрировали приверженность демократическим ценностям и гражданскую ответственность. Общественные движения отнюдь не обязательно являются левыми. Даже те из них, кто рассматривает себя как идеологическую оппозицию Occupy WallStreet в США (например, правые активисты «движения чаепития»), надо полагать, озабочены концентрацией богатства и власти в Нью-Йорке и других финансовых центрах, в то время как «всю работу» делает «средний американец». Все выглядит так, словно участники всех политических движений пришли к едва ли не всеобщему согласию. Они не желают, чтобы богатейшие финансовые круги использовали свое влияние на государство для дальнейшего обогащения, как это происходило и в период до начала кризиса, и впоследствии. Ответ на вопрос о том, какими должны быть следующие шаги, вызывает гораздо больше разногласий. Многие не сомневаются, что те, кто несет ответственность за финансовый кризис, должны сидеть в тюрьме. В конце 2011 г. мне довелось выступить на вечернем приеме, устроенном Чикагским советом по глобальным вопросам, для широкой аудитории, состоявшей преимущественно из деловых людей. После того как я закончил свою речь, присутствующие набросились на меня с жесточайшей критикой. Им казалось, что я уделил недостаточное внимание обвинениям в мошенничестве, выдвинутым против финансовых фирм в самом начале кризиса. Я был изумлен тем раздражением, той яростью, с которой выступали представители делового сообщества. Их речи ничем не отличались от выкриков участников уличных протестов. В своей ненависти к финансистам сошлись республиканцы с демократами. Ho более всего меня поразило то, что моя основная тема — необходимость демократизации финансов посредством улучшения функционирования финансовых рынков в интересах всех людей — оставила аудиторию совершенно равнодушной, хотя, как мне представляется, она соответствует важнейшим целям и задачам Occupy Wall Street.
Нельзя не признать, что незаконная деятельность была одной из причин нынешнего финансового краха, но сосредоточение на ней не позволяет нам увидеть картину в целом. Проблемы в функционировании финансовой системы вызваны действием целого ряда факторов. Если в процессе улучшения системы мы будем игнорировать глубинные источники этих проблем, то не сможем понять сущность трудностей, с которыми пришлось столкнуться, и не сможем справиться с ними. Безусловно, наказание должны понести все причастные к финансовым махинациям. Ho едва ли можно возлагать вину за кризис на внезапную вспышку враждебности. Положение, сложившееся во время бума, который привел нас к кризису, напоминало ситуацию на автомагистрали, на которой большинство машин двигаются со скоростью чуть больше разрешенной. В этом случае законопослушные водители будут просто двигаться в общем потоке. В своем итоговом докладе американская Комиссия по расследованию финансового кризиса описывает бум как «сумасшествие»2. Чем бы он ни был на самом деле, у нас нет оснований говорить о том, что он носил преимущественно криминальный характер. Развивая метафору с автомагистралью, мы можем предположить, что конструкторам автомобилей следовало бы сосредоточить внимание на решениях, позволяющих усовершенствовать управление транспортными потоками (включая применение системы поддержания оптимальной скорости движения, внешнюю электронную обратную связь с автомобилями), и в конечном счете на внедрении автомобильного автопилота — комплексных новых систем, которые позволяли бы нам более легко и безопасно достигать пункта назначения. Если это будущее ждет автомагистрали, то нечто подобное было бы полезно и нашим финансовым институтам. Все упомянутые выше протестные движения представляют собой наиболее яркие проявления недовольства, которое с самого начала финансового кризиса высказывалось в разговорах и блогах. Общее между выступлениями участников уличных протестов и сердитых деловых людей состоит в расплывчатости речей — мы не понимаем, что делалось не так или как следовало действовать. Глубинная неудовлетворенность функционированием нашей финансовой системы, возникшая в результате финансового кризиса, отражает реальные ее проблемы, которые необходимо устранить,—проблемы, которые не были разрешены осуществленными после кризиса изменениями в законодательстве и в регулятивных правилах. Финансовый кризис показался на горизонте США в момент начала падения цен на жилье в 2006 г. Согласно общеамериканскому индексу цен на жилье Standard & Poors/Кейса—Шиллера, в 2006-2011 гг. цены на жилую недвижимость снизились более чем на 40%. К 2007 г. это падение привело к резкому снижению цен на ипотечные ценные бумаги, достаточному для возникновения кризисной ситуации у инвесторов, вложивших в них свои средства. Она получила название кризиса субстандартного кредитования, так как падение цен имело особенно сильные отрицательные последствия для ипотечных кредитов, полученных субстандартными заемщиками. Имеются в виду покупатели жилых домов, вероятность отказа которых от исполнения обязательств по кредитам оценивалась банками как более высокая. Давая такую оценку, банки исходили из данных о прошлых платежах и занятости заемщиков. Финансовые инновации, связанные с этими субстандартными кредитами, и были объявлены «виновными» в кризисе. Ho кризис не ограничился сферой субстандартных ипотечных кредитов; это был только первый шаг в ужасающей катастрофе. Обрушение цен на недвижимость, сопровождавшееся крахом финансовых институтов, произошло не только в США, но и в Европе и по всему миру. К весне 2009 г. кризис стал настолько глубоким, что он описывался как крупнейшее финансовое бедствие со времен Великой депрессии 1930-х гг.—более ужасное, чем Азиатский финансовый кризис 1990-х гг., и более ужасное чем кризисы, вызванные ростом цен на нефть в 1974-1975 гг. и 1981-1982 гг. Начиная с 2010 г. кризис еще больше усугубился из-за проблем с европейскими суверенными долгами и банками, что привело к многочисленным понижениям рейтингов не только государственных долгов, но и фонда срочной помощи еврозоны — Европейского фонда финансовой стабильности. Последствия кризиса дают о себе знать по всему миру. Несмотря на проблемы в сфере ипотечного кредитования и трудности, с которыми столкнулись многие крупные финансовые институты (часть из них была обусловлена чрезмерным энтузиазмом и наивностью, часть была вызвана открытыми попытками манипулирования и обмана), я, в отличие от многих других, никогда не воспринимал эти проблемы как обвинительное заключение против современной финансовой системы. Конечно же, она далека от совершенства, но я по-преж- нему восхищаюсь тем, что она позволяет делать, и хорошо представляю, насколько впечатляющим может быть ее функционирование в будущем. Я осознаю, что, по мнению критиков, единственным следствием подготовки студентов к карьере в финансовой сфере является усиление тенденции к усугублению экономических страданий для многих и многих людей. Конечно, некоторые из тех, кто трудится в сфере финансов или связанных с нею областях, довольно часто получают огромное материальное вознаграждение, в то время как другие зарабатывают совсем немного. Современному обществу действительно присуща тенденция к углублению экономического неравенства3. Важный вклад в ее формирование внесла практика особенно высокого денежного вознаграждения усилий людей, деятельность которых, так или иначе, связана с финансами, в то время как те, кто трудится в других сферах экономики (включая большую часть среднего класса и беднейшие слои населения), постепенно теряют опору под ногами. Помощь, которую получили от государства во время кризиса и без того прекрасно обеспеченные банкиры, еще более усилила тревоги общества по поводу неравенства. Однако финансы не должны рассматриваться ни как гарантия исключительной принадлежности к элите, ни как двигатель экономической несправедливости. Финансы, при всех своих изъянах и перегибах, представляют собой силу, потенциально способную оказать нам помощь в создании лучшего, более процветающего и более равного общества. В действительности, финансы сыграли центральную роль в подъеме современных процветающих рыночных экономик — без них был бы невозможен сам этот процесс. Если отвлечься от заголовков, объявляющих банкиров и финансистов самодовольными организаторами экономических неурядиц и бедствий, финансы остаются важнейшим социальным институтом, необходимым для управления рисками, с которыми сталкивается общество в процессе преобразования творческих импульсов в жизненно важные товары и услуги: от усовершенствованных хирургических операций до передовых производственных технологий, сложных научно-исследовательских предприятий и государственных систем социальной помощи. С позиции общества взаимоотношения между финансовыми институтами и отдельными людьми имеют фундаментальный характер. Прояснение условий этих взаимоотношений и установление должного контекста их осуществления и упрочения и являются предметом этой книги. Парадоксально, но та самая финансовая система, без которой были бы немыслимы важнейшие достижения человечества, способна приводить к катастрофическим разрушениям. Тем не менее общество должно не ограничивать финансовые инновации, а распространять их. Данный подход позволяет ослабить воздействие финансовых катастроф и одновременно демократизиро вать финансы. В разных разделах этой книги я описываю разрабатываемые в настоящее время финансовые инновации, а также предлагаю самые новые примеры того, как творческие и руководствующиеся благими намерениями люди способны и дальше действовать в интересах нашего общества и демократизации его финансов. Ho финансовый кризис напоминает нам, что инновации должны осуществляться так, чтобы они способствовали ответственному управлению использованием имеющихся у общества ресурсов. Наилучший способ достижения этой цели заключается в привнесении в культуру Уолл-стрит высоких моральных принципов посредством создания и соблюдения образцовых практик представителями различных профессий — генеральными директорами и трейдерами, бухгалтерами и инвестиционными банкирами, юристами и филантропами. В 1776 г., после публикации классического труда Адама Смита «Исследование о природе и причинах богатства народов», провозглашенного отправной точкой современной экономической науки, для мыслителей и критиков самым больным вопросом являлась проблема таможенных тарифов4. Частные производители требовали от правительств признания приоритетности своих интересов по отношению к интересам общества в целом и лоббировали установление государством достаточно высоких тарифов, которые избавили бы их от конкуренции со стороны иностранных поставщиков, имевших более низкие издержки. Ho Адам Смит и его последователи наглядно продемонстрировали важность торговли для широкого распространения богатства народов. С тех пор лоббистам, отстаивающим групповые интересы, стало гораздо труднее добиваться повышения таможенных тарифов. Современная меж дународная торговля в значительной степени является свободной. Начиная с революций XVIII столетия она постепенно превращалась в жизненно важный институт быстрого роста и широко распространившегося процветания. В наши дни глубокого финансового кризиса предметом разногласий мыслителей и критиков считается не торговля, но финансы сами по себе. Волна враждебности докатилась даже до тех общественных институтов, которые лишь косвенно ассоциируются в сознании людей с финансами. Она вызывает воспоминания о состоянии общественного сознания в период последнего крупнейшего мирового финансового кризиса —Великой депрессии после 1929 г. Воцарившееся в то время в умах смятение было настолько сильным, что большая часть мировой экономики оказалась парализованной, а следствием повышения международной напряженности стала Вторая мировая война. Порожденная кризисом и охватившая общество враждебность может оказать никак не желательное сегодня угнетающее воздействие на финансовый прогресс. Как ни странно, но для того, чтобы добиться снижения вероятности финансовых кризисов в будущем, необходимо не ограничение финансовой деятельности, а использование более совершенных финансовых инструментов. Одновременно публику весьма раздражает существующая, как ей кажется, несправедливость, когда те, кто занят в сфере финансов, зарабатывают большие деньги. Такое отношение, когда все новое воспринимается с подозрением, отрицательно сказывается на инновациях. Политический климат способен заморозить инновационный процесс, что препятствует прогрессу финансового капитализма в тех направлениях, где он мог бы оказаться выгодным для всех граждан. Разумеется, финансовые инновации продолжаются, пусть достаточно медленно и на весьма консервативном уровне. Ho охвативший общество страх препятствует распространению важных новых финансовых продуктов. В этой книге я утверждаю, что причиной финансового кризиса были вовсе не только алчность и нечестность игроков из мира финансов; в конечном итоге кризис был вызван фундаментальными структурными изъянами наших финансовых институтов. Тем не менее таким изъянам, как провал в управлении рисками, связанными с недвижимостью, или провал в регулировании «кредитного плеча», и сегодня уделяется недостаточное внимание; реакция на кризис заключалась отнюдь не в осуществлении смелых инноваций в проблемных областях, в которых наши институты продемонстрировали свою несостоятельность. Вместо этого основное внимание было сосредоточено на избегании срочной помощи со стороны государства частным компаниям и сокращении государственного долга посредством урезания расходов правительства. Политические инициативы, выдвинутые в ответ на проявляемое публикой недовольство, были направлены на борьбу с явлениями, которые общественность воспринимала как проблему, без учета мнения тех, кто способен был предложить новые идеи. Социально-продуктивные финансовые инновации могли бы осуществляться гораздо быстрее, учитывая революцию в сфере информации и то, как много стран экспериментируют с различными экономическими структурами и конкурируют в борьбе за место на мировой рыночной площадке. В течение нескольких последних десятилетий мы были свидетелями быстрого развития финансовых контрактов вширь (выражавшегося в расширении масштабов рынков), направленного на обеспечение безопасности наших фундаментальных экономических активов. Инновации могли включать в себя внедрение новых и более совершенных гарантий, направленных на защиту от экономической депрессии, включая распространение новых видов договоров страхования, позволяющих людям проявлять большую предприимчивость, не опасаясь экономической катастрофы. Мы стали очевидцами разработки инноваци онных мер, призванных ограничить распространение «чумы» экономического неравенства, угрожающей возникновением в обществе опасных социальных проблем. Более всего я хочу, чтобы мои близкие и дальние, молодые и немало пожившие, студенты знали, что финансы обладают потенциалом привнесения надежды на более честный и справедливый мир. Условием достижения этой цели является их энергия и разум.
| >>
Источник: Роберт Шиллер. Финансы и хорошее общество. 2014

Еще по теме Предисловие:

  1. Предисловие к новому изданию
  2. Предисловие
  3. ПРЕДИСЛОВИЕ
  4. ПРЕДИСЛОВИЕ
  5. Предисловие
  6. НЕФОРМАЛЬНОЕ ПРЕДИСЛОВИЕ
  7. Предисловие ко второму изданию
  8. ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ
  9. Предисловие
  10. ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ
  11. ПРЕДИСЛОВИЕ НАУЧНЫХ РЕДАКТОРОВ
  12. ПРЕДИСЛОВИЕ ОТ РЕДАКЦИИ
  13. АУДИТ КАЧЕСТВА СУЩЕСТВОВАНИЯ - ЭТО ФОРМА ОРГАНИЗАЦИИ Предисловие редактора перевода
  14. ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ
  15. ПРЕДИСЛОВИЕ
  16. ПРЕДИСЛОВИЕ
  17. ПРЕДИСЛОВИЕ
  18. Посвящается памяти проф. М.А. Знаменского и членов его семьи Предисловие
- Регулирование и развитие инновационной деятельности - Антикризисное управление - Аудит - Банковское дело - Бизнес-курс MBA - Биржевая торговля - Бухгалтерский и финансовый учет - Бухучет в отраслях экономики - Бюджетная система - Государственное регулирование экономики - Государственные и муниципальные финансы - Инновации - Институциональная экономика - Информационные системы в экономике - Исследования в экономике - История экономики - Коммерческая деятельность предприятия - Лизинг - Логистика - Макроэкономика - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги - Оценка и оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Прогнозирование социально-экономических процессов - Региональная экономика - Сетевая экономика - Статистика - Страхование - Транспортное право - Управление затратами - Управление финасами - Финансовый анализ - Финансовый менеджмент - Финансы и кредит - Экономика в отрасли - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая теория - Экономический анализ -
Яндекс.Метрика