<<
>>

Б) ИМЯ БОГА — БЫТИЕ

Согласно Библии, на вопрос Моисея об имени Его Бог отвечает: «Я есмь Сущий» (Исх. 3, 14) . На философском языже этот ответ означает: Я есмь Бытие. Иначе говоря, имя Бога — Быттие.

Бога зовут Быттие. Сам Бог известил об этом всем людям. Его таинственность — это таинственность природы, Космоса, всего сущего в целом; Его свойства — это свойства бесконечного бытия. Отметим также, что вариант ответа Бога, предложенный Э. Фроммом (1992: 14 6), — «Я становлюсь тем, чем Я становлюсь» — является более предпочтительным, поскольку Бог (бытие, сущее, природа, жизнь) понимается становящимся. Становящийся Бог более реален, чем статичное, неподвижное существование .

Какую же пользу для метафизики, гносеологии, для человеческого познания в целом может принести философское понятие Бога? Рассмотрим несколько примеров.

Обсуждая проблему свободы воли, Э. Фромм отмечает: «Человек может выбирать. Бог не может его спасти; все что может сделать Бог, — это поставить его перед принципиальной альтернативой жизни и смерти и потребовать от него выбрать жизнь» (Фромм 1992: 106, примечание) . С этой точки зрения человек спасается сам. Бог не наделен способностью спасти человека, Он может только требовать от человека выбирать между жизнью и смертью, добром и злом. В изображении Фромма Бог предстает как безразличный и потому недоброжелательный свидетель человеческой деятельности. Однако философ заблуждается относительно Бога.

Августин Блаженный, не отрицая свободы воли человека, полагал, что «благодать Божия не по заслугам нашим дается...» (Августин 1987: 538), благодать Божия происходит «не от дел, чтобы никто не хвалился» (Ефес. 2, 8, 9) . Именно Бог по милости своей спасает человека, приводит нас в жизнь вечную (см.: Августин 1987: 542) .

По мнению А. Гусейнова и Г. Иррлитца, вывод Августина о том, что божественная благодать не зависит от личных человеческих заслуг, шокировал даже его сторонников (см.: Гусейнов, Иррлитц 1987: 235) .

Между тем в комментариях Августина зак- лючен глубокий смысл. Философия может интерпретировать Бога как бесконечное бытие, которое есть абсолют. Быттие, жизнь есть добро. Небыттие, ничто, смерть есть зло (дьявол), и оно ничто- жит бытие. Человек как существо, обладающее модусом быттия, причастен нескончаемому бытию (то есть в нем светится Бог) и, следовательно, причастен добру. С точки зрения этой светской теологии возможны следующие заключения.

Во-первых, все что делает человек для жизни, все доброе исходит от быттия (от Бога) . Иначе говоря, когда человек утверждает жизнь, он руководствуется принципами самой жизни, его делами руководит быттие, то есть Бог. В утверждении и развитии жизни слышится голос самой жизни, нескончаемого быттия (Бога) . Человек, повествующий о жизни, рассказывает о Боге. Человек, созидающий жизнь, действует во славу Бога, то есть бесконечного быттия. Альтернативный индивид сеет смерть, его устами и руками действует дьявол (небыттие, ничто) .

Во-вторык, доброта Бога-быттия состоит в том, что он предоставляет человеку всякий раз новые возможности для творения жизни, добра. Реальный мир со своими подчас совершенно уникальными возможностями обращен ко всем живущим. Мир открыто предлагает, можно даже сказать, навязышает себя людям. Однако мы часто не верим в жизнь, в себя, в те возможности, которые нам предоставляются реальностью; мы отворачиваемся от бытия и обращаемся к небыттию, к ничто. Вместо жизни (Бога) мы начинаем любить и культивировать смерть (дьявола) .

В истории нередко случалось так, что люди оказывались вовлеченными в пляску смерти. Тогда страх становился доминирующей чертой бытия. Но страх есть свидетельство присутствия в мире дьявола. Ужас — это дыхание Ничто. Люди, очарованные ужасом, начинают принимать исковерканный злом мир за единственно возможную реальность. Однако они ошибаются. Нужно остановить пляску смерти, и обнаружится новая реальность. Для этого существует один путь: со-зидание жизни, быттия.

Со-творчество (то есть совместное творчество человека и Бога-бытия) спасет мир, со-творчество есть фактор спасения человека.

В-третьих, Бог-бытие спасает человека для «вечной жизни» еще и потому, что нынешнему человеку не дано знать, что будет признано добром в далеком завтра. В свое время инквизиция сжигала людей на кострах. С точки зрения светской теологии, инк- визиторы, требуя веры в Бога, заставляли людей уверовать в бесконечное бытие, в то, что сущность (логос) бесконечного Космоса существует. Они не сомневались в том, что занимались воистину богоугодными делами. Однако сегодня становится ясно, что души этих «праведников» не обрели «вечную жизнь»: в наши дни жечь людей на кострах, как уголь в топках, считается по крайней мере моветоном.

Бесконечное бытие (Бог), сама мировая история определяют, выбирают, что есть добро, то есть что есть жизнь, быттие. Кстати, этот выбор не является для истории предопределенным и заранее известным. Бесконечное быттие не знает себя, оно не имеет предустановленной программы развития. Природа и история становятся тем, чем они становятся. С этой точки зрения Бог-быттие не знает себя, но узнаёт себя в процессе своего становления. Иными словами, решения Бога могут оказываться неожиданными и для Него Самого.

Таким образом, человек имеет основания на «Божье вспоможение», то есть на помощь быттия. Нам следует верить в жизнь и любить ее, а не смерть. Вера в возможности нескончаемого быттия укрепляет веру человека в себя. В самой безвыкодной ситуации, в последнее мгновение своей жизни человек имеет хотя бы один шанс для выбора в пользу жизни. Только мертвые не способны вызбирать. Поэтому человек всегда может и должен отдавать предпочтение жизни (на другом языке: служить Богу), а не способствовать смерти (на другом языке: не сотрудничать с дьяволом) .

Вот почему, например, эвтаназия недопустима. Согласно светской теологии, философы, юристы, врачи и другие лица, допускающие и практикующие эвтаназию, то есть помогающие умирать человеку, как некоторые уверяют, из-за сострадания к нему, являются слугами дьявола, то есть смерти.

Наше сострадание к людям должно помогать им жить, а не умирать.

Заповедь «Не убий» возможна, в частности, потому, что в человеке есть божественное (бытийственное) начало. В таком случае покушение на жизнь человека означает и покушение на Бога (бесконечное быттие) . Так, Николай Бердяев, протестуя против смертной казни (1906) писал: «Казнящий смертью, утверждали истинные христиане, присоединяется к делу мучителей Христа, убивает не только человека, но и Бога» (Бердяев 1989: 202) .

Теперь обратимся к другому примеру. З. Фрейд считает, что «целью всякой жизни является смерть...» (Фрейд 1990: 405) . Разумеется, верно, что всякая жизнь заканчивается смертью, что всякое конечное бытие имеет предел своего существования. Верно также, что каждое существо начинает умирать с момента своего рождения. Наконец, верно и то, что в каждом существе заключен «инстинкт жизни» и «инстинкт смерти». В каждом из нас присутствуют Бог и дьявол, то есть жизнь и смерть, причем оба начала находятся в постоянной борьбе между собой.

Тем не менее Фрейд ошибается. Если принять его постулат, то мы должны энергично стремиться к достижению поставленной цели и, следовательно, постараться как можно скорее умереть . Действуя таким образом, люди достойно реализуют установку психоаналитика. На религиозном языже эта идея будет означать, что Бог (бытие) рано или поздно должен уступить место дьяволу (смерти) .

Однако религия с подобной перспективой едва ли согласится. Бог и сатана — вечные конкуренты. Сторонники Бога обречены на постоянную борьбу с кознями дьявола. И они поступают совершенно правильно, поскольку служить Богу (бытию, жизни) — значит противостоять дьяволу (небытию, смерти). Поэтому цель Бога есть Бог (но не дьявол) . Цель бытия есть бытие (но не ничто) . Цель всякой жизни есть жизнь (но не смерть) . Наконец, цель человека есть сам человек (но не сверхчеловек, к примеру).

С точки зрения светской теологии, вопрос «Зачем мне следует бытть нравственным?» может получить следующий ответ. Мы должны быть моральныжи, чтобы поддерживать жизнь, принимать участие в ее творении, чтобы утверждать существование человека и человеческого рода, жизнь есть добро, смерть есть зло. Делать добро — значит укреплять жизнь (бытие), совершать зло — значит умножать смерть (ничто) . Поэтому нам следует научиться различать формы жизни и смерти (Бога и дьявола), добра и зла. Впрочем, сделать это не так уж трудно.

Итак, Бог есть бытие, жизнь, добро. Дьявол есть ничто, смерть, зло. Жизнь и смерть, бытие и небытие, добро и зло составляют два противоположных начала человеческой сущности и космического порядка.

Кстати говоря, весьма плодотворной может быть светская интерпретация идеи грехопадения. Так, по Дж. Фрэзеру, «.. .вся суть истории грехопадения, по-видимому, состоит в попытке объяснить смертную природу человека...» (Фрэзер 1985: 31) . Правда, его попытка истолковать эту библейскую легенду выглядит малоубедитель ной.

На наш взгляд, библейское дерево познания добра и зла — это осознание своей жизненности и смертности. Если грех, зло связаны в конечном счете со смертью, конечностью человека, его бытия, то смертный характер человека и знание этого факта делают людей грешными. Мы грешны, в частности, благодаря знанию. Другими словами, если бы люди не знали добра и зла, то есть в конечном счете о своей смертности, конечности, то они не быши бы греховны. Невинность — это незнание греха. Иначе говоря, если благодаря разуму человек узнает понятия добра и зла, следовательно, греховность связана с разумом, зависит от него. Но если кто пожелает назвать что-либо греховным, то появляется шанс контролировать поведение человека, фиксируя в его разуме выдуманное представление о грехе и упрекая его в этих мнимых грехах. Отсюда выттекает, что очищение от грехов осуществляется не только посредством, например, покаяния, но и путем прояснения с помощью того же разума, что есть действительный грех, а что есть мнимый порок, придуманный лишь для контроля за нашим поведением. Именно по последнему основанию мы испытываем праведным гнев по отношению к морализаторам различного толка.

С этой точки зрения грехопадение означает разрушение человека в результате оставления ему только смертной природы. отпасть от Бога — значит, в частности, потерять творческое начало. В этом смысле отпадение от Бога означает иссякновение, исчерпание, крайнее ослабление творческого начала, и это есть действительное зло.

Если вспомнить мысль А. Камю о том, что всепожирающая смерть — последняя истина абсурда, то оказывается, что смерть создает бессмыслицу, делает бессмысленным этот мир и все дела человеческие; именно смерть творит вселенную абсурда. В таком случае осознание своей смертности означает признание бессмысленности, никчемности своего быттия. Другими словами, конечное существование человека есть абсурдное, нелепое его быттие.

Для снятия этой абсурдности требуется бесконечность, абсолютность, то есть спасение человека заключается в обретении им бесконечной жизни. Более того, если человек не обретет спасения, то есть бесконечного бытия, он оказывается абсурдным, конечным героем. Кроме того, с учетом бесконечного начала в человеке можно сказать, что индивид, не обретший бесконечности, не исполнил своего предназначения, поскольку не реализовал в себе бесконечное, то есть бессмертное, начало.

Для религии важнейшим идеалом является достижение рая, или установление одного сплошного бытия, в котором больше никогда не будет смерти. Врата рая закрыпы для дьявола. Однако подобная перспектива весьма сомнительна. Если человек когда- нибудь все же отменит свою физическую смерть, то он перестанет быпъ человеком. Такой «человек» должен будет умереть, трансформироваться в иное качество, чтобы навсегда преодолеть смерть. Окончательная победа над смертью покупается ценой жизни.

Светская теология предлагает, так сказать, идеальную интерпретацию понятия рая. Рациональный смысл этого образа заключается в том, что после физической смерти человек остается жить в памяти благодарных потомков, в духе последующих поколений. Рай как вечная жизнь — это духовное бытие конкретного человека в духе человеческого рода. Это бытие в духе не имеет физических или географических координат, однако и не является потусторонним. «Жизнь в раю» той или иной личности — это не только добрая о ней память потомков, но и ее духовное влияние на реальную жизнь поколений теми результатами своих деяний, которые она получила в течение своего конечного земного срока. Так понятый рай находится среди нас, он составляет наше духовное наследие, наше духовное богатство, нашу великую силу. Поэтому уничтожение истории, культурных ценностей и памятников можно рассматривать как тяжкий грех, как отцеубийство. Люди, убивающие свою историю, становятся осиротевшими, они лишают себя почвы, прошлого. Их будущее оказывается скорее всего апокалиптическим.

Так понятый рай служит живым людям, он поддерживает их жизнь, укрепляет их. Бесконечная жизнь в духе служит сегодняшнему и бесконечному быттию. Следовательно, попасть в рай, спастись человеку невозможно в одиночку. Спасается тот, кто служит человечеству, его вечной жизни. «Спасающий спасется», — сказал Владимир Соловьев.

Соответственно, ад следует трактовать как вечные проклятия тем или иным субъектам. Но если индивидов, сеявших физическую или духовную смерть, начинают превозносить, то это означает, что сама человеческая жизнь превратилась в ад.

Диалектика жизни и смерти, бытия и ничто применительно к Богу и дьяволу означает следующее. Однажды одержав окончательную победу над дьяволом, Бог прекратил бы свое существование и перешел бы в иное состояние. Бог является Богом благодаря... дьяволу.

Задача Бога не в том, чтобы уничтожить своего извечного противника, а в том, чтобы максимально ограничивать его влияние, его смертельные «шутки».

Поскольку человек не может окончательно победить физическую смерть, его цель состоит в укрощении смерти. Торжество жизни особенно впечатляет, когда смерть стоит на коленях. Умножая жизнь, мы побеждаем смерть . Умножая жизнь, мы делаем добро, действуем во славу Бога и отрицаем дьявола (зло) .

<< | >>
Источник: Омельченко, Н. В.. Опыт философской антропологии . 2005

Еще по теме Б) ИМЯ БОГА — БЫТИЕ:

  1. Б) ИМЯ БОГА — БЫТИЕ
  2. в) ПРОТИВ НИЦШЕ: БОГ НЕ УМЕР!
  3. СЕТЬ 5 Ценность № 4: Ценность вложения капитала в те же инвестиции,куда вкладывают капитал богатые
  4. Национальное и региональное богатство
  5. 1. Природные богатства - общественное достояние
  6. Глава 15 Могут ли богатые позволить себе помогать бедным?
  7. ГЛАВА II В которой доказывается, что некоторые виды налогов и общественных сборов могут скорее увеличить, чем уменьшить богатство королевства
  8. СЕКРЕТ ЧУДОДЕЙСТВЕННОЙ СИЛЫ ДЛЯ ПОЛУЧЕНИЯ БЕСКОНЕЧНЫХ БОГАТСТВ
  9. БЫТЬ БОГАТЫМ — ЭТО ВАШЕ ПРАВО
  10. КАК БОГАТЫЕ СТАНОВЯТСЯ БОГАЧЕ
  11. КАК ЗАЯВИТЬ О СВОИХ ПРАВАХ НА БЕСКОНЕЧНЫЕ БОГАТСТВА ПРЯМО СЕЙЧАС
  12. КАК НАСТРОИТЬСЯ НА ЧУДОДЕЙСТВЕННЫЙ ОБРАЗ МЫСЛИ И УВЕЛИЧИТЬ СВОИ БОГАТСТВА
  13. КАК ЗАКОН ВОЗРАСТАНИЯ ПРИУМНОЖИТ ВАШИ БОГАТСТВА
  14. КАК ОТКРЫТЬ ПУТЬ АВТОМАТИЧЕСКИМ БОГАТСТВАМ И НАЧАТЬ ЖИЗНЬ, ПОЛНУЮ РОСКОШИ
  15. КАК МЕЧТЫ О ДЕНЬГАХ МОГУТ СДЕЛАТЬ ВАС БОГАТЫМ. СЕКРЕТ ДУХОВНОГО ОСМОСА
  16. КАК ИСПОЛЬЗОВАТЬ МАГИЮ РАЗУМА, ЧТОБЫ ВЫЗВАТЬ ПРИТОК БОГАТСТВ
  17. Виртуальные деньги, глобальные финансы и трансформация культуры богатства
  18. Лекция 13 Общий обзор намерений Смита— «Богатство народов»: аналитическая часть (I)
  19. Лекция 14 Богатство народов: аналитическая часть (II)
  20. §2. Развитая личность — главное социальное богатство общества
Яндекс.Метрика