<<
>>

К методике изучения заработной платы

Особого внимания заслуживает методология измерения центральных для нашей проблемы величин — заработной платы и производительности труда, равно как и вполне точное отграничение этих понятий от других, им более или менее родственных.
К этому вопросу нам предстоит еще неоднократно возвращаться, тем не менее и здесь нам придется уделить ему некоторое место.

Возьмем хотя бы понятие заработной платы. На первый взгляд оно представляется столь элементарным, что не нуждается ни в каких дальнейших пояснениях. Однако попробуем проследить эволюцию этой экономической категории после Октябрьской революции, ц мы сразу натолкнемся на ряд существенных недоразумений.

В капиталистическом обществе мы привыкли называть заработной платой лишь ту, обусловленную формальным договором найма или обычным правом, цену рабочей силы наемника, которую он вправе был требовать от своего хозяина за свой труд в свое личное распоряжение и бесконтрольное пользование и которая по своему назначению служила ему с семьей нормальным источником средств существования и воспроизводства его рабочей силы. Поэтому обусловленные договором денежные выплаты, из какого бы повременного или сдельного расчета они ни опре- делйлись, включались в это понятие, а наградные к пасхе или дарёный платочек кухарке к престольному празднику, если они прямо не предусматривались в договоре, не включались. Бесплатная квартира и хозяйские харчи, когда они вытекали из договора ПЛИ обычая, включались в заработную плату, а, скажем, лакейская ливрея не включалась, поскольку лакей не пользовался правом свободного распоряжения ею, и т. д. Подобно этому не включался в понятие заработной платы «гонорар» литератора или врача, хотя бы он был очень скромным, ибо гонорар получается без наличия договора найма, а с другой стороны, не включались сюда и многотысячные «тантьемы» директорам акционерных предприятий,— несмотря на то, что они обычно обусловливаются договором найма,— поскольку эти тантьемы фактически являются формой участия в прибылях предприятия и служат целям накопления капитала, а не воспроизводства рабочей силы их получателей.

И уж во всяком случав в заработную плату не включались никакие блага или услуги, получаемые наемником от кого бы то ни было другого, кроме своего хозяина.

Но после пролетарской революции у нас уже исчезли столь ясные грани в указанном отношении. В эпоху военного коммунизма во всяком случав грани между «заработной платой» и даяниями государства в порядке социального обеспечения совершенно стерлись. Бесплатные квартиры, бесплатные пайки и спецодежда, бесплатные коммунальные и тому подобные услуги государство предоставляло всем трудящимся не по договору найма. И тем не менее лишь эти даяния служили подлинным источником средств существования и воспроизводства рабочей силы пролетариата, ибо тот денежный придаток к ним «на булавки», который сохранял еще в эти годы наименование «заработной платы», не играл никакой заметной роли в бюджете рабочего. А кроме того, не следует забывать, что и денежный «заработок» трудящихся в эту эпоху господства у нас закона о всеобщей трудовой повинности определялся не в договорном, а в декретном порядке. И стало быть, не в этом формальном моменте можно было бы найти границу, где кончалась заработная плата и начиналось социальное обеспечение.

Можно бы сказать, что там, где господствует трудовая повинность и нет места договору найма, не может быть также и речи ни о наемном труде, ни о заработной плате в старом дореволюционном смысле этих понятий. И это верно, конечно. Заработная плата и наемный труд в Советской Республике, даже в эпоху нэпа, представляют собой нечто совсем иное, чем в старом мире капиталистических отношений. Однако эволюция внутреннего содержания этих, как и многих других, категорий буржуазной политической экономии совершается не вдруг. И мы часто волей-неволей вынуждены пользоваться старыми терминами даже тогда, когда они уже далеко не соответствуют своему первоначальному значению.

В эпоху нэпа мы снова развязали в известной мере стихию рыночных отношений, восстановили платность почти всех услуг государства и договорное начало найма.

Закон о трудовой повинности отпал. И все же то, что мы называем по старой привычке заработной платой, несмотря на все свое внешнее сходство с капиталистической заработной платой, скрывает в себе нечто весьма от нее отличное.

В самом деле, постараемся отделить в понятии заработной платы внешнюю форму от внутреннего содержания. Формой мы можем здесь признать юридические моменты, а содержанием — экономическую сущность и социальную подоплеку договора найма. Форма его предполагает «равноправие» договаривающихся сторон и полную их «свободу» в определении размеров заработка и прочих условий найма, а содержание найма — это борьба хозяина с работником за долю в общественном продукте этого работника и отношения эксплуатации одного класса другим. Какие же из этих моментов и в какой мере сохраняют свое значение и в современной послереволюционной обстановке?

В формальном определении уровня заработной платы путем коллективных и индивидуальных договоров найма дело обстоит у нас и сейчас почти так, как и в любой капиталистической стране. Правда, пресловутая «свобода» договора ограничена здесь законодательством об охране труда сильнее, чем где-либо, да и в самом акте определения размеров заработка наряду со слепыми силами рыночной стихии спроса и предложения у нас с каждым годом сильнее чувствуется регулирующее воздействие сознательной воли государственной власти, но все это такие различия, в которых количество довольно медленно переходит в качество. Что же касается социально-экономического содержания понятий найма и заработной платы, то здесь мы наблюдаем ныне совершенно новую картину.

Основной особенностью этой картины можно признать то, что у нас хозяином почти всех средств труда и всех земельных богатств страны является сам рабочий класс в лице своего классового государства. Таким образом, если «заработная плата» и здесь составляет лишь известную долю национальной продукции рабочего класса, то «рента» и «прибыль», составляющие остальные доли той же продукции, достаются опять-таки не кому иному, как тому же рабочему классу.

Разница между этими частями национального продукта здесь сводится, стало быть, не к тому, какому классу они достанутся, а лишь к порядку, в каком они получаются и используются рабочим классом, и к специальному назначению каждой части. А именно: заработную плату каждый рабочий получает непосредственно сам по месту своей работы и в соответствии с принципом «каждому по его труду», а ренту и прибыль он уполномочивает за себя получить и использовать в интересах всего общества в целом избранную им пролетарскую власть. При этом основное назначение заработной платы — обеспечить каждому рабочему в отдельности достойную его норму средств существования, а «рента» и «прибыль» предназначаются главным образом для расширения производства и накопления страховых, резервных и других фондов коллективного удовлетворения потребностей общества.

В понятие коллективного через государственный аппарат обслуживания пролетариата мы включаем медицинскую помощь рабочему населению, начальное, а затем и профтехническое образование детей рабочих, пенсионное обеспечение престарелых и инвалидов труда, государственную помощь многосемейным и т. д. Сюда же надо отнести бесплатное общественное питание и воспитание детей дошкольного возраста во всякого рода общественных яслях, детских домах, пионерских лагерях и тому подобных учреждениях. Особенностью этого коллективного обслуживания мы считаем то, что здесь услуги государства отдельным рабочим совершенно лишены характера обычного вознаграждения за труд. По общему правилу они вовсе не пропорциональны количеству и качеству труда обслуживаемых рабочих. Они оказываются даже не всем трудящимся, а только тем из них, кто имеет в этом потребность, и только в меру этой потребности. Медицинской помощью, например, в большей степени пользуется тот, кто чаще и серьезнее болеет, учебной — тот, у кого больше детей в школьном возрасте, и т. д. Здесь, стало быть, начинает получать свое осуществление уже коммунистический принцип распределения — «каждому по его потребностям».

Именно по этому признаку в современной обстановке и приходится условно различать заработную плату от других видов дохода, поступающего в бюджет рабочего деньгами или натурой,— будь то за счет государственного бюджета или за счет специальных фондов социального страхования. Ту часть своего продукта, которую каждый рабочий сам непосредственно получает из общего котла в соответствии с затраченным им количеством труда, мы по-прежнему назовем заработной платой, а всю остальную, которая распределяется только в соответствии с потребностями населения или сохраняется в резерве, вовсе не поступая в индивидуальное распределение, придется называть иными терминами.

Различие это весьма условно, конечно. И наши хозяйственники очень часто не делают его, объединяя в своих калькуляциях и заработную плату, и расходы на социальное страхование в одну общую рубрику затрат на рабочую силу. Однако различать эти категории все же весьма целесообразно и даже необходимо.

Чтобы уяснить себе это, полезно проанализировать понятие заработной платы еще с одной стороны. Заработная плата по своему назначению — служить источником средств для воспроизводства рабочей силы — должна обеспечить по крайней мере следующие элементы: 1) производство сырой рабочей силы работника, т. е., говоря проще, его личное содержание, 2) обработку этой сырой силы в более квалифицированную, т. е. школьное и профессиональное обучение рабочего, 3) текущий и капитальный ремонт его рабочей силы, т. е. нормальный отдых и лечебную помощь, 4) «амортизацию» нормального износа, т. е, содержание семьи и подготовку себе смены в лице детей и 5) «страхование» от преждевременного износа, например ранней инвалидности во вредных производствах и всякого рода иных несчастных случаев — в форме некоторых сбережений «на черный день». А если иметь в виду расширенное воспроизводство рабочей силы, то в тех областях труда, где оно требуется, заработная плата во всяком случае должна покрыть п дополнительный расход по воспитанию добавочной рабочей силы.

Разумеется, в капиталистическом обществе каждый хозяин в отдельности вовсе не заинтересован в полном обеспечении всех этих элементов нормального воспроизводства рабочей силы, всемерно стараясь хотя бы часть из них свалить на приходские кассы для призрения бедных, на рабочие дома и богадельни, на своих конкурентов и вообще на кого угодно другого, если к этому представляется случай. Именно поэтому в странах отсталого капитализма, где кроме хозяев и рабочих имеются еще широкие массы «самостоятельных» производителей — крестьян и ремесленников,— все издержки по воспроизводству новых кадров пролетариата перелагаются на этих «третьих лиц», по терминологии П. Струве, и уровень заработной платы в таких странах обычно значительно ниже, чем в странах более развитого капитализма.

Однако и там все указанные элементы заработной платы учитываются в полном размере лишь в среднем ее уровне для каждой категории труда, а не для каждого индивидуального работника в отдельности. А потому, если у вас, скажем, больше детей, чем у других рабочих той же квалификации, и вы не можете прокормить и обучить их на свой «средний» заработок, если вы болеете чаще, чем это свойственно людям вашей профессии, и несете непосильный для вас расход на лечение или менее осторожны, чем это необходимо в вашем производстве, чтобы не попасть раньше срока в зубчатку, и становитесь преждевременно инвалидом без всяких средств к существованию, то тем хуже для вас. Хозяину нет до этого никакого дела. Он может поощрить дополнительным приработком лишь такие ваши индивидуальные качества, которые сказываются в вашей работе и сулят ему дополнительную прибыль.

От хозяина трудно ожидать и того, чтобы он осуществил полностью даже эту низшую меру справедливости: воздать каждому по его труду. Но рабочие не могут примириться с этим. Будущее их при таком принципе распределения ровно ничем не обеспечено. «Сегодня ты попал в беду, а завтра — я»,—говорит каждому из них классовый инстинкт солидарности. И из него рождается идея взаимного социального страхования. Сначала она выливается в форму добровольных братских касс взаимопомощи за счет членских взносов самих участников этих касс — рабочих, а затем и в более технически совершенную форму обязательного государственного страхования за счет взносов непосредственно из хозяйского кармана.

Конечно, сам ли хозяин сделает установленный взнос в кассу социального страхования или включит его в заработок рабочего, который уж от себя передаст его в ту же кассу, общий фонд средств существования, а вместе с тем и средний уровень жизни рабочего класса не изменится. А поскольку этот уровень жизни рабочих в буржуазном обществе вообще чрезвычайно туго поддается сколько-нибудь заметному сдвигу вверх, то все, что буржуазия передаст рабочим лишнего в форме взносов в фонды социального страхования, она обычно сберегает на соответствующем сокращении реального заработка, выдаваемого на руки этим рабочим. Более того, буржуазия «сберегает» в том же порядке и все те суммы, которые правительства капиталистических стран расходуют прямо или косвенно на нужды социального воспитания, обеспечения п призрения рабочих из общегосударственных средств. Чем больше, например, государство отдает средств на бесплатное обучение и медицинскую помощь населению, тем больше средств у рабочих из их заработка остается на покрытие других потребностей и тем меньше поэтому хозяину потребуется уделять этим рабочим заработной платы непосредственно из своей заводской кассы.

И тем не менее расходы социального характера в пользу рабочих, как в порядке социального страхования, так и из иных источников, до революции были чрезвычайно скромны, тогда как теперь они повсюду, а в особенности у нас, в Советском Союзе, составляют и абсолютно, и относительно весьма солидные суммы. Но из этого, на наш взгляд, можно сделать один лишь вывод. При сопоставлении современного уровня жизни рабочих с дореволюционным необходимо учитывать не только индивидуальную их заработную плату, но и все остальные «социальные» ресурсы средств существования рабочих. Но отсюда вовсе еще нельзя было бы сделать выводы о необходимости безоговорочного включения всех этих ресурсов в понятие оплаты труда рабочих. И тем л?енее оснований было бы это сделать в отношении одних лишь фондов социального страхования и тому подобных начислений на заработную плату.

Если основанием для этого считать то, что все эти социальные взносы и налоги взимаются в известном проценте к заработной плате, то это очень шаткое основание. Никто нам не мешает хотя бы с завтрашнего дня и все остальные виды промыслового обложения определить в известном проценте к заработной плате, хотя теперь они начисляются на рубль оборота или на единицу продукта. Но станут ли от этого все эти налоги более родственными понятию заработной платы? Если же основанием такого родства соцстраховских и тому подобных отчислений с заработной платой признать их специальное назначение — в пользу рабочих, то у нас на том же основании можно было бы зачислить в заработную плату не только все остальные промысловые налоги, но и вообще всю промышленную прибыль, ибо в последнем счете и она, как и все другие источники дохода в пролетарском государстве, имеет своим назначением в конечном счете удовлетворение потребностей всего общества, и в том числе рабочих. Но если бы мы и заработную плату, распорядителем которой является непосредственно каждый рабочий, и прибыль, использование которой в интересах трудящихся берет на себя государство, отныне слили в одно понятие, то мы очень мало выиграли бы от этого в теоретическом отношении, а практически потеряли бы очень ценный измеритель.

Дело в том, что отношение «прибыли» к «заработной плате», хотя и в новом значении этих понятий, будет и впредь чрезвычайно интересным хозяйственным показателем. Правда, отношение т ? V у нас уже не будет мерой классовой эксплуатации пролетариата, ибо сам себя никакой класс эксплуатировать не может, но это отношение может и должно стать мерилом темпа социалистического накопления и использования национального дохода в Союзе Советских Республик. А значение такого коэффициента трудно преувеличить.

Мы находимся в процессе энергичного роста заработной платы. Но фонды накопления для успешной реконструкции п дальнейшего разви- % тия нашего хозяйства должны возрастать еще быстрее. И мы предвидим их рост не только в части капитальных фондов накопления средств производства, но и в области тех фондов, которые в порядке налогового обложения через государственный бюджет и соцстрах будут изыматься государством для обслуживания текущих коллективных нужд рабочего класса156.

В социалистическом хозяйстве рабочая сила перестает быть товаром. Она воспроизводится для себя, а не на продажу. Рабочий, став коллективным хозяином используемых им средств производства, становится и хозяином создаваемого им продукта. Но и рачительный хозяин четко расчленяет свой продукт в связи с его назначением на удовлетворение различных потребностей, скажем на продукт для текущего потребления своей семьи и в запас для хозяйственного использования и другие грядущие нужды. В коллективном плановом хозяйстве такое расчленение становится еще более настоятельной необходимостью. То, что предназначалось на повседневное воспроизводство рабочей силы в индивидуальном домашнем хозяйстве каждого рабочего и именовалось заработной платой, мы теперь называем «продуктом для себя»; весь остальной продукт, сберегаемый для производственного использования и других общественных нужд, именуется ныне «продуктом для общества».

За «продуктом для себя», который и ныне исчисляется в расчетах общества с отдельными его членами по платежным ведомостям, и доныне по инерции сохраняется наименование заработной платы. Но экономическая природа этого понятия существенно меняется. И прежде всего в следующих отношениях.

В условиях капитализма уровень заработной платы ограничивается издержками воспроизводства рабочей силы, т. е. мерой объективно необходимых для рабочего средств существования. Эта мера становится притом лишь верхним пределом реального роста заработной платы в условиях благоприятной рыночной конъюнктуры — с определенной, однако, тенденцией к снижению этого уровня с каждым новым расширением резервной армии безработных капиталистического мира. Эти ограниченные средства существования рабочего класса именуются у нас «необходимым продуктом» в отличие от всего остального, «прибавочного продукта» трудящихся, который в условиях капитализма целиком присваивается собственниками средств производства, его организаторами.

В условиях социализма, где коллективный рабочий сам становится не только исполнителем, но и организатором общественного производства, он в качестве единственного хозяина всех обобществленных средств производства восстанавливает, наконец, свои права и на «полный продукт своего труда». Конечно, и в социалистическом обществе воспроизводство рабочей силы остается первейшей общественной необходимостью, но достаточный для этой цели «необходимый продукт» сохраняет свое значение лишь в качестве нижнего, а не верхнего предела в удовлетворении личных потребностей рабочего класса. Говоря иначе, потребность в воспроизводстве рабочей силы остается, но снимается прежняя верхняя граница роста соответствующих «средств существования» рабочего класса. Пределы «необходимого продукта», выделяемого ныне под именем «продукта для себя» — для повседневного личного потребления трудящихся, значительно расширяются. Мы знаем, что даже в условиях первой фазы коммунизма, когда распределение осуществляется в соответствии с количеством и качеством труда, рост возмещающего этот труд «продукта для себя» объективно ограничивается только неуклонным ростом производительных сил социалистического общества.

Но между «необходимым продуктом» и соответствующим ему фондом заработной платы в условиях капитализма, с одной стороны, и «продуктом для себя» и эквивалентными ему фондами личного потребления в социалистическом обществе — с другой, есть еще одно существенное различие.

В условиях капитализма фондом заработной платы исчерпываются все ресурсы средств существования трудящихся, так как в этом обществе все необходимые трудящимся продукты и услуги являются по общему правилу платными. Это уже само по себе резко суживает круг удовлетворяемых потребностей рабочего класса, вынужденного ограничивать их определенным минимумом. Но в первую очередь, как учит нас исторический опыт, выпадают из этого круга столь важные потребности, как потребность в просвещении, здравоохрааении и вообще в культурном развитии всего общества, которое всего труднее было бы обеспечйть в порядке индивидуальной инициативы потребителей за счет их скудных личных ресурсов. А между тем коммунизм ставит своей задачей не только накормить досыта всех трудящихся, но и обеспечить им — что еще важнее — всестороннее развитие их индивидуальных способностей и общего культурного уровня. И социалистическое общество принимает на себя заботу о возможном удовлетворении соответствующих общественных потребностей за общественный счет, т. е. за счет «продукта для общества». Заинтересованное в самой широкой доступности таких культурных благ всем трудящимся социалистическое общество распределяет их при этом на самых льготных условиях или совсем безвозмездно — каждому в меру его потребностей.

Таким образом, прежнему фонду заработной платы в новом обществе соответствуют не один лишь фонд личного потребления трудящихся, распределяемый в платежных ведомостях по труду, но и весьма значительный уже ныне дополнительный фонд общественного потребления, распределяемый по потребностям. Со временем, с ростом изобилия всех благ, этот дополнительный фонд станет основным и принцип его распределения господствующим. Но это будет уже признаком перехода в основном из первой фазы коммунизма во вторую.

Однако, чтобы не забегать слишком далеко вперед, ограничимся сказанным и обратимся к вопросу о методике измерения уровня заработной платы.

Разумеется, чаще всего заработная плата выражается попросту в рублях и копейках действующей бумажной или золотой валюты. Выраженную в таких денежных единицах заработную плату мы называем «номинальной». Для практических целей оплаты труда такое денежное выражение уровня заработка — если только исключить моменты резко падающей бумажной валюты — вполне отвечает своему назначению. Однако для научных целей рубль, даже золотой,— слишком несовершенная единица измерения, ибо она весьма заметно, на целые десятки процентов, меняется в своем покупательном значении и во времени, и в пространстве.

Золото, как и всякий иной товар, в зависимости от условий его добычи в разное время то дорожает, то дешевеет не только по отношению к другим товарам, но и по отношению к абсолютному измерителю ценности, т. е. по отношению к затратам общественно необходимого труда на его производство. Поэтому для сопоставимости данных о динамике заработной платы во времени и пространстве ее лучше выражать в так называемой товарной валюте. Так, например, если мы за единицу измерения заработной платы примем покупательную способность золотого рубля в городе Москве в 1913 г. по отношению к известному набору товаров, наиболее употребительных в рабочем быту и взятых в той самой пропорции, в какой зти товары фигурируют в рабочем бюджете, то, выражая в таких товарных «рублях» заработную плату в самых различных местах и за разные годы, мы получим все же вполне сопоставимые величины. Выраженная в таких единицах заработная плата называется «реальной».

Равенство такой реальной заработной платы в разных странах или за разные годы означает, что за сравниваемый заработок в этих странах или в эти годы можно было приобрести не в денежной оценке, а в натуре, т. е. в килограммах, метрах и калориях, одно и то же количество товаров, потребляемых в рабочем быту, и, стало быть, при прочих равных условиях удовлетворить ими примерно одну и ту же массу потребностей. Говоря иначе, товарный рубль есть прежде всего единица измерения потребительного значения для рабочего получаемой им платы. С этой точки зрения, когда дело идет об измерении сравнительного благосостояния рабочих масс в разное время или в разных странах, реальная заработная плата отражает в себе потребительский уровень их жизни несравненно вернее и точнее, чем номинальная.

Конечно, товарная масса, эквивалентная нашему заработку, представляет собой всегда не только известную общественную полезность в меру удовлетворяемых ею потребностей, но и определенную общественную ценность в меру овеществленных в ней трудовых затрат данного общества. Но вполне тождественные товарные массы в различных условиях времени и места, представляя собой равные полезности, отнюдь еще не обеспечивают зтим равной ценности сопоставляемых благ. Изменчивость — на разных ступенях развития производственной техники — уровня производительной силы труда приводит к тому, что один и тот же «реальный» заработок может представлять собой в разных условиях весьма различные количества овеществленного в нем труда. Поэтому наряду с денежным и товарным измерением заработной платы немалый интерес может представить для нас и трудовое ее измерение.

Этот последний метод измерения заработка по овеществленной в нем трудовой стоимости тем более интересен, что доныне он вовсе не был использован ни одним исследователем динамики заработной платы. А между тем есть очень много оснований думать, что почти всегда, когда мы в капиталистических странах наблюдаем номинальный или даже «реальный» — в вещном выражении — рост заработной платы, в действительности, если иметь в виду ценностное ее значение, происходит не менее реальное ее падение.

Все три вышеуказанных метода выражения заработной платы в номинальном, реальном и стоимостном или трудовом ее значении, скажем в часах труда, могут и должны быть использованы — в разных случаях применительно к различным задачам исследования — для измерения абсолютного уровня заработной платы. Но, располагая данными об абсолютном уровне заработной платы, нетрудно путем сопоставления его с общей суммой товарных ценностей, создаваемых пролетариатом данной страны, определить процентом оплаченного труда и относительный вес заработной платы в общей продукции наемного труда.

Мы не можем останавливаться здесь подробнее на всех технических приемах подобных исчислений, так как зто удобнее будет сделать в другом месте. Укажем лишь, что для этого придется пользоваться целой системой динамических хозяйственных показателей или «индексов», и в первую очередь индексами движения товарных цен п динамики производительности труда.

<< | >>
Источник: С.Г. СТРУМИЛИН. ПРОБЛЕМЫ ЭКОНОМИК ТРУДА / М.: Наука. - 472 с.. 1982

Еще по теме К методике изучения заработной платы:

  1. ОСНОВЫ ТРУДОВОЙ МОТИВАЦИИ ПЕРСОНАЛА
  2. ВЛИЯНИЕ ОРГАНИЗАЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ НА МОТИВАЦИЮ РАБОТНИКА
  3. ВОЗНАГРАЖДЕНИЕ ПЕРСОНАЛА
  4. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИЗУЧЕНИЯ МИРОВОЙ РЫНОЧНОЙ КОНЪЮНКТУРЫ
  5. К методике изучения заработной платы
  6. 2. Методика комплексной оценки эффективности хозяйственной деятельности
  7. ОСОБЕННОСТИ ОРГАНИЗАЦИИ И МЕТОДИКИ МЕЖХОЗЯЙСТВЕННОГО СРАВНИТЕЛЬНОГО АНАЛИЗА
  8. 3.3.2. Методика компенсирования потерь России от приема беженцев и вынужденных переселенцев из стран ближнего зарубежья
  9. ТЕНДЕНЦИЯ К ЦЕНТРАЛИЗАЦИИ
  10. Расчет и методика загрузки судна
  11. Тест. Методика «Диагностика структуры мотивов трудовой деятельности»
  12. Методика расчета затрат на повышение квалификации
  13. Словарь- справочник
  14. Обзоры заработных плат
  15. ТРЕБОВАНИЯ К ПОСТРОЕНИЮ ЭФФЕКТИВНОГО МЕХАНИЗМА ОПЛАТЫ ТРУДА
  16. 2.2. Метод и методика экономического анализа
  17. Введение
  18. Понятие, функции и виды оплаты труда работников
- Регулирование и развитие инновационной деятельности - Антикризисное управление - Аудит - Банковское дело - Бизнес-курс MBA - Биржевая торговля - Бухгалтерский и финансовый учет - Бухучет в отраслях экономики - Бюджетная система - Государственное регулирование экономики - Государственные и муниципальные финансы - Инновации - Институциональная экономика - Информационные системы в экономике - Исследования в экономике - История экономики - Коммерческая деятельность предприятия - Лизинг - Логистика - Макроэкономика - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги - Оценка и оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Прогнозирование социально-экономических процессов - Региональная экономика - Сетевая экономика - Статистика - Страхование - Транспортное право - Управление затратами - Управление финасами - Финансовый анализ - Финансовый менеджмент - Финансы и кредит - Экономика в отрасли - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая теория - Экономический анализ -
Яндекс.Метрика