<<
>>

§ 1. Естественно-историческая дифференциациявидов человеческой деятельности и разделение труда между людьми

Необходимо в первую очередь различать виды и роды общественного разделе­ния труда. Выделяют его общую, частную, единичную формы, разделение труда внутри общества и внутри предприятия, профессиональное разделение труда и его разделение между людьми умственного и физического труда, города и деревни, тер­риториальное и международное разделение труда и т.д.

Все указанные виды раз­деления труда имеют свои особенности, различны источники их происхождения и дальнейшие исторические судьбы.

К анализу общественного разделения труда можно подходить и с точки зрения его двойственной природы: различать неодинаковые стороны внутри самого разде­ления труда и его видов. Об этом и пойдет речь дальше, ибо данный вопрос наиболее важен. Кроме того, в отечественной литературе значительное внимание уделяется месту разделения труда в системе производительных сил и производственных отно­шений, что тоже подлежит рассмотрению.

А. Смит, как известно, начал свое исследование о природе и причинах богатства народов с анализа разделения труда. Он считал, что величайшее развитие произ­водительной силы труда, ловкости, сообразительности, мастерства работников яви­лись результатом разделения труда, возникновение которого он связывал со склон­ностью людей к обмену. В процессе обмена люди получают возможность обменивать большое количество своих изделий на столь же большое количество гтужих изделий, что заставляет их усиленно расчленять сам процесс труда2. Что касается разделе­ния труда внутри общества, т. е. собственно общественного разделения труда, то ни А. Смит, ни Д. Рикардо ему не придавали нужного значения. Анализ этой стороны впоследствии взяли на себя социологи, в частности Э. Дюркгейм.

В отечественной экономической литературе вопросы разделения труда стали уси­ленно обсуждаться в 60-е годы прошлого века. Одним из авторов, предложивших определенное решение вопроса о необходимости выделения разных сторон обще­ственного разделения труда, является В.П.Корниенко.

Он исходил из необходи­мости отличать одновременное сосуществование различных производственных про­цессов, отраслей производства, распределение в определенных пропорциях средств

Глава 16. Общественное разделение труда и воспроизводство структуры общества 319

производства между ними от разделения труда между разными людьми, которое выражает закрепление особых категорий работников за теми или иными производ­ственными процессами или отраслями производства. По его мнению, первая сторона вообще не является признаком общественного разделения труда, это «естественное» разделение труда.4

Вторая группа экономистов рассматривала в качестве определенной стороны разделения труда его техническое разделение как нечто отличное от обществен­ного разделения. Расчленение общественного производства на различные отрасли и виды труда они считали технической стороной разделения труда, которая, по их мнению, обусловливает существование и взаимодействие различных категорий тру­да. Под техническим разделением труда иногда понимают распределение функций между рабочими соответствующих специальностей и профессий в производствен­ном процессе4. Третья группа авторов проводит разграничение между понятиями разделения труда в узком и широком смысле. Узкий смысл —это одновременное и параллельное сосуществование различных видов производственной деятельности; широкий смысл —не только наличие различных видов производственной деятель­ности, но и связь между ними или обмен деятельностью5.

Предлагают также различать понятия разделение общественного труда и обще­ственное разделение труда6, или выделять, например, понятия разделение труда вообще, или всякое разделение труда, и «старое», или существующее, разделение труда*.

Отечественные авторы разделение труда рассматривали и с точки зрения его от­несения к производительным силам и производственным отношениям. Одни вклю­чают разделение труда в содержание производительных сил. «Будучи органическим моментом развития производительных сил,— пишет, например, А.

И.Ноткин, — об­щественное разделение труда вместе с орудиями и кадрами производства и уровнем концентрации производства определяет характер производственных отношений, их развитие»7. По мнению В. Н. Черковца, разделение труда представляет собой и спо­соб существования производительных сил, и особую общественную производитель­ную силу труда8. В. П. Корниенко считает разделение труда, с одной стороны, произ­водительной силой, с другой — непосредственной формой труда, формой производи­тельных сил на определенном этапе их развития9. И. И. Сигов, возражая против ха­рактеристики разделения труда как производительной силы, вместе с тем называет его «формой организации производительных сил», «формой производительных сил, предполагающей определенные производственные отношения между людьми»10.

Сторонники другого направления относят разделение труда к производствен­ным отношениям. Одни из них полагают, что разделение труда есть «существен­ный элемент производственных отношений» п, выражающий обмен деятельностью между людьми. Другие, проводя различие между техническим разделением труда и общественным, рассматривают последнее «как совокупность определенных форм социальных отношений людей в непосредственном процессе производства»12.

Имеется еще одна концепция, которую иногда без особых на то оснований назы-

* Подробный анализ различных сторон общественного разделения труда можно найти в моно­графии И. И. Чангли «Труд» (Изд. 3-е. М., 2002), в частности в ее четвертой главе. Эта работа обобщает исследования по вопросам разделения труда.

320

Раздел VI. Организация труда внутри общества: разделение и объединение труда

вают дуалистической. Ее представители относя! разделение труда одновременно и к производительным силам, и к производственным отношениям. «Разделение труда, — пишет Л. Я. Берри, — сложная социально-экономическая категория, неразрывно свя­занная как с производительными силами, так и с производственными отношениями каждой данной формации. Развитие разделения труда представляет собой состав­ную часть процесса развития производительных сил...

Разделение труда между членами общества в то же время является составным элементом производственных отношений»13.

Необходимо остановиться на анализе приведенных мнений и высказать свое от­ношение к ним. Одной из причин разногласий служит определение способа про­изводства как единство двух сторон: производительных сил и производственных отношений. Но когда взаимодействие производительных сил и производственных отношений рассматривается как отношение «сторон», то любое явление, принадле­жащее к сфере экономики, должно относиться или к производительным силам, или к производственным отношениям.

Конечно, производство представляет собой единство производительных сил и производственных отношений. Однако это определение касается производства в це­лом и недостаточно для характеристики сущности способа производства. Оно лишь указывает на наличие в производстве тесно связанных между собой явлений — про­изводительных сил и производственных отношений. Качественная же особенность самого способа производства в данном случае не учитывается, поскольку он отож­дествляется с производством вообще. Производительные силы и производственные отношения не просто стороны способа производства. Их взаимосвязь правильнее было бы рассматривать с точки зрения категорий формы и содержания.

Основоположники этой теории под способом производства понимали опреде­ленный социально-экономический способ соединения производителей со средствами производства. Понятие способа производства, по их мнению, раскрывает отноше­ние производителей к средствам производства: владеют ли они собственностью на средства производства или нет, находятся ли средства труда в руках трудящихся, или они лишены их. «Каковы бы ни были общественные формы производства,— писал К. Маркс, — рабочие и средства производства всегда остаются его фактора­ми. Но находясь в состоянии отделения друг от друга, и те и другие являются его факторами лишь в возможности. Для того чтобы вообще производить, они должны соединиться. Тот особый характер и способ, каким осуществляется это соединение, отличает различные экономические эпохи общественного строя»14.

Из этого определения становится ясным смысл категорий формы и содержа­ния применительно к производительным силам и производственным отношениям. Неправильно думать, что производительные силы —это лишь одна сторона, а про­изводственные отношения — другая сторона способа производства. По отношению к производительным силам (содержанию) формой выступает сам способ производ­ства, и в этом смысле производственные отношения по их сущности совпадают со способом производства.

Такая характеристика соотношения производительных сил и способа производ­ства соответствует общепринятому определению категорий содержания и формы. Содержание, как известно, представляет собой совокупность элементов, образую-

Глава 16. Общественное разделение труда и воспроизводство структуры общества 321

щих данное явление или процесс. Форма есть способ соединения, система органи­зации элементов содержания. Применительно к рассматриваемым категориям это значит, что способ производства как определенное социально-экономическое соеди­нение элементов производительных сил (средств производства и людей) и есть их социально-экономическая форма. Способ соединения средств производства и людей предполагает наличие между ними определенных связей. Эти социально-экономи­ческие связи и составляют производственные отношения, и прежде всего отношения собственности.

В трудах К. Маркса и Ф. Энгельса имеется ряд положений, в которых произво­дительные силы сопоставляются и с производственными отношениями, и со спосо­бом производства, причем и в те и в другие вкладывается по существу одинаковый смысл. Ф.Энгельс, характеризуя противоречия капиталистического общества, ука­зывает на конфликт между производительными силами и способом производства,15 выражающийся в том, что «производительные силы восстают против способа про­изводства, который они переросли»16. Разрешение этого противоречия, по словам Ф.Энгельса, «может состоять лишь в том, что общественная природа современ­ных производительных сил будет признана на деле и что, следовательно, способ производства, присвоения и обмена будет приведен в соответствие с общественным характером средств производства»17.

Необходимо заметить следующее. Производительные силы, выступая как содер­жание способа производства, имеют свое специфическое содержание и особые фор­мы. Мы можем, например, в качестве содержания самих производительных сил брать совокупность составляющих их элементов, а в качестве формы — конкрет­ные методы организации этих элементов, методы труда и т.п. Производственные отношения в свою очередь также имеют собственное содержание и формы. Если их социально-экономическим содержанием являются отношения собственности, обмена и распределения, то формой — общественная и пи частная собственность, различные способы обмена и распределения.

Применение категорий формы и содержания при характеристике взаимодействия производительных сил и производственных отношений очень важно для решения вопроса о месте разделения труда в системе производства. Но с помощью этих кате­горий объясняется далеко не все. В конечном счете в основе разногласий по этому вопросу лежат различные толкования содержания как производительных сил, так и производственных отношений, а решение проблемы в итоге сводится к отрица­нию или признанию за трудом с его специфическими закономерностями значения самостоятельного общественного явления. Представляется, что только понимание труда как особого общественного явления со своими специфическими закономерно­стями развития может привести к правильному ответу. Но это не снимает вопроса о характере связи труда с производительными силами и производственными отно­шениями.

Если, как уже указывалось, законы эволюции человека как производительной силы совпадают с принципами развития производительного труда, то спор о том, куда отнести указанные закономерности (в том числе и разделение труда) — к про­изводительным силам или к производственным отношениям, по существу сводится к выяснению места труда в системе производства: является ли производственная

322 Раздел VI. Организация труда внутри общества: разделение и объединение труда

деятельность элементом производительных сил, процесса производства, или она об­разует часть социально-экономических отношений. Стоит только перевести пробле­му в эту плоскость, как сразу обнаруживается несостоятельность позиций авторов, исключающих из содержания производительных сил процессы разделения, коопера­ции, обобществления труда. Ведь тогда приходится доказывать недоказуемое: про­изводительную деятельность человека, трудовые процессы относить к социально-экономическим отношениям, к общественной форме производства, а не включать в главную производительную силу общества.

Каков же вывод? Процессы, характеризующие труд, вместе с последним входят в содержание производительных сил.

Труд, однако, не есть только целесообразная деятельность. Он включает и опре­деленные отношения производства. Производители без определенных связей друг с другом не могут функционировать, поэтому законы их развития должны отражать и экономические отношения производства. Какие же это отношения и могут ли они быть включены в содержание производительных сил?

Авторы, исключающие разделение труда из системы производительных сил, обычно исходят из того, что последние выражают лишь отношения людей к природе и не содержат элементов отношений людей друг с другом, в том числе их связей как носителей производственных функций. Отсюда возникает мнение, что любые от­ношения, складывающиеся между производителями в процессе труда, не входят в содержание самих производительных сил, а относятся целиком к производственным отношениям. В частности, обмен деятельностью между производителями переносит­ся из сферы производственного (трудового) процесса в область общественной формы производства и объявляется частью производственных отношений. Это обычно слу­жит основанием и для отнесения разделения труда к области общественной формы производства, поскольку разделение труда объявляется оборотной стороной обмена деятельностью.

Для правильного решения вопроса о месте разделения труда в системе произ­водственных отношений необходимо прежде всего различать разные, так сказать, слои производственных отношений. Один слой, назовем его верхним, образуют со­циально-экономические отношения людей к средствам производства и продуктам производства как объекту собственности и распределения. Это отношения собствен­ности и вытекающие из них отношения обмена и распределения товаров, продуктов. Они составляют особый экономический строй каждой данной формации и делятся по типу на первобытнообщинные, рабовладельческие, феодальные, капиталистиче­ские и коммунистические. Социально-экономическими отношениями охватываются все люди данного общества независимо от того, участвуют они в самом производстве материальных благ или заняты в других сферах общественной жизни.

Другой слой — нижний* — состоит из отношений, складывающихся в непосред­ственном производственном процессе и выражающих связи людей как носителей тех

* Термины верхний слой и нижний слой следует понимать в условном значении. Называя, например, социально-экономические отношения верхним слоем, мы вовсе не думаем, что они су­ществуют за границами материального производства Точно так лее нижний слой не существует отдельно наряду с социально-экономическими отношениями. Эти слои многократно переплетают­ся, и выделять их можно только в абстракции.

Глава 16. Общественное разделение труда и воспроизводство структуры общества 323

или иных производственных функций. Эти отношения пронизаны существующими в данном обществе отношениями собственности. Но связи людей как производите­лей не сводятся к отношениям собственности. Они возникают непосредственно в самом процессе производства и служат для осущ< ветвления обмена деятельностью в процессе труда.

К числу форм отношений производителей относится, например, кооперация тру­да. Когда кооперативная организация трудового процесса предполагает существова­ние общественного разделения труда, то последнее тоже представляет собой опре­деленный вид отношений производства. Разделение труда на определенном этапе истории связано и с наличием отношений по обмену деятельностью. Эти отношения образуют специфическую сферу, отличную от отношений собственности. Их отличие от социально-экономического строя общества ныне признается многими авторами.

Так, Б. А. Чагин и А. Г. Харчев считают, что производственные отношения не сводятся лишь к отношениям собственности. Одну сторону производственных от­ношений, по их мнению, составляют формы собственности и соответствующие им отношения, другую — связи, существующие между производителями в непосред­ственном процессе производства. К последним они причисляют, например, разде­ление труда18. Другие, соглашаясь с разграничением указанных двух сфер эконо­мических отношений и считая разделение труда определенным отношением между людьми, вместе с тем не характеризуют последш-е как производственное отношение. В.П.Корниенко, например, называет разделение1 труда «трудовым отношением», не являющимся производственным отношением19.

Разделение труда, безусловно, является отношением производства. Однако здесь возникают два вопроса: во-первых, к какой стороне, или слою, его относить; во-вторых, можно ли определенные отношения производства включать в область про­изводительных сил, точнее в сферу процессов функционирования человека как про­изводительной силы? По моему мнению, можно и нужно, но только определенную часть производственных отношений, их нижний слой. Было бы неточно считать, что производительные силы выражают отношения людей только к природе. Функциони­рование людей как производителей включает в себя определенные производственные связи (отношения) между ними самими.

Различая отношения людей как носителей производительных сил и носителей форм собственности, мы должны иметь в виду, что первые отношения не выходят за границу производительных сил, тогда как вторые выходят. Поэтому разделение производительного труда, обмен деятельностью и т.п., будучи производственными отношениями, включаются в сферу производительных сил. Эти отношения состав­ляют непосредственную форму производительных сил (труда). Следовательно, если отношения между производителями, возникающие в процессе выполнения произ­водственных функций, сравнивать с отношениями собственности, первые будут на стороне производительных сил, составляя элемент их содержания.

К.Маркс неоднократно подчеркивал, что отношения совместной деятельности и обмена деятельностью заключены в содержании производственного процесса, а способ совместной деятельности сам выступает как общественная сила труда или ее источник. Обратимся к трудам К.Маркса и Ф.Энгельса и выясним их мнение на этот счет.

324 Раздел VI. Организация труда внутри общества: разделение и объединение труда

Касаясь распределения членов общества по различным родам производства, К. Маркс отмечает, что оно заключено в самом процессе производства, определяет организацию производства. «Рассматривать производство независимо от этого за­ключающегося в нем распределения есть, очевидно, пустая абстракция, в то время как распределение продуктов, наоборот, дано само собой вместе с этим распределе­нием, составляющим с самого начала момент производства»20. Понятно, что здесь К. Маркс имеет в виду под распределением людей по родам производства распреде­ление труда. В экономических рукописях 1857-1858 гг. К. Маркс следующим образом характеризует место обмена деятельностью в производстве: «Ясно, во-первых, что обмен деятельностей и способностей, который совершается в самом производстве, от­носится прямо к нему и составляет его существенную сторону»21. Ф. Энгельс, говоря об историческом развитии производства, замечает, что в производственный процесс медленно проникает разделение труда22. При этом разделение труда служит одной из характеристик уровня развития производительных сил. Степень развития про­изводительных сил нации, отмечали К.Маркс и Ф.Энгельс, обнаруживается всего нагляднее в том, в какой мере развито у нее разделение труда23.

Из приведенных высказываний К.Маркса и Ф.Энгельса следует, что отноше­ния обмена деятельностью, распределения и разделения труда относятся к области производительных сил, составляют одну из форм самого процесса производства. Отношения по совместной деятельности производителей не только входят в содер­жание производительных сил, но сами порождают общественные силы труда и вы­ступают как специфическая массовая производительная сила. Способ совместной деятельности приобретает значение производительной силы. На первый взгляд мо­жет показаться странным, что определенная сторона производственных отношений выступает как производительная сила труда. Между тем дело обстоит именно так. Известно, например, что разделение труда есть особая форма производственных отношений. В то же время основоположники марксизма это отношение наряду с кооперацией труда и другими подобными явлениями считали производительной си­лой, принадлежащей совокупному труду. К. Маркс, оценивая положительную сто­рону учения Петти о разделении труда, писах: «Петти раскрыл значение разделения труда и как производительной силы, и притом в более обширном плане, чем Адам Смит»24. Ф. Энгельс, характеризуя «пущенные в ход буржуазией новые производи­тельные силы», включал в их число «прежде всего разделение труда и соединение в одном общем мануфактурном предприятии многих частичных рабочих»25.

Разделение труда представляет собой исторический способ функционирования людей (а не вообще производительных сил) как производителей материальных благ и особую общественную производительную силу их труда. (Применимость этого вы­вода ограничивается, конечно, сферой производственной деятельности. Разделение труда в области искусства, например, не относится к сфере производительных сил.) Из факта существования совокупной массовой производительной силы труда тоже следует, что эта сила не может возникать беи связей и отношений составляющих ее отдельных сил частей совокупного работника. Более того, сама эта связь является производительной силой совокупного рабочего.

Основоположники марксизма при анализе взаимодействия производительных сил и отношений собственности очень часто первые характеризовали состоянием

Глава 16. Общественное разделение труда и воспроизводство структуры общества 325

развития производительного труда. К.Маркс, например, неоднократно рассматри­вал противоречие между производительными силами и отношениями собственности капиталистического общества как конфликт между дальнейшим обобществлением труда и сохраняющейся частной собственностью. «Централизация средств произ­водства и обобществление труда, — писал он, — достигают такого пункта, когда они становятся несовместимыми с их капиталистической оболочкой»26. В данном случае обобществление труда, развитие общественного, кооперативного характера процесса труда служит у К. Маркса характеристикой производительных сил и противопостав­ляется капиталистической форме собственности.

На эту сторону дела обращал внимание Г.В.Плеханов. Он подчеркивал, что организация труда в современной механической мастерской определяется нынеш­ним состоянием техники и характеризует собой состояние производительных сил, а не хозяйственный порядок общества, который выражается прежде всего и глав­ным образом свойственными данному обществу имущественными отношениями27. Г.В.Плеханов считал организацию труда хозяйственным явлением, определенным отношением производства, но вместе с тем настаивал на необходимости отличать это явление от имущественных отношений, которые могут противоречить первому отношению, т. е. некоторая часть общественных отношений производства может не соответствовать другой их части28. При этом непосредственные отношения произ­водителей в процессе производства (например, организация труда) он относил к материальным условиям существования имущественных отношений.

Процессы разделения труда, обмена деятельностью и тому подобные явления, принадлежащие к сфере развития производительных сил, следует отличать от их социально-экономического выражения в отношениях собственности и классов. Ес­ли в первом случае мы имеем дело со взаимоотношениями людей как субъектов труда, то во втором случае —как носителей собственности, занимающих в опреде­ленных исторических условиях различное положение в обществе, т. е. разделенных на классы и социальные группы.

Разделение труда и обмен деятельностью, например, между рабочим и инжене­ром как членами совокупного рабочего персонала имеют место и при капитализме, и при социализме. И там, и здесь их производственное значение одинаково: они слу­жат необходимым фактором функционирования производительных сил. Но в про­цессе разделения труда и обмена деятельностью между рабочим и инженером всегда присутствуют определенные отношения, которые характеризуют указанных работ­ников не только как носителей разных производственных функций, но и как но­сителей существующих в обществе отношений собственности. В капиталистическом обществе это отношения частной собственности на средства производства, в социа­листическом—отношения общественной собственности. Особый тип собственности выражается в свою очередь в наличии классов и их социальных взаимоотношений в обществе. Поэтому в каждом данном обществе отношения производителей, ле­жащие в сфере производительных сил, приобретают тот социально-экономический характер, который присущ данному типу собственности.

Связь между разделением и обобществлением труда, с одной стороны, и отно­шениями собственности (и делением общества на классы) — с другой, можно харак­теризовать опять-таки как отношение содержания и формы. «Различные ступени в

326 Раздел VI. Организация труда внутри общества: разделение и объединение труда

развитии разделения труда, — писали К. Маркс и Ф. Энгельс, — являются вместе тем и различными формами собственности, т. е. каждая ступень разделения труда опре­деляет также и отношения индивидов друг к другу соответственно их отношению к

00

материалу, орудиям и продуктам труда» .

Что касается деления общества на классы, то оно также имеет в качестве своей основы в конечном счете общественное разделение труда между людьми, т. е. высту­пает как социальная сторона этого разделения. Большие группы людей, закрепляе­мых благодаря разделению труда за тем или иным родом деятельности, необходимо оказываются особыми классами или социальными группами. Социально-экономиче­ские отношения (формы собственности, распределения, обмена), пронизывая связи людей как носителей производственных функций, не растворяются в последних, а сохраняют свое собственное содержание. В то же время социально-экономические i

отношения не могут охватывать все связи людей в непосредственном трудовом про- i

цессе. *

Таким образом, специфические закономервости развития главной производи­тельной силы выражают, с одной стороны, эволюцию и функционирование человека как работника и поэтому относятся к производительным силам; с другой стороны, они охватывают определенные взаимоотношения людей, складывающиеся в процес­се выполнения производственных функций, и поэтому включают в себя известные элементы производственных отношений. Подобного рода отношения людей в произ­водстве при их сопоставлении с социально-экономическими отношениями входят в производительные силы.

Из приведенных высказываний (конечно не всех) вырисовываются самые разно­образные варианты подхода к анализу содержания разделения труда. При рассмот­рении природы разделения труда необходимо отличать разделение и распределе­ние труда (именно труда) от разделения и специализации орудий труда, производ­ственных процессов, предприятий, отраслей производства, а также от распределе­ния средств труда по предприятиям и отраслям хозяйства. Понятно, что здесь речь идет о разделении и специализации веществен)ю-технических элементов производ­ства, а не о человеческом труде и людях. Указанные процессы имеют место во всех обществах и, конечно, никогда не могут исчезнуть. Производство всегда будет пред­полагать сосуществование разнообразных производственных процессов и отраслей. Не исчезнут, например, некоторые особенности добывающей или обрабатывающей промышленности. С развитием общества характер их, безусловно, изменится, но никогда не наступит их полная нивелировка. Это относится и к производственным процессам внутри отраслей производства.

Подчеркивая важность разграничения разделения производства и разделения труда, следует тем не менее учитывать его недостаточность, поскольку оно не за­трагивает различий сторон внутри разделения труда.

Что же касается разделения самого живого человеческого труда, а не матери­ально-технических процессов, то здесь необходимо выделить и строго разграничить две не совпадающие друг с другом его стороны: 1) естественноисторическую диф­ференциацию видов человеческой деятельности и 2) их разделение между людьми.

Чем характеризуется первая сторона расчленения труда? При рассмотрении тру­да как целесообразной человеческой деятельности перед нами выступает раньше

Глава 16. Общественное разделение труда и воспроизводство структуры общества 327

всего его деление на качественно разнообразные формы, или виды. Так, трудовая деятельность в области земледелия имеет свои специфические особенности, отлича­ющие ее от занятий в сфере промышленности. Точно так же умственная и физи­ческая деятельности с самого начала различаются как особые, несводимые друг к другу формы человеческого труда. В этом отношении разделение труда представ­ляет собой одновременное и параллельное существование качественно различных форм человеческой деятельности. «Разделение труда в некотором смысле есть не что иное, как сосуществующий труд, т.е. сосуществование различных видов труда, представленное в различных видах продуктов или, точнее, товаров»30.

Труд, рассматриваемый с вещественной стороны, т. е. в качестве труда, произво­дящего разнообразные потребительные стоимости, выражает совокупность различ­ных видов деятельности и эта совокупность, будучи общим состоянием обществен­ного труда, означает его разделение31.

Дифференциация трудовой деятельности представляет собой естественное состо­яние общественного производства на всех этапах его развития. Разделение труда в этом его значении обусловлено состоянием технического прогресса, структурой и характером технологии и является постоянным спутником производства.

Дифференциация труда на качественно различные виды предполагает и их рас­пределение в определенных пропорциях между отраслями производства и сферами общественной жизни вообще. Об этом можно судшъ, например, по распределению населения по отраслям народного хозяйства. Совокупный общественный труд рас­членяется на определенные пропорции, которые состоят из различного количества качественно определенных видов человеческой деятельности. Чтобы поддерживать нормальное функционирование производства и общества в целом, эти пропорции должны быть строго определенными. В случае если бы общество перестало извест­ную часть совокупного общественного труда тратить на производство продуктов потребления, а весь труд использовало бы для создания средств производства, оно просто не смогло бы существовать. Поэтому общество вынуждено разделять или, точнее, распределять труд в определенных пропорциях между сферами и отрасля­ми общественного производства.

Имея в виду этот смысл разделения труда, К.Маркс писал: «Всякий ребенок знает, что каждая нация погибла бы, если бы она приостановила работу, не то что на год, а хотя бы на несколько недель. Точно так же известно всем, что для соответ­ствующих различным массам потребностей масс продуктов требуются различные и количественно определенные массы общественного совокупного труда. Очевидно само собой, что эта необходимость распределения общественного труда Е определен­ных пропорциях никоим образом не может быть уничтожена определенной формой общественного производства, — измениться может лишь форма ее проявления. За­коны природы вообще не могут быть уничтожены. Измениться, в зависимости от исторических различных состояний общества, может лишь форма, в которой эти законы прокладывают себе путь»32.

Таким образом, указанная сторона разделения труда, которую можно назвать естественноисторической дифференциацией труда, выражает два момента: а) сово­купность и сосуществование качественно разнородных видов труда и б) их распре­деление в определенных пропорциях между отраслями производства и сферами об-

328 Раздел VI. Организация труда внутри общества: разделение и объединение труда

щественной жизни. Подобное деление труда обусловливается в конечном счете тем, что как отдельный человек, так и общество в целом имеют многообразные потреб­ности в разных вещах и предметах и удовлетворяться они могут лишь посредством разнообразия самих форм человеческой целесообразной деятельности. Разделение общественного труда в этом отношении означает, во-первых, что сам труд рассмат­ривается как целесообразная человеческая деятельность вообще и его деление (раз­деление) состоит только в наличии качественно различных форм, распределяемых в определенных пропорциях между сферами производства; во-вторых, что такого рода разделение является вечным состоянием труда, имеет значение естественного, непреходящего закона, существующего в любом обществе независимо от того или иного типа производственных отношений; в-третьих, что подобное разделение тру­да само по себе еще не выражает закрепленность или незакрепленности качественно разных видов труда за теми или иными социальными группами, т. е. не характери­зует разделения труда между разными людьми.

Эту очевидную сторону разделения труда, еще не раскрывающую, однако, его социально-экономической сущности, зависимости от общественно-экономических форм организации труда, нужно отличать от его второй стороны — разделения форм человеческой деятельности между разными людьми и социальными группами.

В чем же состоит смысл второй стороны разделения общественного труда?

Когда идет речь о разделенном между разными людьми труде, имеется в виду не просто его качественная дифференциация и пропорциональное распределение. В данном случае труд рассматривается как персонифицированный труд, и его раз­деление означает, что за особыми видами человеческой деятельности закреплены разные люди. На определенном историческом этапе за особыми видами человече­ской деятельности постоянно закрепляются специальные люди, а потому разные формы труда становятся сферой деятельности отдельных групп работников. «Де­ло в том, что как только появляется разделение труда, каждый приобретает свой определенный, исключительный круг деятельности, который ему навязывается и из которого он не может выйти... »33.

В результате подобного разъединения труда физическая и духовная деятель­ность, например, выпадают на долю различных индивидов. Умственный труд при­обретает характер особой деятельности определенных социальных слоев, а физиче­ский труд соответственно становится уделом других социальных категорий людей.

Разделение труда между людьми по своей роли в обществе и по социальным последствиям глубоко противоречиво. В определенных исторических условиях оно необходимо для прогресса производительных сил и общества в целом. Пока челове­ческий труд был еще малопроизводительным и давал только ничтожный избыток над необходимыми жизненными средствами, до тех пор рост производительных сил, развитие государства и права, создание искусства и науки были возможны лишь при условии разделения труда, имевшего своей основой крупное разделение труда между массой, занятой простым физическим трудом, и немногими привилегированными, которые руководили работами, занимались торговлей, государственными делами, а позднее также искусством и наукой34.

Однако исторический прогресс, происходящий на основе разделения труда, осу­ществляется в результате ограничения сферы деятельности целых классов, односто-

Глава 16. Общественное разделение труда и воспроизводство структуры общества 329

роннего развития личности. В условиях разделенного труда большие массы наро­да, занимаясь пожизненно одним видом деятельности, например физическим тру­дом, лишаются возможности развивать свои умственные способности, что наносит огромный ущерб их интеллектуальному развитию. В классовом обществе разделе­ние труда приводит к крайней узости развития человека. «Разделение труда внут­ри современного общества характеризуется тем, что оно порождает специальности, обособленные профессии, а вместе с ними профессиональный идиотизм»35.

Но дело не только в этом. Различия людей, закрепленных за отдельными видами труда, оказываются в конечном счете социальными различиями, которые в классо­во антагонистическом обществе приобретают характер враждебной противополож­ности. Ее сущность состоит не в самом факте разделения труда между людьми, а в том, что умственный труд, например, монополизируется господствующим классом и используется им в качестве средства порабощения работников физического тру­да. Даже наука, применяемая в капиталистическом производстве и реализованная в средствах производства, принадлежащих классу капиталистов, выступает по от­ношению к рабочему как принадлежность капитала, как орудие увеличения приба­вочной стоимости. Что же касается работников государственного аппарата, высших чиновников, являющихся нередко непосредственными представителями класса бур­жуазии, то их взаимоотношения с трудящимися массами носят характер открытого социального антагонизма.

Социально-экономический смысл разделения умственного и физического труда в капиталистическом обществе проявляется также- в создании многочисленных пре­град, не позволяющих массе простых людей переходить от занятий физических к умственным формам деятельности. Последние настолько социально закрепляются, что очень трудно обычному рабочему подняться до уровня интеллигенции. К то­му же образование, особенно высшее, монополизируется привилегированными сло­ями общества, буржуазией. Трудящиеся лишаются возможности непосредственно участвовать в управлении производством и обществом, развивать свои умственные способности. Их уделом остается физический труд.

Современный капитализм довел до крайнего предела противоположность меж­ду умственным и физическим трудом, что обнаруживается не только в самих ка­питалистических странах, но особенно глубоко в пределах мировой системы капи­талистического хозяйства. Там, где империализм хозяйничал в течение веков и где еще сохранилось его господство, он всюду поддерживал и поддерживает невежество огромного большинства масс, их неграмотность, культурную отсталость.

Таким образом, главную, социально-экономическую сущность общественного разделения труда составляет его разделение между разными людьми. Это значит, во-первых, что качественно особые виды трудовой деятельности выпадают на долю разных людей, пожизненно закрепляются за ними, а деятельность каждого отдель­ного человека ограничивается отдельной сферой. Вследствие этого, во-вторых, че­ловек оказывается подчиненным разделению труда, теряет возможность свободного выбора и смены профессий, получает одностороннее развитие.

При разделении труда между людьми различия в труде приобретают характер различий самих людей и выступают как профессиональные, социальные и классо­вые грани. Закрепленность больших групп людей за крупными видами разделен-

330 Раздел VI. Организация труда внутри общества: разделение и объединение труда

ного труда, например за промышленной деятельностью или сельским хозяйством, за умственным или физическим трудом, дает кла

<< | >>
Источник: В. Я. Ельмеев. СОЦИАЛЬНАЯ ЭКОНОМИЯ ТРУДАОбщие основы политической экономии. 2007

Еще по теме § 1. Естественно-историческая дифференциациявидов человеческой деятельности и разделение труда между людьми:

  1. § 1. Естественно-историческая дифференциациявидов человеческой деятельности и разделение труда между людьми
- Регулирование и развитие инновационной деятельности - Антикризисное управление - Аудит - Банковское дело - Бизнес-курс MBA - Биржевая торговля - Бухгалтерский и финансовый учет - Бухучет в отраслях экономики - Бюджетная система - Государственное регулирование экономики - Государственные и муниципальные финансы - Инновации - Институциональная экономика - Информационные системы в экономике - Исследования в экономике - История экономики - Коммерческая деятельность предприятия - Лизинг - Логистика - Макроэкономика - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги - Оценка и оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Прогнозирование социально-экономических процессов - Региональная экономика - Сетевая экономика - Статистика - Страхование - Транспортное право - Управление затратами - Управление финасами - Финансовый анализ - Финансовый менеджмент - Финансы и кредит - Экономика в отрасли - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая теория - Экономический анализ -
Яндекс.Метрика