<<
>>

Последствия Великой депрессии

Великая депрессия 1929-1933 годов стала мощным импульсом, подстегнувшим научное воображение Кейнса. Из-за нее он вторично лишился состояния и вынужден был поменять личную стратегию инвестиций.

Общественный же смысл Великой депрессии заставил Кейнса пересмотреть свою экономическую философию и обострить критику капитализма с позиций этики. Кейнс навсегда отказался от мысли, что рынки могут корректироваться автоматически. Его моральные оценки изменились, и теперь он уделял меньше внимания эффективности, но больше — обязательствам.

В 1920-х годах Кейнс с переменным успехом играл на бирже. К концу 1927 года его чистые активы достигли 44 тысяч фунтов стерлингов (сегодня это было бы около 1,5 миллиона). Однако в году, когда Кейнс держал длинные позиции по каучуку, пшенице, хлопку и олову, цены на эти товары начали падать. Убытки заставили Кейнса продать акции компаний США, так что в 1929 году, в момент обвала Уолл-стрит, в его портфеле уже не было американских активов. После краха биржи в фондовом портфеле Кейнса преобладали акции Austin Motor Company (10 тысяч штук), подешевевшие с 1,1 фунта стерлингов в январе 1928 года до 25 пенсов к концу года. К тому моменту его собственный капитал сократился с 44 тысяч до 7815 фунтов стерлингов (то есть падение составило 80 процентов) и на следующий год продолжил таять (в сегодняшних ценах он сократился с 1,5 миллиона до 260 тысяч фунтов стерлингов). Дошло до того, что Кейнс пытался выставить на продажу лучшие картины из своей коллекции, но потом передумал, так как за них предложили просто смешные деньги.

Великая депрессия, длившаяся до 1933 года, была крупнейшей в мировой истории экономической рецессией. Как и нынешний кризис, она зародилась в США. С 1929 по 1932 год стоимость американских товаров и услуг снизилась почти наполовину, объем производства упал на треть, безработица выросла до 25 процентов (или до 13 миллионов человек).

Инвестиции же вообще прекратились. Примерно то же происходило во всем мире, но особо пострадала Германия, где насчитывалось 6 миллионов безработных. В конце 1932 - начале 1933 года (после того как глобальные экономические показатели снижались 12 кварталов подряд) появились признаки постепенного улучшения, но полностью мировое хозяйство смогло восстановиться лишь с началом Второй мировой войны.

Как и сегодня, депрессия была вызвана финансовым кризисом, который, впрочем, начался не в банковском сегменте, а на фондовой бирже. В сентябре 1929 года индекс Dow Jones достиг пика: 381 пункт. После того как 24 октября фондовый пузырь лопнул, начался неконтролируемый сброс акций. Впрочем, бросались вниз и люди: с сотого этажа Empire State Building, взявшись за руки, прыгнули два финансиста-банкрота. К 1932 году Dow Jones достиг 41,2 пункта; падение составило 90 процентов. Вновь на уровень 1929 года индекс вышел лишь в 1954 году. Мгновенный крах «бумажных» состояний, утрата прав на залог, аресты имущества за долги, а также общее давление на банковскую систему - все это вызвало быстрое падение производства, объем которого с октября по декабрь 1929 года сократился на 10 процентов10. Основной этап банковского кризиса наступил лишь в 1931 году. В феврале 1932 года Кейнс отметил: «Мы теперь достигли той фазы, где риск владения активом за счет заемных средств столь велик, что на рынке возникла конкуренция за быстрый перевод капитала в наличность. При этом каждый, кто преуспевает в погоне за ликвидностью, способствует дальнейшему снижению цен, в результате чего страдают интересы остальных участников рынка, а доверие делового сообщества в целом оказывается подорванным»11.

После краха на Уолл-стрит у Кейнса оставалась надежда на то, что политика «дешевых денег» вскоре приведет к восстановлению экономики во всем мире. Однако к маю 1930 года Кейнс понял: «...теперь мы оказались в жесточайшем международном кризисе, который войдет в историю человечества как один из самых глубоких экономических спадов.

Чтобы подняться из такой депрессии, нам требуется не пассивно ожидать изменения банковских ставок, а вести активную и целенаправленную политику»12. К декабрю года ставка Резервного банка Нью-Йорка была снижена до 2 процентов. К сожалению, цены падали быстрее, чем снижалась учетная ставка, что вызвало рост реальной стоимости долгов. Стало ясно, что на «медвежьем» рынке (то есть в условиях явно выраженных пессимистических настроений) в обоих сегментах - реальных и финансовых активов - выхода с помощью уменьшения процентных ставок не найти. (Повторить этот урок в 1990-х годах пришлось японскому министерству финансов и Банку Японии.)

Перед кризисом Кейнс увидел на рынке устойчивую тенденцию к избыточному предложению сырьевых товаров. Сбережения поглощались спекулятивной игрой на бирже. После того как в 1928 году сбережения перетекли в Нью-Йорк, на рынок «быков», затраты на содержание складских запасов выросли, сырье было выброшено на рынок - и цены на него начали падать. Именно это падение уничтожило длинные позиции Кейнса по сырьевым товарам.

Объясняя причины Великой депрессии в «Трактате о деньгах» (1930), Кейнс опирался на опыт предпринимателя и общественного деятеля. Сбережения «опережали» инвестиции. Вместо того чтобы за счет сбережений покупать капитальное оборудование, их хозяева пустились в спекуляции. Спекулятивная горячка усиливалась тем, что на фондовых рынках был разрешен большой кредитный рычаг (то есть доля заемных средств): инвесторам достаточно было уплатить вперед 15 процентов. Итогом - по мере роста котировок - стало увеличение доли прибыли в ценах для узкой группы богатых инвесторов, но, поскольку реальных активов не создавалось, спекулятивный пузырь был обречен на то, чтобы рано или поздно лопнуть.

Принято считать, что Кейнс не сумел предвидеть спад. А разве можно предсказать появление «черного лебедя»? Между прочим, большой крах в 1928-1929 годах и Кейнс, и Хайек считали весьма вероятным, хотя и по прямо противоположным причинам. Хайек полагал, что учетная ставка слишком низка; Кейнс — наоборот — считал ее слишком высокой.

Проблема инфляции, как настаивал Кейнс, - это проблема цен. В 1927 году в США, судя по индексу товарных цен, опасности инфляции не было. Когда в июле 1928 года ФРС, желая погасить спекулятивную горячку на Уолл-стрит, подняла ставку рефинансирования с 3,5 до 5 процентов, в благополучную экономику США был запущен вирус дефляции. «Трудно будет най- тй приложение поступающим в большом объеме инвестиционным средствам, особенно если Центральный банк противится снижению учетной ставки», - писал Кейнс в сентябре 1926 года13. В октябре 1928 года он повторил предостережение: «He могу удержаться от мысли, что именно сейчас нам грозит риск деловой депрессии... Если слишком долго будут предприниматься попытки погасить спекуляцию с помощью дорогих денег, вполне может случиться, что дорогие деньги, остановив новые вложения, приведут к общей деловой депрессии»14. Кейнс допускал, что с началом спада в 1927—1928 годах за мнимой стабильностью цен скрывалась инфляция, обусловленная ростом доли прибыли в ценах. Теперь он доказывал, что спекуляция недвижимостью маскирует тенденцию к недоинвестированию по сравнению с масштабом корпоративных накоплений. Как только эти рынки рухнули, наступило состояние, которое Кейнс называл «психологической бедностью», — и люди перестали тратить деньги.

Предсказание Хайека базировалось на совсем иной теории, типичной для консервативно мыслящих банкиров и бизнесменов того времени. Федеральная резервная система США слишком долго поддерживала дешевизну денег, что вызвало неустойчивый кредитный бум. Во избежание резких подъемов и спадов Хайек никогда не допустил бы кредитных вливаний из банковской системы. Он подтвердил свою позицию, осудив практику частичного резервного обеспечения, требовавшую от банков хранить в резерве часть депозитов. Хайек полагал, что в конце 1920-х годов для равновесия в экономике требовалось, в соответствии с ростом производительности, снизить цены, а сохранение стабильных цен поддерживало процесс обесценивания активов. Кредитный бум привел к «чрезмерному инвестированию». Экономика была обречена на крах потому, что инвестиции все больше опережали «настоящие» сбережения. (Постулаты Хайека сродни тем, что выдвигают представители австрийской экономической школы, сторонники политики дешевых денег, которую еще недавно проводил Гринспен15.) Споры между монетаристами и кейнсианцами о причинах Великой депрессии не прекращаются и по сей день.

Кейнс допускал, что попытка ослабить бум (путем повышения учетных ставок) раньше, чем наступит спад, могла бы - за неимением иных средств управления совокупным спросом - стать единственной возможной мерой против инфляции. Однако подобная политика, считал он, была бы «опасным и неоправданным пораженчеством». Чтобы сохранить подъем в экономике, нужно обеспечить высокий уровень инвестиций и увеличить склонность населения к потреблению «путем перераспределения доходов... так как для поддержания данного уровня занятости потребовался бы меньший объем инвестиций»16. «Эффективным способом контроля над инфляцией, - писал Кейнс в 1937 году, - представляется не политика высоких учетных ставок, а жесткая позиция Казначейства»17.

Монетарная версия кризиса, основанная на исчерпывающих исследованиях Милтона Фридмана и Анны Шварц и принятая главой

ФРС США Бенджамином Бернанке, утверждает, что политические ошибки в период экономического спада привели к его углублению и продлению. В своем классическом труде Милтон Фридман и Анна Шварц18 пишут, что в октябре 1930 года ФРС, чтобы противостоять «чрезмерным накоплениям» со стороны банков и населения, должна была влить в банковскую систему дополнительные средства, но не сделала этого. Причиной было слабое и разрозненное руководство ФРС, утратившее единство в 1928 году, со смертью Бенджамина Стронга, поистине «сильного человека», главы федерального резервного банка Нью-Йорка. Как признают авторы, все случившееся с октября 1929 года по октябрь 1930 года (то есть падение производства на 27 процентов, оптовых цен - на 13,5 процента и доходов населения - на 17 процентов) было «одним из самых глубоких спадов экономики за всю историю». В октябре 1930 года произошел первый банковский кризис. Крах большого числа банков заставил вкладчиков переводить свои сбережения в наличность, а банки - накапливать избыточные ресурсы. В условиях паники и те и другие стремились сохранить активы, что привело к схлопыванию денежного предложения. Как полагают Фридман и Шварц, понижательный тренд в динамике денежного предложения оказал аналогичное воздействие на уровень реальных доходов и цен. После отмены золотого стандарта в 1931 году давление на доллар привело к тому, что депрессия в мире усилила депрессию в США.

Вот суть «монетарного» объяснения Фридмана: в тот период общее количество денег в системе уменьшилось не потому, что не было потенциальных заемщиков, а потому, что ФРС допустила сокращение денежной массы, вызвав резкий рост процегтных ставок. Напротив, большинство кейнсианцев разделяет взгляд Кейнса, объяснявшего депрессию невозможностью поддерживать совокупный спрос. Именно сокращение расходов привело к уменьшению денежной массы, а не наоборот19. Согласно кейнсианской версии событий, произошло снижение объемов инвестиций и потребления. Двумя важнейшими причинами этого стали кризис строительной отрасли и крах на Уолл-стрит. Объем строительства уменьшился из-за того, что после 1925 года предложение превысило спрос на жилье. Потребление сократилось в ответ на крах фондового рынка. Цены и доходы упали, причем этот процесс не был единообразным. Депрессия оказалась глубокой потому, что снижение расходов частного сектора не было скомпенсировано мерами бюджетной и денежной политики. По мере углубления депрессии негативные ожидания рынка удерживали расходы частного сектора на низком уровне.

Эти противоречащие одно другому объяснения причин Великой депрессии повлияли на выбор средств лечения сегодняшних недугов экономики. Монетаристы полагают, что необходимым и достаточным условием ее возрождения является восстановление денежного предложения (или, точнее, темпов роста денежной массы) до предкризисного уровня. Кейнсианцы доказывают, что восстановление денежного предложения - необходимое, но в целом недостаточное условие возрождения экономики - и станет естественным следствием роста бюджетных затрат, из-за чего вырастут и совокупные расходы. Итак, обе стороны располагают собственными, и весьма несхожими, моделями экономики. Монетаристы считают, что количество денег определяется исключительно денежным предложением, кейнсианцы же полагают, что оно зависит от спроса на кредиты, а на это влияют уже такие переменные факторы, которые лежат вне монетарной модели20.

Еще одно объяснение продолжительности и исключительной глубины Великой депрессии касается дефляционного воздействия золотого стандарта. Во всех странах, придерживавшихся этого стандарта, политика процентных ставок диктовалась не внутренними условиями, а необходимостью сохранять конвертируемость национальных валют в золото по твердому курсу. Когда разразилась Великая депрессия, 70 процентов мировых запасов монетарного золота были сосредоточены в США и во Франции. Для таких стран, как Великобритания, это означало политику «дорогих денег», продолжавшуюся почти два года с начала депрессии. Когда в сентябре года Великобритания отказалась от золотого стандарта, вся тяжесть ситуации легла на США, а после того, как в 1933 году доллар был девальвирован, - на Францию, к тому времени возглавлявшую уже ослабленный «золотой блок».

Позднейший анализ кризиса, проведенный с кейнсианских позиций, подчеркивает - в большей мере, чем это осознавал сам Кейнс, - значение неравномерного распределения доходов. В США 24 тысячи богатейших семей имели втрое больший доход, чем беднейшие 6 миллионов. Из-за этого кредитные ресурсы перетекли из реальной экономики в сферу финансовых спекуляций и показного потребления. Пока одни прожигали шальные деньги, другие - фермеры и прочие производители первичного продукта - бедствовали из-за падения цен и роста долгов21. Во многом то же самое наблюдалось в США после Рейгана и в Великобритании после Тэтчер.

Наконец, есть последнее объяснение, по поводу которого в книге «The World in Depression 1929-1939» историк экономических отношений Чарльз Киндлбергер написал:

Я думаю, что депрессия 1929 года оказалась столь обширной, глубокой и долгой потому, что мировая система была подорвана неспособностью Великобритании и нежеланием США взять на себя ответственность за ее стабилизацию. Эта ответственность означала бы: а) поддержание сравнительно открытого рынка для избытка товаров; б) проведение политики долгосрочного антициклично- го кредитования; в) ведение учетных операций (то есть дисконтирование) в условиях кризиса. Мировая экономическая система была нестабильной, а стабилизировать ее могла бы страна, способная повторить политику Великобритании в период с XIX века по 1913 год. Однако в 1929 году англичане этого сделать уже не могли, а США - не захотели. Каждый стал защищать свои национальные интересы, принеся в жертву интересы мирового сообщества, а с ними и частные интересы граждан22.

Главными причинами возврата к частным интересам оказались: сверхвысокий тариф Хоули-Смута (1930), который ограничил международную торговлю и ускорил падение цен на сырье, и отказ Великобритании от золотого стандарта в 1931 году, что привело к дезорганизации глобальной денежной системы. Планы Кейнса в отношении реформы мировой валютной системы (см. главу 8) были нацелены на то, чтобы избежать повторения этого печального опыта. Кейнс стремился создать такую международную валютную систему, которая не мешала, а помогла бы странам-участницам проводить политику полной занятости.

Сегодня все признают, что политика экономического подъема, которую проводили в 1930-х годах правительства многих стран (не считая Германию с ее полувоенным и основанным на терроре режимом Адольфа Гитлера), была фрагментарной и не смогла обеспечить восстановление. В США Новый курс президента Рузвельта улучшил состояние банковской системы и транспорта, однако на деле объем стимулирования экономики оказался весьма мал. Кейнс подверг критике закон «О восстановлении национальной промышленности» за то, что в нем реформа ставилась впереди восстановления. В 1934 году Кейнс предрекал, что Америка твердо встанет на путь восстановления тогда, когда будет ежегодно расходовать (путем кредитного финансирования) 11 процентов национального дохода, или 4 миллиарда долларов (сегодня это составило бы около 200 миллиардов)23. Реально же ничего даже близко к этому сделано не было. В Великобритании правительство упорно вело курс на сбалансированный бюджет. «Дешевые деньги» (при ставке Банка Англии в 2 процента и ставке долгосрочного заемного финансирования, упавшей до 3,5 процента) вызвали восстановление, мотором которого стал бум в жилищном строительстве. Однако восстановление было далеко не полным. В 1937-1938 годах экономика обеих стран - США и Великобритании — вновь впала в глубокую рецессию, из которой ее вытянули лишь растущие расходы на перевооружение армий.

<< | >>
Источник: Скидельски Р.. Кейнс. Возвращение Мастера. 2011

Еще по теме Последствия Великой депрессии:

  1. 2.2.2. ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ ЕВРОПЫ
  2. 2.4.1. БАЛКАНСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ГЕРМАНСКОГО И ИТАЛЬЯНСКОГО РЕВИЗИОНИЗМА
  3. 2.4.2. ПОСЛЕДСТВИЯ КРИЗИСА В ДУНАЙСКО-БАЛКАНСКОМ РЕГИОНЕ
  4. 8.1.1. ПОСЛЕДСТВИЯ ВОЙНЫ И ПРОБЛЕМЫ РЕКОНСТРУКЦИИ
  5. 12.1. ВЕЛИКАЯ ДЕПРЕССИЯ
  6. 9 Политика стабилизации общего уровня цен и ее дестабилизирующее воздействие на экономику
  7. Теории совокупного предложения
  8. ПОСЛЕДСТВИЯ РОСТА ГОСУДАРСТВЕННЫХ РАСХОДОВ
  9. Великая катастрофа
  10. война стимулирует экономику
  11. ВТОРОЙ СЦЕНАРИЙ. «ЗАМКНУТЫЕ СООБЩЕСТВА»
  12. ПУТЬ, НЕ ИЗБРАННЫЙ В 30-Х ГОДАХ XX ВЕКА
  13. НАМ HE ДАНО ПРЕДУГАДАТЬ...
  14. Милитаризация экономики Японии
  15. Предисловие
  16. Сущность, причины возникновения, фазы и виды экономических циклов
- Регулирование и развитие инновационной деятельности - Антикризисное управление - Аудит - Банковское дело - Бизнес-курс MBA - Биржевая торговля - Бухгалтерский и финансовый учет - Бухучет в отраслях экономики - Бюджетная система - Государственное регулирование экономики - Государственные и муниципальные финансы - Инновации - Институциональная экономика - Информационные системы в экономике - Исследования в экономике - История экономики - Коммерческая деятельность предприятия - Лизинг - Логистика - Макроэкономика - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги - Оценка и оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Прогнозирование социально-экономических процессов - Региональная экономика - Сетевая экономика - Статистика - Страхование - Транспортное право - Управление затратами - Управление финасами - Финансовый анализ - Финансовый менеджмент - Финансы и кредит - Экономика в отрасли - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая теория - Экономический анализ -
Яндекс.Метрика