<<
>>

Заключение

Роль денег в современном обществе возрастает. Их универсальность и абстрактность, открытая К. Марксом и Г. Зиммелем, позволила им на этапе становления буржуазного общества модерна превратиться в «общий знаменатель» всех рыночных обменов, в меру стоимости и шкалу оценки, в посредствующее звено при переводе качественных отношений в количественные и формальные.
В современном обществе способность денег выступать в форме пустого знака, не имеющего прямого референта в реальном хозяйстве, их превращение в отчужденное социальное «ничто» сделала их одним из основных факторов экономической и информационной глобализации, сформировавшей качественно новое пространство социальных взаимодействий. Деньги все более выходят за рамки экономики, превращаясь в регулятор социальных взаимодействий. В условиях общества классического модерна, интегрированного рынком, который основан на реальном производстве, деньги выступали в качестве стабилизирующего, интегрирующего, рационализирующего механизма, позволяющего с определенной долей надежности прогнозировать будущие состояния экономики. Современные деньги виртуальной финансовой экономики оказываются фактором нестабильности и непредсказуемости, нелинейности развития. Поэтому к анализу их функционирования оказывается сложно применять четкие алгоритмы и правила, и они вносят в экономику и в общество не столько порядок и логику, сколько ту самую непредсказуемость, которую исследователи современности характеризуют как нелинейную социокультурную динамику. Развитие денег стало важнейшим фактором рационализации не только хозяйственной деятельности, но и социальных отношений, и культурных ориентаций. В современном обществе развитие денег сразу во многих формах, в том числе и в форме виртуальных финансов, способствовало не только появлению новых типов рациональности, но и росту иррациональности, происходящему вследствие взаимного противоречия этих типов, а также вследствие растущей непредсказуемости самих денег.
В русле веберовской методологии рационализацию современного общества можно охарактеризовать как «квазирационализацию», поскольку рационализация в собственном смысле этого понятия — это полагание за пределами мира трансцендентных точек, позволяющих мир оценить и на этой основе непротиворечиво объяснить и реально упорядочить как мыслительную, так и практическую деятельность. В современном мире деньги представляют собой скорее код, допускающий множество интерпретаций и смыслов. Оценка любого явления становится контекстуальной, сиюминутной, зависимой как от внешних обстоятельств, так и от их восприятия. Буржуазное общество создало мифологию денег, утверждающую их в качестве одного из важнейших оснований порядка и стабильности общественного устройства. В контексте развития этого мифа деньги постепенно превратились в своего рода универсальный «метаязык». С его помощью описываются все прочие системы смыслов и ценностей капиталистического рыночного общества. Современный миф денег продолжает утверждать их универсальную значимость, но уже не только в качестве порядка и стабильности, но и в виде стихии, близкой к природной, или к мистическому хаосу как первооснове бытия. Логика и рациональные усилия человека уже бессильны совладать с этой стихией, с ними уравнены в шансах иррациональная удача и счастливый случай или, напротив, фатальное невезение. Если буржуазный миф претендовал на объяснение мира посредством «метаязыка» денег, то современный постмодернистский миф скорее представляет некий код, предназначенный для интерпретаций, а не объяснений. И таких интерпретаций всегда оказывается множество в различных социокультурных контекстах. На роль универсального «метаязыка» мифология денег не может претендовать в силу множественности семиозисов, а также в силу неравномерности и нелинейности социокультурного развития современного мира, в котором наряду с глобальным информационным «пространством потоков» существуют множество локальных культур и обществ, не затронутых глобализацией или даже отторгнутых ею.
Всегда были и всегда будут существовать такие формы жизни общества, которые, в силу своей специфики, в принципе не поддаются интерпретации на языке денег. Так, одна из основных функций денег состоит в установлении соотношения между разными видами труда. Деньги могут стимулировать эффективность и дисциплину труда, пробуждать или, напротив, уничтожать интерес к нему, однако они никак не связаны ни с талантом, ни с чувством удовлетворения именно процессом творчества, а не полученным вознаграждением, ни с энтузиазмом и самоотдачей. Аналогично, брачный контракт по поводу собственности по существу никак не связан с чувством любви, а воспитание детей, духовная близость с ними — с наличием средств на их образование. Это все примеры относятся к качественно различным измерениям человеческого бытия, в равной степени присутствующим в обществе. Именно их качественное различие приводит к невозможности применять к ним единый, даже очень универсальный язык. Напротив, попытки конвертации одних ценностей в другие приводят к искажениям коммуникации, оказываются деструктивными для всех сфер. Поэтому социокультурная функциональность денег как общественного института имеет пределы, которые нельзя безнаказанно переходить. Одна из важнейших функций денег (особенно ярко проявившаяся при распаде традиционных обществ и становлении буржуазных) — освобождение индивида от межличностных связей и зависимостей. В современном мире электронные и виртуальные деньги стали одним из факторов развития процесса глобализации, поскольку позволили экономическим и вообще социальным акторам освободиться от влияния хозяйственных локальных социокультурных контекстов. Формируется экономика, развивающаяся в виртуальном пространстве глобального финансового рынка, очень мало и не стабильно связанная с локальными хозяйствами, с реальными экономиками конкретных стран и регионов. Таким образом, деньги и на качественно новом уровне продолжают играть свою эмансипирующую роль. Однако они являются источником новых форм несвободы человека, прежде всего несвободы от самих себя: будучи универсальным средством для достижения любых целей, они предполагают зависимость практически в любых вариантах развития жизненных стратегий.
В современном обществе массового потребления, где социальный статус, самоидентификация и культурные характеристики личности в значительной степени определяются характером ее потребления, эта зависимость от денег, дающих доступ к потребительским благам, становится особенно обременительной. Новые формы денег, в том числе электронные деньги, развивающиеся как альтернатива наличным и постепенно вытесняющие их из финансовых операций и повседневного обихода, также не только дают свободу как новые возможности и удобства, особенно в условиях высокой мобильности, но и создают новые факторы несвободы. Ими становятся зависимость от эмитентов кредитных и дебетовых карт, а также неизбежность увеличения контроля в разнообразных формах, сопровождающая операции с электронными деньгами. На место свободы, даваемой наличными, приходит пока децентрализованный, но неуклонно возрастающий контроль над разными аспектами профессиональной, потребительской, да и вообще социальной, деятельности индивидов. Свобода от локальных связей, даваемая деньгами, обратной стороной имеет и снижение значимости социальных, нравственных, эмоциональных и т.д. обязательств перед другими людьми, перед социальными общностями и группами, перед такими институтами, как государство. Будучи продуктом общества, деньги дают возможность индивиду почувствовать максимальную независимость от него, хотя, по существу, эта независимость будет иллюзорной и ее суть будет состоять в возможности не считаться со многими социальными нормами, ранее бывшими обязательными. Таким образом, деньги порождают отчуждение людей друг от друга, рост индивидуализма, дезинтеграцию социальных групп и общностей. В условиях глобализации социальная дезинтеграция усиливается, поскольку происходит разделение на тех, кто пользуется всеми преимуществами, даваемыми подвижностью виртуальных финансов, и тех, кто не имеет возможности этими преимуществами воспользоваться, да еще и оплачивает их через налоги, недополученные прибыли, оплату труда и социальные пособия. Развитие денег как основной формы богатства существенным образом трансформировало его культуру, сделав богатые классы более замкнутым и самодостаточными. Необходимость легитимировать богатство с помощью демонстрации заинтересованности в общественных проблемах и общности судьбы со средними и низшими классами по мере доминирования денежной формы богатства становится все более условной. Социальная ответственность, «корпоративное гражданство» и прочие формы взаимодействия бизнеса и общества в условиях глобализации делаются избирательными в соответствии с возможностями быстрого перемещения капиталов. Взаимодействие социальных групп с разным уровнем дохода и разными возможностями относительно использования преимуществ глобализации все более перемещается в виртуальное пространство и основывается на демонстрационном эффекте потребительских практик. Развитию кредитования в сферах бизнеса и потребления соответствует растущий отрыв денег от реальных процессов в экономике. Кроме того, возможность тратить деньги, которые реально не заработаны, способствовало становлению общества массового потребления, в котором доминирует потребление символов, оторванное от реальных возможностей и потребностей людей. Свобода человека в таком обществе относительна: при освобождении от личных форм контроля и принуждения, он оказывается подчинен жесткому диктату навязанных извне потребительских стереотипов. Таким образом, развитию денег в современном обществе сопутствуют трансформации их социокультурных функций. В ходе этих трансформаций социальные и культурные свойства денег капиталистического свободного рынка не только развиваются, но и качественно меняются в соответствии с новыми социальными и культурными реалиями. Меняются и теоретические модели, адекватные исследованию социокультурных функций денег на новом этапе. Если в классическом капиталистическом обществе наиболее адекватными были структурные социологические парадигмы и теории социального обмена, отчасти интерпретивные парадигмы, то теперь все чаще оказываются применимыми постнеклассические постмодернистские парадигмы, позволяющие исследовать связь денег с нелинейными процессами социокультурной динамики и с развитием гиперреальности. Социологическая теория денег современного общества еще только складывается. Исследования монетарного и финансового поведения опережают ее становление и должны способствовать ее развитию. Трансформации денег влияют на общество и культуру так же, как трансформации общества и культуры влияют на развитие денег. Деньги никто специально не придумывал, они продукт развития общества и соответствуют уровню этого развития. Поэтому они играют в жизни людей ту роль, которую сами люди им отводят. Согласно известной социологам теореме Томаса, если люди определяют некоторые ситуации как реальные, они реальны в своих последствиях. Если утверждается, что деньги являются главной ценностью и способны решить все проблемы, то разовьется циничное общество, где все продается и покупается за деньги. Если же люди верят, что помимо денег имеют значение совесть, честь, любовь, то деньги займут в жизни общества хотя и важное, но не главенствующее место.
<< | >>
Источник: Зарубина Н.Н.. Деньги как социокультурный феномен Монография. 2011

Еще по теме Заключение:

  1. Статья 1427. Публичное предложение о заключении договора об отчуждении патента на селекционное достижение
  2. КОММЕНТАРИИ В ЗАКЛЮЧЕНИЕ__________
  3. § 5. Заключение, исполнение и прекращение международных договоров Российской Федерации
  4. Заключение
  5. § 3. Заключение трудового договора
  6. Статья 9. Права и обязанности хозяйствующего субъекта, осуществляющего торговую деятельность, и хозяйствующего субъекта, осуществляющего поставки продовольственных товаров, в связи с заключением и исполнением договора поставки продовольственных товаров
  7. Отчетность Сбербанка по МСФО с заключением аудиторов
  8. Расторжение трудового договора в связи с нарушением правил его заключения
  9. Статья 301. Незаконные задержание, заключение под стражу или содержание под стражей
  10. Заключение эксперта. Заключение специалиста
  11. Окончание предварительного расследования составлением обвинительного заключения или обвинительного акта
  12. § 5. Заключение и показания эксперта
  13. § 6. Заключение и показания специалиста
  14. Понятие трудового договора. Порядок его заключения
  15. § 5. Заключения и показания эксперта, специалиста
  16. 1 § 2. Направление уголовного дела с обвинительным заключением прокурору
  17. § 4. Действия и решения прокурора по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением
  18. 10. Заведомо ложные показание, заключение эксперта или неправильный перевод
  19. Заключение
  20. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Яндекс.Метрика