<<
>>

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ МЕЖДУ ДЕНЕЖНЫМИ СИСТЕМАМИ, ВОСПРИЯТИЕМ ВРЕМЕНИ И СТАБИЛЬНОСТЬЮ

Ни специалисты по валютам, ни представители «зеленых» не видят связи между денежной системой и стабильностью. Я покажу, что это большое упущение.

' Needleman J. Money and the Meaning of Life.

New York; Doubleday Currency, '99'. P. 4'.

Самый простой путь ознакомиться с этой связью — посредством сказки для моего крестника.

Человек в «очках для близорукости»

(сказка для Камира, 7 лет)

Однажды в одной не очень далекой местности жил человек, который носил очки так долго, что совсем позабыл о них. Главная проблема, однако, заключалась в том, что зрение-то у него было нормальным и очки, вместо того чтобы корректировать зрение, делали его настолько близоруким, что он не мог видеть дальше своего носа.

И он сталкивался со всеми и ударялся обо все, потому что все и всё внезапно появлялись перед ним без предупреждения, когда было слишком поздно избежать столкновения. Он долго из-за этого переживал и наконец решил проконсультироваться у ученого.

Ученый внимательно выслушал человека, а затем вытащил толстую книгу по оптике, наполненную уравнениями и диаграммами. Ученый показал гостю, что это совершенно нормально, когда человек видит вблизи лучше, чем вдаль. Он объяснил что-то о частицах света, уменьшающихся пропорционально квадрату расстояния при удалении от предметов. Наш человек ничего не понял, но, кивая головой в ненужных ему очках, радовался, что, по науке, его бесконечные столкновения со всеми встречными-поперечными - нормальное явление.

Уходя от ученого, он вышиб лбом его входную дверь и дальше продолжал сталкиваться с людьми, деревьями и всем прочим, что только имело несчастье появиться перед его носом. Однажды после очередного сильного удара лбом о крепкую кирпичную стену он опять начал беспокоиться. Он чувствовал себя совершенно подавленным от множества столкновений и решил обратиться к психиатру.

Психиатр попросил человека лечь на кушетку и стал задавать ему очень важные вопросы: как он ладил со своими отцом и матерью, и братьями, и сестрами. Выслушав ответы, психиатр сказал, что раз уж человек чувствует себя совершенно подавленным, то для этого, без сомнений, есть причины, что совершенно нормально, потому что без причин ничего не бывает, и попросил его приходить каждую неделю для углубленного лечения.

Но вот однажды, много позже, наш человек в очках возвращался с очередного сеанса лечения от психиатра еще более подавленный, чем когда бы то ни было, и столкнулся со своей маленькой пятилетней внучкой, которая ожидала его возле дома. Он был очень рад, что встретил девочку и даже не зашиб ее насмерть, и они решили поиграть вместе в доме.

Дедушка качал внучку на колене, как на лошадке, и внезапно девочка схватила «лошадкину уздечку» - очки - и сдернула ее с де

душкиного носа. Неожиданно наш герой обнаружил, что отлично видит: смеющееся внучкино личико было совершенно четким, а также столы и стулья, о которые он так часто ударялся раньше; и он даже заметил, что некоторые из кирпичей в стене надо заменить. И он понял безусловное преимущество иметь возможность видеть дальше своего носа, видеть все те вещи, о которые можно так больно ударяться, если их не замечать.

Сейчас мы можем сформулировать взаимосвязь между денежной системой и стабильностью следующим образом: процентные ставки порождают всеобщую тенденцию «неуважения будущего», заставляют нас видеть мир сквозь вот такие «очки для близорукости». Более того, чем выше эти проценты, тем сильнее тенденция.

Мы видели в главе 2, насколько глубоко процентные ставки вплетены в процесс создания денег в нашей основной денежной системе.

Понять суть взаимоотношений между процентными ставками и восприятием времени можно в три этапа: осмыслить, что решения о размещении капитала в основном принимаются посредством финансовой методики «дисконтирования денежных потоков»; осмыслить, что эти поступления в будущем могут стать первопричиной создания прямого конфликта между финансовыми критериями и экологической стабильностью в существующей денежной системе; осмыслить, что ставка дисконтирования, используемая в методике дисконтирования денежных потоков, напрямую определяется процентной ставкой по валюте, используемой при анализе движения денежных потоков.

Дисконтирование денежных потоков — дисконтирование будущего

Дисконтирование денежных потоков является основным методом, используемым при принятии финансовых решений об инвестировании денег в данный проект или для срав-

различных проектов между собой. Методика изло- в деталях в любом учебнике по финансам. (Дисконтере — это процесс нахождения сегодняшней стоимос- х денег, получение которых ожидается в будущем, или шачает стоимость денег во времени. — Науч. ред.) гобы понять эту методику, рассмотрим простой приспустим, что какой-то частный проект требует вло- 4 на 1000 долларов прямо сейчас и он будет прино- шстую прибыль 100 долларов в первый день каждо- да в течение последующих пятнадцати лет своего гшения. Давайте сделаем оптимистичное предполо- что в указанный период времени отсутствует инф- [. На графике (рис. 20) показано, что реальное дви- 2 денежной наличности для этого проекта должно щеть так: начиная с отрицательных — 1000 долларов, I совершается отток денежных средств (выплаты в •ящий момент), а для каждого года из последующих [ас будут одинаковые суммы 100 долларов, показан- [а положительной части оси.

ние наличности, долл.

1              1              1              1              1              1              1              1              1              1 1              1              И

1              2              3              4              5              6              7              8              9              10              11              12              13              14              15

П родолжительность проекта, годы

ис. 20. Реальный ежегодный оборот денежных средств по проекту

О 100 200 300 400 500 600 700 800 900 1,000

Рис. 21. Дисконтированный денежный поток с точки зрения финансового аналитика

Для финансового аналитика (надевшего «очки для близорукости»), однако, тот же самый проект будет выглядеть по-другому (рис.

21).

Аналитик тоже видит эти минус 1000 долларов в нулевом году. Но доход 100 долларов после первого года работы проекта будет составлять для него только 91 доллар из предположения, что ставка процента одинакова — 10 % в год в течение продолжительности проекта. (Все значения округлены до целого доллара для иллюстрации результата, ибо приведение десятых долей не изменит сути изложенных здесь аргументов.)

Все мы знаем, что деньги в будущем будут стоить меньше, чем сегодня. Насколько меньше — серьезно зависит от «ставки дисконта», применяемой для данного проекта.

Коэффициент дисконтирования определяется по формуле 1/(1 + сР) в степени ДО, где Л— процентная ставка, ДО— период времени, лет. В большинстве учебников по финансам в приложениях приводятся заранее разработанные таблицы с этими коэффициентами.

Наш аналитик знает, что он может положить в банк 91 доллар сегодня с 10-процентной нормой доходности и автоматически получить те же самые 100 долларов через год. Следовательно, 100 долларов через год аналогичны для него 91 доллару сегодня. По той же причине 100 долларов через два года будут стоить только 83 доллара, через три — 75 долларов и т. д. К десятому году проекта 100 долларов представляются аналитику только как 39 долларов, а к пятнадцатому году — как жалкие 24 доллара.

Итак, то, что выглядит резонной инвестицией с доходом 1500 долларов на вложенную 1000 (см. рис. 18), оборачивается бесперспективным проектом, с точки зрения финансового аналитика в «очках для близорукости».

Если мы запланируем проект не на 15 лет, а на 100, то последняя сотня долларов будет стоить только 7 центов. Через два века получим несколько сотых долей цента. Неудивительно, что мы не думаем о результатах, которые наши сегодняшние решения принесут потомкам в седьмом колене; мы не принимаем будущее в расчет!

Можно еще представить начисление сложных процентов как выбор между двумя видами пожертвования, например, в пользу университета: вы выписываете чек на 10 000 долларов сейчас или даете по тысяче каждый год в течение следующего столетия. Во втором случае ваши пожертвования увидят несколько поколений, но при годовой 10-процентной ставке фактическая доходность и того и другого пожертвования одна и та же.

«Близорукий подход» против «стабильности»

Надо заметить, что нет ничего неправильного в рассмотрении вопроса с точки зрения финансового аналитика. Он всего лишь использовал прямую финансовую логику для валют с положительной процентной ставкой. Но если применить те же умозаключения для всех финансово мотивированных инвестиций, то мы увидим, что это создает хорошо известную проблему: нехватку краткосроч

ных доходов на долгосрочные проекты — а значит, и на долгосрочную стабильность.

Когда член правления совета управляющих какой-либо корпорации выражает недовольство тем, что финансовые затруднения вынуждают его фокусироваться на результатах только следующего квартала, он является жертвой «очков для близорукости». Когда китайцы говорят, что они не могут позволить себе использовать щадящие технологии при производстве энергии, в действительности они говорят, что стоимость будущих долгосрочных выгод, дисконтированная к сегодняшнему дню, незначительна по сравнению с немедленным снижением издержек за счет использования «грязных» технологий, которые они собираются использовать. Если владелица дома решает, что слишком дорого устанавливать солнечные батареи для получения энергии, она просто говорит, что стоимость покупки электричества или газа у энергетической компании из месяца в месяц в течение довольно продолжительного периода ниже, чем первоначальный капитал, требуемый для покупки этих солнечных батарей.

Но когда мы строим дом дешево, без необходимой тепловой изоляции и прочих энергетических «аксессуаров», мы на самом деле совершаем выбор между более высокой стоимостью отопления и нагрева воды в будущем, дисконтированной к сегодняшнему дню, и стоимостью строительства сегодня.

Взаимоотношения с процентной ставкой

Во всех приведенных выше объяснениях о технике дисконтирования денежных потоков мы делали допущение, что используемая дисконтная ставка идентична процентной ставке по валюте. В действительности же дисконтная ставка, которая должна быть использована, представляет собой «стоимость капитала на проект». Если избегать чрезмерных технических деталей, можно выделить три составляющих стоимости капитала:

процентная ставка по данной валюте; норма доходности капитала; поправка на неопределенность, отражающая неустойчивость движения денежных потоков в самом проекте.

Эта третья составляющая имманентно присуща самому проекту и, следовательно, не зависит от выбранной валюты. Она остается неизменной в любой денежной системе и, учитывая содержание нашего обсуждения, может быть проигнорирована.

А вот первые две составляющие, напротив, напрямую зависят от денежной системы. Именно в них кроется первопричина общеизвестной «близорукости» финансовых рынков, именно они вынуждают корпорации принимать решения, которые в будущем могут навредить обществу и бизнесу, в том числе даже этим самым корпорациям.

Если бы исполнительный директор корпорации излишне увлекался рассуждениями о долгосрочном общественном или экологическом благополучии, он был бы скоро смещен действующим советом директоров или новым руководством, захватившим власть, если бы рейдеры оказались сильнее. «Особое поколение инвесторов, корпоративных рейдеров, специализируется на «охоте» за известными корпорациями. Основной процесс прост, хотя детали «охоты» в комплексе и борьба часто отвратительны. Рейдер определяет компанию, акции которой хорошо идут на фондовой бирже и имеющую реальную капитализацию цены выше текущих рыночных цен акций. Иногда это проблемные компании. Чаще же это хорошо управляемые с финансовой точки зрения платежеспособные компании, законопослушные и думающие о будущем. У них могут быть солидные денежные накопления в качестве резерва при экономических спадах и могут быть природные ресурсы, которые они используют, рассчитывая на долгосрочную стабильность и доход». После того как рейдеры

' Korten D. When Corporations Rule the World. San Francico: Berret-Koehler Press, '995. P. 208.

берут такую компанию под свой контроль, они меняют ее стратегию, ориентируя компанию на политику краткосрочных выгод, по иронии часто выплачивая громадные проценты по займам, использованным для скупки компании. Итог: еще одна компания надела «очки для близорукости».

Если коротко, при существующей денежной системе долгосрочное планирование и образ мыслей, направленный на благо общества, не только менее доходны, но и часто сурово наказуемы.

Тем не менее вполне возможно создание такой денежной системы, которая бы решительно снизила стоимость капитала посредством одновременного сокращения процентных ставок по деньгам и нормы доходности капитала. И вы увидите, как этот процесс перестраивает финансовые интересы в сторону долгосрочной стабильности.

«Очки для дальнозоркости»?

Что случится, если вы перевернете бинокль? Внезапно, вместо того чтобы приблизить далекие объекты, вы еще более отдалите все предметы от себя.

В метафоре «очки для близорукости» положительные ставки процента были той особенностью нашей денежной системы, которая создавала общую финансовую близорукость, показывала будущее непривлекательным. И чем выше были ставки процента, тем сильнее была эта близорукость. Другими словами, результат положительных ставок процента подобен тому, что мы смотрим в бинокль с противоположной стороны.

Что случилось бы, если бы мы «перевернули очки» финансовых аналитиков?

Вспомните плату за простой («демередж»), упомянутую в конце предыдущей главы. Этот метод был изобретен Сильвио Гезелем (1862 — 1930) и совсем еще недавно, в 30-х годах XX века, использовался для борьбы против накопления бумажных денег. Исходное положение Гезеля

заключалось в том, что деньги — такой же вид общественных услуг, как и поездка на автобусе. И маленькая плата взималась за время, пока банкнота у кого-нибудь находилась. Слово «демередж» восходит ко времени развития железнодорожных перевозок, это был штраф за простой вагона, когда пустой вагон долго ожидает погрузки на складах клиента. Сегодня он применяется при аренде контейнеров.

С финансовой точки зрения такой штраф, но только налагаемый на деньги, является эквивалентом отрицательной ставки процента. Как бы сейчас повлиял этот демередж на взгляд финансового аналитика?

Уже рассмотренный нами проект (показанный на рис. 20) неожиданно представился бы ему так, как показано на рис. 22:

Движение наличности, долл.

400 300

200 100

0 100 200 300 400 500 600 700 800 900 1,000

Рис. 22. Взгляд финансового аналитика на реальный ежегодный оборот денежных средств при валюте, облагаемой демереджем

И так происходит не только из-за чисто механического применения уравнений дисконтирования денежных потоков. Если подобный результат выглядит несколько странным и даже опровергает то, к чему мы привыкли, имея дело с нашими обычными валютами, все же в нем есть здравый финансовый смысл. Давайте проведем сопоставление шаг за шагом.

Во-первых, посмотрим, что происходит сегодня с привычными валютами. Вам дан выбор между 100 долларами сейчас и 100 долларами через год с сегодняшнего дня, притом что вам не нужны деньги немедленно, и что я могу дать вам полные гарантии по выплате моего долга через год, и что не будет инфляции. В условиях сегодняшней денежной системы вы всегда должны предпочитать 100 долларов прямо сейчас, потому что вы можете надежно положить их в банк и получить назад с процентами.

А теперь допустим, что я даю вам выбор между 100 единицами «демереджной валюты» сегодня и ровно через год. При тех же условиях, что и выше (т. е. что вам не нужны эти деньги для немедленного использования, есть гарантии о моей платежеспособности на следующий год и нет инфляции), логично предположить, что вы предпочтете деньги через год. Почему? Потому что, получая деньги через год, вы не будете платить за демередж в течение года. Говоря техническим языком, эти 100 единиц, дисконтированные к сегодняшнему дню, через год будут стоить больше того, что вы получите сейчас. Они будут стоить ровно 100 плюс плата за демередж!

Когда используются демереджные валюты, будущее становится более ценным, что диаметрально противоположно происходящему с нашими обычными валютами с положительными процентными ставками.

Другими словами, если бы проект, описанный с помощью рис. 18, был основан на демередж-валюте, то в долгосрочном периоде там существовала бы даже премия, а не только скидка. (Этот результат получается, только если стоимость демереджа больше суммы стоимости собствен

ных средств и корректировки на риск проекта. Если бы демередж был равен сумме этих двух составляющих, то коэффициент переоценки равнялся бы нулю и, с точки зрения финансового экономиста, это была бы та же ситуация, что изображена на рис 18. Уровень демереджа без преувеличения играет роль фокусной линзы очков из нашей сказки.)

Остается обратиться еще к двум фундаментальным проблемам. Как осуществить эту идею? Кто должен быть инициатором создания такой новой глобальной валютной системы в обозримом будущем? Имеет ли такая нестандартная денежная система смысл? Каковы ее экономические последствия?

МИРОВАЯ БАЗИСНАЯ ВАЛЮТА — ТЕРРА

Я буду подразумевать под мировой базисной валютой (МБВ) валюту, которая не привязана к какому-то государству и главной целью которой является обеспечение стабильных и надежных международных контрактов и торговли'.

Кроме того, я предлагаю в качестве единицы расчета в МБВ ввести денежную единицу терра, которая крепко свяжет валюту и материальный/физический мир. В этом смысле терра устанавливает связь между финансовым и материальным мирами.

Терра — это стандартная корзина товаров и услуг, особенно важных для международной торговли, и их относительный вес в этой стандартной корзине будет идеально отражать их относительную значимость в мировой торговле. Вспомните, одной из причин того, что «глобальное казино валюты» способно произвести серьезную реорга-

Подобной цели служил «переводной рубль», применявшийся в расчетах между странами — членами СЭВ. — Примеч. ред.

низацию настолько широко, насколько это окажется возможным, является разобщение между финансовым миром и физической реальностью; эта связь была разорвана президентом Никсоном, отказавшимся в 1971 году от золотого обеспечения доллара. А терра в роли мировой валюты была бы сродни золотому стандарту XIX столетия (но терра как «корзина» с разнообразными товарами будет также по определению более стабильна, чем любой из этих товаров).

Например, рыночная цена терры может быть определена так:

1 терра = 7, барреля нефти (например, марки Brent, с доставкой)

+ 1 бушель пшеницы (Чикагская товарная биржа, с доставкой)

+ 2 фунта меди (Лондонская биржа металлов, с доставкой)

+ и т. д.

+ 7.. унции золота (Нью-йоркская товарная биржа, с доставкой).

(Замечание: специфические товары, их качество и стандарты поставок и их соответствующие количества приведены здесь в качестве примера, а на практике это будет частью договорных соглашений между участниками сделки.)

Терра имеет четыре ключевые характеристики: Эта валюта устойчива к инфляции по определению. Инфляция всегда определяется как изменение «корзины» товаров и услуг, следовательно, до какой степени «корзина» товаров в террах будет репрезентативна по отношению к структуре мировой торговли, до такой степени она и не будет подвержена инфляции. Стоимость терры можно легко пересчитать на любую существующую национальную валюту. Всякий, кто хочет пользоваться террой в национальной валюте, может просмотреть цены на эти товары в «корзине» международной торговли и пересчитать их «по корзине». Эти цены

уже публикуются в финансовых разделах крупных мировых газет и доступны в реальном времени в сети Интернет. Эта валюта автоматически конвертируется в любую существующую национальную валюту, для чего не требуется составление международных конвенций или соглашений. Любой, кто вносит деньги на счет в своей валюте, имеет возможность получить «корзину» с товарами, доставленную на заранее подготовленные склады (например, такие, какие уже существуют на различных фьючерсных биржах). Эти товарные биржи могут также стать местом для получения наличных денег в конвертируемой национальной валюте за доставку продукции, если это необходимо. Мы должны ожидать, что, как только система покажет себя надежной и заслуживающей доверия, все меньше и меньше людей будут пользоваться чеками. В эту денежную систему «естественно» встроен демередж, что является главным, поскольку гарантирует полную интеграцию предлагаемой валюты в существующую рыночную систему «реальной» экономики во всех аспектах.

Действительно, существуют издержки, связанные с хранением товаров, и демередж просто будет оговоренной стоимостью хранения «корзины» товаров. Следовательно, нет необходимости дискутировать на тему полезности демереджа или его размера. Эти затраты (а следовательно, и демередж) уже приблизительно оценены при детальном изучении товарной резервной валюты в размере от 3 до 3,5 % годовых .

Заметим, что такие издержки не могут привести к дополнительным затратам экономики в целом. Эти затраты уже включены в современную экономику, потому что большинство (если не все) товаров, входящих в зону терры, в

1 Калькуляции по 27 товарным резервным валютам: Albert Hart of Columbia University, Nicholas Kaldor ofKing’s College in Cambridge, UK and Jan Tinbergen of the Netherlands School of Economics. См.: The Case for an International Reserve Currency. Geneva: presented on 2/17/1964. Document UNCTAD 64-03482.

любом случае где-то хранится, воплощая политику стабилизации цен и создания запасов, а также служа для нормального функционирования производителей и потребителей. Мое предложение — просто переложить эти существующие затраты на владельцев валюты терра, таким образом передавая этим издержкам общественно полезную функцию оплаты демереджа.

Теоретическая и практическая правильность выводов

Терра есть комбинация двух концепций: демереджа, первоначально предложенного Сильвио Гезелем, и идеи валюты, имеющей в основе корзину товаров, которая предлагалась многими известными экономистами всех поколений, включая недавнего нобелевского лауреата Жана Тинбергена и профессора Калдора из Кембриджского университета.

Об идее валютного демереджа Джон Кейнс говорил, что она здравая и с теоретической, и с практической точки зрения, поскольку действительно предпочтительнее обычных валют. В своей книге «Общая теория занятости, процента и денег» он пишет: «Те реформаторы, кто искал лекарство в создании искусственной стоимости денег путем требования того, чтобы законное платежное средство периодически обновлялось за определенную установленную плату для сохранения себя как денег, были на правильном пути, и практическая ценность их предложения заслуживает обдумывания».

См., например: Harmon Е. Commodity Reserve Currency. New York: Columbia University Press, 1959; Graham B. World Commodities and World Currency. New York: McGraw Hill, 1944; Storage and Stability. New York: McGraw Hill, 1937; St Clare Grondona. Economic Stability is Attainable. London: Hutchison Benham Ltd, 1975; Gondriaan I. How to Stop Deflation. London, 1932; Jevons W.S. Money and the Mechanism of Exchange. 1875.

' Keynes J. M. The General Theory of Employment, Interest and Money. London: MacMillan, 1936. P. 234.

Свои рассуждения Кейнс закончил ошеломляющим утверждением, что «будущее могло бы научиться гораздо большему у Гезеля, чем у Маркса». Он оказался прав насчет Маркса. И, может быть, прав насчет Гезеля.

Наилучшим аналитиком тезисов Гезеля был его современник Дитер Сахр’. Он доказал, что наши обычные валюты с положительными процентными ставками ведут к систематическому нерациональному использованию ресурсов, в то время как нулевая процентная ставка или валюта на основе демереджа — нет. Он также веско ответил на некоторые критические выпады против демереджа. В дополнение Ахо Рейсе’ другим образом указал на то же самое, утверждая, что деньги, приносящие доход, создают «неоптимальность» в размещении капитала. Другие экономисты, изучавшие теоретические и практические предпосылки таких альтернативных видов валют, — Корссен, Дальберг, Фишер и Герр. Keynes J. М. The General Theory of Employment, Interest and Money. London: MacMillan, '936. Ch. 32. P. 355.

' Suhr D. Capitalism at Its Best: The Equalisation of Money's Marginal Costs and Benefits. Augsburg, Germany: Universitet Augsburg, '989.

' Riese H. Geldekonomie — Keynes und die Anderen: Kritik der moneteren Grundlagen der Orthodoxie // Ukonomie und Gesellschaft. Frankfurt, Germany and New York: Campus Verlag, '983. Vol. ': Die Neoklassik und ihre Herausforderungen. P. '03—160.

4 См.: Cohrssen H. R.L. Wara // The New Republic. '932. Vol. 7'. № 923. P 338—339; Cohrssen H. R.L. Fragile Money//The New Outlook. '933. Vol. '62. P. 39—4'; Cohrssen H. R.L Das beginnende Engagement der Wissenschaft — Fur eine gesunde Geldordnung. Eine historische Besinnung. Boll, Germany: Seminar fur freiheitliche Ordnung. 1983; Dahlberg A. When Capital Goes on Strike. How to Speed Up Spending. New York and London: Harperand Brothers, \93S; Fisher I. Boomsand Depressions. Some First Principles. London: George Allen and Unwin, 1933; Herr H. Geld. Storfaktor oder Systemmerkmal? // Prokla. 1986. Vol. 16/2. P 108—131; Herr H. Ansatze monetarer Wahrungstheorie: Eine Keynesianische Kritik der orthodoxen Theorie // Konjunkturpolitik. 1987. Vol. 33/1. P. 1—26; Yeager L. B. Essential Properties of the Medium of Exchange // Kyklos. 1968. Vol. 21. P. 45—69; Yeager L. B. Stable Money and Free Market Currencies // Cato Journal. 1983. Vol. 3/1. P 305—326.

14 Будущее денег

Эти экономисты поддерживали различные аспекты проектируемой мировой базисной валюты в силу других весомых причин, кроме стабильности, —таких, как денежная устойчивость, сокращение колебаний экономических циклов, снижение международного неравенства. МБВ вроде терры может аккумулировать все эти преимущества в дополнение к суммарным выгодам идеи демереджа, нацеленного на достижение долгосрочной стабильности. Причина, по которой идея товарной корзины все еще не воплощена в глобальной резервной валюте, явно не в недостатке правильности суждений или в недостатке доказательств, просто до сегодняшнего дня этот вопрос не попадал в фокус национальных интересов.

Также важно понять, что людям, когда они станут получать платежи в террах, не будет нужды вести контроль за ценами на товары самостоятельно, точно так же как владелец фьючерсного контракта по меди не обязан сам перегружать и перевозить эту медь. Терра— просто складская расписка, дающая право получить эквивалент стоимости корзины товаров, независимо от того, с какой валютой человек имеет дело. Терра, следовательно, могла бы перечисляться электронным путем, как сегодняшние национальные валюты; она была бы просто стабильна и не подвержена инфляции — а это уже немало; этим не могут похвастаться нынешние национальные валюты.

Идея товарной валюты, скомбинированной с демереджем, не совсем нова. В своей самой ранней форме она была предложена в Древнем Египте. В этом был секрет замечательной стабильности древнеегипетской денежной системы, которая, к сожалению, не была воспроизведена более поздними цивилизациям^. Египетская денежная система

' История египетской денежной системы и ее последствий будет обсуждаться в книге «Душа денег», которая готовится к изданию в ООО «Агентство «КРПА Олимп». Лучший источник информации об этом: Preisigke F. Girowesen im Griechischen Agypten enthaltend Korngiro, Geldgiro, Girobanknotariat mit Einschlus des Archivwesens. Strassburg: Verlag von Schlesier amp; Schweikhardt, 1910; reprinted: by Hildesheim. New York: Georg Olms, 1971.

поддерживала экономическую стабильность и богатство в течение почти тысячелетия! Этот исторический рекорд демонстрирует нам также замечательную способность демереджа стимулировать устойчивое развитие, которое может длиться несколько столетий. Но эта тема обсуждается в других книгах.

Пути реализации

Существует несколько вариантов реализации проекта внедрения мировой базисной валюты. Например, достижением консенсуса между правительствами мира через соглашение типа бреттон-вудского или через реформирование Международного валютного фонда. Что для этого необходимо, скажем словами Томаса Санктона из журнала Time:

«Эффективные действия по предотвращению опустошающего разрушения окружающей среды требуют мобилизации политической воли, интернациональной кооперации и жертв, вообразимых только в военное время. Однако человечество уже сейчас находится в состоянии войны, и ее вполне можно назвать войной за выживание. Это война, в которой все нации должны быть союзниками».

Однако политические реалии сегодня таковы, что вероятность достижения подобного консенсуса между правительствами очень мала. Частные беседы с высшим руководством Банка международных расчетов и МВФ подтверждают, что, по существу, новые денежные инициативы могут быть проявлены только частным сектором в условиях острых геополитических обстоятельств. Более того, реальная власть принятия решений сегодня, так или иначе, относится больше к мультинациональным корпорациям, чем к правительствам. Наиболее важны временные приоритеты, требующиеся для достижения стабильнос

ти — а это приоритеты мировых корпораций, — следовательно, их участие в проекте будет необходимо в любом случае. Вот почему стратегия, предложенная здесь, должна убедить ключевую группу корпораций установить МБВ самим, как вид услуг для каждого, кто хочет торговать на международном рынке.

«Ганзейский союз» дает нам исторический пример такого процесса. Эта система была чрезвычайно успешна в стимулировании процветания дюжин городов-государств в XIV веке. Ганзейский союз просуществовал больше столетия, в шесть раз дольше, чем современный эксперимент с плавающим курсом валюты (см. текст в рамке).

Исторический пример бизнеса, создающего валютную систему (1367—1500)

Во времена сильной раздробленности Северной Европы правительства не могли или не желали договориться о введении международных стандартов. Торговцы из нескольких независимых городов (Бремен, Кельн, Гамбург, Лондон и др.) собрались вместе для создания собственной легальной торговой структуры, имеющей свою собственную валюту и даже собственный международный суд для разрешения споров. Все это было целиком вне официальной политической и государственной системы. Этот союз просуществовал больше столетия, в шесть раз дольше, чем современный эксперимент с плавающим курсом валюты.

Ганзейский союз был объявлен официальной структурой в 1367 году, после независимой деятельности в течение столетия. Эта торговая структура была чрезвычайно успешной в достижении своих целей. Однако торговцы в каждом порту тратили столько же энергии, затрудняя доступ в этот союз своим конкурентам, сколько и на работу над расширением своих рынков в других странах. Из союза также были исключены торговцы некоторых стран. В итоге к концу XV века система рухнула. Это произошло, когда датские и английские торговцы, грузовые и рыболовецкие флотилии - с самого начала тоже исключенные из этой системы - успешно бросили вызов этой монополии.

Если для осуществления МБВ окажется выбран путь частных инициатив, будет очень важно установить с самого начала гарантии (в полном смысле слова) открытого доступа на рынок для всех участников международной торговли, независимо от их размера или происхождения, чтобы избежать истории Ганзы.

Полагаю, современная версия такого объединения или союза будет значительно отличаться от той, что получилась в XIV веке.

А сейчас я с точки зрения бизнеса покажу, как система МБВ может быть представлена к реализации в качестве жизнеспособного бизнес-проекта.

Потребность бизнеса в МБВ

С точки зрения бизнеса появление мировой базисной валюты любого рода полезно, потому что там не только могут быть решены важные проблемы бизнеса, регулярно имеющего дело с высокими затратами, но и сама такая валюта может быть внедрена как здравый бизнес-проект. Как надо его готовить?..

В 1998 году в свет вышел обзор' Артура Литла, охвативший 481 основную корпорацию Европы и США и ошеломивший своими результатами: оказалось, что 95 % корпораций считают устойчивое развитие «искренне важным» и 83 % полагают, что бизнес обеспечивает его возможность. Однако за малым исключением большинство не вполне знает, как на практике действовать для осуществления этих желаний. Мировая базисная валюта может быть инициативой бизнеса, что в корне разрешит очевидное противоречие между финансовыми критериями и заботой о долгосрочной стабильности.

По какой же причине частные корпорации могут захотеть проявить инициативу в общественном служении народам и природе?

Во-первых, полезно помнить, что так называемые национальные валюты являются также корпоративными валютами, выпущенными в обращение в основном частными банками (см. главы 1 и 2 первой части). Во-вторых, судя по всему, бизнес имеет прямые причины заниматься этим

' Little Arthur D. Prism // Leading Edge Thinking on Innovation. 1998. Quarter 4. P. 5.

проектом. Последнее, но немаловажное, — многие лидеры бизнеса втягиваются в конфликты, пытаясь поддерживать баланс между краткосрочными приоритетами акционеров и финансистов и долгосрочными своими, беспокоясь о том, какой мир они оставят своим внукам. Некоторые игнорируют это или подавляют чувство беспокойства, надеясь, что положение само как-то утрясется, другие приватно обсуждают это с людьми своего круга, а третьи даже публично освещают этот внутренний конфликт. Сущность их мотивов зависит от роли их корпорации в системе МБВ.

Рассмотрим наиболее типичные причины, по которым бизнес мог бы принять участие в таких рискованных начинаниях. Среди всех видов бизнеса выделим две категории: тех, кто «спонсирует» создание новой валюты, и тех, кто просто станет ее «пользователем».

«Спонсоры» — это организации, которые обеспечивают материально-производственные запасы сырья для обмена на терры. Перечень этих запасов и составит официальное обеспечение валюты терра. «Пользователи» — все те, кто хочет оперировать террой как базисной валютой контрактов или средством платежа. Важно подчеркнуть, что терра должна быть доступна всем индивидуумам и собственно бизнесу, желающим использовать ее для контрактных или платежных целей. Такая философия сродни принципу универсального доступа к услугам телефонии; так можно будет избежать ошибок Ганзейского союза.

Причины участия бизнесменов-«спонсоров»

Для «спонсоров» одной из наибольших выгод является то, что система МБВ обеспечит им возможности превращать в деньги часть своих материально-производственных запасов без дополнительных издержек. Например, с 1970 года нефтяные компании были принуждены европейскими и американскими правительствами зарезервировать большее количество запасов сырой нефти, чем это требуется для технологических процессов, в качестве гарантии

политической стабильности или отсутствия нефтяного эмбарго на Ближнем Востоке. Но нефтяные компании могли бы вложить часть этих избыточных нефтяных запасов в систему МБВ и получить в обмен терру, валюту, которую можно напрямую использовать для покупки товаров и услуг во всем мире. Система МБВ перенесет издержки хранения на держателя валюты, и нефтяные компании смогут выполнять навязанное им резервирование нефти, не оплачивая стоимость хранения, пока они тратят свои терры.

А почему же «пользователи» могут быть заинтересованы в использовании терры вместо традиционных национальных валют?

Причины участия бизнесменов-«пользователей»

Даже без катастрофического сценария существуют по крайней мере четыре типичные причины, по которым какая-нибудь организация или индивидуум, вовлеченные в торговлю, могут захотеть использовать МБВ, такую, как терра, в качестве контрактной валюты и/или торгового инструмента. Действительно, МБВ обеспечивает эффективное решение нескольких проблем, которые существующее денежное «модус вивенди» создает для любого участника международной торговли. Специфика проблем такова: риски, связанные с нестабильностью национальных валют, и высокие затраты на их покрытие; отсутствие международных стандартов для измерения стоимости; трудности при заключении долгосрочных контрактов; как следствие трех вышеназванных проблем, до четверти мировой торговли в настоящее время производится в бартере, т. е. вообще без использования валюты. Это происходит, несмотря на то что бартер до сих пор является более сложным и дорогим методом осуществления торговли, чем прямые денежные переводы.

Несколько слов о каждой проблеме.

Валютные риски. Одни из самых серьезных рисков, с которыми международный бизнес имеет сегодня дело, — это валютные риски. Они сейчас даже больше, чем политические риски (например, возможность того, что иностранное правительство национализирует вложения) или даже чем маркетинговые риски (например, возможность, что клиенты не захотят этого продукта).

Всякий раз, когда стоимость международных валют пересчитывается в национальные валюты стран, действительно появляются значительные риски. Если иностранная валюта падает, вся дебиторская задолженность (задолженность покупателей перед компанией) и все счета дебиторов, выраженные в этой валюте, падают в цене. Если иностранная валюта растет, все подлежащее выплате (например, займы) дорожает.

Для того чтобы справиться с этими многочисленными проблемами, была создана целая финансовая отрасль (фьючерсные рынки и другие финансовые производные инструменты). Но в большинстве случаев затраты на страхование (хеджирование) таких рисков непомерно высоки, особенно если дела ведутся не в одной из шести основных валют или если временной период достаточно долог. С другой стороны, если не страховать такой риск, то это авантюра, которая может подвергнуть опасности всю корпорацию. Исследование 500 удачливых корпораций США в 1992 году показало, что все они считают валютные риски своей самой большой головной болью. Более того, 85 % участников заявили о необходимости использовать дорогие финансовые стратегии для снижения этих рисков. Существенно, что чем крупнее и разветвленнее компания, тем больше случаев страхования.

' Dolde W. The Use of Foreign Exchange and Interest Rate Risk Management in Large Firms. University of Connecticut School of Business Administration Working Paper 93-042. Storra, Conn., 1993. P. 18—19. В то время риски по процентным ставкам были на порядок меньше рисков с иностранной валютой.

Существует еще один важный аспект, по которому не провели исследование,— сколько иностранных инвестиций не были сделаны по той простой причине, что валютный риск не мог быть застрахован или его страховка была чересчур дорога. Эти альтернативные издержки вредны не только для вовлеченных корпораций, но и для общества в целом.

Отсутствие международных стандартов стоимости.

Другая важная проблема была определена Хогартом и Пирсом: «Миру понадобится немного времени, чтобы осознать, что больше невозможно делать бизнес без надлежащих стандартов стоимости, как было бы невозможно вести дела без согласованных единиц длины и массы». Совершенно верно: для международной экономики ведение дел без единого стандарта стоимости так же неэффективно, как попытка торговать без стандартов длины и массы. Попробовать можно, но это вне здравого смысла.

Предположим, по каким-то неизвестным причинам не сложилось единого для всего мира стандарта массы (килограмм), и этот стандарт в каждой стране свой. Для приведения к общему знаменателю при подписании сделок договорились бы умножать его, например, на разницу температур воздуха между импортирующей и экспортирующей сторонами. Нам пришлось бы вложить деньги в технику, построить и запустить спутники для изменения этих температур и развивать такие специфические средства, как фьючерсные рынки и др., для страхования рисков, связанных с изменением килограмма в зависимости от погоды; конечно, это громадные расходы. В сфере международного стандарта стоимости указ Никсона от 1971 года о плавающих валютных курсах способствовал развитию именно такого процесса. Почему же нам не договориться о стабильном международном стандарте стоимости?

' Hogart IV. P., Pearce I.F. The Incredible Eurodollar. London: George Allen and Unwin, 1982. P. 130 — 131.

Отсутствие долгосрочных контрактов. В истории экономики долгосрочные контракты были вполне привычны. Если не принимать во внимание курьезные подробности британской истории начала XX века, когда контракты обычно подготавливались на срок до трех столетий, существуют значительные преимущества в заключении контрактов на сроки длительностью в несколько лет. Но сегодня это достаточно сложно и даже почти невозможно, потому что ключевая составляющая любого контракта — стоимость — должна оставаться открытой для корректирования, если партнер находится в другой стране. В дальнейшем это усиливает «близорукость» бизнеса, которая становится буквально эпидемией во всем мире.

Более того, из-за отсутствия настоящего международного стандарта стоимости контрактные и инвестиционные издержки увеличиваются с появлением каждого дополнительного участника международной торговли; это оборачивается повышением стоимости всех товаров и услуг, предназначенных для международной торговли, а расплачиваются по всему миру потребители как конечное звено в этой цепочке неэффективности.

Засилье бартера. Возрастание бартера в торговых оборотах, как международных, так и внутренних, поражает воображение. До 1970 года бартер был достаточно редок, он был характерен лишь для малого объема индивидуальных услуг. В настоящее же время некоторые компании даже имеют специальные отделы по ведению бартерных сделок. Бартер стал широкомасштабным и распространенным средством и даже становится основным в сфере СМИ, туризма, гостиничного бизнеса и в мировой торговле. С 1995 года примерный объем бартерных сделок в мире оценивается в 650 миллиардов долларов ежегодно. Правда, азиатский и российский кризисы ограничили дальнейшее увеличение бартерного оборота.

Между тем в некоторых сферах экономики даже по

явились стандартные единицы обмена, специфические для бартера. Например, международная авиатранспортная ассоциация (1АТА) более десяти лет использует свои собственные единицы расчета с членами авиакорпораций. Аналогично «гостиничные номера» и «ТВ-ролики» эволюционировали в индустриально-специфические бартерные единицы. Следующим логическим шагом должно стать развитие стандартизированных бартерных единиц для сети.

Так почему бы нашей терре или другой единице мировой базисной валюты не развиваться в том же направлении, чтобы превратиться в итоге в межотраслевую бартерную единицу?

Последняя причина участия «пользователей». Наконец, МБВ может создавать полезную подстраховку для любой официальной национальной валютной системы всякий раз, когда она впадает в кризис. Так, если бы подобная валюта была доступна для торговли с азиатскими странами или Россией во время кризисов последних лет, можно было бы избежать множества трудностей и торговых споров. А то, что кризис был суровый, подтверждается приведенными ниже цитатами из выступлений финансовых авторитетов. «Мы находимся действительно в опасной ситуации» (Мишель Камдесю, трижды генеральный директор МВФ,. 6 сентября 1998). «Это беспрецедентная ситуация» (Рубин, главный казначей США, сентябрь 1998). «Это наиболее серьезный финансовый кризис со времен Второй мировой войны» (Билл МакДоноу, президент Федерального резервного банка США на совещании МВФ в сентябре 1998 года).

Мировая базисная валюта (терра) могла бы создать очень крепкую дублирующую систему на случай сильной денежной нестабильности.

МБВ может быть полезной не только для решения трех отмеченных выше проблем бизнеса. Она сама по себе может быть воплощена в качестве бизнес-проекта как специализированная компания с финансовым рейтингом ААА, управляемая альянсом из компаний по интернет-бартер- услугам, производителей сырья, бизнесменов, финансовых институтов и других людей.

Система МБВ, как организация, могла бы оказывать услуги по обработке информации, предлагаемые на рынке производителям и потребителям сырья, товарным биржам, которые физически поддерживают МБВ, а также любым клиентам, которые желают пользоваться этой валютой. Она бы приносила доход от платы за демередж и несла бы издержки по хранению основных товаров. Приносимый ею доход возрастал бы из-за понижения накладных расходов, которое становится возможным при ведении более эффективного регулирования обмена, чем в случае традиционного бартера. Финансовые институты могут объединяться с МБВ-организацией для ведения расчетов в терре или в других денежных единицах МБВ. Управление такими расчетами операционно не отличается от операций с любыми другими иностранными валютами, предлагаемыми сегодня многими финансовыми институтами.

Среди клиентов этой системы могут быть нефтяные компании, обязанные сегодня и в Европе, и в США хранить большие объемы запасов сырой нефти, чем необходимо для обычных операционных целей, для ослабления шока в западных странах при нефтяном или военном кризисе на Ближнем Востоке. Эти нефтяные компании путем своего участия в системе МБВ могли бы действительно переложить издержки хранения этих дополнительных запасов нефти на владельцев терры. Подобно этому, другие производители сырья (например, пшеницы, металлов) также могут захотеть трансформировать другое неликвидное

имущество в ликвидные средства для международной торговли. В прошлом, когда золото было реальным или воображаемым обеспечением валют, используемых в мире, эту роль играли производители золота. В конце концов, все больше передовых финансовых посредников увидят путь интеграции их товаров и их корпоративных финансовых потоков в новую выгодную систему МБВ— «связанных» продуктов.

Все это сводится к вопросу о том, захотят ли лидеры бизнеса и будут ли они в состоянии взять ответственность за реорганизацию денежной системы личной инициативой, что помогло бы бизнесу стать действительно долгосрочно стабильным. Слово «бизнес» по-шведски будет Naring Liv (дословно «пища для жизни»). Терра, введенная в обращение объединением разных видов бизнеса, могла бы стать путем, ведущим к большей стабильности. Это также был бы более эффективный путь для лидеров бизнеса, позволяющий избежать вечного конфликта между приоритетами акционеров и их личной озабоченностью долгосрочной стабильностью, независимо от того, возникает ли эта озабоченность из-за общественного давления, личной этики или заботы о будущем их собственных внуков.

Независимо от всех выше обозначенных причин, по которым бизнес-сообщество должно поддержать создание мировой базисной валюты, существует также этическая сторона дела, достаточно важная, чтобы принять ее во внимание. Первичная этика сегодня сводится просто к нашему коллективному экологическому выживанию.

Мы можем обнаружить исконную мудрость в древних религиозных правилах, направленных против ростовщичества. Евреи и христиане говорили: «Не должен ты давать взаймы брату своему под процент, ибо только так благословит Господь наш Бог тебя на все поступки твои» (Втор., 23:20). И Коран утверждает подобное: «То, что даешь ты взаймы для увеличения за чужой счет, никогда не будет богоугодным делом» (Сура 30:38).

При существующей сегодня традиционной денежной системе - когда проценты глубоко вплетены в процесс создания валюты, невозможно следовать этим предписаниям буквально, даже для тех,

кто хотел бы им следовать. Исламское банковское дело сегодня показывает единственную попытку разрешения этого противоречия.

А валюта с платой за простой (демередж) оказывается противоположностью валюте с процентами, антитезой ростовщичеству. Использование валюты на основе демереджа может впоследствии стать одной из немногих сфер деятельности, где сложится искреннее единодушие между современным бизнесом, традиционными религиями и специалистами по проблемам окружающей среды.

И последнее. Этот проект не обязывает никого принимать терру или другую демередж-валюту. Терра может эффективно функционировать параллельно с традиционными национальными валютами; в любом случае выбор используемых валют остается за людьми.

Этические аспекты

Введение мировой базисной валюты, как я отметил ранее, возможно не только по настоянию экономического сообщества, но и в результате инициативы правительства США или группы стран. Если же инициативу никто не проявит и ни один из корректирующих механизмов не будет применен, предсказуемые последствия будут заключаться в том, что когда-нибудь в спекулятивном безумии современной валютной системы спекулятивная составляющая достигнет 90 % или даже 99,9 % всех прочих. И тогда существующий «модус вивенди» рухнет, сопровождаемый экономической катастрофой.

Я искренне надеюсь, что этого не случится, потому что на фоне такой глобальной катастрофы даже кризис 30-х годов XX века представится приятным пикничком. Как-никак кризис 30-х поразил экономику стран, в которых проживало только 20 % мирового населения. Южная Америка, Россия, большинство стран Азии не подверглись его влиянию и даже экономически расцвели, в то время как США и Западная Европа содрогнулись от потрясений. Крушение сегодняшней денежной системы затронет все человечество на огромных пространствах, потому что гло-

Есть несколько сценариев, как это может случиться. Один из лучших описан в «Смерти денег» Джоэла Курцмана.

бальная интеграция открыла границы стран, экономик, даже традиционных сообществ, которые еще 60 лет назад были вполне самодостаточными.

Жители острова Яп в Форт-Ноксе

Милтон Фридман провел забавную параллель между «примитивной» валютной системой жителей острова Яп и нашей современной.

В 1903 году американский антрополог Вильям Генри Фурнесс III был настолько очарован денежной системой одного из Каролинских островов в Микронезии - острова Яп (в тот момент маленькой немецкой колонии с населением 5000 человек), что озаглавил свою книгу «Остров каменных денег» (1910). Он писал:

«Их средство расчетов называется «фей» и состоит из больших, твердых, толстых каменных колес, имеющих в центре отверстия разных диаметров, куда может быть вставлена жердь, в достаточной мере большая и крепкая для переноса тяжести и удобства транспортировки. Эти каменные «монеты» сделаны из известняка, добытого в карьерах вдалеке от острова Яп... Первоначально они были привезены на остров искателями приключений - навигаторами - в лодках и на плотах. После заключения сделки на большую сумму появлялась необходимость перевезти фей продавцу, но он обычно удовлетворялся принятием простого подтверждения от собственника, а сами «монеты» оставались в помещении бывшего владельца безо всяких маркировок о принадлежности».

Когда немецкое правительство объявило о своем владении Каролинскими островами (в 1898), многие дороги (на деле - тропы) на островах были в плохом состоянии, и аборигенам велели отремонтировать их. Однако жители острова Яп отказались, и было решено наложить штраф на непокорных. Поскольку местными деньгами, пользовавшимися доверием населения, были фей, штраф взыскивался так: приезжал правительственный чиновник и маркировал фей черным крестом, показывающим, что камни принадлежат правительству. Это подействовало мгновенно: люди, доведенные таким способом до нищеты, принялись за работу и привели все дороги в хорошее состояние. Затем правительство послало своих агентов для соскабливания крестов. Штраф был уплачен, счастливые островитяне обрели свой капитал, к ним вернулось благосостояние.

В 1932-1933 годах и потом в 1971 году Центральный банк Франции запросил Федеральный резервный банк США об обмене излишков долларов на золото. На практике это означало простую замену этикеток на части ящиков со слитками золота, хранящегося в Форт- Ноксе, с «Федеральный резерв» на «Банк Франции». Этот случай описывался в финансовых американских газетах как «потеря золота»; на

финансовых рынках мира шумели об ослаблении доллара и укреплении французского франка.

Милтон Фридман спрашивает: «Есть ли разница между позицией Федерального резервного банка, поверившего в ослабление своей позиции из-за каких-то пометок на ящиках в подвалах, и позицией жителей острова Яп, уверовавших в свою нищету из-за каких-то пометок на камнях? Островитяне рассматривали в качестве конкретной демонстрации своего богатства камни, добытые из карьера, обработанные на отдаленном острове и привезенные на их собственный остров. А цивилизованный мир рассматривает в качестве конкретной демонстрации его богатства металл, вырытый из глубин земли, очищенный тяжелым трудом, перевезенный на большие расстояния и захороненный снова в тщательно сконструированных подвалах глубоко под землей. Насколько рациональнее одна практика по сравнению с другой?»

Реализация в чрезвычайных ситуациях

Такие серьезные эксперты по денежной системе, как Милтон Фридман и Анна Шварц, пришли к довольно тягостному выводу о том, что существенные перемены в этой системе никогда не совершаются до проявления негативных результатов, а всегда после, когда их на то обязывает фактически грянувший кризис. Но и в чрезвычайной ситуации направление перемен зависит не от экономической целесообразности, а от политической конъюнктуры.

Например, последнее реальное изменение денежной системы (отмена золотого обеспечения доллара из-за демарша Франции) произошло в 1971 году не потому, что это было наилучшей идеей. Свое одностороннее решение президент Никсон озвучил вечером в воскресенье 15 августа 1971 года. Наступавший понедельник был последним сроком для ответа на запрос французского Центрального банка о выкупе первоначальных 5 миллиардов в золоте, согласно процедуре, оговоренной бреттон-вудским соглашением о послевоенной валютной системе (1944). Лондонский рынок золота начинал свою работу через несколько часов; Банк Англии ожидал решения США, чтобы сделать запрос, идентичный французскому.

Пол Уолкер был представителем небольшой группы людей, присутствовавших на том совещании в Кэмп-Дэвиде, где выносилось решение, и лично описал, насколько он был поражен тем, что приоритеты профессиональных политиков полностью отличаются от технических интересов Центрального банка.

Сам Пол Уолкер, как и Артур Берне, выступал за «добровольное» соглашение с другими Центральными банками, включающее ревальвацию золота (повышение ранее установленной стоимости), а «Ричард Никсон и министр финансов Джон Коннелли желали сделать из девальвации доллара политический триумф, что было нелегко». И далее: «Отмена платежей в золотом эквиваленте представлялась мне угрожающей всей системе, на страже которой я стоял всю мою трудовую жизнь, дерзкой новой инициативой... Когда выступление было окончено, я получил хороший урок того, что могут сделать своенравные политики... Поступок господина Никсона, дополненный щегольством Коннелли на конференции в понедельник, выставило эту ситуацию триумфом и возможностью начать все заново... Даже сейчас, двадцать лет спустя, я удивляюсь»’ — это слова Пола Уолкера о событиях, приведших к переустройству денежной системы мира.

В тот момент главной задачей Никсона было стремление представить американской публике эту ситуацию как победу в противодействии иностранному давлению. Министру финансов Коннелли выпало официально передать

В эту группу входили, судя по фотографии из Национального архива: президент Никсон, Артур Берне (председатель совета Федерального резерва), Пол Уолкер (председатель Федерального резерва Нью-Йорка), Джордж Шульц (директор Департамента управления и бюджета), Пол Мак-Крэкен (председатель палаты экономических советников), Каспар Вайнбергер (замдиректора Департамента управления и бюджета), Джон Коннелли (министр финансов) и Уильям Сэфир, спичрайтер.

' Volcker Р., Gyothen Т. Changeing Fortunes: the world’s money and the threat to American Leadership. New York: Times Books, 1992. P. XIV.

' Ibid. P. 80.

15 Ьудушсе денег

эту часть выступления. (Кстати, один из его любимых афоризмов — «Доллар наша валюта, но ваши проблемы».) А президент Никсон больше всего заботился о том, чтобы его личное выступление транслировалось без прерывания популярного телевизионного сериала «Бонанза» во избежание впечатления кризиса.

Идея о свободном колебании курсов валют, как альтернатива другим предложениям (например, значительному повышению цены на золото), была выдвинута академической школой Милтона Фридмана за 15 лет до этого. И нашлось несколько экономистов в администрации президента (в частности, Хендрик Хутхаккер из Совета экономических консультантов и Джордж Шульц из Департамента управления и бюджета), которых убедили его теоретические выкладки. Но наиболее веским аргументом стало то, что односторонняя отмена основного принципа бреттон-вудского соглашения исключала необходимость в проведении сложных переговоров о новом соглашении, притом что США оказались бы в оборонительной позиции.

Я рассказал об этом в качестве примера в подтверждение тому, что все изменения, которые неизбежно произойдут в угрожающей нам в ближайшее время чрезвычайной ситуации, будут приняты уже после кризиса, и, скорее всего, из политических соображений.

Лучшее, что мы можем, — это сделать выводы из уроков истории. Перспективы терры или другой формы денег мировой базисной валюты следует оперативно оценить до того, как глобальный кризис швырнет нас в другой мир. Я надеюсь, что до того, как это случится, стараниями той или иной ответственной группы — бизнесменов или политиков, которые проявят инициативу, будет сделан осознанный выбор.

В следующей главе ситуация будет рассмотрена более широко. Я покажу возможности, которые создает проект МБВ для каждого из нас, для человечества и для всей планеты, если мы пойдем по этому пути.

<< | >>
Источник: Бернар А. Лиетар. Будущее денег: новый путь к богатству, полноценному труду и более мудрому миру. 2007

Еще по теме ВЗАИМООТНОШЕНИЯ МЕЖДУ ДЕНЕЖНЫМИ СИСТЕМАМИ, ВОСПРИЯТИЕМ ВРЕМЕНИ И СТАБИЛЬНОСТЬЮ:

  1. ВЗАИМООТНОШЕНИЯ МЕЖДУ ДЕНЕЖНЫМИ СИСТЕМАМИ, ВОСПРИЯТИЕМ ВРЕМЕНИ И СТАБИЛЬНОСТЬЮ
Яндекс.Метрика