<<
>>

ПУТЬ, НЕ ИЗБРАННЫЙ В 30-Х ГОДАХ XX ВЕКА

Если ваша семья жила в 30-е годы в Западной Европе, США, Канаде или Северной Мексике (т. е. в областях, которые сильнее всего были поражены Великой депрессией), вы, возможно, слышали об этом.

После немецкой гиперинфляции конца 20-х годов (или кризиса 1929 года в других регионах) буквально тысячи сообществ в разных странах ввели свои собственные, местные валюты. В ва

шем городе, вероятно, тоже была такая1. Прежде чем вникнуть в конкретные случаи применения этих валют, давайте рассмотрим общую обстановку, в которой это происходило.

Обстановка 30-х годов

В 30-е годы была другая обстановка, нежели сегодня.

В Германии 20-х марка полностью обрушилась. Чуть позже в других странах национальные валюты обесценились из-за банковского и экономического кризисов. Люди, у которых были хоть какие-то деньги, стремились копить их из страха перед будущим, что, в свою очередь, ухудшало положение остальных. Однако, несмотря на различия в валютной политике, проводимой в то и в наше время, обнаруживаются некоторые тревожащие совпадения (см. текст в рамке).

Монетарные ошибки 30-х годов прошлого века

Монетарные ошибки, сделанные в 30-х годах, подробно описаны в любом учебнике экономики. Общее мнение - то, что могло быть временным спадом, стало кошмарной депрессией из-за ошибок, сделанных центральными банками, особенно в Австрии и в США.

Весной 1931 года самый большой банк Австрии - Kredit Anstalt, был на грани краха. Когда правительство решило спасти ситуацию, напечатав свеженькую внутреннюю валюту, банк организовал утечку капитала из страны из опасения повторения гиперинфляции, подобной той, что случилась после мировой войны и память о которой была все еще свежа в народе. Австрия получила помощь от соседей и недавно сформированного Банка международных расчетов... Но помощь пришла слишком поздно.

В это же время в США Федеральная резервная система также предпочла защищать золотой стандарт, вместо того чтобы спасать

Существует великолепный каталог толщиной 300 страниц, систематизирующий несколько тысяч видов валют.

См.: MitchellR. А., Shafer N. Standard Catalog of Depression Scrip of the United States in the 1930’s including Canada and Mexico. Iola, Wisconsin 54990: Krause Publications, 1984.

реальную экономику. Президент Герберт Гувер счел, что важнее сбалансировать бюджет, чем заново запускать экономику путем сокращения дефицита денег. Все верили, что краткосрочный шок не повредит, а даже поможет возмещению ущерба от прошлых эксцессов.

Мы не обязаны повторять те же ошибки. Правда, мы можем делать новые с тем же эффектом.

Когда Япония пробует запустить остановившуюся экономику, невзирая на возникающий дефицит бюджета, международные кредитные агентства делают все, чтобы ее невыплаченный долг стал еще тяжелее и она не смогла бы держаться политики, способствующей спасению экономики.

Когда Таиланд, Корея или Индонезия видят крах своей экономики, им рекомендуют увеличить процентные ставки, чтобы «восстановить доверие в отношениях с международными финансовыми рынками», а ведь это еще больше увеличивает глубину кризиса.

У всех дополнительных валютных систем 30-х была одна цель: обеспечить людям средство обмена, необходимое для их деятельности, т. е. дать им работу. Главное, чтобы два средства использовались для достижения этой единственной цели: чтобы люди компенсировали дефицит национальной валюты, создавая свои собственные дополнительные валюты; чтобы в более сложных случаях они также создавали стимул для исключения валютных накоплений.

Компенсация дефицита национальной валюты. Безработные не зарабатывают денег. Если известное количество ваших клиентов безработные, ваш бизнес терпит неудачу, еще больше увеличивая количество безработных, что в свою очередь разрушит даже крупный бизнес, и т. д. Это эффект снежной лавины, который наблюдался во всем западном мире по мере распространения кризиса конца 20-х годов.

«Когда кто-то знает, что через две недели его могут повесить, это чудесно помогает сконцентрироваться». Внезапно люди поняли, что деньги, в конце концов, только «соглашение в пределах сообщества, чтобы использо

вать нечто — фактически все что угодно — как средство обмена».

А потому они согласились принимать листы бумаги, выпущенные в ограниченных местностях, металлические символы или что бы то ни было еще, о чем только смогли договориться. Среди наиболее экзотических результатов этого мозгового штурма 30-х я нашел: хвосты кроликов, использовавшиеся в Олни, штат Техас (система введена местной торговой палатой в 1936 году), — эта мера, очевидно, в качестве побочного эффекта привела к избавлению от избытка кроликов в регионе; морские раковины, опечатанные аптечной компанией Хартера в Пизмо-Бич (выпущены 8 марта 1933 года); деревянные диски с выгравированной надписью «С нами Бог», изготовленные деревообрабатывающей компанией Кокрейна как средство обмена для Петалумы (1933).

Стимул обращения. После создания новой местной валюты следовало убедить людей не копить ее. Каждый раз, когда кто-то копит валюту, недостаток обращения по определению лишает других представителей сообщества возможности совершать сделки. Более сложные формы дополнительной валюты 30-х годов включали стимул к обращению, рекомендованный немецко-аргентинским бизнесменом и экономистом Сильвио Гезелем (см. текст в рамке). Мы будем подробнее говорить об идеях Гезеля в главе 4, а здесь ограничимся рассмотрением механизма «оборотной марки», который он рекомендовал. Основная идея была в том, чтобы поощрить людей пускать деньги в оборот через антинакопительный налог (технически называемый «платой за простой»). Обратная сторона каждой банкноты имела 12 граф (по одной на каждый месяц), где следовало наклеивать марки, свидетельствующие об оплате, ибо любая банкнота, чтобы иметь силу, должна была иметь марки текущего месяца. Марки можно было купить за

местную валюту в магазинах, задействованных в схеме, и каждая марка стоила 1/12 часть номинала банкноты[16]. Так в течение года пользователи оплатили бы в «налогах за простой» стоимость своего счета. Это было способом создать самоликвидирующуюся валюту; валюта австрийского города Вёргль и многие другие валюты времен депрессии в США имели ту же особенность.

Сильвио Гезель (1862—1930): пророк, чудак или просто неудачник?

Сильвио Гезель родился 17 марта 1862 года в Пруссии и был седьмым из девяти детей в семье валлийки и немца. Он эмигрировал в Аргентину в 1887 году и стал успешным бизнесменом. Позже, оставив бизнес своему брату, он вернулся в Европу, чтобы уладить дела на ферме в Швейцарии. Он делал то, о чем Кейнс сказал: «Два наиболее восхитительных занятия открываются тем, кто не должен зарабатывать на жизнь: творчество и экспериментальное сельское хозяйство». В 1911 году он перешел в сельскохозяйственный кооператив около Берлина, основанный Францем Оппенгеймером (18641934), чьи идеи позже легли в основу движения кибуцев в Палестине (а также колхозов в России. - Ред.).

Его опыт работы с крайне неустойчивой аргентинской валютой убедил его в том, что ключ к социально ответственному капитализму - деньги и земельная реформа. В 1891 году он описал значение оборачиваемости денег как решающего фактора в определении уровня цен, подготовив базу для работ Фишера 20-х годов.

В конце войны, в 1918 году, Гезель напечатал в берлинской газете Zeitung Mittag пророческое предупреждение: «Несмотря на священное обещание наций навсегда отказаться от войны, несмотря на крик масс «Нет войне!», вопреки всем надеждам на лучшее будущее, я заявляю: если нынешняя денежная система сохранит процентное хозяйство, то не пройдет и 25 лет, как мы будем стоять перед лицом новой, еще более разрушительной войны. Как в прежние времена, будут сделаны попытки захвата иностранных территорий, а оружие для этой цели будет изготавливаться с оправданием, что так, по крайней мере, обеспечивается работа для безработных. В недовольных массах пробудятся дикие революционные настроения, снова про

бьются ядовитые ростки крайнего национализма. Больше не будет никакого взаимопонимания между народами, и в конце концов это может привести только к войне».

В 1919 году Гезель был приглашен в правительство Густава Лан- дауэра в Баварии, но Ландауэр через неделю был убит террористической группой, а Гезеля арестовали по приказу из Берлина. Вскоре бескомпромиссные марксисты заняли Баварию и арестовали Гезеля снова, обвинив его в государственной измене. Даже после его оправдания он был объявлен персоной нон грата в Швейцарии и не смог вернуться на свою ферму. Он умер в 1930 году, немного не дожив до 68 лет.

Гезелевские монетарные теории «свободной экономики» с тех пор часто отклонялись и правыми и левыми - иногда от непонимания, чаще же потому, что его идеи «держали центр» на марксистско- капиталистическом идеологическом поле битвы. Действительно, его работа считается попыткой «согласования индивидуализма и коллективизма». Многие немецкие экономисты полагают, что его работа в наше время снова становится актуальной1. Два не немецких нобелевских лауреата в области экономики, Морис Аллаис и Лоренс Клейн, теперь присоединились к более ранним похвалам Гезелю, сделанным Кейнсом и Фишером.

Н емецкая система \Vara

К 1923 году положение немецкой государственной валюты стало совершенно безнадежным. Чтобы понять это, достаточно посмотреть на обменный курс веймарской валюты против доллара США. Перед Первой мировой войной (1913) стоимость одного американского доллара была 4,2 марки, к концу войны 8 марок, в 1921-м цена дошла до 184 марок, а годом позже— до 7350 марок. Летом 1923 года американский конгрессмен А. П. Эндрю скром

но сообщил, что он получил 4 миллиарда марок в обмен на 7 долларов, затем заплатил 1,5 миллиарда марок за еду в ресторане и оставил 400 миллионов марок чаевых.

Игра закончилась, когда 18 ноября 1923 года за один доллар стали давать 4,2 триллиона марок. К этому времени в обращении было 92 844 720 триллиона марок . Почтовые марки стоили миллиарды, плата за буханку хлеба требовала тачки, полной денег. Ежедневные переговоры о повышении заработной платы предшествовали работе, жалованье выплачивалось дважды в день и тратилось в течение часа.

Герой истории, сумевший запустить в ход немецкую систему \Vara — д-р Хебекер, владелец угольной шахты в маленьком городе Шваненкирхен. Он выбил в банке Яегиептагк ссуду, которой хватило бы на поддержание его предприятия в течение еще нескольких недель. А потом собрал своих рабочих и объяснил, что у них простой выбор: или он платит им деньгами из ссуды и шахта закроется в течение месяца, или они примут плату углем, который они же и добывали. После активного обмена мнениями они все вместе пошли к пекарю и мяснику и объяснили, что тем придется принимать угольные квитанции в качестве платы за хлеб и сосиски. Мясник и пекарь пошли в свою очередь к своим поставщикам и так далее...

Так родились \Vara. \Vara — составное немецкое название, означающее «товарные деньги». \Vara были листками бумаги, полностью обеспеченными товарным углем, и (чтобы покрыть затраты на хранение) они также имели маленькую ежемесячную плату в виде наклеиваемой марки. Эта плата была формой «налога на простой», который гарантировал, что деньги не будут копить и они будут циркулировать в пределах сообщества.

Эти «ненастоящие» деньги не только спасли угольную шахту д-ра Хебекера и целый город Шваненкирхен, но и пошли в более широкий оборот. Они стали центральной частью движения Рге1\у1г1:8сЬаА: («Свободная экономика»), чьей теоретической основой послужили работы Сильвио Гезеля. Свыше 2000 корпораций по всей Германии начали использовать эту альтернативную валюту. Хотя \Vara по определению не могла стать инфляционной (ибо ее стоимость была привязана к стоимости угля), она рассматривалась Центральным банком как слишком успешная, и декретом правительства было объявлено, что бумаги Wara незаконны. Естественно, альтернативой стало возвращение людей к безработице. Поскольку теперь оказалось невозможным помогать самим себе на местном уровне, остался только один выбор: безусловное централизованное решение. В Баварии некий загадочный австрийский иммигрант стал все более и более воспламенять слушателей своими речами. Его имя было — Адольф Гитлер.

Тем временем в другом месте...

Вёргль печатает марки

Один из лучших и наиболее известных примеров использования местных денег с маркой в качестве «платы за простой» дал маленький австрийский город Вёргль с населением приблизительно 50 тысяч человек. Когда Г. Ун- тергугенберген был избран мэром Вёргля, уровень безработицы там превышал 30 %, что было типичным для Австрии того времени. «Мэр с длинным именем» (поскольку проф. Ирвинг Фишер из Йеля не мог произнести его) был знаком с работами Сильвио Гезеля и решил их проверить.

У мэра был длинный список проектов, которые он хотел реализовать: заново замостить улицы, объединить систему водоснабжения города, высадить деревья на улицах и провести необходимый ремонт. У него было много людей, желающих и способных сделать все это. Чего не было, так это денег: в банке имелось только 40 тысяч австрийс

ких шиллингов, гроши по сравнению с тем, что требовалось. Обратите внимание, что эта ситуация очень похожа на игру «Денег хватает», в которую мы играли раньше.

Вместо того чтобы израсходовать 40 тысяч шиллингов для запуска хотя бы одного проекта из длинного списка, мэр решил положить все деньги на счет в местном банке в качестве обеспечения выпускаемых 40 тысяч «свободных шиллингов Вёргля».

Чтобы оплатить первый проект, он использовал stamp scrip — проштемпелеванные банкноты («горячие боны»). Марка, обязательная к ежемесячному приклеиванию к банкноте каждым, кто держал ее в конце месяца, заставляла его или ее тратить деньги быстро, что автоматически обеспечивало работу для других. Доход от «налога на простой» шел в городскую казну, и к концу года мэр снова имел исходные 40 тысяч шиллингов. Он велел напечатать следующие «горячие боны», и все началось сначала. Когда люди исчерпали идеи, на что тратить местные деньги, они даже принялись заранее оплачивать свои налоги.

Вёргль стал единственным городом в Австрии с полной занятостью. Горожане заново замостили улицы и восстановили систему водоснабжения; реализовали все другие проекты из длинного списка мэра Унтергугенбергена; даже решили оздоровить лес, окружающий Вёргль. Все здания были заново окрашены. Они построили мост, который так до сих пор и стоит в Вёргле с гордой мемориальной доской: «Этот мост построен за наши собственные деньги». Премьер-министр Франции Эдуард Даладье специально приехал в этот город, чтобы собственными глазами увидеть «чудо Вёргля».

Надо понять, что большая часть этого чуда полной занятости не произошла непосредственно от проектов мэра. (Как это имело место, например, в программах Рузвельта, описанных ниже.) Большая часть работы обеспечивалась обращением «горячих бонов», после того как первые держатели потратили их. Фактически каждый из шиллингов, преобразованных в эти боны, создал в 12—14 раз большую занятость, чем нормальные центробанковские шиллинги, циркулирующие параллельно! Антинакопи- тельный сбор доказал свою чрезвычайную эффективность как непосредственно производящий работу инструмент.

Опыт Вёргля был настолько успешным, что, скопированный сначала только в соседнем городе Кицбуле в январе 1933 года, уже через полгода оказался востребованным многими. В июне 1933 Унтергугенберген пригласил на встречу представителей 170 городов и деревень, и скоро двести городков Австрии пожелали повторить эксперимент. Это вызвало панику в Центральном банке; он заявил о своих монопольных правах на эмиссию. Община предъявила иск Центральному банку, но суд был проигран в ноябре 1933 года. Дело было отправлено в австрийский Верховный суд и снова проиграно. После этого выпуск «чрезвычайной валюты» стал в Австрии преступлением.

Так Вёргль вынудили вернуться к 30-процентной безработице.

Знакомая история? Если людям не позволяют помочь себе самим, у них остается надежда только на спасителя. А как скажет вам любой экономист, когда есть достаточный спрос, предложение проявится каким угодно способом. Даже если спасителя придется импортировать.

Удивительно ли, что во время аншлюса (включения Австрии в состав Германии в 1938 году) значительная часть населения Вёргля и всех других городов Австрии приветствовала Адольфа Гитлера как своего экономического и политического спасителя?

Остальное — хорошо известная история...

Американский опыт времен депрессии

Не следует полагать, что дополнительные валюты и их подавление — чисто германская особенность. В 30-е годы

дополнительная валюта выпускалась во всем мире: в Прибалтике и Болгарии, Канаде и Дании, Эквадоре и Франции (проект «Доблесть»), Италии и Мексике, Нидерландах, Румынии, Испании, Швеции, Швейцарии и даже в Китае и Финляндии. Не все эти местные инициативы были подавлены. Как мы увидим позже, по крайней мере одна из этих систем пережила войну и успешно функционирует и поныне (\УЖ-система в Швейцарии, описанная в следующей главе).

Но вот где эксперимент был ближе всего к тому, чтобы стать официальной общественной политикой, так это в США.

США и в самом деле имеют намного более длинную историю выпуска дополнительных валют, чем другие страны. С регулярностью часового механизма люди при аналогичных обстоятельствах, кажется, спонтанно приходят к одному и тому же решению. Дополнительные валюты возрождались во время паники 1837 года, Гражданской войны и кризисов 1873, 1893 и особенно 1907 года.

Профессор Йельского университета Ирвинг Фишер, автор классической книги по процентным ставкам, считающийся наиболее видным американским экономистом своего времени, услышал об эксперименте в Вёргле и опубликовал серию статей о нем в США. Одновременно он посоветовал нескольким общинам создать свои собственные системы «горячих бонов» и был так засыпан дополнительными вопросами, что решил издать небольшую монографию, чтобы удовлетворить спрос.

Причем он предостерегал против убогих применений этой системы — типа того, что осуществил Чарльз Дж. Зилстра в Хавардене, штат Айова. Зилстра был членом палаты представителей штата Айова. Частично скопировав в 1932 году теорию Сильвио Гезеля, он стал активно продвигать свой, к сожалению, неправильный проект. Решение, принятое 45-й Генеральной ассамблеей штата Ай-

' Fisher I. Stamp Scrip. New York: Adelphi Co., 1933.

ова и одобренное губернатором 25 февраля 1933 года, уполномочило муниципальные власти на выпуск «горячих бонов», чтобы помочь беднякам и безработным. А суть ошибки была в том, что в интерпретации Зилстры марки следовало прикладывать к бонам не ежемесячно или хотя бы еженедельно, а при каждой сделке. Такая мера превратила антинакопительный сбор в налог с оборота, который на самом деле поощрял накопление, вместо того чтобы препятствовать этому. Опыт не привел к желательным результатам и вызвал недовольство участников. Иногда хулители дополнительных валютных систем описывают этот случай как «типичный», в то время как в действительности он был исключением. А большинство экспериментов в США были правильно разработаны и успешно проведены. Там даже существует замечательный каталог, иллюстрируемый несколькими тысячами примеров местных «горячих бонов», — stamp scrip1.

18 февраля 1933 года сенатор от штата Алабама Бэнкхед представил в сенат США законопроект, а конгрессмен от штата Индиана Петтингилл сходный законопроект в палату представителей. Их намерение состояло в том, чтобы выпустить «горячие боны» на общую сумму в миллиард долларов для распределения по всем штатам пропорционально их населению. Предполагалось эмитировать однодолларовые купюры, которые использовались бы как законное платежное средство с выкупом права обращения в течение 52 недель марками по 2 цента. Оба эти законопроекта после чтения и обсуждения были отправлены в Комитет по банковскому делу и валюте для детальной оценки. Но и без этого движение «stamp scrip», будучи уже широко известным, распространилось по 450 городам на территории Соединенных Штатов. Например, город Сент- Луис в штате Миссури издал марочных денег на сумму

' Mitchell R. ShaferN. Standard Catalog of Depression Scrip of the United States in the 1930’s including Canada and Mexico. Iola, Wisconsin 54990: Krause Publications, 1984.

100 тысяч долларов. Штат Орегон тоже планировал выпустить «горячие боны» на сумму 75 миллионов долларов.

Это определило фон некоторых ключевых бесед между профессором Ирвингом Фишером и Дином Ачесоном, в тот момент заместителем министра финансов. Фишер был убежден, что система stamp scrip поможет стране выйти из депрессии, и приложил значительные усилия, чтобы доказать это. Дин Ачесон, благоразумный человек, решил проверить концепцию в целом с одним из профессоров экономики Гарварда, Русселем Спрагом. И получил от того ответ: «Да, этот подход помог бы вывести Америку из депрессии. Но существуют также некоторые политические аспекты, касающиеся децентрализации, которые желательно обсудить с Президентом...» Мы знаем, какова была реакция президента Рузвельта из его речи, которую он произнес несколькими неделями позже. Вероятно, это его наиболее известное обращение, содержащее предложение: «Единственная вещь, которой мы должны бояться, — страх сам по себе». В этой речи он озвучил ряд новых внушительных инициатив, направленных на централизацию для противодействия кризису: расширение реконструкции финансовых корпораций и ряд крупномасштабных проектов, разработанных под управлением правительства США. В основном это то, что стало известным как проект «Новое Дело», законченный в 1934 году первым Американским экспортно-импортным банком. Президент также заявил, что в соответствии с исполнительным декретом он впредь запрещает «чрезвычайные валюты», а это было кодовым названием всех дополнительных валют — как уже существующих, так и готовящихся к выпуску по всей стране.

Так власти США в 30-х годах отвергли реальный план финансового переустройства, определенно склоняясь в пользу решений, предоставлявших легкий политический успех.

Что самое интересное, среди историков экономики укрепляется мнение, что эти централизованные инициативы

на самом деле не послужили окончательному выходу США из Великой депрессии. Они были, возможно, лучше, чем ничего, и много трудолюбивых людей действительно просто и без затей выполнили много ценной работы. Но большинство историков согласно с тем, что, лишь когда экономика США начала работать на Вторую мировую войну, Великая депрессия была наконец преодолена.

Некоторые политические уроки

Главный урок в том, что кажущиеся скучными технические решения из области банковского дела и валют, — вероятно, одна из самых больших политических бомб, заложенных на долгие годы. Мы не можем доказать, что Гитлер не был бы избран или что аншлюс не произошел бы, если бы \Vara и другие инициативы широких масс по внедрению местных валют были бы оставлены и процветали. Мы не можем доказать, что Вторая мировая война не случилась бы, если бы финансовая реорганизация, отвергнутая властями разных стран в 30-х, была проведена. Очевидно, имелось множество других переменных, воздействующих на такие широкие явления. История — не лабораторный эксперимент, который позволяет пробовать снова и снова, начиная с пустого места и аккуратно изменяя каждый раз только одну переменную.

Исторические данные показывают, однако, что подавление популярных народных инициатив, когда люди пытались решать свои проблемы на местном уровне сами, толкало искушенное и образованное общество к ярости, уничтожению демократии и в конечном счете к войне. То, что политические меры, направленные против народных инициатив, имеют такие последствия, не должно нас удивлять, учитывая совокупное влияние «порочного круга безработицы» (рис. 17). Муссолини был прав, когда утверждал, что «фашизм — не доктрина, это ответ необходимым действием».

Рис. 17. Связь между уровнем безработицы и приходом к власти национал-социалистов в Германии в 1924—1933 годах

Ш Уровень безработицы • Занятые нацистами места, %

Рис. 17. Связь между уровнем безработицы и приходом к власти национал-социалистов в Германии в 1924—1933 годах

Тридцатые годы прошлого века лишний раз показали наличие связи между безработицей, насилием, страхом, политической поляризацией и неустойчивостью. Завершению цикла и переходу к еще более высокой безработице помешала только самая большая неустойчивость из всех: война.

Проведя этот экскурс в историю, мы с неизбежностью должны сделать следующие три вывода: Кто бы ни решил уничтожить дополнительные валюты, он должен также отвечать за выдвижение и обеспечение альтернативных мер и находить деньги, чтобы оплатить их. Задача власти, отрицающей новации, заключается не только в том, чтобы блокировать их технически, оставляя социальный и политический хаос бессильным людям, вынужденным заботиться о себе. Мы знаем точно, куда это ведет. Мы уже были там раньше.

' Schwanz F. Das Experiment von Woghl. Bern: Genossenschaft Verlag Freiwitschaftlicher Schriften, 1951. P. 15.

Воспрепятствование индивидуумам или группам в выборе самостоятельного решения их собственных проблем на местном уровне автоматически создает спрос на спасителя. Такой спаситель неизменно появится, будет ли он называться центральным правительством, фюрером, дуче, Жириновским, Бухананом, Ле Пеном, Джанфранко Фини или любым иным именем... Очевидно, что для крупномасштабного централизованного подхода единственный действительно эффективный путь к уменьшению серьезной структурной безработицы — подготовка к войне. Экономические причины, толкающие к войне, определили не только начало Второй мировой, но и многие другие конфликты.

«Технические» решения и политические последствия.

Чтобы проиллюстрировать, как денежные проблемы могут влиять на политику, проследим за шагами одного человека, который играл в Германии ключевую роль во многих решениях своего времени. Его имя — Ялмар Шахт, он дважды был президентом Рейхсбанка (так назывался тогда немецкий Центральный банк); первый раз с 1923 до 1930 года, а второй раз — как скандально известный «фокусник Гитлера»' с 1933 года по январь 1939-го. В его истории странным образом проявились некоторые свойства судьбы, которые можно найти главным образом в греческих трагедиях. Его жизнь также напоминает о характерном мифе XX столетия — о докторе Франкенштейне. Ученый создает монстра, который принимается уничтожать все вокруг, включая своего создателя. Ирония в том, что Гитлер пришел к власти не вследствие избыточного денежного экспериментирования, а, наоборот, недостатка!

В 1923—1930 годах Шахт определенно не намеревался своими действиями приводить нацистскую партию к власти, но эти действия дали именно такой результат. Позже,

Название книги Нормана Мулена о Шахте, изданной в Нью- Йорке в 1939 году.

когда последствия стали необратимыми, он попытался «управлять монстром», но оказался перед сомнительным выбором: провести время или в концентрационном лагере, или среди военных преступников на Нюрнбергском процессе.

«фокусник Гитлера» или денежный доктор Франкенштейн?

Германский валютный кризис 1923 года поставил к рулю монетарной системы человека, который, несмотря на свой сорокашестилетний возраст, не имел опыта общественной работы вообще. 12 ноября того года правительство Густава Штреземанна пригласило Шахта на специально созданную должность «особый уполномоченный по валюте». Через три дня, 15 ноября, были выпущены первые новые банкноты Rentenmark и одновременно появился запрет на все формы «чрезвычайных валют» (называвшиеся Notgeld). Этот закон не делал разницы между некоторыми мимолетными «виртуальными» валютами и большим количеством нормальных систем типа Wara, имевших реальное обеспечение в виде товаров.

Хэвенстейн, президент Рейхсбанка, отказался покинуть свой пост по требованию Штреземанна. Однако дилемма была быстро решена, поскольку он умер от сердечного приступа 20 ноября 1923 года. Шахт, консерватор с сильными демократическими убеждениями, получил назначение как его преемник, но его кандидатура была одобрена только после того, как Штреземанн добился поддержки социал-демократов в жестком сражении против кандидатуры Хелфери- ха, подозрительного из-за своих связей с экстремистами правого толка. В этом же ноябре на другом конце страны Адольф Гитлер, представлявший другой социальный спектр, провел ночь в тюрьме, обвиненный в попытке нарушения общественного порядка в Баварии. Отсчет лет, который сведет эти две очень разные судьбы, начался. Шахт продолжал зарабатывать репутацию жесткого и ортодоксального главы Центрального банка, выдвинув лозунг: «Никаких денежно-кредитных экспериментов». Даже если он не догадывался о возможных политических последствиях своей валютной политики в то время, кажется, что Гитлер позже не имел на этот счет никаких сомнений. Действительно, в марте 1933 года, в своей первой вступительной речи перед рейхстагом, окруженным чернорубашечной гвардией СС, Гитлер громогласно заявлял: «Наше правительство не допустит никаких денежных экспериментов!»

Справедливости ради надо сказать - даже если это ослабляет мою аналогию с Франкенштейном, - что Шахт не несет всю вину за

приход Гитлера к власти. Безжалостные репарации, наложенные на Германию в соответствии с Версальским договором и приведшие к гиперинфляции, породили обстоятельства, которые запустили этот процесс много раньше, чем Шахт принял в нем участие. Однако также ясно, что «лекарство» Шахта не только не изменило направление процесса политической поляризации, но и довело его до предела.

Еще раз подчеркну: Шахт определенно не был на политической стороне Гитлера в тот период. Например, когда он решил разорвать свою связь с демократической партией в 1926 году, он протестовал против предложений о конфискации собственности, принадлежащей королевскому семейству Гогенцоллернов. И он ушел в отставку, покинув Рейхсбанк в 1930 году из-за недопустимых условий, наложенных на Германию в соответствии с программой репараций Янга.

В том же году, во время путешествия на теплоходе в Нью-Йорк, он впервые прочитал книгу «Майн Кампф» Адольфа Гитлера и воспринял ее как «популистский документ» и «оскорбление немецкого языка»1. Однако в ноябре 1932 будущий министр пропаганды Геббельс записал в своем дневнике2, что он встретил Шахта и думает, что тот может быть полезным. Несколькими неделями позже он представил Шахта Гитлеру. К 20 февраля 1933 года Геббельс убедил Шахта, что на следующих выборах в марте 1933 года победит Гитлер и что эти выборы будут «последними за следующие десять, а вероятно, и сто лет». Шахт решил сотрудничать с Гитлером и позже, в Нюрнберге, оправдывался тем, что видел в этом решении единственный способ попытаться управлять им. По мнению Дэвида Марша3, реальной причиной его согласия могли быть просто личные амбиции; он пытался вернуть себе власть - и для такого вывода существует несколько независимых свидетельств. Например, уже в октябре 1934 года Уильям Додд, посол США в Берлине, отметил в своем дневнике: «Если Гитлера убьют, Шахт будет, вероятно, призван возглавить немецкое го-

4

сударство» .

В течение следующих лет Шахт поддерживал Гитлера публично, но личным отношениям между ними препятствовало немало комплексов. Так, руководитель СС открыто жаловался, что Шахт всегда обращается к Гитлеру «господин канцлер», а не «мой фюрер». Да и

Schacht H. Abrechnung mit Hitler. Hamburg, 1948. P. 29 — 32.

' Goebbels J. The Goebbels Diary — The Last Days/ Ed. Hugh Trevor — Roper. London, 1978.

' Marsh D. The Bundesbank: The Bank that Rules Europe. London: Heineman, 1992. P. 108.

' Dodd W. DoddM. Ambassadors Dodd’s Diary 1933—1938. New York, 1941. P. 176.

Гитлер отмечал, что Шахт был единственным человеком, позволявшим себе такое в обращении с ним1.

Однако «управлять Гитлером» Шахту не удалось. Начиная с 1936 года все бремя принятия решений Гитлер постепенно стал возлагать на Германа Геринга.

Между тем Шахт озаботился результатами преследования евреев и влиятельных экономических групп типа «Свободных масонов». Главным поворотным моментом в осознании им сути происходящего стала печально известная «Хрустальная ночь» (Kristallnacht, 9 ноября 1938 года), когда 250 синагог были сожжены, почти сто евреев погибли, а 26 тысяч были отправлены в концентрационные лагеря. На рождественском собрании служащих Рейхсбанка Шахт обнародовал свою позицию с комментарием: «Хрустальная ночь - культурный позор, который должен заставить каждого порядочного немца покраснеть от стыда».

Но было уже слишком поздно. Дэвид Марш замечает, что «если бы Шахт выдвинул свои, высказанные им позже сомнения относительно нацистов, чтобы уйти в отставку из Рейхсбанка в 1937 году, курс истории, возможно, был бы иным. Шахт не был, однако, единственным - и в Германии и за границей, - кто не сумел оценить опасности, исходящей от Гитлера»2.

Шахт и большинство его коллег будут уволены из Рейхсбанка 20 января 1939 года после отказа запустить печатный станок, чтобы профинансировать вход Гитлера в войну. Преемником Шахта стал Фукс, слабый человек, который всегда говорил Гитлеру то, что тот хотел слышать. А Шахт, после того как принял участие в заговоре с целью убийства Гитлера 20 июля 1944 года, попал в концентрационный лагерь Дахау и был освобожден американцами в апреле 1945 года. В Нюрнберге его допрашивали о годах сотрудничества с Гитлером.

Он умер в 1970 году в возрасте 93 лет.

Из истории Шахта, с учетом его отношения к дополнительным валютам, неизбежно следует, что компетентный руководитель Центрального банка не должен скрывать от самого себя факта, что глубоко политические последствия происходят от, казалось бы, «технических» мо-

' Ritter G. С. Goederer und die Deutsche Widerstandbewegung. Stuttgart, 1954.

' Marsh D. Ibid. P. 110.

нетарных решений. Как отметил Джон Ф. Кеннеди: «Те, кто делает мирную революцию невозможной, сделают насильственную революцию неизбежной».

Разъяснение некоторых различий

Прежде чем дать примеры современных нетрадиционных валют, важно пояснить некоторые различия денег. В литературе по новым валютам иногда возникает путаница между бартером и дополнительными валютами. Иногда бартер ошибочно описывается как любой обмен, не вовлекающий «нормальную» национальную валюту. Но по определению, бартер — обмен товарами или услугами без любой формы валюты. Бартер предполагает, что каждый из участников имеет то, что хочет другой. В технических терминах, стороны должны иметь «соответствие потребностей и ресурсов». Это сильное ограничение к расширению обмена, из-за чего, собственно, и были изобретены деньги как средство обмена.

В отличие от этого, дополнительная валюта относится к соглашению в пределах сообщества принять не национальную валюту как средство обмена. Такие валюты называют дополнительными, потому что они введены не для того, чтобы заменить обычную национальную валюту, но выполнять социальные функции, которые официальная валюта не выполняет. Они также дополнительные, потому что большинство участников использует нормальную национальную валюту наравне с ними. Часто получается, что одна сделка имеет частичные платежи в обеих валютах в одно и то же время.

Другое необходимое различие — между наличными бумажными деньгами и валютами взаимного кредитования.

Бумажные деньги, как мы видели ранее (глава 2 первой части), есть валюта, созданная из ничего властью. Все наши национальные валюты созданы указом власти.

Напротив, валюты взаимного кредитования создаются участниками непосредственно в сделке как одновремен

ный дебет и кредит. Более детально такие валюты будут рассмотрены чуть ниже, когда мы будем говорить о системах LETS и Time Dollars. Томас Греко нашел ссылки на такие валюты взаимного кредитования в прошлом, в колониальном Массачусетсе. Валюты взаимного кредитования — просто денежная форма помощи друг другу, которая встроена в почти все традиционные общества. В Южной Франции, например, их обычно называли «aller aux aidats».

Эти различия помогут в идентификации видов валют, которые поощряют взаимность и сотрудничество вместо разрушения. Дополнительные валюты, особенно разнообразные взаимные кредиты, доказали эффективность в достижении этой цели. Это так, потому что, в отличие от национальных валют, они совместимы с экономикой подарка. Они иногда даже спонтанно подогревают возрождение традиции обмена подарками среди соседей.

Наконец, известно, что ни одна из валют не оказалась эффективной при создании сообществ, основанных на денежном проценте. Помните, процент — из «очевидных» особенностей наших знакомых национальных денежных систем. Это также скрытый механизм, который предназначен для организации конкуренции вместо сотрудничества среди участников (см. главу 2 первой части).

СОВРЕМЕННЫЕ СИСТЕМЫ

Очень немногие дополнительные валюты пережили суматоху и процессы реконструкции времен Второй мировой войны, а тем паче экономический бум послевоенных лет. Местные системы денег появляются внезапно, как грибы после дождя, когда экономические проблемы вынуждают принимать чрезвычайные меры. Вот и сегодняшние системы появились прежде всего там, где безработица стала ненормально высокой, по местным понятиям. И чем дальше, тем их больше. Драматический рост всех типов

местных валют таков: совсем недавно, в середине 80-х годов XX века, их было в мире меньше ста, а десять лет спустя их стало больше раз в двадцать.

В этой и следующей главах мы рассмотрим различные типы дополнительных валют и их системы, распространенные в настоящее время, и разберемся в том, как они возникли в конкретных странах.

LETS

Наиболее часто используемая дополнительная система валюты, из числа многих, работающих в мире, — LETS (lokal exchange traiding system, что в переводе означает «местная обменная торговая система»). Она была изобретена в начале 80-х Майклом Линтоном в Британской Колумбии (Канада)1.

Канадский прототип. В 1983 году жители Ванкувера Майкл Линтон и Дэвид Вестон нашли очень простой, но эффективный способ для привлечения в оборот долларов, циркулирующих в общинах с высоким уровнем безработицы. Они основали местную некоммерческую корпорацию, по сути — компанию взаимного кредитования, с уставным фондом только в виде персонального компьютера. Стать членом организации можно было, заплатив маленький вступительный взнос для покрытия затрат на установку PC.

Еще когда только шли эксперименты с введением этой системы, в северо-восточных областях Канады в результате многолетнего излишнего вылова рыбы были введены квоты на объемы лова, что привело к закрытию многих рыбацких кооперативов. Ранее преуспевавшие деревни внезапно оказались на грани разорения с уровнем без' Linton M., Greco T. The Local Employment and Trading System / / Whole Earth Review. 1987. № 55. Один из лучших кратких технических обзоров системы LETS и других альтернативных систем: Greco Т. New Money for Healthy Communities. Thomas Greco, Publisher. POBox 42663, Tucson AR 85733.

работицы в 30 — 40 %. И вот именно система LETS помогла преодолеть этот кризис.

Давайте проследим за местной жительницей Эми, которая решила участвовать в местной системе LETS города Хэппивилль. Она внесла вступительный взнос 5 долларов и заплатила 10 долларов ежегодной членской платы, а начинать ей пришлось с нулевого баланса. (На балансе каждого участника по дебету отражаются расходы, а по кредиту доходы. — Науч. ред.) Она видит на электронном табло (или на физической доске в офисе) объявление Сары, которая предлагает записи для автомагнитол, и Джона, местного дантиста, тоже участника системы. Она также видит, что Гарольду нужен свежеиспеченный пшеничный хлеб. Эми понимает, что все это — потенциальная торговля. Она ведет переговоры с Сарой о приобретении ее записей за 30 виртуальных (так называемых зеленых) долларов плюс 20 обычных долларов наличными за новое зажигание. Она лечит зубы у Джона за 50 виртуальных долларов и 10 обычных долларов. Она соглашается обеспечивать Гарольда двумя хлебами еженедельно за 10 виртуальных долларов и выясняет, что он также хотел бы получать овощи с ее огорода еще за 30 виртуальных долларов.

Наличные деньги ходят между участниками, как в обычной коммерческой сделке, и только виртуальные доллары объединяют их в LETS-систему. В результате получается, что Эми нужны только 30 долларов наличными, чтобы заплатить за товары и услуги реальной стоимостью 110 долларов; остальное она платит виртуальными долларами, а их она может зарабатывать до 40 в неделю на одной только сделке с Гарольдом. Виртуальные доллары — не дефицитная валюта. И при этом разве они не передаются участниками друг другу таким же образом, как и нормальный доллар? В большинстве систем нет процентной нагрузки за пользование системой. Наконец, инфор-

' Greco T. New Money for Healthy Communities. Thomas Greco, Publisher. POBox 42663, Tucson AR 85733. P. 92.

мация о непокрытых расходах (дебете) или доходах (состоянии кредита) любого участника доступна всем, т. е. система предохраняет себя от злоупотреблений.

В Канаде существует от 25 до 30 подобных систем. Однако LETS гораздо популярнее в Великобритании, чем в стране своего происхождения. Уже отсюда она распространилась в дюжину других стран, прежде всего в регионы, где преобладает высокий уровень безработицы.

Великобритания. В 1994 году Алан Уитли, журналист агентства Reuter, сообщил о наличии в Великобритании двухсот местных валют:

«Манчестер, Англия, Уорминстер на связи. «Желуди» Томса и «катушки» Манчестера. Это валюты 200 местных обменных торговых схем (LETS), возникших в основном за последние 18 месяцев как попытка самостоятельно восстановить экономическую деятельность в общинах, разоренных спадом. «Я думаю, что они стали такими популярными, потому что наличные деньги короткие. Это общая история повсюду, - говорит Сиобхан Харпур, сотрудник Национального музея трудовой истории в Манчестере, который помог основать схему LETS в трехмиллионном городе...»

«К 2000 году, по крайней мере, 40 % экономики в городах вроде Манчестера должны перейти на дополнительную валюту, - считает Харпур. - Никому не придется работать за фунты стерлингов больше чем 20 часов в неделю».

Местный совет поощряет схему, увеличивая ссуду до 10 тысяч фунтов: вместо них в оборот пойдут «катушки», которые совет будет использовать, чтобы оплачивать работу воспитателей и другие услуги...

Эд Мейо, директор Нового экономического фонда, мозгового центра «альтернативной экономики», и основатель LETS в Гринвиче, на юго-востоке Лондона, говорит, что дополнительные валютные системы особенно полезны для «смазывания колес» мелкой торговли, которая в ином случае слишком страдает от нехватки наличных. «Они имеют напряженные линии кредита и могли бы извлечь выгоду из местных схем торговли друг с другом, - говорит он. - Было бы неправильным отказаться от дополнительных валют, сочтя их причудой мистификаторов. Некоторые люди вовлекаются в них, потому что они заинтересованы в освежении сообщества. Но для многих это не хобби, а средство к существованию. Система дает им доступ к товарам и услугам, которыми они иначе не могли бы воспользоваться».

Также и Джеф Мулган, директор Народного мозгового центра (Demos think tank), полагает, что параллельные экономики, основанные на системах типа LETS, могут обеспечивать работой многих людей. Даже не имея навыков или подготовки, они могли бы участвовать в том, что он назвал основанной на деньгах «первичной экономикой». «Может оказаться, что такая организация экономики полнее соответствует многому из культуры современной Англии и специфической культуры молодых безработных, чем традиционные решения», - говорит он.

Как курьез позвольте отметить британскую оригинальность: нелокальная LETS-система называется у них LETS PLANET. .Она специализируется на обмене свободного жилья как в стране, так и за границей.

Министр социального обеспечения Питер Болдуин объявил 8 декабря 1993 года, что «кредиты типа LETS не будут учитываться службой социального обеспечения как вложения с целью получения дохода. Схемы типа LETS - полезная инициатива сообщества, которой нельзя искусственно препятствовать мерами социального обеспечения. Я полагаю, что службам социального обеспечения следует проявлять гибкость, чтобы предоставить своим клиентам возможность участвовать в таких системах. В частности, системы типа LETS представляют форму деятельности, которая помогает нашим клиентам сохранить трудовые навыки и привычки и, на самом деле, контакт с рынком труда».

Замечательная кампания информирования сообщества, за которой стояла серьезная группа энтузиастов, позволила Великобритании предпринять основательные и плодотворные усилия по внедрению дополнительных валют. В 1991 году группа, включавшая Лиз Шефард и Гарри Тур- нера, которые были ключевыми фигурами в этом процессе, сосредоточилась вокруг LETSLINK Великобритании. Им удалось расширить первоначальную модель, повысив значение «Справочника спроса и предложения» и внедрив специализированные проекты LETS по охране умственного здоровья и новые программные разработки.

Также следует упомянуть большую роль Фонда новой экономики.

В 1997 году в Великобритании применялось уже более 400 систем LETS, т. е. их количество с момента сообщения

Алана Уитли о внедрении схемы в Манчестере выросло на 100 %. Но следует отметить, что, казалось бы, внушительный процесс, если взглянуть на всю картину экономических явлений, остается на обочине. Как считается, в него вовлечены 30 тысяч человек, а общая сумма ежегодного товарооборота составляет 2,2 миллиона британских фунтов'.

Однако признаком глубины социального экспериментирования с деньгами, которое происходит в Великобритании, является то, что там создано 500 кредитных союзов «нормальной» национальной валюты, занятых распределением кредитов среди членов всех организаций, типа описанных выше, функционирующих в стране .

Н овая Зеландия. Дэвид Джеймс, квакер из Вангареи, и Вивиан Хатчинсон, активист сообщества из Нового Плимута в Новой Зеландии, участвовали в организованном квакерами симпозиуме альтернативной экономики в Лондоне в 1984 году. На их родине правительство, начиная со времен Великой депрессии, вело существенную реструктуризацию экономической политики. И эта политика в сочетании с глобальным экономическим спадом привела в Новой Зеландии к высокому уровню безработицы, особенно в сельских и лесоводческих областях.

К 1986 году социальное напряжение достигло критического уровня, и Дэвид Джеймс запустил первую в Новой Зеландии схему «виртуального доллара», основав Ван- гарейскую обменную и бартерную систему (сокращенно WEBS). Затем он провел ряд семинаров, чтобы пропагандировать свою идею. Правительственный чиновник Хилари Эллисон, региональный менеджер альтернативной

' Mowat /. The Growing Trend Toward Local Exchange Trading Systems within Industrialised Nations // Honours Disertation at the Department ofEconomics of the University of Strathclyde. 1997—1998. P. 3 — 4. New Economics Foundation: Community Works Cited // New Economics Magazine. 1997. №41.

программы занятости Отдела внутренних дел, решила финансировать информационный тур об этой инициативе по Отаго и Саутленду в 1988 году. Затем национальное телевидение рассказало историю успеха Вангареи, и процесс пошел по всей стране.

Мы знаем о ситуации в Новой Зеландии благодаря сообщениям Марка Джексона о системах LETS в этой стране. Он начал с создания 61 системы виртуальных долларов, как сообщается в весеннем выпуске New Zealand Green Dollar Quarterly за 1993 год. Из них 47 систем функционируют хорошо, а 14 умирают.

Разнообразием скрытых движущих мотивов тех, кто успешно продвигает в жизнь системы виртуальных долларов в Новой Зеландии, было обеспечено удивительное разнообразие вариантов приспособления технологии дополнительных валют к потребностям общества.

Первая группа участников заинтересована в них ради облегчения тяжелого положения безработных. Центры занятости и ресурсов (ERC'S) и другие общественные организации активно занялись внедрением виртуальных долларовых систем. Возникли инициированные общинами и финансируемые правительством центры, занятые обучением безработных и другой поддержкой этой категории граждан. Например, Народные центры в Окленде, Мана- кау и Веллингтоне не только помогли им начать собственные обмены, но также передавали свой опыт и осуществляли практическую помощь другим регионам, чтобы помочь им запустить свои собственные системы.

' Jackson М. Helping Ourselves: New Zealand’s Green Dollar Exchanges. Bendigo: La Trobe University POBox 199 Bendigo 3550 Victoria Australia, 1996. Интересно, что эти тезисы стали результатом Программы сотрудничества ANZAC, соглашения между Австралией и Новой Зеландией по поддержке активных людей, которые смогли извлечь пользу из исследований в другой стране. К Марку Джексону можно обратиться по электронной почте, адрес: 24 0102@basil.bendigo.latrobe.edu.au.

Вторая группа руководствовалась религиозными мотивами, но даже в пределах этой группы побуждения невероятно различны. Некоторые участвуют из простых соображений достижения социального мира и равноправия. Другие чувствуют, что «если люди борются за физическое выживание, то как они могут найти время, чтобы видеть Бога?» И, по крайней мере, одна группа полагает, что ростовщичество (ссуда под проценты) — занятие нехристианское, как упоминал Лука (6:34—35).

Третью группу людей привлекает альтернативный характер виртуальных долларов. Например, приверженцы Системы бартера прибрежного Отаго (COBS) в Дунедине были описаны членом городского совета Дунедина Терезой Стивенсон, одним из инициаторов движения и его президентом, как «смесь хиппи и панк-рокеров». Эти люди принимают участие в продвижении системы потому, что применение дополнительных денег не зависит от доминирующей экономической системы.

Четвертая группа имеет политическую мотивацию... Во время предвыборной кампании 1993 года было предложено создать пропорциональное представительство, собрав вместе людей из различных слоев общества, заинтересованных в изменении экономической ситуации. Многие согласились, что виртуальные доллары — «полезный инструмент, способный принести положительные изменения, достичь равноправия».

Вы могли бы представить себе, что когда-нибудь где- нибудь правительственный чиновник, христианский фундаменталист, хиппи и политический реформатор достигнут согласия хоть в чем-то? Тем не менее именно такая смешанная группа в Новой Зеландии договаривается о внедрении виртуальных долларов.

Один из наиболее интригующих результатов этого обзора в том, что по мере расширения информации о виртуальных долларах увеличивается участие в процессе женщин, независимо от их социального или политического

положения. И это характерно не только для Новой Зеландии'. В общинах, использующих виртуальные доллары, женщины повсюду достигали самой высокой степени участия в общественной жизни!

Одно время в Новой Зеландии шли споры между налоговыми органами, Отделом социального обеспечения и системы поддержки безработных и основателями систем LETS. Суть в следующем.

Налоговики следовали общим правилам всякий раз, когда участники систем LETS оказывали другим участникам профессиональные услуги (например, слесарь-водопроводчик делал слесарную работу). В этом случае, говорили они, доход в виртуальных долларах должен рассматриваться как обычный доход, а налоги следует выплачивать в новозеландских долларах. Однако если деятельность участника системы находится вне рамок его профессиональной деятельности (например, тот же самый водопроводчик занят ремонтом автомобилей и получает плату в виртуальных долларах), то налоги платить не надо.

Отдел социального обеспечения непосредственно участвовал в финансировании множества проектов систем LETS, и все же различные его региональные отделения имели разные представления о том, платить ли регулярные пособия по безработице или нет человеку, имеющему виртуальный доход. Наконец после оценки социальных результатов Отдел принял решение не рассматривать доход в виртуальных долларах как причину для отказа людям в поддержке, потому что:

а)              виртуальные долларовые системы помогают новичкам развиваться и приобретать трудовые навыки;

б)              участие в системе поддерживает мотивацию поиска «нормальной» работы;

в)              работа в рамках системы LETS часто становится трамплином к самозанятости.

' West G., Rhoda L. B. (ed.) Women and Social Protest. New York: Oxford University Press, 1990.

Австралия. В настоящее время Австралия занимает первое место в мире по количеству дополнительных систем валюты на душу населения. Если в 1991 году существовало 45 систем, то всего тремя годами позже их стало в четыре раза больше. Хотя правительство этой страны не было так активно вовлечено в поддержку LETS, как власти Новой Зеландии, здесь, по оценкам 2001 года, имеется более двухсот систем!

Одна из наиболее известных действует в общине Блу Маунтин около Сиднея, с более чем тысячью членами.

Есть две причины для такого расцвета. В 1992 году создалась Австралийская конференция по LETS-управлению из 70 участников. Кроме того, после оценки результатов работы по регионам провинциальные правительства выделили на развитие систем денежные средства. Так, в Западной Австралии было ассигновано 50 тысяч долларов на запуск новых LETS-систем в этом регионе. />Французский случай: Le Grain de Sel. Вернувшись в Европу, мы могли бы продолжить эту тему, охватывая страны Скандинавии, Германию, Нидерланды и др. и анализируя каждый отдельный случай. Но вместо этого мы рассмотрим проблему дополнительных валют на примере еще только одной страны, Франции, потому что она демонстрирует взрывной характер процесса умножения дополнительных валют в те годы, когда безработица серьезно возросла.

Интересно, что почти все ранние случаи применения дополнительных валют относятся к странам, находящимся под протестантским влиянием. Казалось, что они несвойственны католической Европе (Франция, Италия, Испания) или Латинской Америке. Я планировал стряхнуть пыль забвения с теории Вебера о влиянии «протестантской этики», чтобы понять, как возникла такая ситуация. Но вскоре сообщение молодой француженки Клод Фресонне из Ariege на юго-западе Франции, занятой в сельскохозяйственном бизнесе, заставило меня отказаться от

реанимации этой гипотезы. В упомянутую местность за последние десятилетия в поисках убежища от стрессов больших городов переехало множество людей, чтобы «жить простой жизнью, ближе к природе». Однако уровень безработицы во Франции как раз в этот период внезапно подскочил до 12 %, и эта беда коснулась в первую очередь переселенцев. Но они не хотели жить настолько просто.

Многие из них были покупателями продуктов и сыров, производимых фирмой Клод Фресонне, так что на ее интересах это тоже отразилось.

В 1993 году она услышала о дополнительных валютах от своего голландского друга Филипа Форрера и создала сеть Le Grain de Sel (буквально «зерно соли», что на французском и английском имеет двойное значение — что-то, не принимаемое всерьез). SEL— также акроним для Systeme d'Echange Local (местная обменная система).

Сегодня Клод продает свою продукцию более чем трем сотням участников сети Le Grain de Sel в Ariege. Она потратила свой собственный доход от Le Grain de Sel на плодовые деревья для своего сада, велосипеды для детей, даже автомобиль, который она водит. Другой участник ее сети, Эрик, безработный, живет в доме, который он арендует в обмен на выполнение заказов на ремонтные работы. Он ест естественную пищу, ездит на своем мотоцикле и только что обзавелся котенком. Все оплачено в Le Grain de Sel. Он продает свои навыки бухгалтера и мастера, которыми пользуется Шанталь, а она сама в свою очередь принимает группы детей на уикенды и летние каникулы в своем большом доме. Еще один участник дела, Марсель, утверждает, что «он наконец смог осуществить мечты, которые никогда не сбывались при обычной денежной системе».

В дополнение к обычным делам, характерным для типичных LETS-систем, в Ariege новая традиция: каждые две недели проходит очень большая специальная ярмарка на рыночной площади в По. Люди приезжают, чтобы не только торговать своими сырами, плодами садов и пирогами, как в обычные рыночные дни; они также предлагают ус-

дуги: слесарное дело, стрижка волос, уроки английского или плавания под парусами — все что угодно. В оплату принимаются только Le Grain de Sel!

И множество людей со всей округи приезжают только потому, что «это забавно». Оборот растет!

Спустя два с половиной года после возникновения во Франции этой системы у Клод Фресонне появились последователи среди соотечественников. Много последователей. Теперь в стране существует более 200 Sel-сетей. Некоторые иначе называют единицу «денег»: «La Truffe» (трюфель) или «Le Coquillage» (морская раковина).

Кроме того, имеется приблизительно 350 центров, специализирующихся исключительно на торговле знаниями и информацией (Reseaux d'Echange de Savoir). Концепция таких центров принята и в соседних странах. Типичный пример — то, что случилось в Доме дружбы (La Maison de l'Amitie) в сонном городке Beauraing в Бельгии. Тут вышла небольшая брошюра с названием «Я учу вас, вы учите меня, мы учимся вместе». Например, Бернадет обменивает свои уроки на особый рецепт джема; Джен учит, как выращивать цыплят, в обмен на способ печь традиционные хлеба; Доминик и Софи получают уроки кулинарии у Мери, которая интересуется изучением голландского. «Это способ установить отношения, которые идут дальше простого «с добрым утром». Это прекрасный способ завести друзей. Я заметил, что как только я понял основной принцип, то смог более свободно просить о том, в чем я нуждаюсь. На днях я организовывал занятия по тайской кухне на дому и пригласил моих соседей. Это распространилось даже на детей. Моя дочь сказала мне: «Каролина слаба в чистописании... я могла бы помогать ей». Я смог сломать традиционные барьеры и общаюсь с каждым на равных».

В итоге появилась даже книга о том, как основать свой собственный информационный обменный центр.

' Suffrin C., Marc-Heber. Appel aux Intelligences; Maison de l'Amitie, Allee du Nondeux, 5570 Beauraing, Belgium.

Каждую субботу в 12.30 пополудни на телеканале «Франция-2» начинается программа Troc Moi Tout («Меняем всё»), которая стала электронной версией периодического издания Troc Tout. Три кабельных телепрограммы (Paris Premiere, MCM-Euromusiques и Eurosport) тоже обеспечивают поддержку системе, рекламируя новые возможности обмена между людьми.

Согласно обзору, сделанному в декабре 1994 года центром CREDOC, каждый из четырех французов участвовал в обменах, в которых официальный французский франк не использовался, причем 2 % всех французов всегда торгуют только так, 10 %— регулярно, остальные 13 %— иногда.

«Было время, когда люди из деревень шли на помощь друг другу («aux andats»). Это была традиция взаимопомощи, с необходимостью возникавшая в периоды неурожаев. Что, если этот старый обычай стал самой горячей современной новинкой?» — задается вопросом Дороти Вернер в статье «Тенденции будущего», опубликованной в Elle. Она, может быть, права: помните австралийскую историю об «одиннадцатом круге» (глава 2)? Вот прагматичная демонстрация того, что всякий раз, когда исчезает соревновательный стимул, вызванный действием обычной национальной валюты, люди спонтанно обнаруживают удовольствие от совместной работы друг с другом.

Но и во Франции существуют профессиональные «партии дураков». Налоговые органы, похоже, заинтересованы в снижении обмена более чем на 20 тысяч франков в год; они (как и налоговики некоторых других стран) тоже ставят палки в колеса, если обмен происходит в обычной профессиональной деятельности человека. Еще хуже, что Центральный банк опасается чего-то и просит, чтобы системы местного хозяйства, основанные на дополнительных валютах, не расширялись за пределы нынешнего уровня. Он также обеспокоен развитием французской системы безналичных расчетов среди различных сетей.

Вряд ли в начале своей деятельности Клод Фресонне

думала, что такие мощные люди и структуры столь серьезно воспримут ее небольшой опыт Le Grain de Sel.

W I R

WIR являет собой пример швейцарской дополнительной валюты, предназначенной для представителен малого бизнеса и частных лиц. Название — WIR — сокращение от Wirtschaftsring-Genossenschcift, что можно грубо перевести как «деловой взаимный круг поддержки», но wir также означает местоимение «мы» по-немецки.

Основатели этой системы — Вернер Циммерман и Пауль Енз — были истинными провидцами (см. текст в рамке).

Основатели WIR

В 1933 году Вернер Циммерман опубликовал статью об «освобождении женщин», в которой потребовал «денежной компенсации за работу матерей». Обратите внимание, что это - Швейцария, единственная развитая страна, где женщины даже в наше время не имеют полного права голоса. В1935 году он выступил с речью «Умирающие леса и реки - проблема выживания воды», а в 1972 году опубликовал статью «Ядерная энергия - благословение или проклятие?».

А Пауль Енз заложил в 1931 году основу такой системы садоводства, которая имела целью «заботу и содействие физическому и этическому восстановлению нации». Он также управлял сетью магазинов натуральных продуктов в Цюрихе.

Оба они изучили теории Сильвио Гезеля и решили перенести опыт применения этих теорий в Скандинавии и Прибалтике в начале 30-х на родную почву. Вот их собственные слова: «Чего мы хотим? Удовлетворяющую нас работу, справедливую оплату и гарантированное процветание. Это - то, за что все рабочие люди ведут экономи-

Источники: 50 ans de Cercle Economique WIR (публикация в честь 50-летия WIR), October 1984; Une entreprise de services et une banque pour le developpement economique des PME publication by WIR; Simon E. Enstehung und Entwicklung des Schweizerischen Wirtschaftsringes (Формирование и развитие швейцарского делового круга); Enz R Wie und warum der WIR enststand (Почему и как возникли WIR).

ческую борьбу и что они могут и должны иметь...»1 «Название WIR было принято в противовес местоимению Ich («я» по-немецки), потому что как сообщество мы лучше защищаем интересы индивидуального»2.

Начало было трудным, известно, что создание этой дополнительной валюты было встречено в штыки средствами массовой информации, банками и традиционными деловыми кругами. Но Циммерман и Енз сумели собрать приблизительно 140 тысяч швейцарских франков оборотного капитала, главным образом в купюрах по 50 и 100 франков. Учитывая, что события происходили в разгар Великой депрессии, это было выдающееся достижение.

WIR-система начиналась с 2950 членов в 1935 году, а нижняя точка в ее развитии была в 1945 году, когда последствия войны снизили членство до 624 членов. Но после окончания войны число членов стало возрастать год за годом, достигнув 12 567 человек в 1960 году и 24 227 к 1980 году. Более чем 80 тысяч членов насчитывает эта система сейчас, большинство из них - представители среднего класса и малого бизнеса. Объем бизнеса вырос впечатляюще: полный товарооборот, который в 1973 году составлял только 196 миллионов франков, к 1980 году достиг 1 миллиарда, а теперь оценивается более чем в 2,5 миллиарда франков. Объем предоставленных кредитов в 1994 году был эквивалентен 1 миллиарду франков.

Эта система интересна по трем причинам. Во-первых, она самая старая непрерывно действующая система в современном западном мире. Она была основана в 1934 году в Цюрихе и развивалась — и количественно, и в объеме бизнеса — в течение более чем шестидесяти лет. Во-вторых, она иллюстрирует, что дополнительные валюты имеют смысл даже в наиболее консервативных капиталистических странах с одним из самых высоких уровней жизни в мире. Наконец, она выросла до поразительных размеров. В 1994 году, к шестидесятой годовщине \УЖ-систе- мы, ежегодный оборот достиг 2,5 миллиарда швейцарских франков (т. е. более 2 миллиардов долларов). 80 тысяч членов, говорящие на четырех языках, живут теперь во всех кантонах страны. Система имеет собственное зда-

WIR-Nachrichten // Wir News. 1934. № 1.

Speech by Werner Zimmerman, Fall Conference of 1954.

ние банка, а также шесть внушительных региональных офисов.

Каждый участник «круга» может получить WIR двояким способом: продавая товар и обслуживая кого-то еще в круге или получая WIR-кредит от координационного центра. Другими словами, WIR — гибрид взаимного кредита (возникающего всякий раз, когда происходит торговля и товары продаются напрямую) и бумажной валюты (всякий раз, когда поступает ссуда от Центра). Кредит от Центра имеет очень низкую процентную ставку (1,75 % в год) и практически обеспечен недвижимостью или другим активом. Ключом остается доверие, что справедливо для всех валют. Кредиты WIR автоматически удаляются из обращения всякий раз, когда член возвращает ссуду Центру.

Стоимость WIR привязана к швейцарскому франку (1 WIR равен 1 швейцарскому франку), но все платежи должны быть сделаны в WIR. Это означает, что в техническом смысле единица счета — швейцарский франк, а среда обмена — WIR.

Участники сообщают, что они участвуют в обменах WIR по следующим причинам: это очень эффективный путь ведения торговли: комиссионное вознаграждение ограничивается 0,6 % на сделки, заключенные в WIR; это дает доступ к лояльной клиентской базе, а проценты по кредиту намного ниже, чем в национальной валюте; предлагаются другие услуги (продажа товаров по почте, реклама среди членов, публикации и т. д.); система создает буфер против внешнего удара, вроде внезапного увеличения национальной процентной ставки или других экономических бедствий; она предоставляет малому бизнесу возможность получения некоторых преимуществ, к которым обычно имеет доступ только крупный бизнес.

Система WIR лишний раз подтверждает мнение о высоком экономическом потенциале дополнительных систем валюты, которые реализуются, когда системы достигают полной зрелости.

SOCS

Недавно и в Шотландии приспособили опыт WIR к региональным целям развития. Предприятие основано по инициативе Рут Андерсон на Шотландском сельском форуме в 1997 году. Членство в SOCS-системе ограничено организациями вроде коммерческих и некоммерческих предприятий, правительственных агентств. Каждый член имеет беспроцентную линию кредита, размеры которого высчитываются, исходя из числа торговых партнеров и объемов обмена. Дополнительный кредит может быть предоставлен, если организация способна дать некоторые гарантии. SOCS-справочник размещается на вебсайте и в периодической печати. Платежи проводятся кредитными чеками, но в будущем запланированы другие инструменты. Членские взносы выплачиваются ежеквартально и покрывают административные расходы и резервный счет безнадежных долгов.

Финансирование малого бизнеса

Список мелких фирм, получивших финансирование с помощью дополнительных валют, хорошо иллюстрирует, насколько удачно совмещаются эти «деньги» с местной валютой. Примеры: эксперименты в Беркшире, штат Массачусетс, или Dining Dinero, выпущенные Cafe de la Paz в Беркли, или система японской службы экономии времени.

Ни в одном из этих случаев дополнительная валюта не предназначалась для использования в качестве общего средства обмена, а выступала скорее как альтернатива для финансирования специфических, заранее определенных целей, поддержанных сообществом.

Четыре главных эксперимента Беркшира — это «доллары Дели», банкноты беркширской фермы Farm Preserve Notes, сохранные квитанции генерала Монтерея и квитанции ресторана Книттера. Обычные банковские структуры не были заинтересованы в обеспечении финансирования во всех этих случаях. Поскольку все перечисленные эксперименты схожи, ограничимся рассмотрением истории Farm Preserve Notes.

Эта система, официально санкционированная государственным сельскохозяйственным отделом штата Массачусетс, обеспечила оборотный капитал для некоторых мелких фермеров. «Банкноты» (удостоверения покупки) были обеспечены будущим урожаем, причем в цене будущего продукта предусматривалась скидка, чтобы создать стимул купить сейчас то, что станет доступным спустя месяцы. Такой подход был очень хорошо встречен клиентами и позволил фермерам увеличить оборотный капитал сразу, попутно получив гарантии продажи части своего урожая надежным клиентам в будущем.

Другой пример — Cafe de la Paz в Беркли, Калифорния. Предприятие нуждалось в капитале для реставрации зала встреч, расположенного в стороне от главного здания. Оно обратилось к нескольким банкам с просьбой о финансировании. Когда ни один не согласился, Cafe de la Paz выпустило квитанции, которые были обеспечены завтраками и обедами в будущем. Учет происходит следующим образом: клиент покупает за 100 долларов обед Dining Dinero стоимостью 120 долларов (что для клиента означает скидку 20 %). Поскольку стоимость проданных товаров составляет приблизительно 40 долларов, Cafe de la Paz все же имеет 60 долларов прибыли от сделки. Так было получено необходимое финансирование и обеспечена лояльность клиентов. Это победа каждого.

В заключение следует сказать, что дополнительные валюты имеют не только социальный, но и деловой смысл. Они позволяют местному частному бизнесу лучше конкурировать с теми фирмами, которые пользуются услугами крупных систем распределения. Мелкие предприниматели легко принимают местную дополнительную валюту, потому что могут тратить ее в местном сообществе — как это делают мелкие фермеры, использующие местную рабочую силу во время сбора урожая. А крупные фирмы имеют сети поставщиков, обычно расположенных далеко, и поэтому они не очень заинтересованы в местной валюте. В этом смысле дополнительные валюты могут также вносить вклад в развитие местной экономики — более самостоятельной, скромной и здоровой, создавая противовес углубляющейся глобализации.

Случай WIR вдобавок показывает, что дополнительные валюты дают возможность маленьким компаниям получить некоторые привилегии, к которым традиционно имеют доступ только большие компании. Даже приверженцы классической экономики согласятся с тем, что соревнование на игровом поле более высокого уровня принесет выгоды потребителям и обществу в целом.

<< | >>
Источник: Бернар А. Лиетар. Будущее денег: новый путь к богатству, полноценному труду и более мудрому миру. 2007

Еще по теме ПУТЬ, НЕ ИЗБРАННЫЙ В 30-Х ГОДАХ XX ВЕКА:

  1. §2.1 Развитие исполнительного производства в России с древнейших времен до 1917 года
  2. Военные конфликты 30-60-х годов XVIII в.
  3. 3.1. Зарождение и становление инвестиционных правоотношений в России до 1917 года
  4. 3.1. Вызовы и ответы в глобальном мире
  5. Реклама и массовая культура: непротиворечивый союз.
  6. Анализ отдельных документов и проектов, определяющих инновационное развитие России
  7. § 2. Войны Токтамыша с Аксак Тимуром в 1391,1395 годах
  8. 5. Миссия Константина Философа в Хазарии и первое обращение Руси
  9. ПУТЬ, НЕ ИЗБРАННЫЙ В 30-Х ГОДАХ XX ВЕКА
  10. ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ВАЛЮТЫ, ЦЕНТРАЛЬНЫЕ БАНКИ И ИНФЛЯЦИЯ
  11. ГЛАВА 5 ПУТЬ К ИНФОРМАЦИОННОЙ МАГИСТРАЛИ
  12. Рокфеллер Джон Дейвисон
  13. 1. Могущество в условиях глобализации: от национального могущества к многосторонней дипломатии
  14. МАРК БЛОК ПРОБЛЕМА ЗОЛОТА В СРЕДНИЕ BEKA[189]
  15. АНРИ ОЗЕР РАЗМЫШЛЕНИЯ ОБ ИСТОРИИ БАНКОВ В ЕВРОПЕ НОВОГО ВРЕМЕНИ, С КОНЦА XV ВЕКА ДО КОНЦА XVIII BEKA[253]
  16. АНРИ ПИРЕН ОБРАЗОВАНИЕ В КУПЕЧЕСКОЙ СРЕДЕ В СРЕДНИЕ ВЕКА
  17. Пути и проблемы становления экономического и валютного союза[33]
Яндекс.Метрика