<<
>>

Структурные недостатки федерального страхования депозитов

Как мы показали в ретроспективе возникновения федерального страхования депозитов, Конгресс признавал необходимость создания структуры, регулирующей проблему морального риска, источником которой является страхование депозитов.
Однако, несмотря на все усилия, Конгресс создал систему страхования депозитов с двумя основными структурными недостатками. Во-первых, настоящая система показала довольно плохую адаптацию к действиям депозитных учреждений (умышленных или неумышленных), связанных с повышением рискованности их операций. Во-вторых, система дала значительные полномочия регулирующим органам без гарантий того, что сами эти органы не будут принимать неверные решения.

КАК ДЕПОЗИТНЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ МОГУТ ПОВЫСИТЬ УРОВЕНЬ РИСКА Напомним, что одинаковая для всех страховая премия служит стимулом для депозитных учреждений для проведения более рискованных операций. С одной стороны, если более высокий риск связан с более высокими доходами, учреждение может избежать включения в список «неблагополучных», что означает большее ограничение деятельности. С другой стороны, если учреждение неплатежеспособно и вскоре будет объявлено банкротом либо практически неплатежеспособно, у его правления появляется соблазн воспользоваться последней возможностью заработать и избежать банкротства. Если агентства по страхованию депозитов не объявляют неплатежеспособное учреждение банкротом, следовательно, они способствуют принятию более рискованных решений. Каким образом могут депозитные учреждения брать на себя больший риск?

Увеличение заемных средств Один из основных способов повышения риска заключается в росте заемных средств посредством уменьшения отношения собственного капитала к активам. Увеличить размер учреждения можно за счет привлечения заемных средств; кроме этого, рост можно финансировать посредством выпуска новых ценных бумаг и часть прибыли платить держателям акций в виде дивидендов вместо приобретения новых активов.

Вдобавок существует так называемый филиальный риск (affiliated-institution risk). Такой риск имеет место, когда депозитное учреждение эмитирует долговые обязательства, гарантом которых служит капитал аффилиированных учреждений, которые обычно являются дочерними компаниями банковского холдинга. Это, по сути, позволяет депозитному учреждению расти без увеличения собственного капитала, но одновременно повышает риск, которому подвергается данное депозитное учреждение, поскольку от устойчивости дочерних компаний теперь будет зависеть финансовое положение всей компании.

Изменение структуры активов или пассивов Еще один способ, посредством которого фирма может подвергаться дополнительному риску (без изменения отношения собственного капитала к заемным средствам), — это повышение общего портфельного риска.

Это можно сделать, изменив структуру активов учреждения или структуру пассивов, используемых для финансирования активов. В главе 6 (рис. 6-1) показано, что начиная с 1960-х годов коммерческие банки изменили структуру своих активов, увеличив объем ссуд по отношению к ценным бумагам. В сущности, процент банковских средств, инвестированных в активы с высоким уровнем риска (ссуды), увеличился за счет активов с низким уровнем риска. В начале 1980-х годов доля активов коммерческих банков в виде наличности и ценных бумаг приблизительно составляла 36% от всех активов. К концу десятилетия эта величина была всего лишь 27%. Для сравнения: доля общих активов, используемых для предоставления ссуд, возросла с 54 до 61%.

Портфельный риск, кроме того, может возрасти за счет повышения кредитного риска для активов с высоким уровнем кредитного риска: банкиры могут заменить менее рискованные ссуды на более рискованные. Органы банковского надзора, действительно, в последнее время жалуются, что качество активов многих сберегательных учреждений и банков значительно ухудшилось. Особенно беспокоил рост ипотечных ссуд за счет сокращения объема торгово-промышленных ссуд. Торгово-промышленные ссуды традиционно были основными статьями банковских доходов, их объем значительно уменьшился в 1980-х — начале 1990-х годов, а объем ипотечных ссуд, наоборот, относительно вырос.

Уменьшение диверсификации портфеля Банкиры могут увеличить портфельный риск за счет уменьшения степени диверсификации портфеля.

Считается, что банкротство Continental Illinois Bank в 1984 г. отчасти произошло вследствие того, что этот банк слишком сильно зависел от заимствований под высокий процент в качестве источника средств (вместо привлечения депозитов, которые обычно влекут меньшие издержки); в сущности, общий риск был увеличен за счет увеличения риска со стороны пассивов балансового отчета.

И последнее, общий портфельный риск может быть увеличен за счет несоответствия сроков погашения активов и пассивов — или несоответствия чувствительности активов и пассивов к изменениям процентных ставок. В настоящее время у учреждений, занимающихся привлечением депозитов, существуют стимулы по увеличению заемных средств в структуре активов, повышению портфельного риска или и того и другого, поскольку такая деятельность субсидируется страховщиками депозитов: FDIC, федеральным правительством и — в итоге — налогоплательщиками. Такое субсидирование тем не менее: 1.

Придает застрахованным учреждениям большую конкурентоспособность по сравнению с незастрахованными учреждениями; 2.

Стимулирует более высокие риски, чем в отсутствие таких субсидий.

Отметим, что если бы цены на страхование депозитов были установлены «соответственным» образом (т. е. отражали бы риск отдельных учреждений), то факторов 1 и 2 просто не существовало бы.

КАК РЕГУЛИРУЮЩИЕ ОРГАНЫ МОГУТ СПОСОБСТВОВАТЬ ОБОСТРЕНИЮ ПРОБЛЕМ Когда Конгресс создал систему страхования депозитов и федеральный аппарат регулирования, он признавал, что не способен как крупный политический орган управлять созданной системой на микроуровне. Следовательно, большую часть этих полномочий Конгресс оставил органам, регулирующим деятельность банков и сберегательных учреждений. В соответствии с законом регулирующие органы обладают довольно большой степенью независимости, хотя действовать они должны в рамках закона.

Следовательно, органы, регулирующие деятельность депозитных учреждений, обладают правами — и соответствующей ответственностью — по оказанию воздействия на развитие ситуации в банковской и сберегательной отрасли.

Это значит, что Конгресс подвергает общество нормативному риску (regulatory risk), т. е. риску того, что регулирующие органы могут принимать неверные, как оказывается впоследствии, решения.

Для понимания значимости нормативного риска необходимо рассмотреть природу того огромного числа альтернатив, из которых регулирующие органы должны сделать выбор, повседневно принимая многие решения. Например, что делать, когда депозитное учреждение становится банкротом. Другой пример: как предотвратить депозитные учреждения от скатывания до той точки, когда банкротство становится неизбежным. Если такого рода случаи носят единичный характер, то это не так уж и страшно, но если решения должны приниматься в ситуации, когда число подобных случаев велико, то эти решения действительно важны.

Реакция регулирующих органов на банкротство депозитного учреждения Когда случается банкротство депозитного учреждения, у FDIC есть несколько альтернатив: 1.

Прямые выплаты вкладов. В случае прямых выплат вкладов (direct deposit payoff) FDIC объявляет, что депозитное учреждение неплатежеспособно, выплачивает все долги вкладчикам и распродает активы депозитного учреждения. Если FDIC может продать активы на сумму, превышающую обязательства депозитного учреждения (крайне редкий случай), то она не несет убытков. В противном случае ей придется привлекать свои средства для покрытия убытков. 2.

Покупка и принятие на себя обязательств. В случае покупки и принятия на себя обязательств (purchase and assumption) вместо закрытия и ликвидации депозитного учреждения FDIC осуществляет поглощение учреждения-банкрота другим учреждением, имеющим устойчивое положение. Последнее покупает большую часть активов обанкротившегося учреждения и принимает на себя ответственность по большинству непогашенных обязательств. Доля приобретаемых активов и обязательств устанавливается на переговорах с FDIC. Основное преимущество данного метода над прямой выплатой вкладов заключается в том, что он часто экономит FDIC много усилий, времени и денег. К тому же при этом учреждение-банкрот имеет возможность оставаться открытым, так что оно и в дальнейшем может предоставлять услуги своим вкладчикам. 3.

Косвенные выплаты. Если принято решение о косвенных выплатах (indirect payoff), то FDIC устраивает так, что другое депозитное учреждение принимает только застрахованные вклады обанкротившегося учреждения. Незастрахованные вкладчики получают прямые выплаты своих средств от FDIC в сумме, которая, как считает FDIC, может быть получена от реализации активов учреждения. Данное решение, которое впервые было принято в 1984 г., позволяет учреждению-банкроту оставаться открытым, но обычно для FDIC обходится дороже, чем покупка и принятие на себя обязательств. Иногда оно используется, когда нет учреждения, готового пойти на слияние с учреждением-банкротом. 4.

Прямое финансирование. FDIC обладает полномочиями в некоторых случаях осуществлять прямое финансирование (direct assistance) — выдавать прямые ссуды (часто совместно с Федеральной резервной системой) обанкротившемуся депозитному учреждению. В соответствии с законом FDIC может делать это только в случае, если учреждение-банкрот предоставляет «существенные» услуги обществу. На практике, однако, FDIC несколько расширила эти рамки, когда очень крупные банки, считающиеся «слишком крупными, чтобы обанкротиться», существуют на грани неплатежеспособности и закрытия. Такие банки обычно настолько крупные, что осуществить покупку и принятие на себя обязательств будет довольно сложно, а прямые или косвенные выплаты будут слишком дорогостоящими для страхового фонда FDIC.

В последнее время FDIC предпочитала не делать прямых выплат вкладов. Во многих случаях страховщики депозитов предпочитали рутину покупки и принятия на себя обязательств, косвенных выплат или прямого финансирования. В ретроспективе, как утверждают многие критики, решения о неосуществлении прямых выплат вкладов, хотя и направленные на благо общества, оказались не совсем правильными. Свойственные такой ситуации проблемы, по мнению этих наблюдателей, заключаются в том, что органы, осуществляющие страхование депозитов, могут быть слишком погружены в решение текущих проблем и не обращать должного внимания на долгосрочные последствия предпринятых действий.

К примеру, FDIC может прийти к решению, что наименее дорогим способом будет закрытие небольших банков при их банкротстве либо же предоставление прямого финансирования крупным банкам, поскольку они считаются «слишком крупными, чтобы обанкротиться». Помогая крупным банкам, позволяя им остаться на плаву и таким образом сберегая застрахованным вкладчикам время и нервы, которые им пришлось бы потратить в случае временного закрытия банка, FDIC может дать понять застрахованным вкладчикам небольших банков, что им следует перевести свои средства в более крупные депозитные учреждения. Более того, такие действия будут способствовать защите интересов незастрахованных вкладчиков, поощряя отдельные фирмы или индивидов хранить средства в крупных банках в ущерб их средним и мелким конкурентам. Долгосрочные последствия такого дифференцированного отношения к обанкротившимся банкам, как утверждают критики FDIC, может очень дорого стоить в будущем для банковской системы в целом, даже если они уменьшают краткосрочные убытки FDIC. Недостатки системы учета и регулирования безопасности и надежности Регулирующие органы неумышленно могут не выполнять должным образом те обязанности, которые возложил на них Конгресс, т. е. осуществление аудита и общего надзора над деятельностью депозитных учреждений, и на первом месте стоит предотвращение их банкротств. Это комплексная задача известна как регулирование безопасности и надежности (safety and soundness regulation). Эта область в основном является прерогативой бухгалтеров и аудиторов, но также имеет важное значение для обеспечения жизнеспособности депозитных учреждений и устойчивости федеральной системы страхования депозитов.

Компетентность в регулировании безопасности и надежности органов надзора над деятельностью депозитных учреждений особенно часто подвергалась критике. С одной стороны, утверждают, что регулирующие органы неправильно оценивают стоимость активов и пассивов депозитных учреждений, страхуемых на федеральном уровне. Ошибочная оценка активов и пассивов, естественно, приводит к неправильным выводам о платежеспособности депозитных учреждений.

В защиту регулирующих органов следует заметить, что обычно трудно оценить состояние любого делового предприятия — независимо от того, является ли оно депозитным учреждением или нет, — поскольку система общепринятых принципов бухгалтерского учета (generally accepted accounting principles, СААР) оценивает активы и пассивы по их исторической, а не текущей рыночной стоимости. Часто это приводит к переоценке текущей стоимости банковских активов — или капитала банка. К примеру, в начале 1991 г. рыночная стоимость акций 20 из 25 крупнейших коммерческих банков США была в два раза меньше соответствующей оценки на основе GAAP.

Критики утверждают, что регулирующие органы в прошлом только усложнили себе задачу, применив систему регулируемых принципов учета (regulatory accounting principles, RAP) для банков и сберегательных учреждений. Система RAP также использовала оценку по исторической, а не рыночной стоимости и предоставляла еще меньше информации (для данного анализа), чем GAAP. Система RAP более либеральна при определении дохода и активов, т. е. она относила к доходам и активам некоторые статьи, которые GAAP не включала. Вследствие этого доходы и активы финансовых учреждений построены так, чтобы нарисовать менее мрачную картину финансовой ситуации, чем реальное положение дел. Например, в 1982 г., до определения природы кризиса сберегательных учреждений, чистые активы сберегательной отрасли по RAP составляли 3,69%, чистые активы по GAAP — всего лишь 2,9%, а чистые активы, рассчитанные в рыночных ценах, — минус 12,03% от общих активов!

<< | >>
Источник: Роджер Лерой Миллер, Дэвид Д. Ван-Хуз. Современные деньги и банковское дело: Пер. с англ. — М.: ИНФРА-М. — XXIV. 2000

Еще по теме Структурные недостатки федерального страхования депозитов:

  1. 1.2 ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ СИСТЕМЫ КРЕДИТОВАНИЯ В РОССИИ
  2. Формирование портфеля реальных инвестиционных проектов
  3. 18.1. Структура кредитной системы России
  4. Структурные недостатки федерального страхования депозитов
  5. ФИНАНСОВАЯ СИСТЕМА РОССИИ
  6. СИСТЕМА ФИНАНСОВОГО ПРАВА
  7. 12.5. Обеспечение экономической безопасности банковской деятельности
  8. КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫИ ЗАДАНИЯ
  9. Пенсионная реформа 2002 г. и ход ее реализации
  10. Реформа системы регулирования финансового сектора: макропруденциальный подход
- Регулирование и развитие инновационной деятельности - Антикризисное управление - Аудит - Банковское дело - Бизнес-курс MBA - Биржевая торговля - Бухгалтерский и финансовый учет - Бухучет в отраслях экономики - Бюджетная система - Государственное регулирование экономики - Государственные и муниципальные финансы - Инновации - Институциональная экономика - Информационные системы в экономике - Исследования в экономике - История экономики - Коммерческая деятельность предприятия - Лизинг - Логистика - Макроэкономика - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги - Оценка и оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Прогнозирование социально-экономических процессов - Региональная экономика - Сетевая экономика - Статистика - Страхование - Транспортное право - Управление затратами - Управление финасами - Финансовый анализ - Финансовый менеджмент - Финансы и кредит - Экономика в отрасли - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая теория - Экономический анализ -
Яндекс.Метрика