<<
>>

IV НОВОЕ, ТВОРЧЕСКИ САМОСТОЯТЕЛЬНОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ

1. Едва ли найдется в авторском праве другая проблема, которая была бы столь мало исследована, как проблема <нового, творчески самостоятельного произве- дения>. Эта формулировка впервые появляется в ст.
103 Основ гражданского законодательства, но сама пробле- ма существовала и раньше, так как ст. 9 Основ автор- ского права разрешала, за некоторыми исключениями, пользоваться чужим произведением <для создания но- вого произведения, существенно от него отличающегося>. Как справедливо замечено Л. Азовым, (*1), редакция ст. 103 Основ гражданского законодательства в этом отноше- ния лучше ст. 9 Основ авторского права. Признак <су- щественное изменение> - неопределенный. Понятие <творческой самостоятельности> определеннее. Судебная - практика, как было отмечено выше (гл. 1) при рассмот- рении исков о признании авторского права, о плагиате, уже давно прибегает к такому критерию, как <само- стоятельное произведение>. Отказывая в иске художнице Фоминой о признании авторского права на фотокартины Микулиной, использо- вавшей созданные Фоминой куклы для самостоятельной композиции (сцена чаепития и др.), Гражданская кол- легия Верховного Суда РСФСР усмотрела в фотопро- изведении Микулиной не воспроизведение объемных ку- кол Фоминой, а самостоятельное, существенно отлича- ющееся от оригинала, произведение (сцена с куклами), в котором наряду с другими предметами (стол, посуда и т. д.) были, в частности, использованы куклы Фо- миной. (*2). (**1) См. Л. Азов, Авторское право в Основах гражданского зако- нодательства, <Советская юстиция> 1962 г. № 5, стр. 9. (**2) См. <Авторское право на литературные произведения>, Гос- юриздат, 1953, стр. 37. -99- Одного признака самостоятельности для признания спорного труда новым объектом авторского права еще недостаточно, иначе самостоятельное составление теле- фонного справочника попало бы в число объектов автор- ского права, поэтому та же коллегия Верховного Суда РСФСР уточняла в определениях по другим делам, что <критерием закономерного использования чужого произ- ведения должна быть творческая работа автора нового произведения>.
(*1). Для того чтобы ответить на вопрос, какое произведе- ние является новым и творчески самостоятельным по сравнению с использованным, нам необходимо иметь представление о понятиях новизны, творчества и произ- ведения. Так как два последних понятия были исследо- ваны выше, остается лишь рассмотреть первое. 2. Нет ни одного исследования в области авторского или изобретательского права в СССР и за границей, в котором элемент новизны не был бы упомянут в числе признаков творчества или произведения творчества. Чтобы стать объектом авторского права, произведение должно обладать признаком новизны. Это положение неоспоримо и признается как в буржуазной, так и в со- циалистической правовой литературе. Но что в произве- дении должно быть новым, на это ответы даются разные. В буржуазной литературе требование новизны предъ- является некоторыми исследователями к произведению безотносительно к его отдельным компонентам. (*2). Между тем при разрешении споров об авторстве приходится ре- шать вопрос именно о новизне отдельных компонентов произведения, и весь вопрос в том и состоит, какие ком- поненты должны быть новыми для того, чтобы можно было говорить о наличии нового, самостоятельного объ- екта авторского права. Другими буржуазными исследователями новизна при- (**1) См. <Авторское право на литературные произведения>, Гос- юриздат, 1953, стр. 37 (определение по спору о признании авторского права на <Технический немецко-русский словарь>). (**2) См. например, Francois Hepp, La notion doeuvre litterai- re et artistique, 1957, Sp. 46-47; M. Sata- nowski (Аргентина). Обзор статьн 1957, Sp. 91: E. Riezler, Deutsches Urheber-und Erfinderrecht, Munchen. 1909, S. 36. -100- вязывается к форме произведения. (*1). Но что понимать под формой произведения - языковую оболочку, худо- жественную форму или образную систему, отражающую жизнь, - неизвестно. Определеннее решается этот во- прос у de Boora, который считает носителем новизны так называемую Sprachform, имея в виду комплекс художест- венной формы и языковой оболочки.
(*2). В отличие от дру- гих исследователей Колер, этот патриарх буржуазной теории авторского права, не создал учения о новизне в строгом смысле слова, но подготовил для него исходные данные. В советской юридической литературе впервые поло- жено начало изучению новизны как признака произведе- ния. В, И. Серебровский рассматривает новизну как <не- обходимый элемент всякой творческой деятельности>. По мнению В. И. Серебровского, новизна <может выра- зиться в новом содержании, новой форме произведения, в новой идее, новой научной концепции>. При этом тема и сюжет могут быть заимствованы, что не мешает резуль- тату труда приобрести <характер вполне самостоятель- ного оригинального произведения>. (*3). Эта оценка новизны при всей скупости формулировки содержит законченную мысль, требующую развития. Верно, что совпадение темы и сюжета не предрешает вопроса об оригинальности (т. е. о новизне) произведения. Не предрешает потому, что за- дача литературного произведения заключается в худо- жественном решении сюжета, и, если ново это ре- шение (система эстетических образов в художественной форме), то ново и произведение. Научное произведение определяется новизной логического решения (логических образов или изложения мыслей). Но, во-первых, все эти положения должны быть обоснованы. Обоснование же дается аналитическим исследованием понятия произве- дения, раскрытием всех его компонентов, представляю- щих многоэтажную надстройку над сюжетом, и оценкой каждого из этих компонентов с точки зрения авторского (**1) См.. например, H. Desbois, La loi fransaise du 11 mars 1957. 1957. p. 187 (**2) H. O. de Boor, Urheberrecht und Verlagsrecht, Stuttgart, 1917, S. 81-85. (**3) В. И. Серебровский, Вопросы советского авторского права, изд-во АН СССР, 1956, стр. 35. -101- права. Во-вторых, говоря о новизне содержания или фор- мы, следует раскрыть эти понятия. Одно дело, если под содержанием понимать фабулу (т. е. конкретизирован- ный сюжет) или идейный смысл произведения автора; другое дело, если содержание означает образы произве- дения.
Далее. Новизна может быть различной: новизной ори- гинального произведения и новизной зависимого произ- ведения. Для ответа на вопрос, имеем ли мы дело с про- изведением оригинальным или зависимым, надо знать; что ново в произведении. Все эти оттенки признака но- визны, определение его конкретного носителя в произ- ведении практически необходимы для разграничения ав- торских правомочий. Это возможно лишь на почве деталь- ного анализа структуры объекта права. Понятие новизны, несколько лаконично формулиро- ванное В. И. Серебровским, получает дальнейшую раз- работку в монографии Б. С. Антимонова и Е. А. Флей- шиц. (*1). Повторяя положения В. И. Серебровского о новиз- не содержания и формы произведения, авторы правильно уточняют компоненты произведения, могущие быть носи- телем новизны: идейное содержание (<идеологическая или идейная трактовка>, по терминологии авторов) и об- разы. Авторы разграничивают понятие <существенной новизны> в изобретательском праве и понятие новизны в праве авторском, новизны как существенного отличия (п. <б> ст. 9 Основ авторского права).Однако критерия, позволяющего установить наличие <существенного отли- чия> (новизны) в авторском праве, Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц не дают, предоставляя решение этого во- проса суду, <на основе заключения экспертизы>. Делается важная попытка квалифицировать <само- стоятельное изложение чужого научного открытия> как новый научный труд зависимого характера. Авторы пря- мо не говорят об этом, но косвенно здесь дается кон- струкция <существенного отличия> в научной продукции, основанная на создании нового логического аппарата (образной системы) и иллюстрируемая блестящим при- мером выдающейся работы нашего физика Хвольсона, по- (**1) См. Б. С. Антимонов, Е. А. Флейшиц, Авторское право, Госюриздат, 1957, стр. 85, 86, 88, 98-99, 120. -102- овященной изложению теории относительности Эйн- штейна. (*1). Все это, несомненно, значительно обогащает понятие новизны в авторском праве. Но и здесь, как и у В. И. Серебровского, мы встречаемся с неопределенными по- нятиями <новизна содержания>, <новизна формы>, <но- визна объективной формы>, непригодными в качестве точного инструмента для научного анализа произведе- ний, обладающих сложным составом компонентов, из которых каждый может играть одновременно роль фор- мы и содержания в зависимости от его отношения к дру- гим компонентам. Известный шаг вперед в исследовании новизны сде- лан М. В. Гордоном и Т. А. Фаддеевой. М. В. Гордон вводит в научный обиход понятие <су- щественной новизны> произведения литературы и нау- ки, однако глубоко не исследует это понятие и не дает его признаков, необходимых для разграничения произ- ведений самостоятельных и зависимых. (*2). Оригинальна попытка Т. А. Фаддеевой раскрыть понятие <существен- ной новизны> в авторском праве. <Произведения с новой идеей, оригинальным содержанием и формой изложения обладают существенной, абсолютной новизной>, - пи- шет Т. А. Фаддеева. Оперируя, как и ее предшественни- ки, неопределенными понятиями: <идея>, <форма>, <со- держание произведения>, Т. А. Фаддеева тем не менее лает понять, что существуют различные виды новизны. Неопределенность понятий <форма>, <содержание>, <идея> в анализе Т. А. Фаддеевой лишает ее рассужде- ние требуемой четкости научного мышления. Последней работой, в которой сделан еще один шаг вперед в изучении новизны произведения, является ис- следование Н. А. Райгородского <Авторское право на кинематографическое произведение>. (*4). Пользуясь крите- рием новизны, Н. А. Райгородский правильно получает (**1) См. Б. С. Антимонов, Е. А. Флейшиц, Авторское право, Госюриздат, 1957, стр. 100. (**2) См. М. В. Гордон, Советское авторское право, Госюриздат, 1955, стр. 63. (**3) См. Т. А. Фаддеева, Право авторства по советскому граж- данскому праву, <Вестник ЛГУ>, № 23, серия экономики, философии и права, вып. 4, стр. 114. (**4) См. Н. А. Райгородский, Авторское право на кинемато- графическое произведение, изд-во ЛГУ, 1959. -103- понятие <произведения исполнительского творчества>, являющегося новым по сравнению с исполняемым про- изведением и принадлежащего к другому виду искус- ства. (*1). Мы видим, таким образом, что советская теория ав- торского права внесла свой вклад в развитие учения о новизне как важнейшем критерии для разграничения сфер субъективных авторских прав. (*2). 3. В культурной жизни, в преемственности и росте духовного богатства общества новизна имеет особое гносеологическое значение, без которого прогресс был бы затруднен или даже вовсе невозможен. Прогресс, бу- дет ли это прогресс техники, науки, или прогресс искус- ства, литературы, нравов, культуры общества, предпола- гает два процесса: наследование старых, установивших- ся, общепринятых истин и норм и, с другой стороны, пересмотр, обновление, рождение иных, новых норм и истин. Передача <старых> истин и норм от одного поколе- ния к другому происходит не на одних и тех же фактах и примерах, не одними и теми же суждениями. Нет, нау- ка, литература, искусство, техника, будучи в отдельности своеобразными орудиями познания и преобразования природы и человека, будучи глашатаями старых и новых истин, выразителями красоты, многообразия различных качеств и явлений природы, общества, духовного мира человека, сообщают людям свои сведения об одном и том же не только различными средствами и приемами, но и непрестанно обновляют каждая свой специфический арсенал этих средств. Ученые по-разному пишут о строе- нии вселенной; литераторы различно изображают вели- чие патриотизма; живописцы по-разному передают кра- соту природы и человека и т. д. Если бы для воспи- тания человеческих поколений в духе патриотизма было достаточно одного хорошего литературного произведе- ния, то в литературе не существовало бы темы и после рассказов Л. Н. Толстого о героях Севастопольской обо- (**1) См. Н. А. Райгородский. Авторское право на кинемато- графическое произведение, изд-во ЛГУ, 1959, стр. 52. (**2) Из работ авторов других социалистических стран нам извест- но только краткое исследование Кеммеля (E. Kaemmel, Das geltende Urheber- und Verlagsrecht der Deutshen Demokratichen Republik), в котором понятие новизны подробно не анализируется. -104- роны, было бы незачем писать о других героях-патрио- тах. Между тем воспитание советского патриотизма тре- бует не одного, а многих, т. е. новых, различных приме- ров патриотизма, новых форм изображения героя. Почему это происходит? Это происходит потому, что явления природы, общества, духовного мира человека неисчерпаемы как в своем содержании, так и в формах проявления и развития. Знание предмета развивается. углубляется, не имея предела. Развивается и самый пред- мет знания. Вследствие этого законы отражения требуют обогащения образа истины, требуют новизны фактов и понятий (наука), средств изображения (литература, искусство), средств воздействия на мир (техника). Мож- но бесконечно писать о патриотизме, не исчерпывая темы, но углубляя и расширяя знание предмета. Таким обра- зом, новизна произведения является отражением неисчер- паемого многообразия объекта, его развития и проявле- нием развивающегося знания предмета. Это - гносео- логическая природа новизны, характеризующей произве- дение творчества. Поэтому один и тот же вечный лите- ратурный или иной эталон истины, красоты и т. д. был бы их искажением, выдавая ничтожно малую часть за це- лое. Развитие общества изменяет человеческие идеалы. Мы восхищаемся творениями Фидия и Праксителя, по как обеднела бы скульптура, если бы античные идеалы сковали ее развитие. Как обеднела бы наша мораль, ес- ли бы человечество не знало других образцов мужества или мудрости, кроме Муция Сцеволы или Солона. <Сколько раз надо повторять одни и те же мысли, чтобы они дошли до сознания большого числа люден? Сколько раз одни и те же идеи, одни и те же разумные ре- шения трудностей нашего существования находили свое выражение в прошлом и настоящем, не приводя к ощути- мым результатам?>. (*1). Столько раз, ответим мы на эти вопросы Жолио Кюри, сколько новых доказательных средств мы будем находить для того, чтобы убеждать людей. Однообразие воздействия на наши мысли и чув- ства посредством одних и тех же произведений человече- ского интеллекта причинило бы непоправимый вред по- знанию, оттолкнув нас от истины, красоты, благородст- (**1) Фредерик Жолио Кюри, Взмах крыла, <Литературная газета> 12 января 1960 г. -105- ва и т. д. Поэтому о первой гносеологической особенно- сти новизны можно сказать так: без новизны невозможно сохранить старое. Преемственность истинных идей и норм требует новизны их изображения. (*1). Имеется еще более важная гносеологическая особен- ность новизны. Она характеризует прогресс, движение вперед искусства, знаний, техники. Пожалуй, никто так настойчиво не предъявлял это требование новизны, как И. Е. Репин в живописи и Л. Н. Толстой в литературе. Репин не уставал превозносить новизну как закон дви- жения вперед. Отмечая новизну таких произведений жи- вописи, как <Перед атакой Плевны> Верещагина, порт- рет девушки у окна Н. Н. Ге, (*2), осуждая подражание и повторение в живопиои^ И. Репин писал: <Сами ве- ликие мастера стремились всегда к правде и новиз- не - словом, шли вперед...>^ (разрядка моя. - В. И.). В сценическом творчестве это требование энергично отстаивал А. П. Ленский: <Избегайте всего рутинно- го...>, - требовал он. - <не смущайтесь новизной приемов. Жизнь идет вперед и требует новых форм> (*5) (разрядка моя.-В. И.). В статье <Музыка и современность> Д. Шостакович много внимания уделил проблеме новизны в музыке. <Лучшие традиции русской (не только классической, но и русской советской) оперы сочетаются в них с настой- чивыми попытками найти новые драматургические си- туации, новые образы, новые выразительные приемы. Надо и впредь еще смелее искать новое (разрядка моя. - В. И.). Ибо без творческих поисков нет подлин- ного искусства, без обновления художественных средств нельзя воплотить то новое, что ежедневно рождает наша эпоха строительства коммунизма. Важно лишь, чтобы (**1) Развитые нами выше мысли мы находим в заметке писателя Юрия Нагибина. Он пишет: <...искусство призвано вечно обнов- лять наше зрение, слух, все наши чувства, расширять наше вос- приятие мира, людей, самих себя, чтобы мы не притерпелись к жиз- ни, чтобы ощущали ее всегда как бы в первый раз> (<Ли- тературная газета> 29 августа 1959 г.). (**2) См. И. Е. Репин об искусстве, изд-во АХ СССР, М.,1960, стр. 72, 73,84. (**3) См. там же, стр. 122 и 141. (**4) Там же, стр. 25. (**5) Н. Зограф, А; П. Ленский, изд-во <Искусство>, М., 1955, стр. 338. -106- это новое не рождалось <на песке>, а было органически связано с реалистическими основами, было бы нацио- нально почвенным>. (*1). В статье Д. Шостаковича новизна выступает как фак- тор прогресса в музыке, необходимое условие движения искусства вперед. Особенно велика роль новизны в науке и технике. Признак новизны является здесь легальным критерием, позволяющим квалифицировать научную или техниче- скую мысль как открытие или изобретение со всеми вы- текающими отсюда правовыми последствиями. Благода- ря им открываются существенно новые исти- ны, расширяющие знание за существующие пределы, сознаются существенно новые средства эс- тетического, технического и экономического прогресса общества. Творчество выступает здесь как мощный фак- тор коренного преобразования природы и человека, фактор революционный. Наконец, новизна привлекает внимание к предмету, рождая ориентировочный рефлекс, с которого начинается познание. Это ее третья гносеологическая особенность. Итак без новизны нет творчества в науке, литературе, искусстве, технике. Но погоня за новизной была бы гру- бым искажением той роли, которая отведена новизне в творчестве человека. Гносеологический анализ понятия новизны доказывает, что новизна - органически прису- щий творчеству признак, имеющий познавательное зна- чение. Погоня за новизной безотносительно к ее познава- тельной ценности привела бы к уродством, которые мы наблюдаем в буржуазном искусстве. (*2). К чему она приво- дит, показывает печальный опыт некоторых наших дея- телей литературы и искусства, подвергшихся справедли- вой критике во время встреч руководителей КПСС и Со- ветского правительства с деятелями литературы и искус- ства. Новизна ради новизны безплодна. Истинное произ- ведение искусства <есть только то, которое передает (**1) <Правда> 14 мая 1961 г. (**2) См. статьи о формалистической эстетике, опубликованные в журнале <Вопросы философии> 1959 г. № 5 и 6. <Новые формы, которые отыскиваются и устанавливаются толь- ко ради <новизны>, а не ради верного истолкования <сущности>,-- говорил А. П. Ленский, - <всегда приводили художников всех ка- тегорий к манерности и изысканности> (Н. Зограф, А. П. Лен- ский, изд-во <Искусство>, М., 1955, стр. 358). -107- чувства новые, не испытанные людьми. Как произ- ведение мысли есть только тогда произведение мыс- ли, когда оно передает новые соображения и мысли, а не повторяет то, что известно, точно так же и произ- ведение искусства только тогда есть произведение ис- кусства, когда оно вносит новое чувство (как бы оно ни было незначительно) в обиход человеческой жизни> (*1) (разрядка моя. -В. И.). 4. Нам остается коротко остановиться на понятии су- щественной новизны изобретения и открытия. В советской юридической литературе высказаны раз- личные взгляды на понятие существенной новизны изо- бретения. В одних случаях существенно новым считают техническое решение, неизвестное мировой технике. (*2). В других вообще отрицается возможность общего опре- деления этого понятия: <В каждом отдельном случае существенная новизна может быть определена только конкретно>. (*3). В инструкции по экспертизе заявок на изобретения, одобренной Комитетом по делам открытий и изобретений 14 февраля 1959 г. (*4), <существенной при- знается такая новизна, которая придает предложенному способу, устройству или веществу существенно новые полезные качества>. Мы могли бы продолжить перечисление различные взглядов на понятие существенной новизны в изобрета- тельском праве, но и того, что приведено выше, доста- точно для того, чтобы признать, что единства взглядов на этот предмет у нас не существует. В патентном законодательстве буржуазных стран (за исключением дореволюционной России) нет такого по- нятия, как существенная новизна, и в юридической ли- (**1) <Л. Н. Толстой о литературе>, ГИХЛ, М., 1955, стр. 376 (<Что такое искусство>). Как известно, Л. Н. Толстой считал источником новых чувств современного сознания идею братства людей (см. там же, стр. 377). О новизне в литературном творчестве было немали сказано писателями на Всесоюзном съезде писателей в мае 1959 года. (**2) См. Н. А. Райгородский, Изобретательское право СССР, Госюриздат, 1949, стр. 53 и 63-75. (**3) <Новые акты Советского правительства по изобретательству и рационализации>, Л., 1959, сокращенная стенограмма лекции В. А. Попова, заместителя Председателя Комитета по делам открытий и изобретений. (**4) См. <Экспертиза заявок на изобретения>, М., 1959. -108- тературе этих стран мы не сможем найти изложения этого понятия. Исследуя понятие новизны изобретения, юристы таких стран, как США, Англия и Германия, ис- ходят из того, что ново все, что неизвестно. Так как, од- нако, при таком понимании новизны нельзя было бы от- личить изобретение от любого иного технического нов- шества, то в практике патентных учреждений этих стран и в научных исследованиях от изобретения наряду с но- визной требуют еще и творчества. Творческим считается решение, превосходящее способности среднего специа- листа. (*1). Такой же взгляд па новизну был высказан и русским юристом А. Пиленко. (*2). Что же следует считать существенной новизной тех- нического решения? Еще Маркс делил всякую развитую совокупность ма- шин на три существенно различные части: двига- тельную, передаточную и рабочую. Во времена Маркса двигатель, передаточный механизм и рабочая машина составляли три машлиы, теперь это, как правило, одна машина с тремя существенно различными частями. С развитием машиностроения и появлением множества различных машин каждая из них может быть определе- на рядом признаков, из которых одни являются сущест- венными, другие-нет. (*3). <Существенными признаками мы называем такие, совокупность которых обеспечивает достижение положительного эффекта. Устранение из предложения хотя бы одного существенного признака лишает его смысла или превращает в другое>. (*4). Вполне понятно, что, если в предлагаемой машине существенные элементы окажутся известными, то изобретения не по- лучится. Если же в изобретении новым окажется хотя бы один из существенных элементов машины, то и новизна такого изобретения должна называться существенной. (**1) Pietzker, Patentgesetz (Kommentar). Berlin-Leipzig, 1929. S. 155-156. См. критику этого взгляда в монографии Н. А. Райго- родского, <Изобретательское право СССР>, М., 1949. стр. 50-52. (**2) См. А. Пиленко, Право изобретателя, СПб., 1902, т. 1, стр. 325-329. (**3) См. В. Я. Ионас, Техническое усовершенствование и рацио- нализаторское предложение, <Советское государство и право> 1954 г. № 2, стр. 107. (**4) Е. А. Майкапар, Рассмотрение заявок на предполагаемые изобретения, изд-во ЦБТИ, 1960, стр. 19. -109- Такое понимание существенной новизны (**1) логично, объективно и не допускает кривотолков. Не может быть принципиально иным понятие новиз- ны открытия. Открытие-это неизвестное ранее решение научной (познавательной) задачи. (*2). 5. После того как нами выяснены понятия новизны, творчества и произведения, попытаемся объяснить, что означают слова ст. 103 Основ гражданского законода- тельства: <использование чужого изданного произведе- ния для создания нового, творчески самостоятельного произведения>. В этой статье Основ перечисляются различные виды использования чужого произведения: воспроизведение в научных, критических и т. п. работах, информация в пе- чати и др. Понятие использования в этом перечне ясно: оно сводится к различным способам воспроизведе- ния чужого изданного произведения, и констатировать этот факт, квалифицировать его как дозволенное или не- дозволенное законом использование чужого произведе- ния нетрудно. Иначе обстоит дело с понятием использо- вания чужого произведения для создания нового произведения. Где здесь начинается использова- ние? Писатель пользуется всеми плодами национальной и мировой культуры, в том числе существующими лите- ратурой и искусством, для создания своего произведения. Столь широкий смысл закон, конечно, не вкладыввает в понятие использования чужого произведения. Где же граница, за которой начинается использова- ние чужого произведения? Нам представляется, что это использование характеризуется заимствованием конкретных элементов чужого произведения для созда- ния другого. Где нет заимствования конкретных эле- (**1) См. В. Я. Ионас, Изобретательское правоотношение в со- ветском гражданском праве. Автореферат кандидатской диссерта- ции, Л., 1955, стр. 8; Б. С. Антимонов, Е. А. Флейшиц, Изо- бретательское право, М., 1960. стр. 83-85; Е. А. Майкапар. Рас- смотрение заявок на предполагаемые изобретения, изд-во ЦБТИ, 1960, стр. 19. (**2) Дополнительные требования, предъявляемые к новизне от- крытия некоторыми нашими юристами, считающими, что открытие должно быть крупным, значительным и т. п., на законе не основаны, (В. И. Серебровский, Правовая охрана научных открытий в СССР, М., 1960, стр. 33; В. А. Рясенце в. Советское изобретатель- ское право (Учебное пособие), М., 1961, стр. 29). -110- ментов чужого произведения, нельзя говорить о его ис- пользовании. Заимствование может быть дозволенным и недозволенным, его общие пределы устанавливаются ст. 103 Основ гражданского законодательства. Однако точное определение этих пределов составляет фундамен- тальную проблему авторского права. Если бы мы не знали строения произведения, его компонентов, то разрешение интересующей нас пробле- мы вряд ли было бы возможно. Зная эти компоненты и оперируя понятиями новизны и творчества, мы должны ее решить. В связи с этим первое, что следует сказать, относит- ся к теме произведения. Так как тема не является тво- рением автора произведения, то при заимствовании те- мы чужого произведения и самостоятельности осталь- ных компонентов произведения, мы всегда будем иметь дело с новым, творчески самостоятельным произведени- ем, созданным без использования чужого произ- ведения. Вторым совпадением-наряду с темой произведения может оказаться его идейное содержание: авторская позиция, взгляды, оценки автора. И это совпадение при самостоятельности других компонентов не свидетельст- вует об использовании, так как идейное содержание произведения само по себе, вне связи с другими элемен- тами произведения, не составляет объекта авторского права. Совпадение двух произведений может, далее, лежать в плоскости сюжета. И в этом случае мы не будем иметь дела с использованием чужого произведения, если в основе обоих лежит сюжет <бродячий>, т. е. неоригинальный, а прочие компоненты произведения самостоятельны. Использование при совпадении сюжета начинается только тогда, когда заимствован чужой оригиналь- ный сюжет. Здесь-то и потребуется путем сравнения обоих произведений решить вопрос, создано ли новое, творчески самостоятельное произведение.. Знание строе- ния литературного произведения подсказывает нам сле- дующее решение этого вопроса: при использова- нии оригинального сюжета чужого ли- тературного произведения новым, творчески самостоятельным будет про- изведение, отличающееся от использо- -111- ванного новизной образной системы и художественной формы. Вот пример, взятый нами из практики рассмотрения авторских споров экспертной комиссией при Ленинград- ском областном управлении по охране авторских прав. Гласное управление кинематографии Министерства культуры Киргизской ССР рассмотрело о 1957 году жало- бу З., автора киносценария <Белая бабочка>, на незакон- ное использование ее сценария группой авторов В., Г. и С., написавших киносценарий <Голубая Звезда>. Груп- па авторов обвинялась в плагиате. В заключении по этому спору, подписанному начальником названного уп- равления, были подвергнуты сравнению оба сценария. Изложив кратко содержание первого и второго сцена- риев, обнаруживающих сходство сюжета, автор заклю- чения, не анализируя обрисовки персонажей и художест- венных приемов сценаристов, прямо от изложения содер- жания сценариев приходит к следующему выводу: <Факты, изложенные в заявлении З., подтвердились. Со- держание как по теме, так и по сюжету двух вышеупо- мянутых сценариев совпадает. Действительно, работа З. была использована В., Г. и С. в своей творческой заявке, а затем и в киносценарии <Голубая Звезда>. Изменены некоторые ситуации и имена героев>. В этом заключении отмечается, что один из группы авторов, именно В., ре- цензировал ранее киносценарий З. <Белая бабочка>, что позволило ему воспользоваться этим сценарием для на- писания другого: <Голубая Звезда>. Отсюда делается вывод о плагиате. На чем основан этот вывод? На совпадении в обоих сценариях темы и сюжета. Как видно из другого эксперт- ного заключения по тому же делу, составленного членом Союза советских писателей драматургом К., оба сцена- рия - <Белая бабочка> и <Голубая Звезда> - были написаны на <бродячий сюжет>, встречающийся во мно- гих произведениях (отец находит потерявшихся сына или дочь). Таким образом, плагиат выведен экспертом мини- стерства, составившим заключение, из наличия в сопо- ставленных сценариях: а) общей темы, не составляющей компонента объекта авторского права, и б) общего сюжета, юридически безразличного для спора, поскольку сюжет является <бродячим>. -112- Основные компоненты произведения, имеющие реша- ющее значение для исхода спора, остались вне кругозо- ра автора заключения: это образы и художественные особенности этих сценариев. Анализ структуры объекта авторского права позволяет безошибочно сказать, что автор заключения по спору был некомпетентен в его решении. Использование чужого произведения имеет место, далее, в случае переработки повествовательного произ- ведения в драматическое либо в сценарий и наоборот (а также переработка драматического произведения в киносценарий и наоборот), изображения произведения живописи средствами ваяния и т. п. При подобных пере- работках имеет место заимствование таких элементов чужого произведения, как сюжет н образная система, перерабатывается только художественная форма: из по- вествовательной в драматическую или наоборот и т. д. Переработка художественной формы произведения с сохранением остальных его элементов рассматривается в Основах гражданского законодательства как создание нового, творчески самостоятельного произведения (ст. 103). Использованием чужого произведения для создания нового, творчески самостоятельного произведения яв- ляется перевод на другой язык (ст. 102 Основ граждан- ского законодательства). О нем подробно сказано выше (см. стр. 50-56 настоящей работы). Вряд ли есть необходимость особо говорить о том, что элементарное изменение такого компонента чужого про- изведения, как языковая оболочка, не повлечет создания нового, творчески самостоятельного произведения. Но- вый объект авторского права, очевидно, при этом не воз- никает, так как перестановка или замена слов - это такое изменение языковой оболочки, которое не требует творчества. Поэтому новый порядок или состав слов не создает нового произведения и тот, кто подобную <переделку> припишет себе как собственное произведение, ока- жется плагиатором. (*1). (**1) А. И. Ваксберг пишет по этому поводу: <Видоизменение тек- ста также не спасает от обвинения в плагиате, так как при этом из- меняется только словесная ткань (иначе говоря, оболочка) и ос- тается в неприкосновенности мысль, идея (содержание, существо) произведения. Здесь возможны различные варианты. Иногда речь идет о не- большой перестановке слов и плагиат виден, что называется, нево- оруженным глазом, как, например, в такой <замене> текста: вместо авторской фразы <...благодаря своей близости к народной поэтике стихи его получили всенародное распространение и превращались в фольклор>, плагиатор написал: <Многие его стихотворения на- столько близки к народной поэтике, что постепенно превратились в фольклор>. В этом случае кража мысли и даже буквального текста очевидна> (А. И. Ваксберг, Издательство н автор, М., 1957, стр. 95). -113- Исследование интересующей нас проблемы показыва- ет, что для признания новизны и творческой самостоя- тельности произведения, созданного путем использова- ния чужого произведения, достаточно новизны и само- стоятельности: 1) образной системы или 2) художественной формы либо 3) языковой оболочки (только в подстрочных перево- дах типа <литературного подстрочника>). Иллюстрации к этим положениям приведены нами в последней главе настоящей работы.
<< | >>
Источник: В. Я. ИОНАС. КРИТЕРИЙ ТВОРЧЕСТВА В АВТОРСКОМ ПРАВЕ И СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ. 1963

Еще по теме IV НОВОЕ, ТВОРЧЕСКИ САМОСТОЯТЕЛЬНОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ:

  1. Статья 1257. Автор произведения
  2. Статья 1260. Переводы, иные производные произведения. Составные произведения
  3. Статья 1270. Исключительное право на произведение
  4. Статья 1295. Служебное произведение
  5. Не беспокоить: идет творческий процесс!
  6. ЛИТЕРАТУРНОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ
  7. ПРОИЗВЕДЕНИЕ ИСКУССТВА
  8. ПРОИЗВЕДЕНИЕ НАУКИ
  9. ЗАВИСИМЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ
  10. ЯЗЫК ПРОИЗВЕДЕНИЯ
  11. ОБРАЗНАЯ СИСТЕМА ПРОИЗВЕДЕНИЯ
  12. IV НОВОЕ, ТВОРЧЕСКИ САМОСТОЯТЕЛЬНОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ
  13. КРИТЕРИЙ НОВИЗНЫ ПРОИЗВЕДЕНИЯ В СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ
- Право интеллектуальной собственности - Авторсое право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Защита прав потребителей - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - Коммерческое право - Конституционное право России - Криминалистика - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право Европейского Союза - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Правоприменительная практика - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Теория права - Трудовое право‎ - Уголовное право России - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право‎ - Экономические преступления - Ювенальное право - Юридическая этика - Юридические лица -
Яндекс.Метрика