Сущность и формы международного движения капитала


Международное движение капитала, особенно принимающее форму инвестиций, является ключевым элементом, определяющим функционирование мирового хозяйства, развития и динамику форм, а также характер условий международных хозяйственных связей всех видов. С условиями привлечения и характером функционирования иностранных инвестиций связывают с полным основанием многие общие параметры национального развития и социально-экономического прогресса, национальной и международной безопасности на всех уровнях, соответствующие планы и программы. А это уже вопросы, относящиеся к сфере ключевых проблем национального развития. Здесь, возможно, потребуются некоторые разъяснения и комментарии.
Как область международных экономических отношений и мировой экономики интернациональное движение капитала стало типичным и уж тем более столь значимым и даже решающим относительно недавно: в последние полтора века — с переходом мирового рынка в свою высшую стадию развития. При этом: постоянно расширяется само понятие иностранных капиталовложений, в один ряд ставятся существенно различные формы капитала и его международного функционирования в увязке с другими реально существующими рыночными категориями; модернизируются, видоизменяются сам вид инвестиционной деятельности, ее содержание, цели и условия; наряду с «типовыми» рыночными стандартами повышаются роль и значение общественных требований и стандартов, сориентированных на международные критерии требований и признаков общечеловеческого (общегуманитарного) характера (в том числе в части ответственности социального, экологического, гражданского и т.д. порядка, выходящие за пределы фундаменталистского толка).
Процесс такого рода «эволюции», являющейся результатом действия разного рода причин (от детализации и конкретизации отдельных ключевых понятий рынка до конкретных общественных стандартов вроде критериев «устойчивой экономики» и т.п.) начался позднее и оказался связан с рядом серьезных конфликтов, захвативших область политики и права на международном и национальном уровнях. И это соответственно находит отражение как в общественно-политической деятельности, так и в учебниках и в научных публикациях. Естественно, это замечание (по мнению многих специалистов и общественных деятелей) не может относиться к некоторым расширениям понятий вроде весьма «популярных» включений в понятие инвестиций всякого рода спекулятивных «миграций» финансовых ресурсов, ведущих к дестабилизации социально-экономической и культурной сфер, означающих имущественное обездоли- вание и т.п.
По характеру и формам международные капиталовложения могут быть разными.
По источникам происхождения — это государственный и частный капитал. Государственный капитал в международном обиходе называют еще официальньм; он представляет собой средства из госбюджета, которые уходят за рубеж или принимаются оттуда по решению либо непосредственно правительств, либо межправительственных организаций. По формам — это государственные займы, ссуды, гранты (дары), помощь, международное движение которых определяется межправительственными соглашениями. Сюда же относятся кредиты и иные средства международных организаций (например, кредиты МВФ). Но в любом случае это все-таки деньги налогоплательщиков, хотя и идущие до получателя разным путем.
Частный капитал — это средства из негосударственных источников, помещаемые за рубеж или принимаемые из-за рубежа частными лицами (юридическими или физическими). Сюда относятся инвестиции, торговые кредиты, межбанковское кредитование; они не связаны напрямую с госбюджетом, но правительство держит их перемещения в поле зрения и может в пределах своих полномочий контролировать и регулировать их. В практике имеются весьма тонкие методы превращения государственных средств в частные инвестиции.
По характеру использования международные капиталовложения могут быть предпринимательскими и ссудными. Предпринимательские капиталы прямо или косвенно вкладываются в производство и связаны с получением того или иного объема прав на получение прибыли в форме дивиденда. Чаще всего здесь выступает частный капитал. Ссудные капиталы означают предоставление средств взаймы ради получения процента. Здесь активно выступает капитал из государственных источников, но из частных источников операции также весьма значительны.
По срокам международные капиталовложения делятся на среднесрочные и долгосрочные, а также краткосрочные. К первым относят вложения более чем на один год. В данную группу входят наиболее значимые капиталовложения, так как к долгосрочным относятся все вложения предпринимательского капитала в форме прямых и портфельных инвестиций (преимущественно частные), а также ссудный капитал (государственные кредиты).
По целям международные капиталовложения делятся на прямые и портфельные инвестиции. Прямые инвестиции — вложение капитала во имя получения долгосрочного интереса; они обеспечивают его с помощью права собственности или решающих прав в управлении. В основном прямые иностранные инвестиции — частный предпринимательский капитал.
Портфельные инвестиции дают не права контроля за объектом вложения, а всего лишь долгосрочное право на доход, причем даже преимущественное в смысле очередности в получении такого дохода. Это находит выражение в различных типах акций (обычных и привилегированных).
Международный валютный фонд выделяет еще одну группу — «прочие инвестиции», которую в основном образуют международные займы и банковские депозиты; они могут обнаруживаться попеременно то в портфельных, то в прямых инвестициях.
В изложенной схеме есть два момента, которые не полностью укладываются в современную инвестиционную практику. Формально она вполне логична и способна работать с позиций валютнокредитных отношений. Из недр торгово-экономических связей также возникают, как известно, многочисленные формы операций, связанных с инвестициями. Они именуются «относящимися к торговле инвестиционными мерами» («trade related investment measures», или TRIMs). Среди них разнообразные сервисные, маркетинговые, управленческие, технологические и прочие контракты, приводящие к появлению инвестиционных прав, но не вписывающиеся жестко в указанную выше классификацию. Они не предусматривают передачу иностранцу права собственности, но дают право на систематическое получение дохода (роялти, ренталс и др.).
Еще к одной форме связи инвестиций с торговлей, формально противоположной только что упомянутой инвестиционным мерам, относят «investment-related trade measures» (или «торговые меры, относящиеся к инвестициям», сокращенно IRTMs). Сущность подобного рода мер такова: с помощью торговых мер создать дополнительные стимулы для привлечения иностранных инвестиций. Неудивительно, что таким мерам придается в последнее время повышенное внимание в соответствующей деятельности ЮНКТАД). В рамках этих мер рассматриваются как «меры по ограничению доступа» (количественные и секторальные ограничения, тарифные преграды, антидемпинговое регулирование, региональные схемы по стимулированию более свободной торговли и т.д.), так и разнообразные меры по поддержке экспорта (экспортно-ориентированные промышленные зоны, экспортное финансирование, развитие и совершенствование соответствующих налоговых механизмов).
Некоторые контрактные отношения важны при вовлечении в международную инвестиционную деятельность малого и среднего бизнеса, при переходе из статуса торговых партнеров на уровень торгово-инвестиционного партнера.
Одни специалисты включают эти меры в сферу движения капитала, другие воздерживаются.
Аналогична ситуация с лизингом, ставшим важной формой торговой деятельности. В то же время лизинг оказался в одном ряду с инвестициями; инвесторами при обращении к лизингу выступают арендодатели, ибо платежи за сданное в аренду оборудование становятся для них формой получения постоянного дохода и учитывают в полной мере стандарты прибыльности на рынке. Сходная ситуация в отношении использования селенга.
Инвестиционные возможности содержат инжиниринг и другие формы торговли услугами. На Уругвайском раунде ГАТТ учтены «относящиеся к торговле аспекты прав интеллектуальной собственности» (TRIPS), конкретно: авторские и связанные с ними права, торговые марки, географические обозначения, промышленные конструкции, патенты, разработки интегрированных сетей, нераскрытая (незапатентованная) информация (т.е. торговые секреты). Игнорировать эти аспекты инвестиционной деятельности также невозможно.
В частности, новые обстоятельства и расширившиеся возможности инвестиционной деятельности и соответственно всего развития (в отличие от преимущественно спекулятивных и других аналогичных основ) подтвердили свою жизненность и перспективность на уже накопленном опыте отдельной группы стран, получившей название БРИК (аббревиатура от Бразилии, России, Индии и Китая). Эксперты банковско-финансового профиля охарактеризовали характер развития данной группы как «особо быстро развивающиеся страны» и спрогнозировали выдвижение данной группы на передовые позиции в мире в течение ближайших нескольких десятилетий. Обоснованность этих и связанных с ними прогнозов определяется тем, что они ориентированы не на специфические рыночные «преимущества» спекулятивного характера, а на конкретные факторные преимущества традиционного происхождения (рабочая сила, природные ресурсы, возможности реализовать потенциал аграрного и аграрно-промышленного секторов, а также реалии потребительского спроса). Эти обстоятельства не только существенно расширяют возможности инвестиционного характера, но придают более стабильные перспективы и определенность всему мировому инвестиционному хозяйству, в том числе в контексте гипотезы о необходимости перехода к «новому инвестиционному» порядку.
В изложенной схеме все формы равнозначны, поставлены на одну доску. Между тем можно спорить, какие формы инвестиций важнее с точки зрения управления реальным производством, а не перераспределения ранее полученных и распределенных прибылей. В основе этих споров, которые выходят на уровень актов законодательных органов или правительственных постановлений, лежит, как правило, личный или групповой интерес соответствующих финансово-промышленных кругов. Отмеченное обстоятельство тем более важно, что в последние годы образование прямых иностранных инвестиций в большей степени (бывало, более чем на 2/3) происходит через слияния и поглощения, при которых новых финансовых поступлений из-за рубежа не происходит вообще, меняется лишь собственник, в том числе в результате «своповых» (обменных) операций, превращающих внешнюю задолженность перед заграницей в инвестиции, принадлежащие иностранным фирмам. Такая практика, как известно, проявляет себя и в России, хотя на мировом уровне (после 2000 г.) этот процесс стал в относительном измерении менее масштабным.
Вместе с тем есть и определенные черты сдерживающего характера в этом процессе, что особенно проявилось в условиях разразившегося в 2008 г. мирового финансово-банковского кризиса. Как известно, потребовались весьма энергичные меры на различных уровнях (включая использование возможностей и надежд в пользу изменения всей мировой финансовой архитектуры, что проявилось, в особенности, в инициировании своего рода процесса, который окрестили «вторым Бреттон-Вудсом»). Предстоит большая и кропотливая работа с использованием методов и средств экономической дипломатии, каким образом, в частности, ликвидировать негативное воздействие гигантской массы производных финансовых средств (деривативов), в 10 раз превышающих объем мирового ВВП на современном этапе. Ведь по сути речь идет не просто об абстрактной экономической категории, но и об ответственности вполне конкретных стран (прежде всего, США), которые не только обеспечили быстрый рост и процветание своей экономики в течение нескольких десятилетий, но поставили во вполне реальную, практическую плоскость вопрос о вынуждении большинства стран мира расплачиваться за допущенные ими «рыночные шалости».
Ныне признается приоритетное значение прямых инвестиций как наиболее емко объединяющих национальные (или государственные, если это кажется кому-то более приемлемым по идеологическим или политическим соображениям) интересы различных стран, отдельных слоев общества, поскольку они подчинены деятельности реального сектора в экономике. К тому же такие инвестиции преимущественно связаны с конкретными международно-оперирующими фирмами, финансово-промышленными группами, поэтому более управляемы, их «правила игры» более определенны. Это особенно важно с позиций управляемого рыночного хозяйства, обеспечения реальных конкурентных стандартов для национальной экономики.
В этом контексте можно отметить два ключевых вопроса. Первое — есть все основания полагать, что современный финансовый кризис, в том числе энергичные усилия по тому, как удержать его в нынешнем банковско-финансовом русле и не дать перерасти в общесистемный, «отрезвит многих, заставит иначе формировать бизнес-планы, прежде всего рассчитанные на собственные ресурсы». С этим прогнозом видного российского экономиста М. А. Эскиндарова будут вынуждены (быть может, не сразу) согласиться функционеры мирового рынка. Многие, наконец, поймут, что «самое дорогое» (т.е. затратное во всех смыслах) — это «дармовые деньги», заимствованные где-то. Неизбежны выводы и на более высоком уровне. Отсюда — второе. После кризиса должны усилиться настроения, чтобы резервы государства (большая часть временно свободных средств) не перемещались в зарубежные фонды, но оставались и размещались внутри страны на выгодных, естественно, условиях, которые, возможно, потребуется целенаправленно создавать (ну хотя бы на основе рекомендаций такого вполне признанного рыночника, как Дж. Стиглиц). Трудный и затратный опыт России показывает, что политика вывоза государством так называемой «избыточной ликвидности» оставляет непокрытым спрос экономики на инвестиции, который замещается стремительно растущим внешним долгом банков и корпораций. Создаваемая таким образом конструкция весьма хрупка и опасна, ибо практически ничем не застрахована от возникновения цепной реакции потерь, передаваемых «с усилением» от одних контрагентов к другим. Результат известен — «системный риск, финансовый кризис». Отсюда особая роль фактора обеспечения национальной безопасности, ставшего на современном этапе важным условием обеспечения национальных интересов страны, тем более как исторически признанного государства мирового значения. Естественно, отмеченные обстоятельства не могут не воздействовать на общую картину международного движения инвестиционного капитала, а также положения на этом рынке отдельных участников и создаваемых ими коалиций.
<< | >>
Источник: Рыбалкин Валерий Евгеньевич. Международные экономические отношения: учебник для студентов вузов, обучающихся по экономическим специально стям. 2012

Еще по теме Сущность и формы международного движения капитала:

  1. Г лава12 МЕЖДУНАРОДНОЕ ДВИЖЕНИЕ КАПИТАЛА: СУЩНОСТЬ И ФОРМЫ
  2. Вопрос 1. Сущность международного движения капитала как формы МЭО. Вывоз предпринимательского и ссудного капитала. Прямые и портфельные инвестиции
  3. МЕЖДУНАРОДНОЕ ДВИЖЕНИЕ КАПИТАЛА Причины и формы международного движения капитала
  4. Формы международного движения капитала 1.
  5. Сущность мировой экономики. Международное разделение труда. Международные экономические отношения: сущность и формы
  6. Тема 7. МЕЖДУНАРОДНОЕ ДВИЖЕНИЕ КАПИТАЛА
  7. 3.1. Международное движение капитала
  8. Международная мобильность капитала Формы и причины вывоза капитала
  9. Движение как способ существования материи. Формы и виды движения.
  10. Причины возникновения, сущность и формы международной налоговой конкуренции Международная налоговая конкуренция и ее субъекты
  11. Баланс движения капитала
  12. Движение капитала
  13. 6.4. ДВИЖЕНИЕ КАПИТАЛА
  14. Вопрос 2. Государственное и межгосударственное регулирование движения капитала
  15. 4. Международное движение капиталов.
  16. Движение капитала и трудовых ресурсов