Россия и Всемирная торговая организация


Приведение внешнеторгового и внешнеэкономического законодательства России в соответствие с нормами международной практики — важный элемент цивилизованного вхождения России в систему международного разделения труда.
После окончания Второй мировой войны Советский Союз входил в число участников переговоров о создании организации, которая могла бы заложить основу будущей системы международной торговли. Однако впоследствии из-за позиции советского руководства того периода среди участников созданного на базе этих переговоров Генерального соглашения о тарифах и торговле (ГАТТ) его не оказалось. Причина заключалась в принципиальной несовместимости рыночного либерализма, на котором базировалось ГАТТ, с системой плановой экономики СССР.
Одностороннее критическое отношение к деятельности ГАТТ со стороны Советского Союза преобладало вплоть до начала перестройки конца 1980-х годов. В 1990 г. Советский Союз подал заявление о получении статуса наблюдателя и получил его, в 1992 г. этот статус перешел к Российской Федерации.
В 1993 г., когда Россией было принято стратегическое решение о вступлении во Всемирную торговую организацию — наследницу ГАТТ, начался длительный переговорный процесс.
С технической точки зрения процедура присоединения России к ГАТТ/ВТО предполагает одновременно с подачей заявления подготовку объемного документа, характеризующего ее торгово-политический режим.
О тщательности проработки этой проблемы свидетельствует то, что после подачи соответствующего заявления Россия получила более 500 дополнительных вопросов, которые охватывали экономическую политику большой группы государственных ведомств. Вопросы касались государственной поддержки экономики, аграрной политики, государственных торговых предприятий, технических барьеров, интеграции стран — членов СНГ и т.д.
Цель такой длительной процедуры состояла в нахождении баланса между национальными экономическими интересами потенциального участника международной организации и жесткими требованиями мирового рынка, связанными в основном с либерализацией внешнеэкономических связей.
Россия, стремясь вступить в международный торговый клуб, ставит задачу добиваться не только предоставления права на равных участвовать в международном торговом регулировании, но также и в легализации системы защиты своей национальной экономики. Такая возможность связана с тем, что ВТО как организация допускает довольно гибкий подход к индивидуальным особенностям протекционизма, обеспечивая взаимную сбалансированность различных форм. Так, в области импорта товаров сельскохозяйственного производства в развитых странах действует довольно широкая система компенсационных сборов и лицензирования. Ожидаемая тарификация квот, т.е. пересчет этих ограничений в таможенный эквивалент, показывает, что уровень защиты сельскохозяйственного производства в странах Западной Европы адекватен 200—300% таможенной пошлины. С другой стороны, Россия чуть ли не единственная страна в мире, где нет количественных ограничений импорта, в том числе и сельскохозяйственных товаров. Актуальна, очевидно, какая-то форма компенсации либеральной политики Правительства России.
В более широком плане вступление России в ВТО должно стабилизировать направленность политики российского правительства, обеспечив определенный противовес протекционистским устремлениям представителей отдельных министерских лобби.
Вступление в ВТО крайне необходимо для того, чтобы Россия не осталась на обочине мирового развития. Следует признать, что в настоящее время ВТО — крупнейшая организация, объединяющая практически все страны, ее участницами являются 153 страны.
Однако переговоры между РФ и странами — участницами РГ разными способами затягиваются, и вступление России в ВТО откладывается, несмотря на согласование позиций с такими влиятельными членами, как США и ЕС. При этом вступать поспешно на неблагоприятных условиях РФ не намерена. Кроме того, дополнительным препятствием служит необходимость координировать стратегию переговорного процесса вступления России в ВТО с интеграционными процессами в рамках Таможенного союза России, Казахстана и Белоруссии.
В руководящем управленческом звене России до настоящего времени отсутствует четкое понимание задач, возможностей и ограничений, накладываемых членством в этой организации. Особенно настороженно подходят к вступлению в ВТО региональные руководители, опасающиеся роста внешней конкуренции своим производителям.
Действующие в России импортные таможенные тарифы примерно в 2,4 раза ниже, чем в развивающихся странах, и в 1,6 раза выше, чем в экономически развитых. Снижение среднего уровня ставок таможенного тарифа в связи со вступлением страны в ВТО не должно создать общеэкономических трудностей, но предполагает дифференцированный подход, обеспечивающий, с одной стороны, более легкий доступ к внутреннему российскому рынку прежде всего по товарам, не конкурирующим с отечественными и выпускаемыми нечувствительными производствами, с другой — защиту чувствительных и потенциально конкурентоспособных собственных производителей. Это в целом будет отвечать правилам и практике ВТО.
Об отмеченном говорит и российский опыт последних лет. Таможенное регулирование импорта в РФ не было до недавнего времени определяющим инструментом, несмотря на то, что уровни ставок таможенного тарифа при импорте носили защитительно-фискальный характер и становились все более обременительными. По состоянию на середину 2005 г. средневзвешенная величина конечного уровня связывания ставок импортного тарифа составляла 12,82%.
После дефолта 1998 г. и с учетом предполагаемого вступления России в ВТО тарифно-таможенная политика стала более целенаправленной. С начала 2001 г. осуществляется ощутимая корректировка импортных таможенных пошлин в направлении их снижения, в том числе отказа от малопродуктивных запретительных пошлин, а также преодоления искажения их структуры из-за девальвационных процессов. Введенные с 1 января 2001 г. пошлины на импорт предусматривают практический отказ от максимальной 30%-ной адвалорной ставки (по 883 из 888 ранее действовавших позиций). Уровень таких ставок понижается до 20% в первую очередь по промышленным товарам широкого потребления, оборудованию продукции химической промышленности, преобладающими в структуре импорта. Ставка 30% сохраняется лишь по пяти позициям, в том числе по табачным изделиям, белому сахару. Существенно сокращено число позиций (с 624 до 104), ранее облагаемых по ставке 25%, куда, в частности, вошли: фрукты, овощи, рыбопродукция, алкогольные напитки, некоторые химические товары. Ставка 25% сохранена только по одной группе — мясо птицы. По однородным товарам (2072 позиции) ставки импортного таможенного обложения унифицированы. Из общего числа ставок импортного таможенного тарифа (11 с лишним тысяч) практически изменены пошлины по 3508 позициям, т.е. более 32% товарной номенклатуры ВЭД. При этом по 3068 позициям они снижены и лишь по 440 повышены.
Снижение и унификация уровня ввозных пошлин привели к уменьшению средневзвешенной ставки импортного таможенного тарифа до 10,7%. Кроме того, осуществлены меры по улучшению структуры импортного таможенного обложения по видам ставок (адвалорных, комбинированных), более широкому применению сезонных ставок при импорте сельхозпродукции.
Модификация импортного тарифа продолжалась и в 2001 г.: с 1 октября изменились таможенные импортные ставки по 610 позициям, из них по 481 (почти 80%) произошло снижение (в среднем на 5,8%), а по 108 — некоторое повышение, в среднем приблизительно на 5,5%. Указанное снижение коснулось машинотехнической продукции, в частности транспортных средств; контрольно-измерительных аппаратов и инструментов; органических химудобрений. Повышение затронуло интегральные схемы и компоненты аппаратуры связи. С января 2002 г. начала действовать новая редакция ТН ВЭД, в которой согласно обязательствам России учтены изменения, внесенные в ГСОТ (в части кодовых обозначений).
Введен в действие новый Таможенный тариф, зафиксировавший ранее сделанное и внесший ряд новых поправок в ставки таможенного обложения в основном в сторону снижения по 140 позициям, в том числе по бытовым швейным машинам; судам и другим плавсредствам; аудио- и видеоаппаратуре и комплектующим для нее; полимерной пленке; фруктам и ягодам и т.д.
Все это обусловило дальнейшее некоторое снижение средневзвешенного импортного тарифа к середине 2002 г. до 10,0—11,0%, что соответствует линии на их последующее понижение в связи с предстоящим вступлением в ВТО. Видимо, такая линия должна быть продолжена при определенной дифференциации шагов и сроков. Согласно планам Министерства экономического развития и торговли РФ в дальнейшем в течение 7 лет будет происходить постепенное снижение импортного тарифа, но только на три вида товаров.
В частности, это товары, российские аналоги которых конкурентоспособны на рынке; товары, необходимые для производства конечной конкурентной продукции, в частности комплектующие; товары, которые не производятся в России и необходимы для социальных целей. Если же поставки из-за рубежа будут наносить ущерб отечественным производителям, то будут применяться компенсационные защитные меры. По самым предварительным оценкам, средние ставки таможенного тарифа России при вступлении в ВТО должны сложиться на первоначальном уровне 7,0—9,0%.
Возможности защиты отечественного производителя. Линия ВТО на либерализацию импорта путем снижения таможенных ставок не исключает их повышенного уровня по некоторым позициям и на определенное время в целях поддержания чувствительных конкурентоспособных отечественных производств. С учетом российской ситуации, которая в советский период формировалась под воздействием курса на единый народно-хозяйственный комплекс, предполагающий высокую самообеспеченность, что претерпело значительные изменения в связи с распадом Советского Союза и развалом сложившихся производственных связей, позиции ряда отраслей экономики и производств серьезно ослабли. Но, принимая во внимание масштабы страны, высокий уровень ее обеспеченности природными ресурсами, квалифицированной и относительно дешевой рабочей силой, имеющиеся в ряде сфер современные технологии, преимущественную ориентацию на импорт соответствующих товаров вряд ли можно считать целесообразной. А поэтому при вступлении в ВТО обоснованно избирательное использование на согласованные сроки импортного таможенного тарифа также для защиты потенциально конкурентных производств. В таком контексте повышенный уровень таможенных ставок по определенным позициям не противоречит правилам и практике ВТО. Как свидетельствуют фактические данные, многие страны — члены ВТО пользуются высокими импортными пошлинами для защиты и поддержки отечественных производителей. Это относится как к экономически развитым, так и к развивающимся странам, что можно проиллюстрировать следующими данными. Высокие ставки импортного тарифа (мы их разбили на группы: 12—19%; 20—29%; 30—99%; 100—299% и свыше 300%) применяются в странах ЕС соответственно по 599, 341, 342, 31 и 2 позициям; в США — по 546, 197, 144, 15 и 11, или около 9% всей товарной номенклатуры импорта; в Японии — по 276, 361, 157, 67 и 31 (более 10%); в Канаде — по 444, 49, 21 и 68, выше нет. В Бразилии на первые две группы приходилось 4130 и 770 позиций (около 7% товарной номенклатуры), а в Республике
Корея на три первые группы — 58, 432 и 341 (примерно 8%). Наконец, в Китае по первым четырем группам — 1400, 996, 2211 и 46 (более чем 40%).
Между тем защитительная роль повышенных ставок таможенного обложения, как указывалось, весьма гибка и достаточно эффективна, о чем говорит и пример из российского опыта. Упомянутое снижение импортных пошлин на текстильные изделия сразу же привело к ощутимому вытеснению отечественных предприятий с внутреннего рынка за счет расширения импорта. По предварительным оценкам, этот вариант поддержки отечественных производителей может быть обоснованно применен в отношении гражданского авиастроения, большинства видов автомобильных транспортных средств, универсального станкостроения, некоторых видов сельхозмашин, отдельных товаров химии, легкой, текстильной и пищевой промышленности и т.п. При этом на данном этапе должна ставиться задача закрепления их в первую очередь на внутреннем рынке.
И здесь можно учесть опыт ряда развитых стран, где таможенные тарифы при импорте отдельных товаров были в 3—5 раз выше средневзвешенных: например, по текстилю и одежде в США — 14,6%, ЕС — 9,1 и в Японии — 7,6%.
Отдельный вопрос — сельское хозяйство. И здесь, по замыслу ВТО и в соответствии с договоренностями Уругвайского раунда, акцент в либерализации торговли должен быть сделан в перспективе на тарифно-таможенные меры. Хотя уже сейчас в ряде стран, и прежде всего в экономически развитых, на многие виды сельскохозяйственных, продовольственных товаров установлены повышенные размеры таможенных пошлин. Так, в США импортный тариф на сахар — 244%, на молоко — 83%; в Канаде на масло — 360%, сыр — 289, куриные яйца — 236%. Для сравнения укажем, что в России ставки действующего таможенного тарифа на мясо крупного рогатого скота — 15%, куриное мясо — 25, молоко — 15, пшеницу — 5, а на сахар — 25%. В развитых странах и, в частности, в США и Европейском Союзе масштабная государственная поддержка сельскохозяйственного производства и экспорта осуществляется с помощью субсидий и практически в последующие годы не уменьшилась. Суммарный годовой размер их достигал в США в 1999— 2000 гг. 175 млрд долл., а в ЕС — 100 млрд евро. В расчете на 1 га угодий субсидии в США составляли 200 долл., в Швеции — 800 долл., в Норвегии — 3500 долл. Проектом федерального бюджета США на 2002/2003 финансовый год предусматривалось довольно значительное увеличение субсидий фермерским хозяйствам. В ЕС, наряду с национальным субсидированием сельского хозяйства, осуществляется его поддержка в рамках единой сельскохозяйственной политики. Только в 2003 г., по данным телепрограммы «Euronews» от 1 мая 2002 г., предусматривалось выделить аграрному сектору более 46% общей суммы (48,2 млрд евро) бюджетных расходов Евросоюза. В последующие годы эта сумма не уменьшилась.
Совершенно иное положение в России. Здесь в сельском хозяйстве занята существенно большая часть активного населения, чем в странах Запада, — почти 12%. Подавляющая доля текущих потребностей населения в сельскохозяйственной продукции вполне может быть удовлетворена собственным производством и при нормальном качестве стоит существенно дешевле; потребительские цены на традиционные отечественные овощи и фрукты, например картофель, на 25—30% ниже. Вместе с тем последние преобразования нанесли сельскому хозяйству особый ущерб, а многие принципиальные экономические и социальные вопросы до сих пор не находят решения (проблемы собственности и пользования землей, пока непреодоленного диспаритета цен на сельхозтехнику и удобрения, с одной стороны, и продукцию аграрного сектора — с другой, и т.д.).
С учетом места и роли сельского хозяйства в российской экономике не все направления и методы, применяемые в отношении него в развитых странах, могут оказаться приемлемыми и эффективными. Однако уже на настоящем этапе требуются решительные шаги по его всесторонней поддержке, в том числе и в рамках правил ВТО. На сегодняшний день сумма государственных субсидий российскому сельскому хозяйству составляет всего примерно 1 млрд долл., т.е. около 15 долл. на 1 га угодий, что несопоставимо с соответствующими объемами в развитых странах Запада, данные о которых приводились выше. Особенность практики субсидирования сельского хозяйства в России заключается в том, что в отличие от других стран здесь не применяются экспортные субсидии, а также ценовые трансферты или фактическое налогообложение потребителя. Поддержка сельского хозяйства практически полностью осуществляется за счет бюджета в основном (почти 70%) на региональном уровне.
На первоначальном этапе своей деятельности, когда ГАТТ регулировало исключительно вопросы таможенного налогообложения промышленных товаров, это мало касалось России (или бывшего Советского Союза), практически весь экспорт носил сырьевой характер. По имеющимся оценкам, новые и новейшие технологии и решения охватывают 50 комплексов. Из них в США ведутся работы, осуществляется и предусматривается выход на мировой рынок — по 40, в основных странах ЕС — по 10—15, в России — лишь по 3, доля РФ в мировой торговле их результатами — менее 0,3%. Сейчас ситуация меняется прежде всего в связи с тем, что в сферу регулирования включены вопросы инвестирования, налоговой политики, государственных стандартов и закупок, поскольку они касаются внешней торговли. При разработке этих нормативов на национальном уровне Россия обязана считаться с установившимися международными правилами и координировать свою политику.
Чисто экономические потери из-за отсутствия полноправного членства России в системе ВТО объясняются дискриминацией той технологически сложной продукции, с которой Россия могла бы выйти на мировой рынок. От отсутствия такого доступа страна ежегодно теряет свыше 1 млрд долл. Хотя следует признать, что объем такой продукции, предназначенной для экспорта в экономически развитые страны, весьма невелик.
Глобальная задача солидной подготовки к вступлению России в ВТО — установить баланс прав и обязанностей России с учетом интересов стран — членов этой организации. Находясь вне правового пространства этой важной международной организации, любая страна оказывается в положении аутсайдера в международной торговле. Россия прошла лишь часть пути к осуществлению внешней торговли цивилизованными методами.
<< | >>
Источник: Рыбалкин Валерий Евгеньевич. Международные экономические отношения: учебник для студентов вузов, обучающихся по экономическим специально стям. 2012

Еще по теме Россия и Всемирная торговая организация:

  1. Россия и Всемирная торговая организация
  2. Всемирная торговая организация (ВТО)
  3. Всемирная торговая организация (ВТО)
  4. Вопрос 2. Роль Всемирной торговой организации
  5. 26.4. Всемирная торговая организация и проблемы вступления в нее России
  6. Теоретические проблемы процесса вступления России во Всемирную торговую организацию
  7. Статья 14. Ограничение приобретения, аренды хозяйствующими субъектами, осуществляющими розничную торговлю продовольственными товарами посредством организации торговой сети, дополнительной площади торговых объектов
  8. Россия в международных валютнофинансовых организациях
  9. 5.4. Многосторонние торгово-экономические организации
  10. Организация торговых операций на бирже
  11. Классификация существующих торговых организаций в РФ
  12. 5.1.1. Генеральный бюджет торговой организации
  13. 1. Организация торгово-технологического процесса на розничном предприятии
  14. Глава 2. Требования к организации и осуществлению торговой деятельности
  15. Организация оказания торговых услуг покупателям
  16. 2.2 Организация торгово-технологического процесса в магазине «Спэйс»