На пороге интеграционного процесса: европейские проекты первой половины XX в.


Европейская идея межвоенного периода. Итоги Первой мировой войны создали новые условия для развития европейской идеи. Во-первых, были полностью скомпрометированы национализм и империализм. Подвергалась сомнению и сама государственная идея. В результате войны рухнули четыре крупнейшие империи континентальной Европы — Германская, Российская, Австро-Венгерская и Оттоманская. Во- вторых, было расколото складывавшееся столетиями европейское политическое пространство. Победа большевистской революции 1917 г. вывела Россию за пределы европейской системы политических координат.
Первой реакцией на происшедший катаклизм стало оформление в 1920-е годы панъевропейского движения. В 1923 г. граф Рихард Куденхове-Калерги опубликовал манифест «Пан-Европа». В нем он констатировал крах европейской экономики, катастрофическое ослабление государственности европейских стран и предлагал рецепт выхода из нынешнего кризиса.
По мнению Куденхове-Калерги, демократические страны Европы должны объединиться для того, чтобы успешно противостоять внешнему противнику. В категорию внешнего противника автор включил не только Советскую Россию, но и англосаксонские страны — Великобританию и США. Для эффективной конкуренции с этими странами предлагалось создать общий европейский рынок и снабдить его необходимыми наднациональными институтами. В частности, речь шла о международном арбитраже и таможенном союзе.
Цитата
Национальная промышленность и ее защита со стороны государства являются очагом европейского национализма и угрозой европейскому миру.
Р. Куденхове-Калерги
В политической сфере Куденхове-Калерги выступал за создание общего военного союза для обороны восточной границы Европы, обращенной к России. Автор «Пан-Европы» не рассматривал вопрос о соотнесении полномочий наднациональных институтов с национальным суверенитетом стран — членов Пан-Европы. Поэтому в целом проект являл собой, скорее, развернутый лозунг, нежели программу реальных действий. Тем не менее его значение трудно переценить: панъевропейский манифест пробудил к жизни новое, послевоенное поколение сторонников европейской идеи. Важно и то, что многие предложения Куденхове-Калерги оказались востребованными на стадии реального интеграционного строительства.
В 1930 г. европейские проекты впервые приобретают международно-правовой статус: в Лиге Наций зарегистрирован меморандум Аристида Бриана (в недавнем прошлом — министра иностранных дел Франции) об организации Европейского федерального союза.
Однако последующее десятилетие не благоприятствовало развитию проектов единой Европы. В регионе формировался блок агрессивных государств, и в этих условиях позиции европейского движения в его пацифистской либо либеральной версии ослабели.
Европейские проекты конца 1930—1940-х годов. Вторая мировая война и предшествующие ей годы стали временем второй, после Наполеона, попытки реализовать модель насильственной интеграции Старого Света. Ее идейным базисом была расовая теория, рассматривавшая народы Европы с точки зрения их близости к якобы существовавшей идеальной арийской расе. Претворение в жизнь расовой версии европейской идеи взял на себя немецкий национал-социализм, с 1933 г. планомерно осуществлявший этническую чистку Германии от «расово чуждого элемента». Реализация модели
«расово чистой Европы» тесно увязана с судьбой нацистского политического проекта, но выходит далеко за национальные рамки немецкого национал-социализма. Уже с конца 1930-х годов идея Третьего рейха германской нации уступила место лозунгу «Новой Европы», которая бы объединила все коренные «истинно арийские» нации Европы. Переформатирование европейской идентичности по биологическому — расовому — критерию и консолидация Европы как высшего цивилизационного субстрата под эгидой нацизма предполагали «очистку» Европы от «расово чуждого» населения, отказ от базовых, складывавшихся столетиями, ценностных ориентаций европейского общества.
Летом 1940 г. германский Рейхсбанк разработал план превращения рейхсмарки в единую валюту контролируемой Третьим рейхом Европы. В 1942 г. Берлинский союз промышленников провел коллоквиум по вопросам создания «Европейского экономического сообщества», на котором выступил, в частности, нацистский министр экономики Вальтер Функ. Под лозунгами «Новой Европы» сражались в войсках СС десятки тысяч добровольцев из оккупированных нацистами стран Европы. Окончательной реализации гитлеровского европейского проекта помешало лишь поражение в войне.
Но до окончательного разгрома нацизма в подполье, в движении Сопротивления стали выкристаллизовываться проекты объединения Европы на демократической основе. По понятным причинам они отвергали любые формы национально-государственной замкнутости, столь явно скомпрометировавшей себя в двух мировых войнах. Из антифашистского подполья будущая Европа виделась федерацией демократических государств.
В 1941 г. Альтиеро Спинелли и Эрнесто Росси, сосланные фашистским режимом на остров Вентотене, написали свой ставший знаменитым «Вентотен- ский манифест». Тогда же было создано Европейское федералистское движение.
Именно масштаб вызванной националистическим и государственным эгоизмом катастрофы обусловил количественный и качественный рост европейского движения в первые послевоенные годы. Количественный рост выразился в создании множества организаций, ставивших целью объединение западноевропейских стран (поскольку восточная часть Европы осталась в зоне влияния СССР) и появлении новых, конкурировавших между собой проектов и их широкой поддержке населением. Качественный рост состоял в переходе на активные проевропейские позиции значительного числа политиков Старого Света. Наиболее видной фигурой здесь стал Уинстон Черчилль. В своей знаменитой Цюрихской речи (1946) он призвал к созданию европейской федерации по образцу США и указал, что первым шагом на пути к объединению Европы должно стать франко-германское примирение.
Важным событием первых послевоенных лет стал Гаагский конгресс сторонников единой Европы (1948). Более 700 делегатов из 16 стран собрались для обсуждения принципов и путей интеграционного строительства. Не все позиции удалось согласовать в ходе конгресса и последующих дискуссий. Однако в главном все стороны были едины: Европа должна начать процесс реального объединения.
Этот момент настал в 1950 г. На этом заканчивается история европейских проектов и начинается история европейской интеграции.
Выводы, проблемы, тенденции Современный европейский интеграционный процесс — это не только реакция на системный крах европейского миропорядка предшествующих десятилетий, но и попытка практического воплощения идей, веками владевших сердцами и умами сотен мыслителей, политиков и мечтателей. В европейской интеграционной архитектуре нашли свое отражение институциональные идеи герцога де Сюл- ли, У. Пенна и Р. Куденхове-Калерги. Через поколения до строителей европейской интеграции дошла идея гуманистов
о              мире как высшей ценности, объединяющей все народы. Больше трех столетий назад Я.А. Коменский сформулировал тезис о важности культуры и коммуникационного фактора для обшеевропейского единства. Век Просвещения подарил современной интегрированной Европе идеи универсализма, толерантности и правового государства, а идеи Э. Крюсе о роли торговли и ремесел были успешно апробированы уникальным опытом строительства Экономического и валютного союза. И. Кант, а за ним либеральные европеисты XIX в. сформулировали в качестве важного условия окончательного примирения европейцев их отказ от деспотических режимов. Тысячелетняя история европейской идеи высветила и ряд ловушек, расставленных на пути сторонников единой Европы. Чрезмерная сосредоточенность на культурной общности европейских народов может обернуться евроцентризмом, созданием «Крепости Европа» и, как уже бывало в европейской истории, ростом расовой и этнической нетерпимости к тем народам, которые не соответствуют избранным критериям «европейскости». Попытки форсированного объединения Европы всегда оканчивались крахом — этот урок европейской истории надо помнить и нынешним лидерам интеграционного процесса. Наконец, опыт Наполеона и нацистского проекта «Новой Европы» ясно засвидетельствовал невозможность объединения Европы силой под властью одного гегемона. Созидательный потенциал европейской идеи на сегодняшний день далеко не исчерпан. Европейский Союз в своем развитии пока лишь частично реализовал заложенные в ней ресурсы. И рано говорить о практической реализуемости главной цели сторонников европейской идеи — создании собственно объединенной Европы, которая включила бы в единое политическое, культурное, социальное и экономическое пространство все населяющие регион народы.
Контрольные вопросы Как повлияла на развитие европейской идеи философия Просвещения? В чем специфика европейских проектов эпохи Средних веков? Как соотносится концепция «баланса сил» с европейской идеей? Почему европейская идея второй половины XIX в. направлена против существующих государств? Что явилось стимулом развития европейской идеи в межвоенный период?
Литература
Основная
Борко Ю.А. От европейской идеи — к единой Европе. М.: Деловая литература, 2003. Гл. I.
Браницкий А. Erit una Europa? История объединения Европы: проекты, противоречия, перспективы. Нижний Новгород: ННГУ, 2006. Гл. I.
Дополнительная
Кант И. К вечному миру // Соч. М.: Мысль, 1966. Т. 6.
Куденхове-Калерги Р. фон. Пан-Европа. М.:              Вита-
Планетаре, 2006.
Фуше М. Европейская республика. М., 1999.
Черчилль У. Мускулы мира; Трагедия Европы // Черчилль У. Мускулы мира. М.: Эксмо, 2003.

<< | >>
Источник: под ред. О.В. Буториной. Европейская интеграция: учебник. 2011

Еще по теме На пороге интеграционного процесса: европейские проекты первой половины XX в.:

  1. Становление интеграционных процессов на европейском Севере
  2. Международная обстановка и внешняя политика СССР во второй половине 1940-х — первой половине 1950-х годов
  3. ЕС и страны центральной и восточной Европы. Уроки европейской интеграции. Особенности интеграционных процессов в других регионах мира.
  4. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XX ВЕКА
  5. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА
  6. Глава 7 Крупный бизнес и государство в 2000 - первой половине 2008 г.
  7. Развитие государственной системы в первой половине XIX в.
  8. Кодификация русского права в первой половине XIX в.
  9. Сословный строй XVIII в. - первой половины XIX в.
  10. Глава 6 ВОЗНИКНОВЕНИЕ ВУЛЬГАРНОЙ БУРЖУАЗНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в.
  11. Глава 4 Российский крупный бизнес в 2000 - первой половине 2008 г.: основные тенденции
  12. Кодификация и развитие уголовного права в первой половине XIX в.
  13. 2.6. Общие соображения относительно поворота, происшедшего в первой половине 30-х годов
  14. ГЛАВА 2: ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ ПОЗИЦИИ ФРАНЦИИ В КОНЦЕ 80-Х - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 90-Х ГОДОВ: ПРОБЛЕМА РАВНОВЕСИЯ В ЕВРОПЕ
  15. Глава 4 ЕВРОПЕЙСКИЕ ПРОЕКТЫ И ИДЕЙНЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ЕВРОПЕЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ
  16. Глава 5 Некоторые ключевые аспекты развития российского крупного бизнеса в 2000 - первой половине 2008 г.
  17. Международная обстановка в первой половине 1920-х годов и внешняя политика Советского государства
  18. Вопросы политической экономии в произведениях К. Маркса и Ф. Энгельса первой половины 40-х годов XIX в.
  19. 6. Регион Азова, Таврида и Северный Кавказ в четвертом и первой половине пятого века