Общая политика безопасности и обороны


В европейской политике безопасности и обороны (с 1 декабря 2009 г. — Общей политике безопасности и обороны) решающее событие произошло 4-5 декабря 1998 г. во французском курортном городке Сен-Мало. Саммит Президента
Франции Жака Ширака и Премьер-министра Великобритании Тони Блэра принял совместную декларацию с призывом к ЕС начать формирование общей политики безопасности и обороны. С этих дней в Европе принято начинать отсчет ЕПБО/ОПБО.
Уточним понятия. Европейская общая политика безопасности и обороны
В первых документах 1999 г. Общая европейская политика безопасности и обороны так и именовалась (сокращенно — ОЕПБО). Однако через год-полтора слово «общая» из документов ЕС исчезло. На протяжении целого десятилетия речь шла лишь о ЕПБО. Исчезнувшее слово вновь всплывало лишь в несостоявшемся проекте конституции, где ЕПБО было переименована в Общую политику безопасности и обороны (ОПБО). В таком виде она вошла и в Лиссабонский договор, что весьма логично, так как ОПБО созвучна ОВПБ. С 1 декабря 2009 г. в документах Евросоюза фигурирует лишь одна аббревиатура: ОПБО.
Цели и организационная структура. Официальное создание ЕПБО произошло в 1999 г. в два этапа. Сначала Европейский совет на Кельнском саммите принял Декларацию, в которой формулировались основные задачи ЕПБО: «Союз должен обрести способность к автономным действиям, обеспеченную эффективными военными силами ... чтобы быть в состоянии реагировать на международные кризисы без ущерба для действий НАТО. ЕС тем самым расширит свою способность сделать вклад в международный мир и безопасность в соответствии с принципами Устава ООН». Было решено нарастить потенциал ЕС в области разведки, усовершенствовать системы командования и управления в целом, усилить промышленную и технологическую базу обороны ЕС, обеспечить высокую мобильность сил ЕПБО путем развития стратегического транспорта (крупнотоннажной авиации, самолетов-танкеров для дозаправки в воздухе, десантных морских судов).
Европейский совет решил, что теперь он возьмет на себя реализацию «петерсбергских задач», тогда как ЗЕС прекратит свою деятельность, а его органы вольются в систему ЕС. «Петерсбергские задачи», таким образом, с самого начала стали официальными задачами ЕПБО. В операциях ЕС были приглашены участвовать члены НАТО, нейтральные и другие страны, не входившие в ЕС. Впоследствии Европейским советом было особо оговорено, что Россия и Украина могут быть приглашены принять участие в руководимых ЕС операциях.
Вторая часть комплекса решений о создании ЕПБО была принята Европейским советом на сессии в Хельсинки (10-11 декабря 1999 г.), где. был одобрен план формирования исполнительных органов ЕПБО. Политический комитет, состоявший из послов стран — членов ЕС, был существенно укреплен и переименован в Комитет по политике и безопасности — КПБ. Данный Комитет осуществляет политическое управление реализацией ОВПБ и ЕПБО/ОПБО. Кроме того, был создан совершенно новый орган — Военный комитет ЕС (ВКЕС) в составе высших военных чинов стран ЕС, в функции которого входят управление подготовкой и проведением операций в рамках ЕПБО. Практическая отработка этих операций возложена на также впервые созданный Военный штаб ЕС, входящий в состав Генерального секретариата Совета ЕС.
После возникновения ЕПБО система органов при Высоком представителе / Генеральном секретаре (и теперь при Верховном представителе по иностранным делам и политике безопасности) росла, как на дрожжах. Она превратилась в сложный многофункциональный механизм и полдюжины департаментов. Военный штаб ЕС тоже постепенно вырос в обширную систему, состоящую из различных структур планирования, информации, коммуникаций, логистики. Крупным достижением Евросоюза стало формирование полностью самостоятельного центра управления военными операциями — Гражданско-военной ячейки (Civil-Military Cell).
Ее созданию предшествовала многомесячная ожесточенная борьба между ЕС и НАТО, закончившаяся победой «европеистов». 12 декабря 2003 г. Европейский совет принял решение о создании Гражданско-военной ячейки. Более того, внутри нее образовали Оперативный центр ЕС (EU Operations Centre — EU OpsCentre) для руководства конкретными операциями ЕС. В качестве уступки НАТО было решено создать еще одну ячейку ЕС в бельгийском городке Монсе, где расположен штаб объединенных вооруженных сил НАТО в
Европе. Гражданско-военная ячейка в составе Военного штаба ЕС начала функционировать к лету 2005 г. Оперативный центр был официально активирован 7-15 июня 2007 г.
В Генеральном секретариате Совета ЕС был создан еще ряд важных подразделений для обеспечения ОВПБ и ЕПБО: директораты по всем главным регионам мира, структура координации ОВПБ; Директорат по оборонным аспектам, включая ЕПБО, Директорат по гражданскому управлению кризисами, группа по антитерроризму, ситуационный центр и т.д. А в ходе работы над Лиссабонским договором началось создание единого центра стратегического планирования и руководства — Директората управления кризисами и планирования (Crisis Management and Planning Directorate), решение о котором было принято Европейским советом в декабре 2008 г.
Силы и средства. Сердцевиной хельсинкских решений явился комплекс мер под названием «Головная цель» (Headline goal). Ее цель состояла в том, чтобы обеспечить к 2003 г. способность Европейского Союза развернуть за 60 дней и поддерживать не менее одного года контингент корпусного уровня (до 15 бригад, или 50-60 тыс. личного состава). Такие контингенты в ЕС стали называть силами быстрого реагирования. В их формирование включились все страны ЕС (кроме Дании). Общая численность выделенных сил превысила тыс. военнослужащих, 400 самолетов и 100 судов. Самые значительные контингенты выделили крупнейшие страны ЕС: Германия, Великобритания, Франция и Италия. Однако столь большие силы в реальности не действовали и фактически многое оставалось на бумаге.
Параллельно с военным открылось второе направление ЕПБО — невоенное, или гражданское. Его главным содержанием стало создание потенциала быстрого реагирования для управления кризисами с применением невоенных средств. Для этого Евросоюз должен быть способен быстро развернуть и поддерживать в зоне кризиса необходимое число сил гражданской полиции, а также выдвинуть в эту зону в течение 24 часов объединенные силы и средства поиска и спасения. Кроме того, предусматриваются оказание гуманитарной помощи, административная и правовая реабилитация, мониторинг проведения выборов и соблюдения прав человека.
В 2004 г. страны ЕС обязались выделить для гражданских миссий около 12 тыс. человек. В 2005 г. был создан объединенный жандармский контингент ЕС, представляющий собой военизированную полицию для чрезвычайных акций, в том числе для борьбы с терроризмом. Контингент базируется в североитальянском городе Виченце — поближе к Балканам.
Отношения с НАТО. Развитие ОВПБ и формирование ЕПБО вызвали беспокойство в США. Вашингтон, как в свое время с ЗЕС, попытался подчинить новые европейские структуры НАТО. Для этого еще в середине 1990-х годов в недрах НАТО была подготовлена концепция Европейской идентичности безопасности и обороны, которая ограничивала оборонные действия ЕС исключительно рамками НАТО.
В новой стратегической концепции НАТО 1999 г. жестко подчеркивалось: «Европейская идентичность безопасности и обороны будет развиваться внутри НАТО».
Но на сей раз Вашингтон получил отпор. На сессии Европейского совета в португальском городке Санта Мария де Фейра 19-20 июля 2000 г. было принято решение, что «развитие консультаций и сотрудничества между ЕС и НАТО должны проходить при полном уважении к автономности принятия решений в ЕС». Подчеркивалось, что «ЕС и НАТО — это организации разной природы. Каждая организация будет иметь дело с другой на равноправной основе».
В конце концов, Соединенные Штаты признали право ЕС на собственный курс. Но и Евросоюз сделал уступки НАТО. В 2000-2001 гг. состоялись первые в истории совместные заседания министров иностранных дел и министров обороны ЕС и НАТО. С этого времени резко расширилась практика взаимных консультаций и обмена информацией на самых разных уровнях. Проблемы безопасности и обороны стали систематически обсуждаться на ежегодно проходящих саммитах ЕС — США.
Другим примером приспособления ЕС и НАТО друг к другу послужила история концепции «Берлин-плюс» (Berlin- plus). В рамках ЕПБО для проведения операций сил быстрого реагирования Евросоюз был заинтересован использовать мощную натовскую инфраструктуру — системы связи, разведки, транспорта и т.д. Логически рассуждая, ЕС имел на это полное право, ведь большинство членов ЕС являются одновременно и членами НАТО, в развитие которой они десятилетиями делали финансовый и иной вклад. Кроме того, существовал важный прецедент. В 1996 г. на сессии Североатлантического совета в Берлине руководство НАТО разрешило европейским членам ЗЕС использовать свои структуры при проведении потенциальных операций этого союза. Но теперь речь шла не о ЗЕС, в котором верховодили НАТО и США, а о силах ЕПБО — потенциальном сопернике НАТО. Поэтому сначала допуск ЕС к натовскому потенциалу был разрешен лишь от случая к случаю по специальному решению.

Однако ЕС добивался такого расширения берлинской формулы 1996 г., которое бы гарантировало свободный допуск сил ЕПБО к структурам НАТО. Эта формула и получила название «Берлин-плюс». Политическая баталия вокруг нее длилась несколько лет. И только 17 марта 2003 г. было окончательно оформлено рамочное соглашение между ЕС и НАТО, предоставившее Евросоюзу гарантированный доступ к средствам НАТО. Одной из причин отступления НАТО было то, что США и их союзники активно готовились в это время к интервенции в Ираке и рассчитывали вовлечь в нее максимум европейцев.
Операции и миссии. Инициаторы ЕПБО, отрегулировав проблемы отношений с НАТО, приступили к новому этапу — военным операциям и гражданским миссиям. В ЕС на первых порах военные акции именовались обычно операциями, а гражданские или полицейские акции — миссиями. Со временем это различие, правда, стало постепенно нивелироваться. января 2003 г. была начата первая в истории ЕС миротворческая миссия, проводившаяся в рамках ЕПБО. Его полицейский контингент вступил на территорию соседней страны — Боснии и Герцеговины. Довольно скромный по размерам контингент из 500 человек сформировали все 15 членов ЕС и 18 других государств, включая Россию. Первый контингент ЕПБО сменил (на основании решения Совета Безопасности ООН № 1396 от 5 марта 2002 г.) находившуюся в Боснии и Герцеговине с 1995 г. международную полицейскую оперативную группу ООН. Контингент ЕС разместился в 24 пунктах Боснии и Герцеговины со штаб-квартирой в Сараево. Перед ним ставились две задачи: осуществление обычных полицейских функций и, главное, содействие становлению местных полицейских и пограничных сил. Обе они были успешно выполнены.
Вдохновленный первым успехом, ЕС начал 18 марта г. свою также первую военную операцию «Конкордия» (Concordia) согласно резолюции Совета Безопасности ООН № 1317. Она стала первой и еще в одном смысле — ее проводили по формуле «Берлин-плюс» с использованием средств обеспечения, предоставленных НАТО.
«Конкордия» была развернута в Македонии по приглашению правительства этой страны. Ему предшествовал острый вооруженный конфликт весной-летом 2001 г., спровоцированный и начатый албанскими националистами. Компромиссное Охридское соглашение 2001 г. завершило острую фазу конфликта, но ситуация оставалась неустойчивой, хотя в Македонию был введен контингент НАТО. Именно его и сменили силы ЕПБО. Подобно первой гражданской миссии операция «Конкордия» была небольшой по численности — чуть больше 350 человек. Наибольший вклад сделали Франция, Италия, Германия и Бельгия.
Основная цель «Конкордии» состояла в патрулировании населенных албанским меньшинством районов Македонии, граничащих с Албанией и Сербией (в основном с Косово). Патрулирование осуществляли 13 групп миротворцев, оснащенных бронетехникой и вертолетами. Они добились определенной, но не полной стабилизации. Поэтому в декабре г., когда истек срок мандата «Конкордии», она была заменена полицейской миссией ЕС «Проксима» (Proxima).
В декабре 2004 г. Евросоюз начал крупнейшую в истории ЕПБО операцию — «Алтея» (Althea) в Боснии и Герцеговине, в которой участвовало более 7 тыс. солдат и офицеров. Она также проводилась по решению Совета Безопасности ООН и по формуле «Берлин-плюс» с использованием ресурсов НАТО. Цели операции — обеспечение безопасности в стране совместно с властями Боснии и Герцеговины, а также укрепление стабильности нового полиэтнического государства. В «Алтею» включились 33 страны: почти все члены ЕС и 11 других государств. Операция продолжалась и в дальнейшем, хотя численно уменьшилась до 2 тыс. человек.
Всего за семь первых лет осуществления ЕПБО было проведено более 20 операций и миссий. Начав с Балкан, ЕС двинулся в другие регионы планеты.
12 июня 2003 г. стартовала первая военная операция в Африке «Артемида» (Artemis). Она проводилась по просьбе ООН на северо-востоке Демократической республики Конго (ДРК). Там, в районе Великих африканских озер крупные межплеменные столкновения привели ко многим тысячам жертв и сотням тысяч беженцев. Контингент ЕПБО численностью около 2 тыс. человек (85% — французы, в основном десантники) был быстро переброшен в район г. Буниа — центра конфликта. Из ЕС направили своих военных также Бельгия, Великобритания, Германия, Греция и Швеция, из числа нечленов ЕС — Бразилия, Канада и ЮАР. Операция прошла более чем успешно.
В дальнейшем в Африке было проведено еще несколько военных операций — три из них в той же ДРК, а другие — в суданской провинции Дарфур, переживающей гуманитарную катастрофу в результате репрессий властей против местного населения, и в прилегающих к ней странах — Чаде и Центрально-африканской республике. Следует подчеркнуть, что действия европейцев в Африке нацелены на долгосрочную перспективу. В декабре 2006 г. ЕС принял Стратегию для Африки на период до 2015 г., в которую активно вовлечены ОВПБ и ЕПБО/ОПБО.
В других регионах ЕПБО проявила себя значительно скромнее. Ее продвижение на Ближний и Средний Восток началось в 2005 г. с обучения в странах ЕС 770 чиновников полицейской и правовой системы Ирака. Эта гражданская миссия, проводившаяся в рамках ЕПБО, явилась частью компромисса противников и инициаторов интервенции в Ираке. В том же 2005 г. было направлено еще две миссии: в Палестинскую национальную автономию для обучения полицейских и на границу Египта и сектора Газа, чтобы содействовать палестинским властям в контроле над переходом Рафах в составе полицейских и таможенных специалистов. В 2007 г. была также направлена полицейская миссия в Афганистан в составе 160 человек.
Осенью 2005 г. ЕПБО впервые продвинулась в ЮгоВосточную Азию: 15 сентября группа из 200 с лишним специалистов прибыла в район Ачех на севере индонезийского острова Суматры. Она должна была следить за исполнением мирного соглашения между правительством Индонезии и местными повстанцами — сепаратистами. Миссия в Ачехе была успешно завершена 15 декабря 2006 г. и считается в ЕС образцовой.
Начиная с 2004 г. ЕПБО двинулось в зону СНГ. Первый шаг был сделан в Грузии. 28 июня 2004 г. Совет ЕС по просьбе грузинского правительства принял решение направить в Тбилиси сроком на один год гражданскую миссию экспертов для содействия в перестройке правоохранительной системы Грузии. За первым шагом последовали другие. 30 ноября 2005 г. была начата миссия группы полицейских и таможенных экспертов по оказанию пограничной помощи Молдове и Украине. Еще одна группа помогала Грузии в реформировании пограничных сил и оценке ситуации на грузинской границе.
У России складывалось разное отношение к таким миссиям: настороженное, если они задевали российские интересы, и позитивное, если они вели к оздоровлению тех или иных ситуаций.
После пятидневной российско-грузинской войны в августе 2008 г. в соответствии с планом мирного урегулирования Президентов России и Франции Д.А. Медведева и Н. Саркози Совет ЕС принял 15 сентября 2008 г. решение направить в Грузию мониторинговую миссию ЕПБО численностью около 200 наблюдателей. Россия оказала миссии необходимую конструктивную поддержку.
10 ноября 2008 г. ЕС принял решение открыть еще одно направление ЕПБО/ОПБО — военно-морское. Операция «Аталанта» против сомалийских пиратов была развернута в Аденском заливе и прилегающих водах в декабре 2008 г. В ней приняли участие боевые корабли Франции, Великобритании, Германии, Италии. Испании, Греции и других стран. Операция, по оценке ЕС, проходит очень успешно.
Развитие военного потенциала. Реализация «Головной цели», осуществление военных операций и гражданских миссий требовали адекватного обеспечения. Поэтому сразу после принятия ЕПБО Евросоюз занялся укреплением своего военного потенциала. В первую очередь была поставлена задача сократить отставание от США в области высоких военных технологий. Неотложного внимания требовали авиационные и морские средства стратегической мобильности, а также системы командования, управления, связи и разведки.
Первый крупный шаг в рамках ОВПБ и ЕПБО был сделан на сессии Европейского совета в бельгийском Лакене (14-15 декабря 2001 г.), принявшей План развития европейского потенциала. Было создано 19 коллективных групп, которые исследовали более 30 «узких мест» в сфере высоких военных технологий. По результатам их работы в мае 2003 г. учредили 15 «проектных групп» для выработки практических мер по развитию военного потенциала. Каждую возглавляла одна страна. Так, на Францию было возложено руководство группами по космосу и беспилотным летательным аппаратам, на Великобританию — по системам командования и разведки, на Германию — по стратегическим воздушным перевозкам. В 2004 г. было создано Европейское оборонное агентство — ЕОА, координирующее усилия стран ЕС в военнопромышленной сфере.
В ЕС понимают, что прорыв в сферах высоких технологий — задача долгосрочная. Проведенный в 2006 г. анализ показал, что из 55 первоочередных задач в области развития военного производства и технологий для ЕПБО за прошедшие пять лет были решены только семь. В решении еще пяти отмечался прогресс, а положение в оставшихся 43 практически не изменилось.
<< | >>
Источник: под ред. О.В. Буториной. Европейская интеграция: учебник. 2011

Еще по теме Общая политика безопасности и обороны:

  1. Глава 13 ОБЩАЯ ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА, ПОЛИТИКА БЕЗОПАСНОСТИ И ОБОРОНЫ
  2. Общая внешняя политика и политика безопасности
  3. 2.4.7. Расходы по обеспечению нормальных условий труда и мер по технике безопасности, расходы на гражданскую оборону, расходы на лечение профессиональных заболеваний работников
  4. Общая сельскохозяйственная политика — пример эффективной интеграционной политики
  5. § 1. Общая характеристика, правовые основы безопасности и система органов ее обеспечения
  6. § 1. Общая характеристика преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта
  7. Глава 16 ОБЩАЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА
  8. Глава 27 ОБЩАЯ ТОРГОВАЯ ПОЛИТИКА ЕС
  9. Общая экономическая политика
  10. Глава 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА УЧЕТНОЙ ПОЛИТИКИ ОРГАНИЗАЦИЙ
  11. Общая теория политики и политическая наука
  12. 1.3.3. ФРАНЦУЗСКАЯ «ПОЛИТИКА ГАРАНТИЙ» И ЕВРОПЕЙСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ
  13. 3.3.3. ПОЛИТИКА БЕЗОПАСНОСТИ БАРТУ И «ВОСТОЧНОЕ ЛОКАРНО
  14. Образец политики информационной безопасности Компании
  15. Глава 2.9. БЕЗОПАСНОСТЬ ТРУДА: ФОРМИРОВАНИЕ НОВОЙ ДОКТРИНЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ