загрузка...

Источники


Право ЕС состоит из большого массива документов, различающихся по своей правовой природе. Главенствующая роль принадлежит первичному праву — межгосударственным договорам об учреждении и функционировании Сообщества/ Союза (Парижский (1951), Римские (1957), Единый европейский акт (1986), Маастрихтский (1992), Амстердамский (1997) и Ниццкий (2000) договоры и некоторые другие акты). В них провозглашаются основные цели Сообщества/Союза, порядок формирования и деятельности институтов ЕС, компетенция ЕС. К этой категории относится и Лиссабонский договор, который вступил в силу 1 декабря 2009 г.
Учредительные (основные) договоры имеют двойственную природу. С одной стороны, они являются классическими международными договорами, заключенными на основе единогласия подписавших их государств. Они вступают в силу после их одобрения на национальном уровне в соответствии с классическими процедурами: ратификация в парламенте или на референдуме.
С другой стороны, положение учредительных договоров в системе права ЕС аналогично положению конституции в системе национального права. Они составляют основу правового порядка ЕС и представляют собой первичное законодательство. В начале 1990-х годов Суд ЕС напрямую квалифицировал Договор о Сообществе как «базовую конституционную хартию». Вторичное законодательство и международные соглашения, заключаемые ЕС и (или) государствами-членами с третьими странами, не должны противоречить букве и духу учредительных договоров.
Чрезвычайно важное место в системе права ЕС занимают общие принципы права, отражающие первичную концепцию законности и справедливости. Выше уже были рассмотрены такие принципы, как цели интеграции, основополагающие права человека, прямое применение, прямое действие и приоритет права ЕС, субсидиарность и пропорциональность. Сформулированные Судом ЕС принципы права (прежде всего наиболее удачные и приемлемые для государств-членов) рано или поздно закрепляются в виде поправок к учредительным договорам.
Международные соглашения ЕС с третьим странами и международными организациями являются составной частью права ЕС. Они обязательны как для институтов ЕС, так и для государств-членов. Международные соглашения (как и учредительные договоры) имеют приоритет над национальными законами и обычно являются актами прямого применения и прямого действия. Для российских компаний это означает, что при рассмотрении исков в национальных судах государств-членов они вправе ссылаться на положения договоров между Россией и ЕС, например на Соглашение о партнерстве и сотрудничестве (СПС) 1994 г., что было подтверждено в 2005 г. решением Суда ЕС по делу Simutenkov (С-256/03).
События и факты. Дело Simutenkov
Российский футболист Игорь Симутенков выступал за испанский клуб «Депортиво». По правилам футбольной ассоциации Испании (КФФИ) клуб не мог заявлять на матч одновременно всех иностранных (не являющихся гражданами стран ЕС) игроков, что ограничивало возможность И. Симутенкова участвовать в турнирах. И. Симутенков потребовал от КФФИ заменить его футбольную лицензию иностранца на лицензию футболиста ЕС. При этом он ссылался на ст. 23(1) СПС, которая гласит: «Сообщество и его государства-члены обеспечивают, чтобы режим, предоставляемый российским гражданам, принятым на работу на законных основаниях... не содержал никакой дискриминации по признаку гражданства в том, что касается условий труда, вознаграждения или увольнения, по сравнению с его собственными гражданами». Получив отказ, И. Симутенков обратился в испанский суд. После нескольких решений и апелляций Верховный суд Испании обратился в Суд ЕС за разъяснением.
Заключение Суда ЕС от 12 апреля 2005 г. гласит, что ст. 23(1) СПС имеет прямое действие и приоритет над национальным законодательством Испании, поскольку изложена «в ясной, точной и ничем не обусловленной форме». Согласно этому решению любой легально работающий на территории ЕС гражданин РФ имеет право на условия труда и вознаграждение, аналогичные тем, которые предоставляются гражданам ЕС.
Вторичное законодательство Сообщества составляют нормативные акты, принятые институтами ЕС в пределах их компетенции. Именно на эти документы приходится основной массив acquis communautaire. В ст. 288 ДФЕС перечислены пять типов актов, которые могут быть приняты институтами ЕС. Это регламенты, директивы, решения, рекомендации и заключения.
Полезно запомнить. Вторичное законодательство ЕС Регламент предназначен для общего применения. Он является обязательным во всех своих частях и подлежит прямому применению во всех государствах-членах. Директива обязательна. в отношении ожидаемого результата, но сохраняет за национальными властями свободу выбора форм и методов действий. Решение является обязательным в полном объеме. Когда решение указывает адресатов, оно обязательно только для них. Рекомендации и заключения не являются обязательными.
Статья 288 Договора о функционировании Европейского Союза
Регламент (regulation) является актом общего характера, обладает универсальным действием и подлежит прямому применению в полном объеме. Иначе говоря, регламент вступает в силу с момента, указанного в тексте, на всей территории ЕС и обязателен во всех своих элементах для всех субъектов права. По сути, регламент на общеевропейском уровне является полным аналогом национального закона. Будучи принят институтами ЕС, регламент вводится в действие без участия или согласия национальных органов власти. Регламенты регулируют общие вопросы, имеющие значение для всех государств-членов (например, регламент 98/974 от 3 мая 1998 г. о введении евро). Так как после принятия регламента государства-члены полностью лишаются полномочий в указанной сфере, регламенты принимаются довольно редко. Наибольшее распространение они получили в сфере исключительной компетенции ЕС (денежно-кредитная и таможенная политика), а также в области сельскохозяйственной политики.
Более мягким средством проведения общей политики является директива (directive). В отличие от регламента, директива не обладает универсальным действием, поскольку имеет конкретных адресатов — одно или несколько государств-членов (но часто она адресована и всем государствам — членам ЕС). По своему содержанию директива не столь детальна, как регламент. Она определяет лишь цель или результаты, которые государства-члены обязаны достичь. При этом национальные органы сами выбирают конкретные методы решения задачи, поставленной в директиве. Например, руководствуясь директивой 2006/117 от 20 ноября 2006 г. о контроле за транспортировкой радиоактивных отходов, все государства-члены должны были до конца 2008 г. ввести в национальное законодательство соответствующие нормы и создать государственные органы, которые будут выдавать разрешения на транспортировку и контролировать перевозчиков. Директива вступает в силу посредством включения ее положений в национальное законодательство либо адаптации существующих в государствах-членах административных практик. Для исполнения (имплементации) директивы отводится определенный срок, обычно несколько лет. Директива является наиболее часто используемым нормативным актом ЕС и по сути представляет собой общеевропейский аналог национального рамочного закона.
Решения (decision), как и директивы, имеют конкретных адресатов, однако ими могут быть не только государства- члены, но и юридические и физические лица. Решение предписывает совершить конкретные действия и обязательно в полном объеме для тех мер, кому оно адресовано.
Как правило, решения принимаются для урегулирования возникшей конкретной проблемы (например, для введения антидемпинговых пошлин, разрешения или запрета слияния компаний, оказания экстренной помощи третьим странам и т.п.). Число решений во много раз превышает число регламентов и директив. Но их значение не столь велико, поскольку по своей сути решения являются не правотворческими актами, а актами правоприменения, т.е. индивидуальными приказами.
Рекомендации (recommendations) и заключения (opinions) не обладают обязательной силой. Они являются рекомендательными актами, обозначающими позицию институтов Союза по тому или иному вопросу. Также рекомендательными являются издаваемые Комиссией Зеленые и Белые книги (Green/White Papers). В Зеленой книге Комиссия излагает свой взгляд на ту или иную проблему, стоящую перед Союзом, и инициирует широкую общественную дискуссию на эту тему. Белая книга, как правило, следует за Зеленой и содержит конкретный план действий (пакет законодательных предложений) по обсуждавшейся проблеме.
От основополагающих договоров следует отличать вспомогательные конвенции, которые государства-члены заключают между собой (но не с третьими странами). Иногда по политическим причинам регулирование вопросов, входящих в компетенцию Союза, осуществляется в форме не вторичного законодательства ЕС, а самостоятельных конвенций между государствами-членами. В таком случае эти конвенции могут рассматриваться как составная часть права ЕС. Например, в 1968 г. во исполнение ст. 220 Договора о Сообществе, государства-члены заключили Конвенцию о юрисдикции и исполнении судебных решений по гражданским и торговым делам. Новые члены при вступлении в ЕС обязаны присоединиться к такого рода конвенциям.
Особую роль в системе права ЕС имеют решения Суда ЕС. Его задачей является обеспечение законного и единообразного толкования и применения права ЕС на всей территории Союза.
Таким образом, с формальной точки зрения Суд ЕС не вправе создавать новые нормы права. Однако в условиях фрагментарного и зачастую неясно изложенного писаного права ЕС (каким оно было в 1960—1980-е годы, а в отдельных сферах остается таковым и сегодня), Суд ЕС под видом толкования права нередко создает новые правовые положения и концепции. Учитывая, что решения Суда ЕС не могут быть оспорены и подлежат безусловному исполнению, следует признать, что в его распоряжении находятся значительные квазинормотворческие полномочия. В то же время отсутствие самостоятельной системы принудительного исполнения судебных решений вынуждает Суд ЕС опираться на национальные системы исполнения решений и искать поддержки верховных/конституционных судов государств-членов. При создании новых правовых доктрин Суд ЕС действует крайне осмотрительно, особенно в жизненно важных для государств- членов сферах.
События и факты. Квазинормотворческая деятельность Суда ЕС: развитие принципа равенства
Договор о ЕЭС 1957 г. содержал лишь два положения о равенстве: он запрещал дискриминацию по признаку национальной принадлежности (ст. 7) и признаку пола при оплате за равный труд (ст. 119).
В своей деятельности Суд ЕС развил эти положения о равенстве по трем направлениям: сформулировал новые основания применения принципа равенства, например, запрет дискриминации по религиозной принадлежности (дело Prais v. Council, 1976 г.); расширил сферу применения принципа равенства по уже существующим основаниям, например, обосновал принцип равенства мужчин и женщин во всех вопросах, связанных с трудовой деятельностью (дело Sabbatini v. EP, 1972 г.); сформулировал общую концепцию запрещения дискриминации (дело Frilli v. Belgium, 1972 г.).
Амстердамский договор 1997 г. кодифицировал разработанный Судом ЕС массив прецедентного права: «Совет. может предпринять соответствующие действия для борьбы с дискриминацией, осуществляемой по признакам пола, расового или этнического происхождения, религии или убеждений, нетрудоспособности, возраста или сексуальной ориентации» (ст. 13 Договора о Европейском сообществе).
В борьбе с дискриминацией Суд ЕС пошел еще дальше, в частности, он сформулировал запрет дискриминации в связи со сменой пола (дело Grant v. South-West Trains Ltd, 1998 г.).
Наконец, Лиссабонский договор 2007 г. закрепил принцип равенства в максимально широкой форме: «Союз основан на принципах. равенства» (ст. 2); «В своей деятельности Союз уважает принцип равенства его граждан» (ст. 9).
Таким образом, с 1957 по 2007 г. Суд ЕС в своих решениях неоднократно и сознательно выходил за пределы того узкого понимания принципа равенства, которое содержалось в текстах договоров. Тем самым Суд ЕС создавал новые нормы права, которые вносились в тексты основополагающих договоров ЕС.
Выводы, проблемы, тенденции Вплоть до середины 1990-х годов в развитии права ЕС наблюдались три основные тенденции.
Во-первых, существенно изменились процедуры принятия вторичного законодательства. Расширились полномочия Европарламента, который к настоящему времени играет в законодательном процессе роль, сравнимую с ролью Совета. Одновременно в Совете происходит постепенный отказ от права вето и переход к принятию многих решений квалифицированным большинством.
Во-вторых, в процессе практической деятельности были упорядочены механизмы, изначально заложенные в договорах. В итоге сложилась и стала общепризнанной доктрина взаимодействия права ЕС и национального права, которая опирается на принципы прямого применения, прямого действия и примата права ЕС.
В-третьих, национальные судебные системы государств- членов наработали необходимый опыт и адаптировались к использованию права ЕС при решении судебных дел. Сложилась система взаимодействия между Судом ЕС и верховными судами государств-членов. С середины 1990-х годов в противовес усилению наднациональных элементов возникает тенденция защиты полномочий и прерогатив государств-членов. Одновременно набирает силу процесс формального закрепления возникших практик и юридических концепций. Апофеозом этого стала разработка Лиссабонского договора, который узаконил сложившееся распределение полномочий между ЕС и государствами-членами. К настоящему времени право ЕС оформилось как эффективно действующая правовая система, регулирующая широкий круг отношений и обеспечивающая существование единого (но не унифицированного) пространства внутреннего рынка. Среди основных проблем правовой системы ЕС следует выделить запутанность и фрагментарность существующего вторичного законодательства. В связи с этим в последнее время идет кодификация права ЕС в отдельных сферах. Серьезная критика звучит в отношении качества законодательства ЕС, которое страдает из-за сложности процедур принятия решений и политических компромиссов.
Контрольные вопросы Что такое acquis communautaire? Какими принципами определяется взаимоотношение права ЕС с национальным правом государств-членов? В чем отличия первичного и вторичного права ЕС? Каким образом Суд ЕС влияет на развитие права ЕС?
Литература
Основная
Энтин Л.М. Право Европейского Союза. Новый этап эволюции: 2009—2017 годы. М.: ЕУИ при МГИМО(У) МИД России: АКСИОМ, 2009. С. 34-123.
Право Европейского Союза: учебник / под ред. С.Ю. Каш- кина. М.: Юристъ, 2002. С. 118-147.
Дополнительная
Суд Европейских сообществ. Избранные решения / отв. ред. Л.М. Энтин. М.: НОРМА, 2001.
Lenaerts K., Van Nuffel P. Constitutional Law of the European Union. L.: Sweet amp; Maxwell, 2005.

<< | >>
Источник: под ред. О.В. Буториной. Европейская интеграция: учебник. 2011

Еще по теме Источники:

  1. 1. Понятие и виды источников страхового права. Законы как источники правового регулирования страховых правоотношений
  2. Общая характеристика источников горного права 1.2.1. Понятие и виды источников горного права
  3.  1. Понятие источников
  4. Внешние источники
  5. ИСТОЧНИКИ ИНВЕСТИЦИЙ
  6. ИСТОЧНИКИ ИНФОРМАЦИИ
  7.   В.              Источники данных  
  8. § 6. Источники законодательства о нотариате
  9. Глава 11. Источники права.
  10. Раздел 3. ИСТОЧНИКИ ПРАВА
  11. УПРАВЛЕНИЕ ИСТОЧНИКАМИ СРЕДСТВ
  12. Использование источников информации
  13. ФОРМЫ (ИСТОЧНИКИ) ПРАВА