загрузка...

Европейская идея и европейские проекты до Нового времени


Римская идея как первая фаза существования европейской идеи. Долгие столетия древней истории Европа — заимствованное из греческой мифологии имя финикийской царевны — существует исключительно как часть света на картах античных географов и в книгах античных историков. Впрочем, уже тогда намечается тенденция истолковывать географическое членение мира как членение этическое и отчасти политическое. Так, великий врач Гиппократ (вторая половина V в. до н.э.) в своем труде «О воздухах, водах и местностях» проводит отчетливый водораздел между «свободной и трудолюбивой» Европой и «деспотичной и погрязшей в удовольствиях» Азией[IV]. Однако в целом никакое политическое образование средиземноморской античной Ойкумены не имело амбиций отождествлять себя с Европой и быть единственным выразителем сугубо европейских ценностей.
Не нуждалось в использовании этого понятия и крупнейшее политическое образование античного мира — Римская республика (с 27 г. до н.э. — Римская империя). Между тем именно в рамках Римской империи начинает оформляться политическое единство европейского региона. На смену разрозненному множеству городов-государств, царств и варварских племен приходит единообразная административноправовая система, охватившая в годы своего расцвета большую часть европейского субконтинента. Тогда же (в процессе эволюции римской государственности) возникает первый в европейской истории феномен империи. На римской почве формируется имперский политический проект, включающий как специфическую политико-правовую традицию, так и особую имперскую идею, ключевыми компонентами которой являются претензия на универсализм и мессианство.
Полезно запомнить
Административно-правовой и идейно-политический опыт римской государственности стал важным компонентом континентальной политической традиции и одной из существенных предпосылок формирования общеевропейских политических проектов.
Государство Каролингов: Европа на стыке римской и христианской идей. Первые ростки европейской идеи появляются на обломках Западной Римской империи в IX-X вв. н.э. Именно этим временем датируется попытка создания некоего подобия обшеевропейского государства в виде империи Карла Великого и его прямых наследников.
В 800 г. папа Лев III короновал в Риме франкского короля Карла императорской короной. Под скипетром императора франков оказались территории, некогда составлявшие ядро Западной Римской империи — значительная часть Италии, Галлия (Франция), а также населенные германскими племенами земли к западу от Эльбы и Дуная.
Формально речь шла лишь о восстановлении политического единства территорий, некогда входивших в состав Западной Римской империи, под эгидой одного из наиболее сильных варварских королевств. Созданное Карлом Великим государство было империей франков — об этом недвусмысленно говорила эпитафия, начертанная на арке над гробницей Карла: «Под этим камнем лежит тело великого и правоверного Императора Карла, который знатно расширил королевство франков и правил счастливо сорок семь лет»[V]. Однако в фасаде государства Каролингов были хорошо заметны кирпичи с римским клеймом. Так, в историю культуры вошел феномен каролингского Возрождения — попытка создания единого художественного стиля, ориентирующегося на стиль поздней Римской империи. Влить молодое варварское вино в старые римские мехи — таков был замысел Карла Великого и его советников, желавших вернуть имперский венец из Византии на запад континента. И хотя империя Карла распалась в 843 г., ее германские владения стали в X в. ядром созданного Оттоном I государства, позднее вошедшего в историю под названием Священной Римской империи германской нации.
В глазах современников Карла созданное им государство олицетворяло не только преемственность с римской имперской традицией. Творец «Новой Европы», «досточтимейший светоч Европы»[VI] — так именовали императора хронисты, тем самым указывая на общеевропейский характер его империи. Именно с империей Каролингов в европейской истории впервые появляется государство, претендующее на то, чтобы представлять всю Европу как единое политическое целое.
Следует обратить внимание, что каролингская идея «новой Европы» явственно окрашена в конфессиональные тона. Сам Карл проявлял себя ревностным христианином; все монастыри в пределах империи были переведены на единый бенедиктинский устав; наконец, покорение саксов было увенчано их христианизацией.
Полезно запомнить
В империи Каролингов христианство впервые выходит на первый план как один из сущностных критериев европейской идентичности. Отныне — и на долгие столетия конфессиональный фактор становится важнейшим инструментом формирования европейской идеи и европейских проектов.
Христианская Европа (X—XV вв.): внутренний мир и борьба с неверными. Значение Римско-католической церкви как одной из главных объединяющих сил средневековой Европы обусловлено несколькими обстоятельствами.
Во-первых, сыграло свою роль почти абсолютное господство христианства в регионе, который находился во враждебном, по преимуществу, окружении иноверцев. На Юге европейцы контактируют с активно распространяющимся исламским миром. Пиренейский полуостров, Святая земля (Палестина) — регионы, ранее входившие в орбиту Римской империи — уже захвачены арабами. На Востоке и Севере к обжитой Европе подступают земли язычников — иногда агрессивных (как кочевники и норманны), иногда мирных (как балтские и угро-финские племена), но всегда чужих.
Даже положение южных и восточных провинций христианского мира, находившихся под церковным управлением Константинопольского патриархата, было с точки зрения Святого престола весьма двусмысленным. Еще до окончательного раскола церквей политические амбиции Римской церкви наталкивались на стойкое неприятие Греческой церкви, которую поддерживали византийские императоры. После же Никейского собора 1054 г., на котором главы обеих христианских конфессий предали друг друга анафеме, отношения между восточным и западным ареалами христианского мира приобрели откровенно конфликтный характер. Экономическое и политическое преобладание западноевропейского ареала вкупе с неуклонным ослаблением восточного ареала под ударами извне привели к тому, что в глазах среднего европейца происходила неуклонная «де-европеизациия» православных окраин Европы — вплоть до их вытеснения в категорию перманентных противников.
Религиозная гомогенность западноевропейского социума в сочетании с конфессионально чуждым его окружением усиливает роль христианской религии как общего знаменателя всех европейцев.
В условиях, когда национальная идентичность находится в начале своего становления, религиозная принадлежность становится главным признаком принадлежности индивида к европейскому миру. Не случайно поистине общеевропейским делом становятся Крестовые походы, собиравшие под свои знамена представителей большинства европейских народов.
Роль указанных выше факторов усиливалась притязаниями на светскую власть со стороны папского престола. Мысль о неоспоримом главенстве Римского папы в границах всего христианского мира (впервые сформулированная в
V в. н.э. папой Львом Великим) в XI в. получила весомое идеологически-правовое подкрепление в виде легенды о так называемом Константиновом даре. Согласно легенде император Константин Великий передал римскому епископу всю полноту власти над Италией и западноевропейскими провинциями Римской империи. Тем самым Римская церковь ставила себя выше любых светских суверенов феодальной Европы и заявляла о своем праве представлять всю христианскую Европу — соперничая в этом со Священной римской империей.
Неудивительно поэтому, что первые европейские проекты стали порождением именно этой версии европейской идеи и основывались на представлении о Европе как о христианском мире.
Выделяется два типа проектов христианской Европы.
Первый тип — проекты, противопоставляющие Европу внешнему врагу-иноверцу. К этой категории относятся упоминавшиеся выше Крестовые походы конца XI — начала XIII вв., целью которых было возвращение Святой Земли и покоящегося в ней Гроба Господня в руки христиан. Крестовые походы постигла неудача, но сама идея не пропала бесследно. Чуть позже, в начале XIV в., лозунг объединения христианских держав для войны за Святую Землю находит концептуальное выражение в проекте французского королевского прокурора Пьера дю Буа. В трактате «О возвращении Святой Земли» (1305-1307) он размышляет о создании «христианской республики» — своего рода федерации европейских монархий под главенством французского короля. Целью создания этого образования должно было стать, как явствует из названия трактата, расширение христианского мира на Восток и вытеснение ислама из бывших имперских провинций Рима.
Идея противостояния внешнему цивилизационному противнику отчетливо прослеживается и в проекте чешского короля Иржи Подебрада (1420-1471). Его «Договор о союзе и конфедерации между Францией, Чехией и Венецией для противодействия Турции» (1463) отразил существенную трансформацию региональной системы международных отношений в XV в. К этому времени Византийская империя, доныне бывшая неотъемлемой, хотя и специфической, частью Европы, исчезла с исторической арены под ударами турок. Возникшее на месте Византии турецкое государство на многие столетия окажется в пограничной зоне европейского цивилизационного ареала. В таковом качестве Турция пребывает и сегодня.
Для противостояния Турции Иржи Подебрад предлагал создать некое подобие общеевропейской конфедерации с четко регламентированными институтами и нормами. В частности, предполагалось сформировать Общее союзное собрание, которое представляло бы четыре «нации» в средневековом понимании этого термина: французскую, германскую, испанскую и итальянскую. Исполнительным органом Собрания должен был стать Союзный швет, состоящий из глав христианских государств и Президента швета. Англия, а равно католические Польша и Литва, не говоря о православной Московии, не входили в планируемый шюз.

Цитата


Мы хотим, чтобы все войны, ... которые повсюду рас

пространились в христианском мире, .

.. были заменены

похвальным союзом любви и братства.

Иржи Подебрад


«Договор» Иржи Подебрада стал последним европейским проектом, ориентированным на отражение внешней опасности, угрожающей христианскому миру. В нем, однако, отчетливо проявилась и вторая сторона доктрины христианской Европы — апелляция к единой вере как к средству установления внутриевропейского мира и стабильности. Участники Собрания должны были принести клятву не обращать оружие друг против друга, а для улаживания споров между членами Собрания и другими христианскими монархами Иржи предлагал создать третейский суд, при необходимости же — принуждать агрессора к миру силой.
Второй тип — христианские проекты внутриевропейско- го мира. Уже в XI в. Римская церковь использует тезис о религиозной близости всех европейских монархий для прекращения кровопролитных войн, истощавших Европу. Сами крестовые походы замышлялись (по крайней мере отчасти) для того, чтобы обратить вовне энергию европейских феодалов, искавших славы и добычи.
Позже эта мотивация проявила себя еще отчетливее. В 1458 г. итальянский мыслитель Энео Сильвио Пикколо- мини, ставший Римским папой Пием II, обращает к христианским монархам призыв собраться в Мантуе на конгресс, дабы рассмотреть вопрос о борьбе с Турцией. Идея Пия II заключалась в следующем: только единая и преодолевшая внутренние распри Европа может отразить натиск воинственных иноверцев. Именно Пий II первым ввел в оборот определение Европы как «общего дома», «общего очага» всех населяющих ее христианских народов.
Характерно, что в пределы европейского (христианского) мира папа включил и павшую под ударами турок Византию. Этот шаг можно рассматривать и как свидетельство веротерпимости Пия II по отношению к восточным «схизматикам», и как продолжение традиционной политики Святого Престола добиться воссоединения «большой» Европы на базе католической версии христианства, т.е. посредством унии. Первая попытка такого рода предпринималась еще в 1274 г.: Лионская уния была призвана примирить под эгидой Римской матери-церкви Священную Римскую империю, папство и Византию. За ней последовала столь же безуспешная Флорентийская уния 1439 г., принятая погибающей Византией, но отвергнутая усиливающимся Московским княжеством.
Уточним понятия
Секуляризация — процесс ослабления религиозной составляющей какого-либо явления и соответственно усиления светских, нерелигиозных его начал.
Инициатива Пия II оказывается не слишком успешной: большинство монархов христианской Европы не откликнулись на его призыв. Причины этой неудачи коренились как в чрезмерном идеализме папского проекта, так и в ослаблении религиозной мотивации общеевропейского единства в контексте постепенной секуляризации европейского общества.
<< | >>
Источник: под ред. О.В. Буториной. Европейская интеграция: учебник. 2011

Еще по теме Европейская идея и европейские проекты до Нового времени:

  1. Европейская идея и европейские проекты Нового времени
  2. Глава 4 ЕВРОПЕЙСКИЕ ПРОЕКТЫ И ИДЕЙНЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ЕВРОПЕЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ
  3. На пороге интеграционного процесса: европейские проекты первой половины XX в.
  4. ЛИССАБОНСКИЙ КОДЕКС (европейский кодекс профессионального поведения лиц, практикующих в области связей с общественностью) (Одобрен ГенеральнойАссамблеей Европейской конфедерации Public Relations (CERP) в Лиссабоне 6 апреля 1978 г., уточнен 13 мая 1989 г.)
  5. Совет Европейского Союза и Европейский совет
  6. Предпринимательская идея как основа нового дела
  7. I. Европейский союз (ЕС) European Union (EU)
  8. ЕС: сочетание национального, европейского и глобального.
  9. Европейские деньги
  10. Тема 7. ЕВРОПЕЙСКИЙ СОЮЗ
  11. О Европейском японском центре
  12. 13.6 Европейский союз (ЕС)
  13. § 6. Европейский Союз
  14. Европейская комиссия
  15. Европейская стратегия занятости
  16. Европейская геополитика современности.
  17. Европейский парламент
  18. Глава 25 РАСШИРЕНИЕ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА
  19. Глава 34 ЕВРОПЕЙСКАЯ ПОЛИТИКА СОСЕДСТВА