8.4.2. СОЗДАНИЕ КОМИНФОРМА

Первым важным шагом в направлении консолидации после призыва к странам Восточной Европы не участвовать в плане Маршалла было решение создать Коминформ. Невозможно сказать с точностью, каковы были причины, которые толкнули Сталина и его близкого сподвижника Андрея Жданова, ответственного за идеологию и пропаганду, возродить международную коммунистическую организацию, координирующую деятельность европейских коммунистических партий, аналогичную распущенному в 1943 г.

Коминтерну. Часто это советское решение истолковывают упрощенно, расценивая его как зеркальное противодействие американской инициативе.

Между тем, это утверждение предполагает наличие в Восточной Европе в 1947 г. монолитного блока, уже прочно контролируемого Советским Союзом. В действительности Советы должны были учитывать разнообразие ситуаций в восточноевропейских странах, принимать во внимание различия, существовавшие между компартиями, а также сложную теорико-практическую проблему, сводившуюся к необходимости согласования социалистического

Глава 8. Единая политика реконструкции или несколько политик? 701

интернационализма (т.е. преданности СССР) с поиском национальных решений задач социальной трансформации. В 1946— 1947 гг. стало ясно, что в Румынии и Болгарии контроль коммунистов достаточно прочный, а в Чехословакии, Югославии и в Венгрии он значительно слабее, а Польше же его пытались удержать с большим трудом. Идеологические аспекты, практические проблемы и политический контроль были теснейшим образом связаны между собой. Однородного политического блока не существовало нигде, американские инициативы предлагали конструктивную альтернативу народным фронтам на Западе.

Идея возрождения органа, координирующего деятельность коммунистических партий, была предложена Сталиным лидеру Югославии Тито еще в середине 1946 г., то есть прежде, чем новая американская внешняя политика стала приобретать четкие формы и ясное содержание. Сталин счел нужным попытаться перехватить внешнеполитическую инициативу уже в июле 1947 г. Предпринять определенные шаги его заставляли как обстоятельства международного характера, так и внутренние причины, связанные с системой советской безопасности. Посол в Вашингтоне Николай Новиков, суровый и влиятельный критик американской политики, его даже называли своего рода советским Кеннаном, в сентябре 1947 г. представил советскому правительству записку, в которой изложил собственный анализ американского империалистического проекта, включавшего доктрину Трумэна и план Маршалла, которые выражали два аспекта единой стратегии (так у Новикова). Из этого анализа вытекало тревожное заключение, что осуществление данных мер делало возможным стратегическое окружение Советского Союза: с запада — с участием Западной Германии и других стран Западной Европы; с севера — линией баз, расположенных на северных островах Атлантики, а также в Канаде и на Аляске; с востока — через Японию и Китай; с юга — от Ближнего Востока до Средиземноморья.

Этот анализ не содержал новых оценок, но интегрировал американские инициативы в единый международный замысел. Усилия Советов предотвратить подобное окружение провалились, и это поставило проблемы безопасности и консолидации в Восточной Европе, где даже деятели коммунистических партий, находившихся у власти, не всегда полностью разделяли советские позиции, как, например, поляк Гомулка, болгарин Трайчо Костов, румын Лукрециу Пэтрэшкану, потому что все они склонялись к концепции «национального» коммунизма. Кроме того, в странах, где контроль коммунистов не был абсолютным, пример Западной Европы мог быть привлекательным, как это произошло в Чехо

702

Часть 3. Холодная война

словакии, Польше и в той же Югославии в отношении плана Маршалла.

В Чехословакии существовала еще плюралистическая республика, где президент Бенеш торжественно утверждал, что в стране существует демократический режим. В Венгрии во главе республики стоял умеренный политический деятель Тильди, а коммунистическая партия Венгрии была разделена на тех, кто стоял на последовательно просоветских позициях, и на сторонников национального коммунизма, как Ласло Райк. В Румынии пока существовало монархическое правительство, и на шатком уже троне еще сидел король Михай.

Итак, идея тесно сплоченного просоветского блока, управляемого железной рукой Москвы, была стереотипом, рожденным на Западе. В действительности нельзя было еще говорить ни о полной сателлизации, ни о сталинизации, поэтому Советы не напрасно с тревогой относились к скрытым разногласиям, которые потенциально подрывали прочность их господства. Другими словами, постоянная дилемма между национализмом и интернационализмом, которую коммунистические идеологи надеялись разрешить с помощью формулировки «пролетарский интернационализм», была отнюдь не устранена. Более того, уже тогда эта антиномия угрожала прочности системы, потому что национализм готов был, как стоголовая гидра, выявиться в самых немыслимых местах.

Если вдуматься, то устремления обеих сторон сходились в одном пункте: усилению Запада противопоставлялось укрепление Советов.

Оба импульса вели к одному итогу. После нескольких месяцев подготовки с 21 по 27 сентября 1947г. в в маленьком городке Шклярска Поремба, близ Вроцлава в Польше, состоялась конференция представителей коммунистических партий Восточной Европы (по неизвестным причинам не была приглашена только албанская партия), а также французской и итальянской. Это была исключительно европейская конференция, от участия в которой были отстранены маргинальные коммунистические партии или партии, находившиеся в двойственной ситуации как СЕПГ Восточной Германии, коммунистическая партия Греции, компартии Скандинавских стран и др.

ВКП(б) была представлена Андреем Ждановым и Георгием Маленковым; коммунистические партии Восточной Европы — важными делегациями, но не на самом высоком уровне. Возможно, в этом выразилось нежелание некоторых партий обсуждать их стратегическую линию (как утверждают некоторые авторы), либо намерение Сталина не привлекать большого внимания к возрождению Коммунистического Интернационала. Итальянские комму-

Глава 8. Единая политика реконструкции или несколько политик? 703

нисты были представлены Луиджи Лонго и Эудженио Реале (бывшим послом Италии в Варшаве, позже ставшим диссидентом, автором частичного отчета о работах конференции), а французские — Жаком Дюкло, заместителем Мориса Тореза.

Обозначились две точки зрения собравшихся. Первая была выражена в выступлении Жданова, которое прозвучало как обличительная речь против позиций американского империализма в мире и, в частности, в Европе. По словам Жданова, американские действия были порождены необходимостью предотвратить, используя политику агрессии и перевооружения, экономический кризис, приближение которого составляло одно из положений советской концепции капитализма. Теория двух «лагерей», империалистического и социалистического, на которые мир был необратимо разделен, предусматривала, что первый лагерь стремился к установлению американского мирового господства, второй — был призван отразить контрнаступление капитализма, ликвидировать остатки фашизма и укреплять демократию. Даже не заглядывая в будущее, в отличие от высказываний Сталина в феврале 1946 г., Жданов, считая неизбежным столкновение между двумя «лагерями», отметил серьезность положения и поставил перед партиями Западной Европы задачу «взять в свои руки знамя защиты национальной независимости и суверенитета своих стран», чтобы предотвратить порабощение Европы. Парадоксально, но задача, поставленная перед западными компартиями была противоположной той, что выдвинулась перед компартиями Восточной Европы, которые должны были бороться с национализмом и теснее сплотиться вокруг Советского Союза в соответствии с концепцией, изложенной некоторое время спустя венгром Ракоши и заключавшейся в том, что «основные черты социалистического строительства в Советском Союзе [имеют] универсальную ценность».

Вторая точка зрения была выражена югославами Джиласом и Карделем, которые обвиняли итальянских и французских коммунистов в мягкотелости, проявленной в борьбе с капиталистической политикой в своих странах. Они произнесли жесткую обвинительную речь, критикуя итальянских и французских коммунистов за их ностальгические устремления вернуться в правительственную коалицию вместе с буржуазными партиями: «Новая демократия, — сказал Кардель, — начинается там, где рабочий класс в союзе с другими массами трудящихся обладает ключевыми позициями власти в государстве». Политическое значение этих нападок было двояким: с одной стороны, они показывали надежность югославских обязательств по отношению к СССР, в чем в Москве начали сомневаться, с другой, возможно, это был ответ на колебания Советов по вопросу о лояльности югославов. Подтверждая

704

Часть 3. Холодная война

свою преданность, они вместе с тем продемонстрировали, что заняли позицию, которую в тот момент Сталин не разделял до конца, но позволил югославам взвалить на себя ответственность за экстремизм, который грозил им изоляцией в рабочем движении, если раскол Восток—Запад несколько ослабеет.

В сущности, выпад югославов был прелюдией к массированным выступлениям всех присутствовавших против двух «западных партий», их призывали отказаться от надежды на компромисс с буржуазией и перейти к политике жесткой непримиримой оппозиции. Трудно было сказать, каковы будут результаты этой политики, поскольку в то время никто не мог предвидеть характер политических изменений на европейском континенте. Так, с момента создания «Нового коммунистического интернационала», получившего название Коминформ (его резиденция находилась сначала в Белграде, а с середины 1948 г. в Бухаресте), в его платформе уже содержались основные противоречия. С одной стороны, он обязывал западные партии стремиться к недостижимым целям, что могло лишь ухудшить их положение и привести к изоляции в своих странах, а, с другой, основываясь на теории единства социалистического «лагеря», держал в узде компартии Восточной Европы. После создания Коминформа итальянская и французская компартии с удивлением, но безропотно приняли выдвинутые против них обвинения.

<< | >>
Источник: Эннио Ди Нольфо. История международных отношений. 1918-1999. М.: Логос. - 1306 с. . 2003

Еще по теме 8.4.2. СОЗДАНИЕ КОМИНФОРМА:

  1. 8.4. Рождение Коминформа и положение в Восточной Европе
  2. 8.4.5. ИСКЛЮЧЕНИЕ ЮГОСЛАВИИ ИЗ КОМИНФОРМА
  3. Создание брендаЧто такое создание бренда?
  4. От создания рабочих мест к созданию состояний
  5. Создание таблиц
  6. Создание ИТ-стратегии
  7. СОЗДАНИЕ СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА
  8. Создание инновационной команды
  9. СОЗДАНИЕ ИННОВАЦИОННОЙ КОМПАНИИ
  10. Создание рекламы
  11. Создание компании