8.3.1. ПРЕДПОСЫЛКИ ПОВОРОТА

Еще до назначения Маршалла на пост государственного секретаря американская дипломатия выступила с серией инициатив, направленных на оказание помощи в проведении реконструкции и на укрепление позиций антикоммунистических партий в странах Западной Европы, на которые не распространялся непосредственный контроль Красной армии.

Речь идет об акциях, предпринимавшихся настолько тонко, что их невозможно реконструировать аналитическим путем. Особенно важны были политические действия, направленные на уменьшение влияния коммунистических или лево-социалистических партий в Западной Европе, а также на

Глава 8. Единая политика реконструкции или несколько политик? 659

сотрудничество со всеми другими политическими формированиями, участвовавшими в европейских правительствах. Главная составляющая послевоенного наследия заключалась в участии представителей коммунистических партий в правительствах крупнейших европейских стран: Франции, Италии, Бельгии, Норвегии.

Поворот США во внешней политике был нацелен на сплочение всех консервативных сил: буржуазных, реформистско-демократи-ческих, а также тех, кто выступал за реконструкцию здоровых экономических систем, связанных с рыночной экономикой. Реализовать задуманный американцами поворот оказалось довольно трудным, даже неосуществимым делом, пока коммунисты участвовали в правительствах тех стран, о развитии которых заботились американцы. Для успешной реализации дальнейших политических инициатив непременным условием стало изменение правительственных коалиций. Трудно говорить о проекте, разработанном в тиши кабинетов; американцам, напротив, скорее следовало задуматься о его реализации в политической практике, поскольку они не могли не учитывать реальности, и делали все возможное, дабы заставить антикоммунистические силы Западной Европы преодолеть колебания и принять американскую инициативу политических перемен в ущерб антифашистскому союзу с местными коммунистическими партиями.

С осени 1946 г., когда были заложены основы этого процесса, по май 1947 г., когда он завершился, в Западной Европе и фактически в германской Бизонии была подготовлена почва для эффективного взаимодействия с новым курсом американской политики. Одновременно, с конца 1946 г. до середины 1947 г., изменения происходили и в Европе, находившейся под советским влиянием: во всех странах, за исключением Чехословакии, совершился быстрый переход от плюрализма, часто показного, существовавшего в первые послевоенные месяцы, к открытому господству коммунистов. Только в Венгрии ситуация оставалась неизменной более длительное время — вплоть до выборов 24 июля 1947 г., на которых победу одержал Национальный фронт. Однако коммунистическая партия была не в состоянии осуществить полный контроль (как это было в «блоках» и «фронтах» других стран) до июля 1948 г., когда последний представитель плюралистического режима, президент республики З. Тильди, был вынужден уйти в отставку.

Сменивший Бирнса на посту государственного секретаря США Маршалл оказался деятелем, менее зависимым от политического окружения (Маршалл был начальником Генерального штаба американской армии во время войны и пользовался политическим авторитетом и высоким престижем, которые никто не

660

Часть 3. Холодная война

мог оспорить). Потому он энергично расчищал путь для более оперативного принятия решений.

Завершение переговоров о мирных договорах с малыми державами и явная невозможность быстрого заключения договора с Германией со всей очевидностью продемонстрировали, что ситуация чревата риском. Советы не намеревались считать окончательной линию, проведенную в результате войны, то есть границы соответствующих зон военной оккупации — то, что Черчилль ярко определил как «железный занавес». Они стремились расширить по периметру свою систему безопасности и свое влияние во всей Германии, а также в любом другом регионе мира, где они могли это сделать без особого риска. Именно так в Вашингтоне расценивался отказ от договора четырех держав о гарантиях, советская политика в Корее и действия коммунистов в Китае. Иначе говоря, германский кризис послужил своего рода детонатором для целой серии опасных ситуаций, поскольку он касался страны, которая геополитически доминировала в Европе. Не было необходимости в немедленной и непосредственной реакции американцев в Германии. Американская политика была политикой мирового масштаба, и американцы могли заявить о себе в любом месте, где они посчитали бы это своевременным и необходимым.

В основе смены США политического курса, превратившей дипломатический конфликт с Советским Союзом в открытое политическое, идеологическое и экономическое столкновение, почти в войну, но в войну без применения оружия, было важное политико-стратегическое решение, непосредственно опиравшееся на концепции, сформировавшиеся в конечной фазе Второй мировой войны и в первые месяцы после войны. Надежда на мировую, в целом взаимосвязанную, систему сменилась реальностью разделения мира на два лагеря. Лагерь, в котором доминировал сталинский Советский Союз, стремился к политической власти, для которой было характерно неистощимое тяготение к консолидации, безопасности и несомненно к экспансии. Продолжать выжидательно реагировать на складывавшуюся ситуацию для американского политического истэблишмента с весны 1946 г.

было невозможно. Но комплекс причин, описанных на предыдущих страницах, объясняет, почему вслед за ясным анализом не последовал немедленно твердый ответ.

В конце 1946 г. этот период выжидания и осмысления завершился, начинался новый этап. Многие расценивали этот новый этап, то есть начало политики сдерживания, как выражение агрессивной политики. В действительности как не были непременно агрессивными, а только экспансионистскими, советские намере

Глава 8. Единая политика реконструкции или несколько политик? 661

ния, точно так же не был агрессивным план тех, кто стремился взять на себя ответственность воспрепятствовать разрушению «свободного мира», остановить расширение сферы, находившейся под контролем Советов. Это привело к тому, что универсалистские концепции были заменены частной концепцией — она касалась лишь одного лагеря; лагеря, который упрощенно был определен как западный, хотя это определение не имеет никакого географического смысла. Необходимо было консолидировать западный лагерь во всем многообразии его политических и экономических форм (но именно это многообразие было жизненно важной характеристикой плюрализма), чтобы избежать его крушения, которое надвигалось из Германии, Северной Греции, а также из Италии, где неустойчивая ситуация могла содействовать распространению кризиса на всю систему рыночной экономики.

Чарльз Болен, один из американских дипломатов-экспертов по советской проблематике и один из главных противников разрыва с правительством Москвы, нашел важную и блестящую формулировку, в которой проанализировал новую ситуацию: «Соединенные Штаты должны овладеть мировой ситуацией, которая совершенно отличается от тех гипотез, на основе которых был сформулирован американский выбор. После войны между великими державами вместо единства, как политического, так и экономического, возникло полнейшее расхождение между Советским Союзом с его сателлитами, с одной стороны, и остальным миром, с другой. Короче, образовались два мира вместо одного единого. Соединенные Штаты, столкнувшись с этим неприятным фактом, могут глубоко сожалеть о нем, но ради их собственных интересов и ради их безопасности, а также ради безопасности несоветского мира, должны пересмотреть свои политические цели... Логика ситуации заставляет несоветский мир, используя все средства, которыми он располагает, тесно объединиться политически, экономически, в финансовом и военном отношении с тем, чтобы суметь эффективно противостоять советскому натиску. Только таким образом свободный и несоветский мир может надеяться выжить в условиях централизованных и безжалостных действий советского мира».

Итак, следовало срочно действовать, потому что опасность воспринималась как неизбежная, и действовать следовало с расчетом на длительный период, как и предполагал Кеннан. Началась работа по консолидации «западного мира», на что требовались многие годы, и которая могла завершиться только, когда внутри системы реального социализма возникли противоречия, угрожавшие ему с момента возникновения.

662

Часть 3. Холодная война

С 1945 г. правительства Парижа и Лондона обсуждали возможность подписать договор о двусторонних гарантиях, который в начале переговоров имел антигерманскую направленность и обязательство о взаимном сотрудничестве, что предотвратило бы возврат к постоянным довоенным трениям. С течением времени характер обсуждаемого вопроса изменился. Германская проблема не могла не быть включена в общем виде в отношения с Советским Союзом. Следует отметить, что когда 4 марта 1947 г. Франция и Великобритания подписали Дюнкеркский договор, т.е. договор о взаимных гарантиях против возрождения германской угрозы, сущность взятых ими на себя обязательств обрела как новую форму, так и содержание. Со стороны французов этот был способ включиться в предстоящие перемены в американской политике. Соглашение, заключенное в декабре 1946 г. о создании Бизонии, подчеркивало особое изолированное положение французов в западном мире в связи с проблемой Германии. Для англичан и для Бевина, в частности, Дюнкеркский договор имел существенное значение, он расценивался как «краеугольный камень» долгожданного «западноевропейского объединения» в условиях, когда не было согласия о четырехсторонних гарантиях, предложенных Бирнсом. В таком случае двусторонний договор представлял собой этап более обширного процесса и вместе с тем свидетельствовал о том, что если две крупнейшие страны Западной Европы ориентируются на сотрудничество, то их безопасность значительным образом укрепится.

В этой ситуации президент Г. Трумэн 12 марта 1947 г. изложил свою доктрину в конгрессе на объединенном заседании палат. Это было первое тожественно сформулированное заявление о смене курса, это был сигнал для тех, кто ожидал окончания колебаний американцев. Поворот американской политики относился только к двум кризисным регионам — Греции и Турции; кроме того, доктрина была связана с особой финансовой ситуацией, сложившейся в эти месяцы в Великобритании. Этот ограниченный круг вопросов не менял, тем не менее, глобального значения сделанного заявления.

<< | >>
Источник: Эннио Ди Нольфо. История международных отношений. 1918-1999. М.: Логос. - 1306 с. . 2003

Еще по теме 8.3.1. ПРЕДПОСЫЛКИ ПОВОРОТА:

  1. 8.3. Поворот американской политики в Европе
  2. 9.4. Поворот 1953 г. К первой разрядке?
  3. Поворот
  4. §3. Невозможность поворота к худшему в суде надзорной инстанции
  5. 13.1.1. ПОВОРОТ 1973 г. В МИРОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ И ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ
  6. 2.6. Общие соображения относительно поворота, происшедшего в первой половине 30-х годов
  7. Глава тринадцатая ОТ КРИЗИСА РАЗРЯДКИ К СОВЕТСКОМУ КРИЗИСУ. ПОВОРОТ 1973 г.
  8. 2. Предпосылки права на предъявление иска и предпосылки права на удовлетворение иска
  9. Личный реинжиниринг: создаем предпосылки успеха
  10. Предпосылки
  11. 1. Предпосылки возникновения маркетинга
  12. Поведенческие предпосылки институционального анализа
  13. 2.1. Исторические предпосылки
  14. II. Терминологические предпосылки
  15. II. Критические предпосылки
  16. Предпосылки прорыва
  17. 3. Предпосылки появления государства
  18. Предпосылки проведения и задачи