6.5.2 ДЕКЛАРАЦИЯ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ

Этого сопоставления устремлений достаточно для того, чтобы выявить трудности задач, которые должен был поставить перед собой новый союз. Сразу вести дискуссии об общих целях войны означало обсуждать будущее Польши и других европейских тер-

Глава 6.

Глобальная война

461

риторий, поглощенных Советским Союзом. А это привело бы к взрыву очевидных внутренних противоречий. Решение заключалось, следовательно, в принятии двусмысленных формулировок, пригодных для любой интерпретации, и в недомолвках и сдержанности, позволявших отложить до менее критических моментов дискуссию о разногласиях и, если возможно, поиски их преодоления. Выиграть войну с державами «оси» и Японией было главным императивом, которому были подчинены все другие проблемы. Тем временем шел поиск компромиссных решений или расширительных формулировок. Первым шагом на этом пути стало подписание 1 января 1942 г. Декларации Объединенных Наций. Документ, развивая концепции Атлантической хартии, подтверждал убежденность в том, что

«полная победа [Объединенных Наций] над их врагами необходима для защиты жизни, свободы, независимости и религиозной свободы и для сохранения человеческих прав и справедливости как в их собственных странах, так и в других странах»

и продолжал:

«1) Каждое правительство обязуется употребить все свои ресурсы, военные или экономические, против тех членов Тройственного пакта и присоединившихся к нему, с которыми это правительство находится в состоянии войны.

2) Каждое правительство обязуется сотрудничать с другими правительствами, подписавшими сие [декларацию], и не заключать сепаратного перемирия или мира с врагами».

Декларация была подготовлена в ходе долгого совещания Черчилля и Рузвельта под кодовым названием «Аркадия» и немедленно подписана рядом стран, среди которых первыми по значимости были Советский Союз и Китай. Декларация объявлялась открытой для присоединения к ней «соответствующих органов власти, не имеющих статуса правительства», тем самым открывая путь для участия в ней движения «Свободная Франция». Действительно, именно в эти дни неожиданно приобрела остроту тема отношений между генералом де Голлем и союзниками.

Во время конференции «Аркадия» (см. ниже) военно-морские силы, верные де Голлю, высадились на островах Сен-Пьер и Ми-келон, являвшихся французскими колониями, расположенными поблизости от Ньюфаундленда и оказавшихся под властью правительства Виши, с которым Соединенные Штаты поддерживали регулярные дипломатические отношения. Высадка войск была удачной, и в ходе референдума население с энтузиазмом проголосовало за присоединение к «Свободной Франции». Однако этот эпизод нарушал планы Рузвельта, а также Корделла Хэлла, под-

462

Часть 2. Вторая мировая война

держивавших отношения с Виши, поскольку дипломатические контакты с ним, пусть и двусмысленные, были важны для дальнейшего развития событий в Северной Африке. В этой ситуации, несмотря на горячую поддержку Черчилля, в конце декабря Кор-делл Хэлл заявил о своем осуждении деятельности «так называемых свободных французов» и после речи Черчилля посоветовал президенту исключить голлистские силы из американских планов, касающихся Северной Африки (будущая операция «Торч»). Водораздел между Соединенными Штатами и «Свободной Францией», до того едва проявлявшийся и почти невидимый, стал очевиден. С тех пор в течение всей своей политической жизни де Голль ощущал на себе бремя этого положения изгнанника, в котором проявлялась недооценка американцами роли «Свободной Франции», в частности, и Франции, в целом.

Подписание Советским Союзом Декларации Объединенных Наций, которая очевидным образом основывалась на принципах Атлантической хартии, являлось одним из способов, позволявшим оставить открытыми политические проблемы внутри союза. СССР сразу же оказывался в равном положении с крупными западными державами, но при этом спорные проблемы маскировались за жесткими по видимости, а по существу гибкими формулировками. В действительности, решение проблемы наполнения соглашений общего характера и военных обязательств более конкретным содержанием окажется гораздо более трудным и фактически займет все годы войны, вплоть до того момента, когда совещания глав государств и правительств трех крупнейших союзных держав не найдут менее случайные компромиссные формулировки, менее обусловленные ходом военных действий.

Первая попытка в этом направлении была предпринята в тот самый момент, когда Соединенные Штаты вступили в войну. Британский министр иностранных дел Иден отправился в свой первый визит в Москву 7 декабря 1941 г., именно в день нападения на Пёрл-Харбор, что придавало его визиту гораздо большее, по сравнению с первоначальными планами, значение1. Его целью было дополнить соглашение, подписанное Криппсом и Молотовым в июле прошлого года, добавив к нему необходимые политические положения, не формулируя, однако, предложения, касающиеся оказания немедленной военной помощи.

Правда, была прозондирована возможность послать несколько эскадрилий английских бомбардировщиков с военных баз на Ближнем Востоке на совет

1 Автор допускает неточность. В действительности А. Иден отправился в Москву на борту крейсера «Кент» 8 декабря 1941 г. и прибыл в советскую столицу 15 декабря. — Прим. редакции.

Глава 6. Глобальная война

463

ский южный фронт, однако японское нападение вынудило британский генеральный штаб оставить свои «благие намерения».

В Москве Иден сформулировал достаточно четкие требования. Советы справедливо заявляли притензии на полное согласование последующих военных операций союзников и на соответствующие действия, однако Сталин не настаивал на требовании оказать немедленную помощь, поскольку на это ему могли ответить, что лучшим способом объединить усилия было бы объявление Советским Союзом войны Японии. С другой стороны, именно в эти дни немецкое наступление выдохлось, и Сталин верил в успех контрнаступления, которое советские войска начинали развертывать. Иными словами, советский диктатор надеялся, что самый трудный момент уже прошел. Вероятно, в 1942 г. будут другие трудности, однако тем временем русский фронт будет «заморожен» в ожидании возможных политических решений, из которых нельзя было исключить даже компромиссный мир с Германией. Сталин не считал, что решимость Гитлера разрушить советскую систему стала бесповоротной и, вероятно, полагал (насколько позволяют сделать вывод имеющиеся в нашем распоряжении документы), что еще была возможность вернуться к отношениям, аналогичным, если не идентичным тем, что существовали до июня 1941 г. Поэтому он думал о проблемах мира, трактуя их в связи со стремлением Советского Союза сохранить максимум из завоеваний, совершенных после 1939 г., вне зависимости от политического исхода конфликта. Звучание военных проблем было, таким образом, приглушено, и Сталин, действуя с августа 1939 г. с идеальной последовательностью, недвусмысленно заявил Идену, что представляет себе новый европейский порядок с признанием границ СССР, существовавших до немецкого нападения. Взамен он обещал поддержать британские требования получить военные базы на атлантическом побережье Западной Европы, от Франции до Норвегии. Без соблюдения этих условий, заявил он, Советский Союз не подпишет никакого договора о союзе.

Иден знал, что в конце победоносной войны Советский Союз должен получить ощутимое вознаграждение, в том числе и за счет Польши. Это подразумевалось в любой компромиссной формулировке, вырабатываемой в Лондоне — как применительно к Гитлеру до 1941 г., так и применительно к Сталину после 1941 г.: гарантировать польскую независимость не означало также механически гарантировать территориальную целостность Польши, какой она была в 1939 г. Однако обстоятельства визита в Москву были таковы, что препятствовали заключению любого подобного соглашения, поскольку намерения американцев были неизвестны,

464

Часть 2. Вторая мировая война

а способность Советов выиграть войну пока еще вызывала сильные сомнения. С политической точки зрения, поездка Идена завершилась фактически ничем. Более того, через несколько дней после отъезда английского министра из Москвы Сталин опубликовал 23 февраля приказ о праздновании дня Красной армии, в котором употребил гораздо менее двусмысленные выражения.

«Иногда болтают в иностранной печати, — заявил Сталин, — что Красная армия имеет своей целью истребить немецкий народ и уничтожить германское государство. Это, конечно, глупая брехня... У Красной армии нет и не может быть таких идиотских целей. Красная армия имеет своей целью изгнать немецких оккупантов из нашей страны и освободить советскую землю от немецко-фашистских захватчиков. Очень вероятно, что война за освобождение советской земли приведет к изгнанию или уничтожению клики Гитлера. Мы приветствовали бы подобный исход. Но было бы смешно отождествлять клику Гитлера с германским народом, германским государством. Опыт истории говорит, что гитлеры приходят и уходят, а народ германский, а государство германское остается».

Эти слова показывают, каким образом Сталин рассматривал в то время проблему Германии, и что в его сознании германский вопрос совершенно очевидно сохранял центральное место и для послевоенного периода. В тот момент Сталин, к тому же, был расположен к ведению переговоров с немцами, считая «вероятным», если не гарантированным падение Гитлера. Только после того, как стратегические решения англичан и американцев стали очевидными, и после того, как немецкое наступление на советской территории в мае 1942 г. выявило реальные намерения Гитлера, созрели условия для того, чтобы этих недомолвок стало меньше и чтобы они почти полностью разъяснились. Однако совсем они не исчезали никогда.

<< | >>
Источник: Эннио Ди Нольфо. История международных отношений. 1918-1999. М.: Логос. - 1306 с. . 2003

Еще по теме 6.5.2 ДЕКЛАРАЦИЯ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ:

  1. § 2. Организация Объединенных Наций
  2. Раздел III ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ
  3. 5.2. Система Организации Объединенных Наций
  4. Организация объединенных наций
  5. 7.10.2. СОЗДАНИЕ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ
  6. § 3. Органы Организации Объединенных Наций
  7. 7.3. «Итальянский прецедент» и его последствия. Создание Организации Объединенных Наций
  8. I. ЦЕЛИ И ПРАВОВАЯ ПРИРОДА ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ
  9. Система органов и учреждений Организации Объединенных Наций
  10. § 1166. Равенство государств и устав Организации Объединенных Наций
  11. Организация объединенных наций по промышленному развитию (ЮНИДО-UNIDO)
  12. 23. КОНВЕНЦИЯ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ОПЕРАТОРОВ ТРАНСПОРТНЫХ ТЕРМИНАЛОВ В МЕЖДУНАРОДНОЙ ТОРГОВЛЕ (Вена, 19 апреля 1991 года)
  13. Р а зд е л II ЛИГА НАЦИЙ
  14. 1.2. Лига Наций
  15. § 3. Международная правосубъектность наций и народов, борющихся за независимость