6.5.1. КАКОВЫ БЫЛИ ЦЕЛИ ВОЙНЫ?

В конце 1941 г. войны, которые велись изолированно, объявленные войны, скрытые конфликты — все они слились в одном глобальном столкновении, в котором отчетливо просматривались два противоположных фронта.

Соединенные Штаты, Советский Союз и Великобритания были в центре антигитлеровского союза, поскольку именно они несли военный и экономический груз войны. Германия и Япония доминировали в блоке стран, развязавших конфликт и провоцировавших его расширение. Но несмотря на объявление войны Соединенным Штатам со стороны Германии и Италии, войны, которые вели две крупнейшие державы «нового порядка», оставались все-таки по существу изолированными. Нападение японцев, которое могло бы заставить русских воевать на два фронта, не состоялось, поскольку японцы не

Глава 6. Глобальная война

455

чувствовали себя способными его осуществить и поскольку прояснения глубинных целей войны для соответствующих сторон еще не произошло. Три державы имели обширные ревизионистские планы, но не имели общего глобального проекта, способного сделать их борьбу единой. Только случайно война Германии и война Японии стали параллельными, и только слишком быстрое развитие натиска Германии создало общего врага: Соединенные Штаты. Германия могла вести с Соединенными Штатами только подводную войну, в то время как Япония не была способна и не намеревалась воевать против Советского Союза. Это существенное противоречие делало «фашистскую» коалицию весьма условной, и поэтому политические отношения внутри нее можно назвать случайными.

С другой стороны, формирование большой антифашистской коалиции выдвигало очень важные дипломатические, политические и военные проблемы, а также порождало вопросы, от решения которых зависело послевоенное устройство. С военной точки зрения главной проблемой все еще оставалась проблема объединения и координации усилий в борьбе против врага. Борьба велась на трех фронтах: советско-германском, североафриканском и восточноазиатском. К этому добавлялась война без границ, но полная коварства, — война с использованием морской авиации, которая с быстрым внедрением технологических инноваций приобретет за несколько лет все более важное значение. Главная проблема состояла в том, чтобы трансформировать всю эту совокупность изолированных войн с совершенно разными человеческими потерями в единую борьбу. Было ли это возможно? Где и как следовало вести совместную войну? Таким был первый вопрос, вставший перед новой коалицией, образованной почти случайно, но способной включить, помимо Великобритании, самые сильные державы мира.

Кроме того, наряду с военной проблемой, вставал вопрос политический: за какие другие общие цели, кроме победы над наци-фашистским империализмом, стоит сражаться, учитывая, что невозможно было представить себе, чтобы война такого масштаба могла свестись только к столкновению между соперничающими империализмами? Это была проблема, которая, учитывая имевшиеся прецеденты, вызывала ряд вопросов огромной значимости, поскольку выявляла противоречия между принципами и интересами, между критериями державной политики и критериями борьбы за достижение идеалов, зависевшей от самой обыкновенной динамики войны и переплетавшейся с ней. Эти две сферы деятельности или теоретического анализа нелегко разделить,

456

Часть 2. Вторая мировая война

поскольку слишком часто они представали как неразрывные, как две стороны одной медали. В самом деле, как отделить тему справедливого мира от темы надежного мира? Пример 1919 г. был столь близок по времени, что трудно было пренебречь его уроками.

Политические цели и общие замыслы обусловливали ход военных действий. Если во время войны (как и во всяком военном конфликте) порой казалось, что стратегические и тактические цели определяли политические решения, то более внимательный анализ показывает, напротив, что конкретные решения могут и должны быть сведены к общим политическим замыслам (хотя и в соответствии с особенностями каждого отдельного случая и спецификой, налагаемой обстоятельствами). Одна единственная черта объединяла союзников: никто из трех крупнейших стран (и, очевидно, никто из малых) не вступил в войну по собственной воле, за исключением Германии. Даже Великобритания была вовлечена в конфликт вследствие гарантий, данных Польше, подвергшейся нападению немцев. Отсюда следует более общий вывод о том, что нападение немцев вызвало войну также и со стороны британцев, а не наоборот, как могла бы подсказать формальная логика. Трудно утверждать, что, сражаясь с Германией, Великобритания преследовала собственные экспансионистские цели. Британская война была по существу оборонительной, войной за возврат к прежнему мироопорядку. Ее цель состояла в восстановлении на европейском континенте системы отношений между государствами, которую опрокинула гитлеровская агрессия. Можно было бы добавить — не в точности тот же порядок, что существовал в 1937 г., поскольку при определенных условиях англичане были склонны к компромиссным решениям. Однако важным для Великобритании было уничтожение гегемонистского экспансионизма, угрожавшего безопасности самого Соединенного Королевства, и стремившегося к изменениям с помощью европоцентристской имперской системы, международных отношений в целом.

Сражаясь за польскую, а затем за французскую, бельгийскую и голландскую независимость, Великобритания защищала собственную будущую безопасность и существование собственной империи. В этом также не просматривались иные намерения, чем оборонительные, по крайней мере, до вступления в войну Италии. Похоже, что в июне 1940 г. британцы и французы намеревались расширить свои имперские владения за счет итальянцев, утвердив свое бесспорное господство в Средиземноморье. Однако речь идет о весьма маргинальном аспекте по сравнению с основными устремлениями, которые свидетельствуют о принципиально оборонительной направленности британской войны.

Глава 6. Глобальная война

457

Конечно, защищать самую крупную империю, существовавшую тогда в мире, означало защищать привилегированное положение в отношении вызовов, исходивших не только от Германии, но также и от антиколониальных движений. Но именно для того, чтобы более эффективно контролировать эти движения, Великобритания в соответствии с традицией, имевшей, впрочем, вековые исторические корни, нуждалась в сокрушении германской мощи.

Тема представляется более сложной, если ее рассматривать с точки зрения Соединенных Штатов, — последних среди тех, кто был вовлечен в конфликт, но, конечно, не последних среди тех, кто принимал в нем участие в иных, чем прямые военные действия, формах. Для многих американцев европейская война являлась следствием беспорядка, который переживал Старый свет после Первой мировой войны и несостоявшейся реконструкции эффективной экономической системы после «великого кризиса». Неспособность в двадцатые годы рассматривать проблемы международных финансов как совокупность взаимозависимых феноменов привела к кризису и способствовала импортированию американского кризиса в Европу, из раздирающих противоречий которого европейцам не удалось найти совместного выхода. Основными направлениями европейского способа выхода из кризиса были: с экономической точки зрения — политика дефляции, с точки зрения торговли — протекционистская политика, социальной — сокращение реальной заработной платы и с политической — усиление национализма. Каждая европейская страна пережила «великую депрессию», замкнувшись в собственных интересах или обратившись к поиску ресурсов в традиционных двусторонних связях. Вероятно, только гитлеровская Германия подошла к решению темы оздоровления экономики с помощью политики принудительных инвестиций, то есть политики deficit spending, однако ориентированной преимущественно на престижные общественные работы, а также на ускоренное перевооружение. Все это могло положить конец безработице, но не вело к экономическому оздоровлению и могло лишь заложить основы экономики жесткого планирования в свете выдвигавшихся военных целей.

Американцы в своем теоретическом анализе делали акцент именно на этой ограниченности, и еще до того, как Соединенные Штаты оказались вовлеченными в конфликт, более того, еще до самого начала войны они предлагали в качестве надежного средства от вырождения, связанного с протекционизмом, свой рецепт, состоявший в развитии внутреннего производства и в социальных реформах (New Deal), а в международном плане —

458

Часть 2.

Вторая мировая война

в настойчивом утверждении принципа «открытых дверей» (столь значимого в течение всего периода напряженного дипломатического столкновения с японцами). Легко заметить, что это «средство» являлось функциональным по отношению к потребностям американской экономики периода после рецессии и к целям трудного процесса реконструкции. Однако это функциональное соответствие не быть связано с характером, который постепенно принимала международная деятельность Соединенных Штатов в отношении событий войны.

Одобрение закона о ленд-лизе в марте 1941 г., и в еще большей степени, совместное с Великобританией решение об опубликовании в августе Атлантической хартии являлись также и показателями американских представлений о международном экономическом порядке и мировом порядке tout court. Четвертый и пятый пункты Атлантической хартии, утверждавшие принцип свободы международной торговли и цель «обеспечить для всех более высокий уровень жизни, экономическое развитие и социальную защиту», с осторожностью трактовались англичанами, которые подчеркивали ограниченный характер применения статьи, игнорировавшей существующие соглашения (то есть систему имперских льгот, установленную конференцией в Оттаве в 1932 г.), но однозначно одобрялись американцами (и теми англичанами, кто в меньшей степени был заангажирован с точки зрения защиты официальных позиций). Когда документ был опубликован, заместитель госсекретаря Самнер Уэллес утверждал: «Эпоха империализма закончилась. Следует признать право всех народов на свободу... Следует обеспечить всему миру пользование принципами Атлантической хартии — на всех океанах и всех континентах». А позднее добавил: «Атлантическая декларация означает, что каждая нация имеет право надеяться, что ее законное право на торговлю не будет нарушено и ущемлено препятствиями в виде пошлин, таможенных льгот, дискриминационных мер или негибких двусторонних отношений». Во время серьезного обсуждения значения принципов, определенных вместе с американцами, самые влиятельные британские комментаторы отдавали себе отчет в том, что хрупкие барьеры имперской преференциальной системы также будут опрокинуты строгим применением новых концепций. «Действительно, — комментировала ^Financial Times», — все это регулируется определяющим положением об «уважении существующих обязательств». Однако, несомненно, подразумевается, что когда эти соглашения войдут в противоречие с духом нового англо-американского соглашения, то они будут изменены как можно быстрее».

Глава 6. Глобальная война

459

Иначе говоря, тот способ, каким Соединенные Штаты готовились встретить военную опасность, очевидным образом определялся доминирующей концепцией мирового порядка, выдвигавшей проблемы не только перед противниками в войне, но и перед союзниками. Напряженная обстановка, сопутствовавшая подготовке соглашения по закону о ленд-лизе применительно к Британии, выявила потенциальную антиномию, с той оговоркой, однако, что американские тезисы были сформулированы как манифест, как главенствующий принцип.

Таким образом, становится понятно, что Соединенные Штаты вели напряженную дипломатическую дуэль с Японией по вопросу о политике «открытых дверей» в Китае и в Восточной Азии, исходя из своей общей концепции международного порядка и своего понимания правил, которые лучше всего могли обеспечить интересы развития возрождающейся американской экономики. Японская закрытость делала компромисс невозможным и придавала вступлению Соединенных Штатов в войну (в том числе и благодаря тому, что японцы определяли свои цели преимущественно в соответствии с территориальными и военными критериями) характер борьбы за утверждение всеобщих принципов. Американская оборонительная война не имела видимых целей. Соединенные Штаты не стремились к завоеваниям или к защите определенных территорий. Они стремились к утверждению более открытых и более выгодных принципов в рамках хорошо функционирующей и всеобщей системы рыночной экономики. Рузвельт не предлагал, как это делал Вильсон, больших идеологических, чисто американских манифестов. Некоторое время спустя благодаря Декларации Объединенных Наций будет достигнут политический компромисс. Придание войне характера борьбы за демократию и свободу значительно обогатит мотивации американского участия в войне. Речь шла не о поиске ощутимых результатов, а о стремлении к международному порядку, то есть о борьбе за утверждение неосязаемой цели, но такой, которая сместит в сторону Соединенных Штатов точку опоры экономической, финансовой и политической мировой системы.

Если сопоставить цели войны Великобритании, Соединенных Штатов и Советского Союза, то становится очевидным, что с самого начала внутри союза существовали глубочайшие различия в устремлениях. Насколько общими и оборонительными были цели Британии, общими и неосязаемыми цели Америки, настолько определенными, осязаемыми и точными были цели Советов. До 1938 г. Советский Союз подвергался давлению Запада и Германии. До 1938 г. все более утонченные и все более угрожающие

460

Часть 2. Вторая мировая война

варианты политики «санитарного кордона» угрожали Советскому Союзу в непосредственной близости. В августе 1939 г. Сталин решил бесцеремонно «перевернуть» ситуацию и воспользоваться случаем, который представился ему с изоляцией Гитлера, для создания «санитарного кордона» наоборот, то есть в интересах защиты Советского Союза, а не Запада от коммунистической опасности.

В данной связи не так важно возвращение к вопросу об историографической основательности сталинской и советской аргументации в целом. Важно только, пожалуй, отметить то существенное обстоятельство, что в период с 1939 по июнь 1941 г., благодаря более или менее охотному сотрудничеству Германии, СССР удалось включить в свою сферу влияния территории, простиравшиеся от Балтийского до Черного моря, вернув то, что было отнято у царской России после 1917 г., а, возможно, и несколько больше. Гитлеровская агрессия июня 1941 г. и оборона Советского Союза, оборона в одиночестве против нацизма в течение длительного периода времени легитимизировали планы сохранения также и того, что было завоевано начиная с сентября 1939 г., и возможного расширения сферы завоеванного — в Европе и на Ближнем Востоке, в направлении Ирана и Турции, в Черном море. Цели войны, которые преследовал Сталин, проявлялись здесь особенно конкретно и основывались, следовательно, на уничтожении Германии в качестве державы-гегемона в Европе и на создании системы, базирующейся на соотношении сил, которое навсегда устранило бы опасность агрессии со стороны антикоммунистических и антисоветских сил. Это была «державная политика», выстраиваемая по традиционным схемам и поддерживаемая за пределами Советского Союза широкой сетью политических сил, связанных непосредственным образом и в значительной мере вдохновляемых советским примером и уроками. Первая цель приведет к рождению новой, опасной и гораздо более внушительной, гегемонистской силы. Вторая — придаст новой советской перспективе (учитывая, что СССР выиграл войну с Германией) континентальный масштаб. Проблема же изменения международного экономического порядка не стояла перед советскими руководителями никоим образом.

<< | >>
Источник: Эннио Ди Нольфо. История международных отношений. 1918-1999. М.: Логос. - 1306 с. . 2003

Еще по теме 6.5.1. КАКОВЫ БЫЛИ ЦЕЛИ ВОЙНЫ?:

  1. Цели войны
  2. 6.5. Цели войны с точки зрения Соединенных Штатов, Великобритании и Советского Союза
  3.   Каковы цели логистического менеджмента в управлении закупками?
  4. Каковы цели компании в области мотивации сотрудников?
  5. § 3. Начало войны и его правовые последствия. Театр войны
  6. Какова роль информационных потоков и каковы их основные характеристики?
  7. Чтобы все были проинформированы
  8. Экономика Германии после Первой мировой войны Основные последствия Первой мировой войны
  9. Торговцы были настоящими победителями «золотой лихорадки»
  10. При работе над этой книгой были использованы:
  11. Существующие представительные институты были созданы для нуждправления, а не законодательства
  12. Вытеснение конкурентов с рынка: как сталелитейные комбинаты были вытеснены мини-заводами
  13. Первый постсоветский «финансовый кризис» Несмотря на то, что кризисные явления в постсоветское время были широк
  14. "А для низкой жизни были числа, Как домашний подъяремный скот, Потому что все оттенки смысла Умное число передает" Н. Гумилев
  15. 4.2. ЦЕЛИ ОРГАНИЗАЦИИ И ЦЕЛИ ЛИЧНОСТИ
  16. Макроэкономические цели, показатели и счета Макроэкономические цели. Для эффективного управления
  17. § 6. Влияние войны на международные договоры