6.2.7. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ ВНУТРИ «БОЛЬШОГО СОЮЗА»

Сложнее было, однако, решить вопросы чисто политического характера. С одной стороны, необходимо было установить контакты между советским правительством и польским правительством в изгнании, находившимся в Лондоне, а с другой, — довести первые англо-советские соглашения до более полного формата.

Конечно, установление нормальных дипломатических отношений между Советами и Польшей было почти нереальной задачей, хотя эта проблема и была важной для всех заинтересованных сторон, польское правительство испытывало особое беспокойство относительно польских военнопленных, находившихся в руках русских (около полутора миллионов человек). 5 июля в Лондоне начались переговоры между послом И.Майским и генералом В. Сикорским, польским премьер-министром. Переговоры проходили на фоне полного расхождения во взглядах на будущее. Для поляков было бесспорным, что следует вернуться к ситуации 1939 г., в то время как русские высказывались в поддержку «этнической Польши». Был ли возможен компромисс? Черчилль полагал, конечно, не строя слишком больших иллюзий, что полякам следует «положиться на добрую волю Советов» в том, что касалось будущего и не требовать письменных гарантий. Компромисс был найден с помощью формулы, опускавшей всякие намеки на конкретные проблемы и ограничившейся заявлением о прекращении действия соглашений, подписанных русскими и немцами в августе—сентябре 1939 г. На этой основе соглашение от 30 июля 1941 г., восстанавливало нормальные дипломатические отношения между Москвой и польским правительством в изгнании, находившемся в Лондоне (формальный момент, но достойный повторного упоминания из-за его важности в будущем). Несколько недель спустя Сикорский посетил Москву и встретился со Сталиным, который намекнул на то, что компромисс возможен на основе промежуточной линии границы между существовавшей до войны и той, что была установлена соглашениями 1939 г. с немцами. Сикор

Глава 6. Глобальная война

431

ский не счел возможным согласиться и, возможно, совершил серьезную ошибку.

С другой стороны, союзники, то есть на тот момент англичане, также не были щедры на обещания. Черчилль и его министр иностранных дел Иден стремились к достижению солидарности с Советами, хорошо понимая трудности послевоенного периода после победы над фашизмом с точки зрения судьбы Польши и Балкан. На следующий день после заключения соглашения между Сикорским и Майским Иден заявил в палате общин, что его правительство не признает аннексий Советского Союза в 1939 г. Но чтобы понять важность этого заявления, следует вспомнить, что по тому же поводу Иден повторил прежнюю концепцию, в соответствии с которой Великобритания гарантировала независимость Польши, а не ее довоенные границы. А это означало отнимать одной рукой то, что давала другая. Вместе с тем выбор между несуществующей Польшей и Советским Союзом, оказывавшим успешное сопротивление немцам, напрашивался с неотвратимой силой убеждения.

Итак, в декабре британское правительство решило, наконец, объявить войну Финляндии, Венгрии и Румынии, которые в июне 1941 г. присоединились к Германии для осуществления «плана Барбаросса». Через несколько дней Иден сам отправился в Москву, куда он прибыл 15 декабря 1941 г.

с целью начать переговоры о соглашении, нацеленном уже на будущее. По этому случаю Сталин вручил ему длинный список советских требований, которые должны были стать частью секретного протокола, прилагавшегося к договору о союзе. Это были предложения, трактуемые в соответствии с самой традиционной логикой державной политики. Сталин требовал, чтобы англичане признали за СССР всё захваченное им до вступления в войну, а также ряд территориальных изменений в Центральной Европе, которые повлекли бы за собой расчленение Германии и установление советской гегемонии на Балканах. В ответ он был готов признать любые претензии англичан на обладание военными базами в Западной Европе. Это было решение проблемы, которое Иден не мог принять на другой день после вступления в войну Соединенных Штатов (и которое Сталин, возможно, предлагал именно для того, чтобы предотвратить некоторые последствия этого события).

Молотов попытался вернуться к этой теме весной 1942 г., посетив, в свою очередь, сначала Лондон, а потом Вашингтон. Однако, хотя 26 мая, после напряженных переговоров ему и удалось подписать договор о союзе между Великобританией и Советским Союзом, но этот документ не включал ни единого упоминания

432

Часть 2. Вторая мировая война

вопроса о польских границах. Действительно, договор подтверждал взаимные обязательства вести войну вплоть до поражения Германии и не заключать сепаратного мира. К этому добавлялось обязательство сохранять союз в течение двадцати лет и оказывать друг другу взаимную помощь, обязательство невмешательства во внутренние дела третьих государств и неучастия в коалициях и договорах, направленных против какой-либо из договаривающихся сторон. Союз был в последующем разрушен ходом событий, однако в тот момент он был закреплен подписанием важного договора между двумя правительствами, внешне движимыми высшими идеологическими интересами, но в действительности руководствовавшимися грубым прагматизмом.

Заключение договора означало, что перед лицом общей опасности в отношениях двух великих европейских держав, которые должны были выстоять в войне, старая вражда, уходившая корнями в историю — временно прерванная на десятилетие с 1907 по 1917 г. и возобновленная с новой остротой благодаря идеологическим разногласиям и жесткому противостоянию политических систем, начиная с Октябрьской революции и продолжавшаяся до 1941 г. — трансформировалась в союз. Возможно, что и Черчилль, и Сталин думали также, что благодаря этому союзу обе державы смогут совместно господствовать в Европе (в противоположность тому господству, к которому стремился Гитлер). В действительности ни одна из двух сторон не отдавала себе сразу отчет в том, что так резко изменившаяся ситуация делала примирение уже преодоленным в момент, когда был подписан договор. Победа Советского Союза была гораздо более великой, чем мог себе представить Сталин в начале 1942 г., а уменьшение влияния Великобритании гораздо более радикальным, чем то, которого опасался Лондон и которое Черчилль пытался предотвратить, защищая устои британской имперской системы. Союз стал моментом равновесия в движении двух держав: одной — к закату, другой — к восхождению.

<< | >>
Источник: Эннио Ди Нольфо. История международных отношений. 1918-1999. М.: Логос. - 1306 с. . 2003

Еще по теме 6.2.7. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ ВНУТРИ «БОЛЬШОГО СОЮЗА»:

  1. Институционально-политическое устройство ЕС. Формирование политического союза.
  2. Углубление противоречий мирового капиталистического хозяйства и буржуазная политическая экономия
  3. КООРДИНАЦИЯ ВАЛЮТНОЙ ПОЛЁГШИ СТРАН «БОЛЬШОЙ ПЯТЕРКИ-»., «БОЛЬШОЙ СЕМЕРКИь Ш «БОЛЬШОЙ ДЕСЯТКИ»
  4. Большой бизнес становится все больше!
  5. опыт по политической: арифметике, составленный ВИЛЬЯМОМ ПЕТТИ и имеющий целью доказать, что Лондон имеет больше жителей и домов, чем Париж и Руан, вместе взятые, а также значительно превосходит их в некоторых иных отношениях
  6. Глава 25 РАСШИРЕНИЕ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА
  7. взгляд «СНАРУЖИ ВНУТРЬ»
  8. 1.11.2. ПРЕДЛОЖЕНИЕ БРИАНА О СОЗДАНИИ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА
  9. Глава 5 ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА
  10. РОТАЦИЯ ВНУТРИ СЕКТОРОВ
  11. ВЗГЛЯД, НАПРАВЛЕННЫЙ ВНУТРЬ
  12. Организация подбора персонала внутри компании
  13. ИЗНУТРИ НАРУЖУ И СНАРУЖИ ВНУТРЬ
  14. Супермагазины: шаг внутрь брэнда
  15. 2.3.2. ПОПЫТКА СОЗДАНИЯ ТАМОЖЕННОГО СОЮЗА С АВСТРИЕЙ
  16. 9.3.5. РОЖДЕНИЕ ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА (ЗЕС)
  17. Разгон «Мак-союза»