5.4.3. ВСТУПЛЕНИЕ ИТАЛИИ В ВОЙНУ

Язык Гитлера и фон Риббентропа был весьма вычурным и являлся способом представления совершенно фальсифицированной реальности. Однако масштаб военных успехов и уверенность в способности быстро сломить сопротивление французов придавали аргументации Гитлера весьма убедительную силу.

18 марта он встретился с Муссолини в Бреннере и повторил ему свою «лекцию». Судьба Италии была уже неразрывно связана с судьбой Германии: или обе будут победительницами или — побежденными. Единственной дипломатической операцией, которую попытался тогда спланировать Муссолини, была попытка привлечь Гитлера к защите интересов Италии на Балканах. Однако Гитлера не удалось заинтересовать этой проблемой. Германия и Россия в экономическом отношении дополняли друг друга, и поэтому фюрер заявил о решимости «сохранять в будущем навсегда» дружественные отношения с этой страной. В тот момент, до начала военных действий против Дании и Норвегии, оптимисты (или пессимисты, в зависимости от точки зрения) могли еще строить иллюзии относительно того, что за нацистским порывом скрывалось лишь бахвальство. Последние события, однако, наводили на мысль, что Муссолини уже оставил всякую надежду на компромиссный мир и начал готовиться к войне — почти наверняка бок о бок с Германией, хотя и с некоторыми мысленными оговорками относительно эффективного ведения военных действий.

В последующие недели завершились самые последние попытки ограничить масштаб столкновения. Рузвельт послал в Европу заместителя госсекретаря Сэмнера Уэллеса с миссией осуществления

358

Часть 2. Вторая мировая война

зондажа в Риме и в Берлине, не имевшей никаких существенных результатов. Накануне возобновления военных действий на Западе в Рим прибыл Майрон Тэйлор, личный представитель Рузвельта при папе Пие XII. Он также, по договоренности с понтификом, попытался оказать сильный нажим на Муссолини. Дуче, однако, в этот момент следовал по своему пути, не обращая внимания даже на запоздалые предложения о сближении со стороны Франции и мог лишь подчиняться германской инициативе. 31 марта он подготовил «секретнейшую памятную записку», в которой, подтверждая, что предпочтительной целью для Италии остается компромиссный мир, утверждал:

«Италия не может остаться нейтральной на весь период войны, не отказавшись от своей роли, не дискредитировав себя, не сведя себя до уровня Швейцарии, умноженной на десять. Проблема состоит, следовательно, не в том, чтобы знать, вступит ли Италия в войну; речь идет только о том, чтобы знать, когда это произойдет и как; речь идет о том, чтобы, сохранив честь и достоинство, как можно дольше оттянуть момент нашего вступления в войну».

Когда начались военные действия, и были захвачены Нидерланды, Бельгия и Франция, стало ясно, что Муссолини оказался в драматической ситуации — перед необходимостью быстро принять решение о том, что он надеялся «отложить на возможно более длительный срок». Вся конструкция фашистской внешней политики была поставлена в зависимость от этого решения. Муссолини надеялся, что серьезное сопротивление французов поможет ему выйти из затруднительной ситуации. Но вскоре стало очевидно, что Франция не может противостоять напору немецкого наступления и что, следовательно, в континентальной Европе осталась единственным нейтральным государством Италия, союзница нацистской Германии. К тому же в Италии, как было известно, имелись антигерманские течения, не ускользавшие от внимания нацистов.

В этот момент Муссолини пришлось принять решение, ставшее уже неизбежным. 26 мая он сообщил военачальникам, что Италия вступит в войну в начале следующего месяца, вероятно, 5 июня. О краткой отсрочке попросил Гитлер. 10 июня Муссолини пригласил французского и британского послов для того, чтобы сообщить им о решении Италии. Сразу же после этого он обратился к толпе, собравшейся на площади Венеции, стремясь своей эмоциональной риторикой вызвать энтузиазм, который, по сути, был лишь поверхностным.

За тонкой оболочкой надежды на победу скрывался страх, связанный с последствиями войны, которая для Франции вскоре закончится, в то время как Италия будет

Глава 5. Первый этап Второй мировой войны

359

сражаться на других фронтах. Действительно, после заключения итало-французского перемирия 24 июня война продолжилась с Великобританией.

В данной связи следует отметить, что вступление Италии в конфликт привело к первому значительному увеличению протяженности фронтов, которые до того дня были ограничены территориями, прилежащими к Германии. То обстоятельство, что Италия являлась колониальной империей, расширяло границы столкновения до Балканского полуострова, Восточного Средиземноморья и Африки. Поскольку Италия господствовала над Албанией, то с этого момента и Албания оказалась вовлеченной в войну, — не с соседними странами, а с далеким противником. Тем не менее, это был первый шаг в расширении конфликта на Балканы с перспективой его углубления. В Восточном Средиземноморье обладание Додеканесом теоретически позволяло Италии угрожать британским позициям, хотя архипелаг и не был превращен в настоящую военную базу.

Более важными оказались последствия, прямые и косвенные, для Африки. Итальянские владения в Восточной Африке (Эфиопия, Эритрея и Сомали) были окружены британскими и французскими колониями. Поэтому ситуация в Итальянской Восточной Африке заранее предопределялась трудностями коммуникаций, неизбежно осуществлявшихся через Суэц и Гибралтар, которые находились под британским контролем. Иной была ситуация в Ливии, граничившей на западе и на юге с колониями Франции, находившейся в кризисе. От них в краткосрочной перспективе не должно было исходить никакой опасности. Однако на востоке Ливия соседствовала с Египтом, теоретически нейтральным, однако связанным с Великобританией договором 1936 г., позволявшим англичанам вести там военные действия. Таким образом, открывалось два фронта: Восточно-африканский, где судьба итальянских войск была предрешена (исключая случай появления каких-либо непредвиденных обстоятельств), и фронт между Египтом и Ливией, которому в течение длительного времени суждено будет играть центральную роль в итальянской войне и в борьбе за превосходство в Средиземноморье.

Однако, вероятно, более важными, чем военные, были среднесрочные и долгосрочные политические последствия, к которым привел конфликт. В самом деле, он выдвинул на первый план явления и проблемы, остававшиеся до того момента латентными, поскольку заставил коренные народы в странах, уже охваченных влиятельными движениями за независимость, занять позицию в отношении своих естественных врагов, то есть колониальных

360

Часть 2. Вторая мировая война

правительств, не вставая в то же время на сторону режимов, которые, конечно, не могли похвастаться незапятнанной репутацией сторонников деколонизации в прошлом (например, Италия, жестоко подавляла после Первой мировой войны движение за независимость Ливии или только что воевала с Эфиопией, одним из двух существовавших тогда независимых африканских государств — это была последняя колониальная война в прошлом; или же Германия, внутри которой — хотя она и действовала вовне с целью пробудить и оживить антибританский национализм во всем колониальном мире — доминировали политические силы, в чьей приверженности праву на самоопределение обоснованно заставляли сомневаться события). Иными словами, хотя военное значение вступления Италии в войну и было весьма ограниченным, последствия решения Муссолини повлекли за собой в колониальном мире цепь изменений, которые уже невозможно было остановить вплоть до середины 70-х годов.

<< | >>
Источник: Эннио Ди Нольфо. История международных отношений. 1918-1999. М.: Логос. - 1306 с. . 2003

Еще по теме 5.4.3. ВСТУПЛЕНИЕ ИТАЛИИ В ВОЙНУ:

  1. 7.8.3. ВСТУПЛЕНИЕ СССР В ВОЙНУ С ЯПОНИЕЙ И ЕЕ КАПИТУЛЯЦИЯ
  2. 5.6. Военные действия Италии
  3. 6.6.3. КАПИТУЛЯЦИЯ ИТАЛИИ
  4. 5.4.2. НЕЙТРАЛИТЕТ ИТАЛИИ
  5. 4.4. Реакция Италии на политику Германии
  6. ДЕНЕЖНАЯ СИСТЕМА ИТАЛИИ.
  7. 3.5.2. НАПАДЕНИЕ ИТАЛИИ НА ЭФИОПИЮ
  8. 6.6.1. ВЫСАДКА СОЮЗНИКОВ В ИТАЛИИ
  9. 5.6.2. НАПАДЕНИЕ ИТАЛИИ НА ГРЕЦИЮ
  10. АНДРЭ САЙЮС ИЗМЕНЕНИЯ МЕТОДОВ ТОРГОВЛИ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ИТАЛИИ
  11. 7.2. Проблемы антифашистского союза после капитуляции Италии. Московская и Тегеранская конференции
  12. I. Вступление.
  13. Вступление