4.6.4. ПОСЛЕДСТВИЯ СОВЕТСКО-НАЦИСТСКОГО ПАКТА

Неожиданный поворот в отношениях между европейскими державами в результате советско-нацисткого договора вызвал бесчисленные последствия и надолго остался олицетворением жестокого реализма, когда ни перед чем не останавливаются.

Оба диктатора ради своих целей не задумывались ни об измене ранее взятым обязательствам (особенно Гитлер), ни об общественном резонансе: в особенности, среди левых, всегда считавших нацизм и фашизм первейшими врагами, с которыми следует неустанно бороться, как они это делали в недавней антифашистской войне в Испании. Смириться с новой реальностью, представить себе, что Гитлер — уже не тиран-убийца, а ценный союзник, смогли не все сторонники левых: это было испытание, которому сталинизм подверг Коммунистический интернационал и, в более широком плане, — антифашистские движения во всем мире.

В плане международных отношений важно понять, какое влияние оказал московский договор на европейские страны. О существовании секретных статей было тогда неизвестно, хотя развитие событий имплицитно подтверждало существование скрытого сговора. Первыми это заподозрили итальянские дипломаты в Берлине, которые поэтому и отреагировали первыми на сообщения, пришедшие из Москвы. Сегодня трудно сказать, были ли решения, принятые в Риме 24—25 августа, результатом встреч в Зальцбурге, но несомненно, что известия из Москвы дали толчок итальянской политике и заставили Италию реагировать немедленно.

Муссолини снова оказался перед свершившимся фактом, который не был маргинальным событием ограниченного масштаба, а событием столь значительным, что оно опрокинуло систему европейских союзов. Италия же, несмотря на обязательства по «Стальному пакту», не получила даже минимальной информации со стороны Германии. Кроме того, Муссолини глубоко удручало само заключение советско-нацистского пакта, что было неприемлемо для лидера итальянского фашизма, который видел в борьбе с коммунизмом смысл своего существования. Дуче, к тому же, не ожидал удара, нанесенного Гитлером, который поддержал советское давление на Румынию, а, следовательно, и на Балканы, что наносило прямой ущерб интересам и намерениям Италии.

В этой ситуации Чиано было легче убедить Муссолини как можно более четко как можно быстрее дистанцироваться от Гер

Глава 4. Накануне войны

311

мании, так как стало очевидно, что «Стальной пакт» приносит выгоды только Германии и угрожает сохранению мира в то время, когда Италия в нем особенно нуждается.

25 августа Муссолини получил единственное хвалебное послание от Гитлера, который информировал его о том, что произошло, представив случившееся как невероятный выигрыш для «Оси».

Муссолини терял терпение и, хотя в предыдущие дни усердно работал над подготовкой послания, где была отражена его реакция на известия, сообщенные ему Чиано и Аттолико после Зальцбурга, в тот же день, 25 августа, он переписал заново текст письма и твердо заявил: Италия понимает отношение Германии к Польше и готова была бы участвовать в оборонительной войне, но в случае всеобщей войны, спровоцированной нападением Германии, итальянцы не будут участвовать, если Германия будет не в состоянии немедленно поставить Италии необходимое стратегическое сырье, чтобы она могла противостоять вероятному нападению Англии и Франции. Муссолини, наконец, напоминал Гитлеру, что «во время наших встреч было предусмотрено, что война возможна после 1942 года... Считаю своим прямым долгом, как лояльный друг, — добавлял Муссолини только внешне дружески, но, в сущности, с упреком и намеком, — сказать вам всю правду и показать вам реальное положение вещей: отказ от этого мог бы повлечь за собой неприятные последствия для всех нас». Наконец, для характеристики настроений, господствовавших в окружении Муссолини, достаточно привести замечание Чиано, который записал в своем дневнике: «Союз между Москвой и Берлином — это уродливый брак, который противоречит букве и духу наших договоров. Эта акция направлена против Рима, против католицизма; она означает возврат к варварству, а наша историческая роль заключается в том, чтобы выступить против него всеми средствами и во всеоружии».

25 августа Гитлер узнал о реакции Италии. В тот же день он получил сообщение о подписании англо-польского договора о взаимопомощи. Это было еще одно свидетельство того, что соглашение с СССР не привело к изоляции Польши, а, наоборот, содействовало созданию единой системы гарантий, даже если она и не стала немедленно эффективной. В тот момент он знал, что Польшу можно было атаковать, потому что никто не смог бы оказать ей помощь без промедлений. Но при нападении на Запад Германия вынуждена была опираться только на Советский Союз и действительно готовиться к всеобщему конфликту, не рассчитывая на содействие Италии, которое помогло бы, хотя и немного, уменьшить опасности, связанные с войной.

<< | >>
Источник: Эннио Ди Нольфо. История международных отношений. 1918-1999. М.: Логос. - 1306 с. . 2003

Еще по теме 4.6.4. ПОСЛЕДСТВИЯ СОВЕТСКО-НАЦИСТСКОГО ПАКТА:

  1. 4.6. Советско-нацистский пакт
  2. 4.3.5. НАКАНУНЕ СОВЕТСКО-НАЦИСТСКОГО СОГЛАШЕНИЯ
  3. 4.6.3. СОВЕТСКО-НАЦИСТСКИЙ ПАКТ ОТ 23 АВГУСТА 1939 г.
  4. 11.6.2. СОВЕТСКО-КИТАЙСКО КОНФЛИКТ И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ
  5. 9.1. Создание Атлантического пакта. Европеистская составляющая
  6. 9.3.3. ОТ АТЛАНТИЧЕСКОГО ПАКТА К НАТО. ПЕРЕВООРУЖЕНИЕ ГЕРМАНИИ
  7. Две стороны глобального пакта
  8. 5. Советская модель экономики и советская экономическая наука
  9. 3.2.2. МУССОЛИНИ И НАЦИСТСКАЯ ГЕРМАНИЯ: ПАКТ ЧЕТЫРЕХ
  10. §80 I. ДОГОВОР. D. ПОСЛЕДСТВИЕ. УСИЛЕННОЕ ПОСЛЕДСТВИЕ (ПРОДОЛЖЕНИЕ)
  11. §73 I. ДОГОВОР. D. ПОСЛЕДСТВИЕ. НОРМАЛЬНОЕ ПОСЛЕДСТВИЕ (ПРОДОЛЖЕНИЕ)
  12. §79 I. ДОГОВОР. В. ПОСЛЕДСТВИЕ. УСИЛЕННОЕ ПОСЛЕДСТВИЕ