4.6.2. АЛЬТЕРНАТИВЫ ГИТЛЕРА

В мае 1939 г. Германия поставила своей политической целью изолировать Польшу, дипломатическими средствами заставить ее уступить то, что, в противном случае следовало бы отнять у нее силой — этого результата Гитлер мог добиться, выбирая между тремя альтернативными вариантами действий.

Первый из них был обращен к прошлому. Он был связан с иным видением британской политики, с переоценкой политики «умиротворения», с доверием к тем еще влиятельным силам как в Великобритании, так и в Германии, которые выступали за союз между двумя странами. Этот союз легко получил бы поддержку Италии, поскольку Муссолини мечтал реализовать свой давний план (1933 г.) ввести ревизионизм в определенные рамки и заставить Францию, как это произошло в 1938 г., принять неизбежное развитие событий.

Польша, при отсутствии какого-либо противовеса в Дунайско-Балканской Европе, была бы вынуждена принять компромиссное решение, которое хотя и предусматривало расчленение ее территории, но обеспечивало стране политическое выживание. Односторонние гарантии, которыми Польша располагала, не устраняли возможность подобного компромисса. Япония не должна была делать поспешный выбор в тот момент, когда она была не в состоянии принимать решения, и снова восторжествовала бы политика

302

Часть 2. Вторая мировая война

сдерживания Советского Союза, которая до 1938 г. господствовала в европейской дипломатии, несмотря на советско-французский договор о дружбе от 1935 г.

Эта гипотеза о возможной расстановке сил, которая в свете развития кризиса после мая 1939 г. может показаться совершенно безосновательной, была, наоборот, совершенно оправданной до того момента, когда 24 мая британское правительство согласилось, с колебаниями и оговорками, начать переговоры с Францией и Советским Союзом. Это был альтернативный вариант, который предполагал формирование блока с мощными ресурсами и переустройство отношений между европейскими государствами после ударов, нанесенных гитлеровским ревизионизмом.

Вторая возможная альтернатива состояла в одном из двух наиболее реалистических решений: заключив союз с Италией и Японией, превратить Антикоминтерновский пакт в подлинный союзный договор. Это несомненно придало бы соглашению между тремя авторитарными режимами антисоветский характер, столь желанный для Японии и Италии, и лишило бы смысла заверения, данные Польше, чья ненависть к Советам была Гитлеру хорошо известна. В этом случае Гитлер мог бы рассчитывать, что Польша, подвергшаяся нападению с запада, не получила бы поддержки с востока, потому что внимание Советского Союза было бы приковано к ситуации в Азии, и его совершенно не интересовала бы судьба режима в Варшаве.

Несмотря на мартовские гарантии и соглашения, заключенные в последующие недели, этот союз не вызвал бы немедленного протеста англичан и французов. В самом деле, как возможное открытие азиатского фронта, так и молниеносная германская акция поставили бы обе западные державы перед свершившимся фактом, что не могло помешать им выразить свой бурный протест, но заставило бы их действовать в очень сложной ситуации. Действительно, как они смогли бы атаковать Германию, победившую Польшу и избавившуюся от проблем на востоке, будучи неуверенными в возможности удачного исхода войны на фронте по Рейну?

Итак, чисто теоретически, без должной оценки подлинных сил, которые союзники, Италия и Япония, могли незамедлительно бросить в бой, этот вариант давал Гитлеру наилучшие возможности, позволял сделать промежуточный шаг, который почти без особых издержек (за исключением минимальных, связанных с кампанией в Польше) приводил его к успеху.

Кстати, Гитлер не без оснований полагал: «Против Польши наши танки будут весьма эффективны, потому что у польской армии нет противотанковых

Глава 4. Накануне войны

303

пушек. Там, где мощь армии не является решающим фактором, начинает играть свою роль элемент неожиданности и гениальности стратегии».

Оставалась третья возможность. Если бы Япония слишком долго колебалась в определении своего политико-стратегического выбора, то Германия рисковала попасть в кризисную ситуацию, поскольку Польша была бы не изолирована, так как Советский Союз мог оказаться вовлеченным в орбиту действий Англии и Франции. Эта ситуация вызвала бы определенный резонанс и на Балканском полуострове, где преобладание Германии было неоспоримо, хотя и уравновешено действиями Великобритании в Турции, Греции и Румынии. Оставалась, однако, открытой возможность англо-франко-русско-польской коалиции, которая, даже будучи внутренне непрочной, вывела бы Польшу из изоляции и заставила бы Германию выступать одновременно на двух фронтах.

Неуверенность японцев могла подтолкнуть Гитлера к выбору третьего пути, который, впрочем, был традиционным для германской политики, пути соглашения с Советским Союзом: о возможности соглашения упомянул Сталин еще 10 марта 1939 г. в речи на съезде ВКП(б). Ограничения этого выбора определялись соображениями идеологии и державной политики. Нацистская идеология должна была бы существовать в широком диапазоне от антикоммунизма до принятия коммунизма, что было для нее вполне возможно, но было бы трудно для итальянцев, поскольку антикоммунистический характер фашизма имел более глубокие исторические корни.

Кроме того, Гитлер должен был бы забыть или сделать вид, что забыл, по крайней мере, на какое-то время неизменные руководящие установки его внешней политики, в соответствии с которыми жизненное пространство Германии находилось на востоке: в Польше, на Украине, в Белоруссии и в странах Балтии. Это означало, что, даже признавая Великобританию врагом номер один для Германии, соглашение с Советским Союзом действовало бы не дольше, чем того требовали обстоятельства, и если Германия хотела поставить Европу под свой контроль, то рано или поздно она должна была бы выступить против временного союзника. Второй выбор не исключал этой опасности, однако, он уравновешивался давлением Японии на востоке. Решение заключить тактический союз со Сталиным, отодвинув окончательное объяснение на время (в 1939 г. было неизвестно, насколько оно будет продолжительным), определяло и выбор пути: более извилистого, а потому и более опасного.

<< | >>
Источник: Эннио Ди Нольфо. История международных отношений. 1918-1999. М.: Логос. - 1306 с. . 2003

Еще по теме 4.6.2. АЛЬТЕРНАТИВЫ ГИТЛЕРА:

  1. 5.5. Стратегические альтернативы Гитлера после поражения Франции
  2. 5.3.5. «СТРАННАЯ ВОЙНА. ВОЕННЫЕ АЛЬТЕРНАТИВЫ ГИТЛЕРА
  3. 6.1.1. ГИТЛЕР И СОВЕТСКИЙ СОЮЗ
  4. 2.5. Германская внешняя политика и проблема всеобщего разоружения от Брюнинга до Гитлера
  5. ЧЕЛОВЕК С УСАМИ КАК У ГИТЛЕРА
  6. 3.8.1. ГИТЛЕР, ВЫСШЕЕ ГЕРМАНСКОЕ ВОЕННОЕ КОМАНДОВАНИЕ И АВСТРИЙСКИЙ ВОПРОС
  7. 5.3.4. «МИРНОЕ НАСТУПЛЕНИЕ» ГИТЛЕРА И АНГЛО-ФРАНЦУЗСКИЙ ОТВЕТ
  8. 3.3. Реакция Франции на приход Гитлера к власти. Поиск новых союзов: Италия и СССР
  9. 2.3.1. ЗАКАТ ВЕЙМАРСКОЙ РЕСПУБЛИКИ И ПОЛИТИЧЕСКОЕ ВОСХОЖДЕНИЕ ГИТЛЕРА
  10. Предлагаем альтернативу
  11. 4.4.1. АЛЬТЕРНАТИВЫ ИТАЛЬЯНСКОЙ ДИПЛОМАТИИ ?
  12. Альтернатива - партнерство
  13. § 6. Альтернатива инфляция — безработица
  14. Принятие решений по инвестиционным альтернативам инновационных проектов