4.3.4. ПРОБЛЕМА СОВЕТОВ

Совсем другое значение могло иметь соглашение с Советским Союзом. Сразу после захвата Праги англичане предприняли в этом направлении первые шаги, согласованные с Польшей, а приоритет союза с Варшавой привел к односторонней гарантии от 31 марта.

Французы рассчитывали на возрождение пакта 1935 г. и на его расширение с включением Великобритании, Польши и Румынии, чье правительство было серьезно обеспокоено намерениями Германии.

Задача состояла в том, чтобы выяснить готовность Советов действовать в том же направлении, и Москва незамедлительно ее подтвердила. 13 апреля советский посол в Париже Суриц встретился с Бонне и предложил ему соглашение на условиях взаимности, которое предусматривало немедленную помощь Советского Союза Франции, если последняя окажется в состоянии войны с Германией из-за предоставления помощи Польше и Румынии. Это было началом долгих и полных неожиданностей переговоров, в которых важную роль играли предубеждения и недоверие, но, прежде всего ход переговоров определялся новым международным положением Советского Союза.

Глава 4. Накануне войны

285

Так, если Соединенные Штаты начали издалека присматриваться к вызывавшей опасения политике Гитлера, и Рузвельт предпринял первые, хотя и безрезультатные акции, то другая великая держава, до того времени остававшаяся на обочине европейской политики, оказалась вовлеченной в средоточие противостояния в силу своего динамизма и географического положения. Роль СССР после пражских событий весьма отличалось от той, которую он играл в годы подъема нацизма, когда только началось его сближение и попытки сотрудничества с демократическими странами, поскольку во внутренней жизни многих европейских государств сложились новые политические формы: народные фронты или пакты о единстве действий.

После 31 марта 1939 г., как отмечают дипломаты того времени, а также историки, позже изучавшие эти события, Советский Союз приобрел новый вес в международных делах. Британские гарантии Польше (за которыми последовало подтверждение гарантий со стороны Франции), действительно, придавали Сталину уверенность, что Германия никогда не сможет напасть на Советский Союз, не вызвав враждебной реакции Великобритании и Франции. Ведь для подобного нападения необходимо было пересечь территорию Польши, которая отказалась выступить сообщником Германии и заняла позицию противодействия германскому экспансионизму.

Необходимо внимательно проанализировать последствия этих изменений. До Мюнхенской конференции Сталин мог считать, может быть, и не без основания, что стратегия западных капиталистических держав относительно Германии заключалась в том, чтобы направить ревизионистский экспансионизм Гитлера против Советского Союза: ориентировать Гитлера на восток в его поисках жизненного пространства для Германии, возможно, с потенциальным заключением соответствующего соглашения с Польшей. Британская гарантия Варшаве рассеивала эти опасения и придавала Сталину уверенность в других предположениях, противоположных тем, которыми он руководствовался прежде в своей международной деятельности.

Иначе говоря, эта уверенность трансформировалась в свободу действий, потому что с тех пор Сталин, оценив значение полученных Польшей гарантий и рассматривая их как прикрытие, которое обеспечивало Советскому Союзу почти абсолютную безопасность, получил возможность радикально пересмотреть стратегию советской внешней политики в соответствии с духом времени.

Как бы это ни выглядело парадоксально, стратегический выбор английских и французских дипломатов позволил Сталину освободиться

286

Часть 2. Вторая мировая война

от необходимости соглашения с Западом и дал ему возможность действовать с наилучшими результатами для СССР. Исходя из понимания того, что для Сталина с его беспредельным прагматизмом не было существенного различия между германским капитализмом и капитализмом англо-французского толка, становится ясно, что, если отвлечься от геополитических построений, у него появились возможности, партнеры и подходящий момент для тех договоров, которые он в итоге подписал.

Первым ярким свидетельством новых установок Сталина стало грубое и резкое смещение 4 мая 1939 г. со своего поста министра иностранных дел Литвинова, который был ведущим участником и символом политики сотрудничества с западными державами. На его место был назначен Вячеслав Молотов, мало известный за пределами Советского Союза, но способный очень жестко выполнять директивы Сталина.

В сущности, Сталин оценил сложившуюся ситуацию весьма цинично. Не было сомнения, что при первой возможности Гитлер попытается установить свой контроль над Польшей. Еще можно было спорить, произойдет ли это мирными или военными средствами, но время шло, а успехов в ходе переговоров не было, и более того, обостренная непримиримость Англии и Франции в сочетании с жестким польским национализмом делали все более вероятным военное решение. Гитлер, действительно, вскоре осуществил это решение, а западные державы не смогли в короткие сроки организовать ему эффективный отпор, учитывая разницу в уровне подготовки военных сил.

Перед Сталиным в краткосрочном плане стояла задача выбора между тремя вариантами действий: 1) противостоять Гитлеру даже и в военном плане (но где и как, если не на польской территории?), рискуя при этом вскоре увидеть на советской границе враждебную германскую армию, победившую Польшу; 2) сохранить нейтралитет в войне, исход которой был предопределен, и готовиться к тому, чтобы в будущем сделать свой выбор; 3) договориться с Гитлером за счет Польши и в качестве выигрыша получить сразу ощутимые результаты, которые через некоторое время способствовали бы укреплению советской безопасности. При этом имелась весьма вероятная возможность, что, одержав победу над Польшей, Гитлер сможет, рано или поздно, напасть на СССР.

Назначение Молотова подтверждало, что Сталин учитывал эту новую свободу действий и вел свою дипломатическую игру, выбирая наиболее удобный момент. 11 мая газета «Известия» опубликовала статью, которая выражала разочарование Советов тем, что их предложение пакта о взаимопомощи не было положительно принято ни французами, ни англичанами, которые от

Глава 4. Накануне войны

287

казались предоставить взаимные гарантии Советского Союзу. Переговоры продолжались, но именно в эти дни в Москве советская дипломатия возобновила контакты с германскими представителями ввиду оттепели в экономических отношениях, которая вскоре могла приобрести и политический характер. Ничто больше, чем это совпадение, не могло бы столь красноречиво подтвердить, что в 1939 г., в период между серединой мая и 23 августа, Сталин одновременно играл на двух столах, пока не решил, что необходимо сделать прогерманский выбор.

<< | >>
Источник: Эннио Ди Нольфо. История международных отношений. 1918-1999. М.: Логос. - 1306 с. . 2003

Еще по теме 4.3.4. ПРОБЛЕМА СОВЕТОВ:

  1. ДОКЛАД ирландского совета торговли вице-королю и совету при нем, составленный сэром В. Яеттн
  2. Раздел VI. Органы Содружества. Совет глав государств и Совет глав правительств
  3. § 5. Порядок формирования и компетенция (полномочия) Совета Федерации. Реформирование Совета Федерации
  4. Совет Европейского Союза и Европейский совет
  5. Советы
  6. Глобальные проблемы человечества, их типология. Экологические проблемы современности. Пути выхода из кризиса
  7. Проблема 1. Главной проблемой Японии является рост протекционизма во всем мире.
  8. Продовольственная проблема и проблема обеспеченности населения водой
  9. § 7. Совет Европы
  10. СОВЕТЫ
  11. Осуществление полномочий Советом директоров
  12. § 168 к. Совет Безопасности
  13. Положение о совете директоров предприятия