3.8.2. АНШЛЮС

В 1938 г. Гитлер приступил к слому территориального порядка, установленного в 1919 г., осуществив аншлюс Австрии. Эту акцию Гитлер готовил с большой осторожностью, поскольку предчувствовал, какое кипение страстей вызовет увольнение фон Фрича и фон Бломберга, но он также понимал, что международная ситуация предоставляла ему исключительный случай.

Он сознавал, что после визита в Берлин Муссолини не решится встать в оппозицию, если окажется в одиночестве. Гитлеру предстояло парировать протест англичан и французов, но с этим он легко справился.

Британское правительство понимало, что необходимо нормализовать отношения с Италией и Германией (при этом оно продолжало недооценивать роль Франции), но оно не было единым. Некоторые министры, такие как Иден и лорд Галифакс (который стал министром иностранных дел после отставки Идена 20 февраля 1938 г. именно вследствие расхождения мнений), полагали, что в первую очередь следует добиваться компромисса с Германией. «Мы должны, — отмечал Иден в конце января 1938 г., — прилагать все усилия, чтобы добиться соглашения с Германией».

Другие министры, такие как Чемберлен, считали, что еще возможно воссоздать своего рода «фронт Отрезы», и потому ратовали за начало переговоров о признании де юре итальянской империи в Эфиопии. Иден расценивал испанский вопрос как выражение ненадежности итальянцев, но не замечал масштабы германского вмешательства. Чемберлен был убежден, что независимость Австрии — более важная проблема, потому что захват Австрии позволил бы Гитлеру в последующем присоединить район Оудет в Чехословакии к немецким землям, что открывало бы Германии дверь на Балканы. Итак, Иден в большей мере, чем Чемберлен, был склонен к проведению политики «умиротворения».

Эти две тенденции давали о себе знать и в практических вопросах. В ноябре 1937 г. Галифакс, бывший тогда лордом хранителем королевской печати, прибыл в Германию, где встречался с Гитлером и Герингом. Они пришли к согласию, что на карте Европы могут произойти изменения, связанные с Данцигом, Австрией и Чехословакией, если они совершатся мирным путем. Этого было достаточно, чтобы Гитлер понял, что англичане предоставляют ему свободу действий. Когда Галифакс стал министром иностранных дел, то это убедило фюрера в том, что его интерпретация английской позиции была правильной, к тому же, Галифакс оставался последовательным сторонником политики «уми-

Глава 3. Кризис и крах Версальской системы

245

ротворения». Так столкновение между Иденом и Чемберленом, которое хотя и открыло дорогу к итало-британским переговорам, послужило для Гитлера сигналом к действию, поскольку убедило его в пассивности Великобритании и в том, что следует начинать осуществление его акций до восстановления согласия между Лондоном и Римом.

У германского диктатора не было оснований опасаться французов. Кризис правительства Народного фронта парализовал внутреннюю политику страны. Дельбос, который продолжал занимать пост министра иностранных дел, попытался в феврале заключить соглашение с Великобританией, но не сумел преодолеть разницу в подходах английской и французской дипломатии. При этом он понял, что правительство Ее Величества намерено продолжать поиски согласия с Германией по проблемам и разоружения и Центральной Европы. Сложилась такая ситуация, что французам ничего не оставалось, как покориться судьбе, и в конце концов правительство Шотана, в котором участвовал Дельбос, было вынуждено подать в отставку незадолго до германской акции. Гитлеру трудно было найти более подходящий момент, чтобы ускорить реализацию своих планов. Выявились те самые предпосылки, которые, как он говорил в ноябре, способны сократить ранее предусмотренные сроки.

В конце 1937 г. (впрочем, возможно, подготовка к этой акции велась уже давно) австрийское правительство узнало о сотрудничестве немецких и австрийских нацистов, планировавших свергнуть правительство фон Шушнига и заменить его правительством, руководимым нацистами. Австрийский канцлер попытался в качестве крайнего средства добиться личной встречи с Гитлером, чтобы получить откровенное объяснение. К этому его подталкивал фон Папен, не случайно направленный Гитлером послом в Вену. В конце января австрийский канцлер был официально приглашен в Берхтесгаден для встречи с Гитлером. Шушниг принял приглашение в надежде добиться от фюрера, как его заверял фон Папен, смягчения нацистского нажима на Австрию.

Но это были слишком наивные ожидания. Австрийский джентльмен встретил такое обращение, какого и вовсе не ожидал. Гитлер, пришедший в ярость вследствие обвинений, выдвинутых против австрийских нацистов, встретил Шушнига 12 февраля длинной отповедью, которая продолжалась в течение всего его пребывания в Германии и о которой австрийский канцлер оставил яркое и горькое описание.

Гитлер мастерски прибегал к словесной агрессии в качестве агрессии материальной. Он подавил австрийского канцлера обви-

246

Часть 1. Двадцать лет между двумя войнами

нениями в оскорблении германизма и показал ему истинное положение Австрии, находившейся в полнейшей изоляции, поскольку ни Италия, ни Франция, ни Великобритания больше не собирались придти ей на помощь.

Поэтому фюрер «должен» продиктовать австрийскому канцлеру жесткие условия, заключающиеся в том, что на пост министра внутренних дел и безопасности в австрийском правительстве должен быть назначен нацист Зейсс-Инкварт. Должна быть объявлена всеобщая амнистия, и также требовалось официально признать германский характер австрийской политики, которая должна согласовываться с экономической и международной политикой Германии. Шушниг смирился и принял условия Гитлера. Добившись желанных перемен, австрийские нацисты стали хозяевами в стране, и им оставалось только ждать благоприятного момента для начала действий. Случай был предоставлен самим канцлером Шушнигом, который, стремясь активизировать крайнюю оппозицию нацистам, 8 марта объявил о проведении 13 марта плебисцита. Он надеялся показать безосновательность нацистских претензий относительно аншлюса, но реакция со стороны Германии заставила его отказаться от своих намерений.

Инициатива перешла к Герингу, который в этот момент оказывал решающее воздействие даже на Гитлера, охваченного «психопатическим возбуждением». 11 числа он направил ультиматум австрийскому президенту с требованием отставки Шушнига и назначения Зейсс-Инкварта канцлером. Тем временем группы нацистов заполнили улицы Вены и других австрийских городов, чтобы усилить значимость ультиматума. Канцлер подал в отставку, но президент Австрийской республики Миклас отказался назначить Зейсс-Инкварта главой првительства. Последний, скрупулезно следуя инструкциям, полученным из Берлина, захватил стратегически важные пункты столицы и провозгласил образование временного правительства, которое сразу приняло решение о вводе немецких войск. Вторжение началось стремительно и прошло в большой спешке, поскольку оно не было подготовлено в военном отношении. Ввод войск не стал еще настоящей аннексией. Чтобы перейти к этой стадии, необходимо было знать реакцию других стран, по крайней мере, Италии.

Гитлер в этой ситуации действовал, следуя тактике, характерной для него и в дальнейшем. После проведенной акции Гитлер послал князя Филиппа ди Ассиа в Рим с объяснительным письмом к Муссолини, в котором повторял то, что много раз утверждал в прошлом: германская акция в Австрии никоим образом не затрагивает вопрос об Альто Адидже, который был решен в 1919 г.

Глава 3. Кризис и крах Версальской системы

247

«раз и навсегда». Эти события знаменовали собой серьезное поражение итальянской дипломатии и негативно сказывались в дальнейшем на роли Италии в Европе. Муссолини был больше не в состоянии один противостоять Германии, поэтому он сделал хорошую мину при плохой игре и сказал князю, доставившему ему письмо фюрера вечером 12 марта, а, следовательно, пост фактум, что понимает мотивы Гитлера и разделяет их. Но он ответил на акцию Германии сначала «Пасхальными соглашениями»1, а затем захватом Албании, который он задумал вместе с Чиано в отместку Гитлеру именно тогда, но осуществил лишь год спустя.

Отоит отметить, что «свобода действий» оказалась для Гитлера большим подарком, потому что ситуация в Австрии была неясной, оккупация должна была превратиться в аншлюс. Вечером 13 марта Гитлер подписал соответствующий декрет, а на следующий день с триумфом вступил в Вену. Австрийская республика перестала существовать, вековая традиция независимости была прервана на период до 1945 г. (или до 1955 г., если считать дату подписания договора, который положил конец состоянию войны). Для многих австрийцев, немцев и европейцев случившееся было очевидным следствием решения вопроса в соответствии с национальным принципом. В действительности, обращение к национальному принципу противоречило историческим традициям, которые узаконивали независимость Австрии. Но в 1938 г. блеск гитлеровской мощи заставил пренебречь этими традициями.

По вопросу об аншлюсе образовывались коалиции противоестественного согласия, как и та, что сформировалась в Италии после санкций, провозглашенных Лигой Наций. Об оккупации Австрии вскоре забыли, хотя она послужила началом перекройки политической карты Центральной и Восточной Европы и привела к глубоким переменам в политике западных держав. До этого момента независимость Австрии служила мощным скрепляющим элементом всех антиревизионистских соглашений и политики сдерживания Германии. Германская акция знаменовала конец политики равноудаленности и лавирования, проводившейся Италией, и стала пробным камнем для нарождавшегося итало-германского соглашения, подписать которое Муссолини еще колебался, но к которому Гитлер его упорно склонял. Инертность французов и политика англичан не оставляли надежд на изменение тенденций в гитлеровской наступательно-националистической политике. Все понимали, что следующим объектом Гитлера станет район Оудет, принадлежащий Чехословакии, но населенный немцами,

1 О «Пасхальных соглашениях» между Италией и Великобританией см. раздел Ш.9.3. — Прим. редакции.

248

Часть 1. Двадцать лет между двумя войнами

которые были уже заражены нацизмом и германским ревизионизмом. 7 ноября 1937 г. Гитлер подписал военные директивы (план «Грюн»), в которых говорилось о возможном вторжении в Чехословакию.

<< | >>
Источник: Эннио Ди Нольфо. История международных отношений. 1918-1999. М.: Логос. - 1306 с. . 2003

Еще по теме 3.8.2. АНШЛЮС:

  1. 3.8. «Аншлюс» и британская политика «умиротворения»
  2. 3.6.2 АВСТРО-ГЕРМАНСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ ИЮЛЯ 1936 г.
  3. 2.3.2. ПОПЫТКА СОЗДАНИЯ ТАМОЖЕННОГО СОЮЗА С АВСТРИЕЙ
  4. 3.2.3. АВСТРИЯ МЕЖДУ ГЕРМАНИЕЙ И ИТАЛИЕЙ
  5. 3.9.3. ИТАЛИЯ МЕЖДУ ВЕЛИКОБРИТАНИЕЙ И ГЕРМАНИЕЙ. «ПАСХАЛЬНЫЕ СОГЛАШЕНИЯ»
  6. 1.3.5. ЛОКАРНСКИЕ СОГЛАШЕНИЯ
  7. 4.5.1. РАЗРУШЕНИЕ СИСТЕМЫ 1919 г. НА БАЛКАНСКОМ ПОЛУОСТРОВЕ
  8. 3.9.2. ВОПРОС О СУДЕТАХ
  9. 3.2.2. МУССОЛИНИ И НАЦИСТСКАЯ ГЕРМАНИЯ: ПАКТ ЧЕТЫРЕХ
  10. 2.6. Общие соображения относительно поворота, происшедшего в первой половине 30-х годов
  11. 5.4.2. НЕЙТРАЛИТЕТ ИТАЛИИ
  12. 4.4.1. АЛЬТЕРНАТИВЫ ИТАЛЬЯНСКОЙ ДИПЛОМАТИИ ?
  13. Образование двух очагов войны — на Дальнем Востоке и в Европе
  14. 1.12.2. ПОБЕЖДЕННЫЕ: ГЕРМАНИЯ, АВСТРИЯ И ВЕНГРИЯ
  15. 3.2.1. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА МУССОЛИНИ