3.5.2. НАПАДЕНИЕ ИТАЛИИ НА ЭФИОПИЮ

В этой международной обстановке агрессия Муссолини против Эфиопии стала не просто авантюрой неуравновешенного диктатора, а рассчитанной акцией, направленной на достижение успеха для укрепления его собственного престижа.

При этом он спекулировал на всеобщем стремлении к миру и высокомерно считал, что одобрение, хотя и косвенное, его действий практически получено. Хотя на словах государства-члены Лиги Наций демонстрировали свое решительное неприятие итальянской акции, но делали они это потому, что Эфиопия, как это ни парадоксально, именно благодаря Италии, стала членом Лиги.

Если бы Эфиопия не была членом Лиги Наций (поскольку не располагала для этого необходимыми данными, но ее гарантами выступили в свое время Франция и Италия), итальянская акция имела бы совершенно иные последствия, чем она действительно вызвала, и которые были, в сущности, достаточно мягкими, хотя и широко афишированными по форме. Иначе говоря, итальянская агрессия рассматривалась как чрезмерная реакция на спорный казус, а не как акт, неприемлемый с точки зрения международного права.

Итак, когда 5 октября правительство Эфиопии обратилось в Женеву с протестом против итальянской агрессии, то 9 октября в ответ ей сообщили, что в соответствии со ст. 16 Устава Лиги Наций к Италии применены экономические санкции. Однако из них были исключены такие стратегически важные товары, как железо, сталь, медь, цинк, свинец, хлопок, шерсть. Примечательно, что санкции не касались и поставок нефти, хотя одной этой меры было бы достаточно, чтобы парализовать действия Италии, особенно если бы был закрыт Суэцкий канал, чего заинтересованные стороны не сделали.

Эта водевильная обстановка вызвала в Италии подъем националистических чувств и недовольство действиями западных империалистических стран. Впервые Муссолини «во имя любви к родине» получил неожиданную поддержку, столь широкую, что она включала даже часть коммунистов, находившихся в изгнании. Лига Наций предприняла неубедительную попытку притормозить или прервать агрессию. Эти «благородные» намерения выглядели еще менее убедительными, поскольку одновременно продолжались секретные англо-французские переговоры о компромиссной формуле, которая позволила бы вернуть Муссолини в число участников «фронта Стрезы» (с поощрительной премией за агрессивную акцию) в обмен на прекращение вооруженных действий, а это

210

Часть 1. Двадцать лет между двумя войнами

можно было бы назвать успехом политики Лиги Наций. Такова была обстановка, в которой вызревала дипломатическая формула, известная как «компромисс Хора—Лаваля»

<< | >>
Источник: Эннио Ди Нольфо. История международных отношений. 1918-1999. М.: Логос. - 1306 с. . 2003

Еще по теме 3.5.2. НАПАДЕНИЕ ИТАЛИИ НА ЭФИОПИЮ:

  1. 5.6.2. НАПАДЕНИЕ ИТАЛИИ НА ГРЕЦИЮ
  2. 3.5.1. ИТАЛИЯ И ЭФИОПИЯ
  3. 3.5. Итальянская агрессия в Эфиопии и ее последствия
  4. 3.5.5. ВОСТОЧНОЕ СРЕДИЗЕМНОМОРЬЕ ПОСПЕ ВОЙНЫ В ЭФИОПИИ
  5. 6.1. Нападение Германии на Советский Союз
  6. Упражнения по смягчению конфликта и нападения.
  7. ТЕМА 7. МЕТОДИКА РАССЛЕДОВАНИЯ ГРАБЕЖЕЙ И РАЗБОЙНЫХ НАПАДЕНИИ
  8. 4.3.1. ПРЕДВЕСТНИКИ НАПАДЕНИЯ НА ПОЛЬШУ
  9. 5.3.6. НАПАДЕНИЕ НЕМЦЕВ НА НОРВЕГИЮ
  10. 5.6. Военные действия Италии
  11. 4.4. Реакция Италии на политику Германии