11.3.2 ВЕЛИКОБРИТАНИЯ МЕЖДУ ЕВРОПОЙ И СОЕДИНЕННЫМИ ШТАТАМИ

Сдержанное отношение Великобритании к ЕЭС было связано в первую очередь с идеей, что договор не будет иметь большого практического успеха, а также с мнением, что приход во Франции к власти де Голля парализует всю структуру Сообщества.

Скорость, с которой европейская система была запущена и начала функционировать, и способ, которым де Голль стремился придать ЕЭС новое политическое звучание, не выхолащивая, однако, основ объединенной Европы, а напротив, сближая их с британским прагматизмом, убедили правительство Макмиллана в необходимости сменить курс. Проект, разработанный британским премьер-министром и его сотрудниками в 1960 и первые месяцы 1961 г., был очень амбициозным и сложным. В соответствии с ним все британские интересы должны были быть сформулированы и ориентированы в направлении сближения с ЕЭС, но в то же время все значительные силы «свободного мира» должны были быть реорганизованы в рамках единого проекта, способного оказать сопротивление глобальному давлению коммунистов. Великобритания, благодаря «особым отношениям» с Соединенными Штатами, должна была стать мостом для нормализации отношений США с Францией, возможно, приняв тезис де Голля, требовавшего создания военно-политического англо-франко-американского «триумвирата» в качестве высшего руководящего органа

Глава 11. Система международных отношений после 1956 г. 1045

западной политики, а возможно, трансформировав это предложение, неприятное для американцев, в формулу, основанную на посреднической роли Великобритании и нацеленную на подчинение всех трех элементов одной цели (как, например, при предоставлении британской помощи ядерной программе де Голля). Однако, сближаясь с Европой, Великобритания стремилась остаться центром системы имперских преференций, предоставляемых Содружеством, которые следовало совместить с существованием европейского Общего рынка.

Очень скоро, в результате интенсивных переговоров с американскими и французскими государственными деятелями, Мак-миллан понял первостепенную важность ядерного вопроса для благоприятного исхода реализации своего проекта. Французская программа создания «ударной силы» была не плодом националистического «приступа», а результатом последовательной проработки. Раймон Арон, крупный французский ученый и публицист, сыграл в те месяцы важную роль в том, чтобы попытаться (безуспешно) разъяснить в серии статей, появившихся в «Фигаро», что если американцы хотели бы любой ценой сохранить ядерную монополию, то результатом этого было бы подталкивание европейцев к атомному оружию. «Ни одно французское правительство, гол-листское или любое другое, — писал он, — не согласится, чтобы американцы поддерживали Великобританию в ядерной области, но отказывали бы в такой же помощи Франции, аргументируя это тем, что французская политика была в меньшей степени, чем британская, ориентирована на Соединенные Штаты». В данной связи Арон писал Макджорджу Банди, советнику президента по национальной безопасности, что если Вашингтон не будет помогать Парижу в его ядерных усилиях, то нельзя исключить выработку общей франко-германской ядерной политики: «Мне кажется, надо исключить возможность того, что европейцы в конце концов предоставят всю полноту ответственности за свою безопасность другой державе, какой бы дружественной она не была».

С самого начала Макмиллан думал, что можно смягчить позицию Кеннеди по этому вопросу и убедить его одобрить концепцию «ударной силы» при условии, что французы согласятся с вступлением Великобритании в Общий рынок. Но эта гипотеза была лишь предположением, на котором строилась британская попытка сблизиться с Европой, не слишком разрушая «особые отношения». Однако понимание сути проблемы не означало наличие способности ее решить. Макмиллану не удалось изменить отношение ни американцев, ни французов. Американцы позитивно оценивали сближение Великобритании с ЕЭС в качестве

1046 Часть 4. Биполярная система: разрядка напряженности...

долгожданного изменения в соотношении сил внутри Сообщества, слишком зависевшего от экономического роста Германии. Они, следовательно, не видели причин делать уступки британской точке зрения, поскольку лондонское правительство, вступая в ЕЭС, преследовало лишь собственные интересы, и, более того, они полагали, что опоздание англичан было только их ошибкой.

В этом политическом климате было принято решение лондонского правительства о формальном представлении 9 августа 1961 г. председателю Совета министров ЕЭС предложения начать переговоры со странами-участницами о присоединении Великобритании к Сообществу. Британское правительство требовало, чтобы в ходе переговоров учитывались «особые отношения», существующие в Содружестве, структурные интересы британского сельского хозяйства и интересы других стран — членов ЕАСТ (Европейской Ассоциации Свободной Торговли). Темы, обозначенные Макмилланом, составляли основные вопросы дискуссии. Их обсуждение должно было определить условия сначала вступления, а затем участия Великобритании в ЕЭС при неизменном политическом фоне, то есть неспособности Великобритании сделать выбор между «особыми отношениями» с США и вступлением в ЕЭС, включая открытое и безусловное признание французской ядерной политики. Два эти аспекта переговоров были полностью взаимосвязаны, однако решение основной политической проблемы влияло на преодоление технических трудностей.

В торгово-экономическом плане сложность проблемы становилась очевидной. Американцы во имя принципов свободной торговли отказались поддержать требования англичан к ЕЭС в части сохранения имперских преференций. Однако именно при обсуждении ядерной темы проекты Макмиллана столкнулись с наиболее сильными препятствиями, которые, более того, выявили открытый конфликт между британскими целями и французскими концепциями.

«Специальный» англо-американский доклад имел свою сферу применения, особенно важную именно в контексте обсуждения ядерных вопросов. Не следует забывать, что первые атомные бомбы были плодом англо-американского и канадского сотрудничества; ограничения Акта Мак-Магона на некоторый период затруднили такое сотрудничество, хотя и не препятствуя ему в практическом плане. С 1954 г. эти ограничения были сняты в том, что касалось мирного использования атомной энергии, а после встречи на Бермудах в 1957 г.

— также и в отношении военного использования. Сотрудничество, следовательно, было довольно интенсивным и еще больше усилилось в 1960 г. после

Глава 11. Система международных отношений после 1956 г. 1047

предоставления Соединенным Штатам британской военной базы в Шотландии в обмен на обещание продать определенное количество ракет «Скайболт», которые тогда испытывали американцы и массовое производство которых они обещали наладить. Кроме того, сотрудничество стало более тесным благодаря обязательству американцев совместно с англичанами проводить некоторые подземные ядерные испытания в обмен на уступку американцам острова Рождества в Тихом океане как места, подходящего для проведения испытаний в атмосфере.

В течение всего 1962 года Макмиллан стремился определить параметры компромисса, который сохранил бы центральное место Великобритании в западной системе международных отношений. Поворот произошел сразу же после Кубинского кризиса. Еще до того, как кризис разразился, специалисты, работавшие с ракетой «Скайболт», испытали технические неудачи и финансовые трудности. Макнамара начал размышлять над целесообразностью продолжения проекта. Неудача первого запуска «Скайболт» поставила под сомнение всю намеченную схему и уже заключенные с Великобританией соглашения. Только месяц спустя англичан проинформировали о новой ориентации американцев, и только 19 декабря, на встрече с Кеннеди в Нассау, на Багамах Макмиллан услышал то, о чем британские дипломаты уже предупреждали его — что программа создания «Скайболт» аннулирована и американцы будут продолжать ее только при условии, что англичане возьмут на себя половину расходов и их производство будет ограничено только потребностями Великобритании.

Неудача, которую предсказывали в прессе, поставила Мак-миллана в трудное положение. Предложение Кеннеди было, кроме всего прочего, почти унизительным, поскольку состояло в принятии на себя американской стороной технологического и экономического бремени, предназначенного, по крайней мере в глазах общественного мнения, только для того, чтобы компенсировать слабость Великобритании. В поисках альтернативы в Нас-сау по существу было решено предложить англичанам взамен «Скайболт» ракеты «Поларис», размещенные на подводных лодках, с тем, чтобы английские подразделения, которые будут ими оснащены, были бы включены Великобританией в оборонительную систему НАТО, возможно в контексте создающихся многосторонних ядерных сил — МЯС. Тем самым Кеннеди стремился не только помочь Макмиллану, но и дать толчок созданию МЯС. Кроме того, Кеннеди и Макмиллан согласились, хотя и после долгих колебаний, попытаться заложить основы переговорного процесса по французской атомной проблеме посредством комп

1048 Часть 4. Биполярная система: разрядка напряженности...

ромисса, уже давно предлагавшегося английским премьером: британская ядерная помощь Франции в обмен на принятие Великобритании в ЕЭС. Однако то, что обе стороны представляли как длительный процесс секретных переговоров, было сразу же прервано заявлениями де Голля. Макмиллан надеялся, что создание ядерного оборонительного союза внутри НАТО сможет удовлетворить оборонительные потребности как Великобритании, так и Франции, не демонстрируя откровенно, что Великобритания перед альтернативой выбора между системой, все еще контролируемой одними американцами, и системой, в контроле над которой участвуют также европейцы, предпочла «особые связи» с США сближению с Европой. Он намеревался убедить де Голля в правильности своего выбора, но вынужден был вскоре отказаться от своих надежд.

Генерал Пьер Галлуа, один из главных французских экспертов в ядерной области, к мнению которого внимательно прислушивался сам де Голль, выразительно разъяснил критику французов в отношении англо-американского проекта: «Если Соединенные Штаты и хотели действительно вывести свои баллистические ракеты из Европы [...] , то это было связано не с устареванием этих вооружений, учитывая, что ракеты "Юпитер" состояли на вооружении менее четырех лет, а с тем, что с того момента, как территория США оказалась в зоне досягаемости советских межконтинентальных баллистических ракет, Вашингтон стал стремиться к снижению рисков, вытекающих из общих обязательств, связывавших его с союзниками. Кампания против ракет "Юпитер" и "Тор" вписывалась в новую стратегию: отказ от концепции массированного возмездия, ликвидация части тактического ядерного оружия, принятие доктрины гибкого реагирования [.]. Подводные лодки, оснащенные ракетами "Поларис", должны были убедить [.] турок и итальянцев, что они совершили выгодный обмен, учитывая, что ракеты "Поларис" были более новыми и, без сомнения, более точными, чем "Юпитер". Это означало, что генеральные штабы этих двух стран считались гораздо более наивными, чем они были на самом деле».

Действительно, если бы русские напали на турецкую территорию, не уничтожив ракеты «Юпитер», то они были бы поражены этими ракетами на своей собственной территории; если бы они атаковали базы, где размещались ракеты «Юпитер», то были бы убиты американские военнослужащие и Соединенные Штаты были бы вынуждены реагировать немедленно. «Напротив, с момента, когда подлодки, оснащенные ракетами "Поларис", заменили наземные установки, Белый Дом вновь становился ответствен

Глава 11. Система международных отношений после 1956 г. 1049

ным за приказ о запуске ракет "Поларис" и нанесение удара, в первую очередь, по советским городам и базам, однако американские военнослужащие при этом не подвергались нападению. Впрочем, такой удар был нереален, поскольку он, в свою очередь, вызвал бы советский ответный удар».

Эта жесткая аргументация завершается столь же категоричным выводом: «Кризис на Кубе показал, что если Соединенные Штаты не могли терпеть присутствие баллистических ракет и ядерных бомбардировщиков в непосредственной близости от своей территории, они, тем не менее, достаточно легко мирились с уязвимостью своих европейских союзников в отношении угрозы такого же типа. Эта констатация разрушила союз в одно мгновение... Вывоз ракет "Тор" и "Юпитер" на двадцать лет оставил европейские страны НАТО лишенными эквивалента ракетам 88-4 и 88-5, которые русские устанавливали в большом количестве».

<< | >>
Источник: Эннио Ди Нольфо. История международных отношений. 1918-1999. М.: Логос. - 1306 с. . 2003

Еще по теме 11.3.2 ВЕЛИКОБРИТАНИЯ МЕЖДУ ЕВРОПОЙ И СОЕДИНЕННЫМИ ШТАТАМИ:

  1. 12.2. Диалог между Соединенными Штатами и Советским Союзом
  2. 6.4.2. КОНФЛИКТ МЕЖДУ СОЕДИНЕННЫМИ ШТАТАМИ И ЯПОНИЕЙ
  3. 11.3.3 ДЕ ГОЛЛЬ, СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ, ВЕЛИКОБРИТАНИЯ И ЕЭС
  4. 6.5. Цели войны с точки зрения Соединенных Штатов, Великобритании и Советского Союза
  5. РАЗЛИЧИЯ МЕЖДУ ШТАТАМИ
  6. Различия в бюджетных и финансовых отношениях между штатами и вузами
  7. 6.2.2. СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ И НОВЫЙ ЭТАП ВОЙНЫ В ЕВРОПЕ
  8. 3.9.3. ИТАЛИЯ МЕЖДУ ВЕЛИКОБРИТАНИЕЙ И ГЕРМАНИЕЙ. «ПАСХАЛЬНЫЕ СОГЛАШЕНИЯ»
  9. 4.8.1 Экономика Великобритании
  10. ВЕЛИКОБРИТАНИЯ