10.2.7. ВОССТАНИЕ И НЕЗАВИСИМОСТЬ АЛЖИРА

В Алжире непримиримая позиция, занятая французами в послевоенный период, отрезала путь к возможному приходу к власти сильной мусульманской элиты, которая могла бы выступать посредником, смягчать, а, возможно, и избегать конфликта между властью метрополии и проявлениями социального недовольства народных масс.

В поисках компромисса, который хотя бы частич-

Глава 10. Сосуществование-соперничество и деколонизация 929

но пошел навстречу требованиям автономии, парижское правительство ввело в Алжире новый статут, создававший представительную ассамблею, половина которой избиралась европейскими колонистами (около 1 млн человек), а другая половина — местным населением (8 млн). Ассамблея была, однако, наделена ограниченными полномочиями и, более того, ее деятельность изначально блокировалась необходимостью принимать решения большинством в две трети голосов.

Такое решение вызывало недовольство европейских колонистов, усмотревших в этой норме своего рода право вето, предоставляемое алжирцам, и подогревало настроения националистов, усмотревших вызов в вопиющей несоразмерности представительства двух сообществ, существовавших на данной территории. Ассамблея не обрела своей собственной роли; националисты получили стимул к уходу во внепарламентскую оппозицию; начали появляться экстремистски настроенные группы. Организация, возглавляемая Мухаммедом Бен Беллой, которая начала подготовку вооруженных групп в Тунисе и создание сети поддержки в Алжире, была распущена французами, однако, возродилась в 1954 г., создав Фронт национального освобождения (ФНО), поднявший 1 ноября 1954 г. всеобщее восстание.

С этого момента начался самый тяжелый и опасный для французской колониальной политики в Африке этап (между тем, еще не утихла полемика вокруг поражения, понесенного во Вьетнаме). Это был вызов, в котором все внутренние противоречия, присущие метрополии (между консерваторами и крайними колониалистами, неоколониалистскими модернизаторами и антиколониалистски-ми реформистами), переплелись с институциональным кризисом. Последний был вызван очевидной неспособностью французской политической системы решить слишком большое количество проблем, в те годы обрушившихся на страну, выявив ограниченность ее международного влияния, бесплодность тех, кто не хотел замечать этой ограниченности, драматическое расхождение между обширностью фронтов (политических и военных), на которых нужно было действовать, и неспособностью проявить политическую волю для того, чтобы противостоять противникам. Франция, таким образом, переживала кризис, который вновь, как и в 1940 г., ставил под сомнение почти все аспекты ее внутренней жизни и ее присутствия в мире. Таковы были причины, сделавшие войну в Алжире еще более болезненной, чем только что закончившийся конфликт в Индокитае.

В ответ на восстание Париж прибег к объявлению чрезвычайного положения, аресту ведущих арабских политиков, массовым

930

Часть 4. Биполярная система: разрядка напряженности...

репрессиям, осуществлявшимся военным контингентом, численность которого достигла в 1957 г. полумиллиона человек. Метрополия безуспешно пыталась в 1956 г. навязать алжирцам посредством плана Молле-Лакоста (оба — социалисты, первый — председатель Совета министров, второй — генерал-губернатор Алжира) реформистское решение, и на сей раз обходившее вопрос о независимости. Непримиримая позиция Франции способствовала завоеванию политических позиций Фронтом национального освобождения. В результате он предстал единственной организацией, способной адекватным образом вести борьбу за независимость.

Франция стремилась избежать интернационализации конфликта в международном плане. Соединенные Штаты продолжали поддерживать союзника, хотя Франция должна была вывести войска из Европы для их посылки в Северную Африку. Однако Франция вынуждена была защищаться от натиска коммунистического и афро-азиатского блока, который имел в ООН в 1955 г. гораздо более сильные позиции, чем в прошлом. Наибольшим источником обеспокоенности для метрополии стала, как бы то ни было, взаимосвязь между алжирским конфликтом и отношениями Франции с Тунисом и Марокко. Эта проблема предстала наиболее наглядно в случае с похищением и арестом Бен Беллы, происшедшим в октябре 1956 г., несколько часов спустя после того, как он был принят султаном Бен Юсефом, или же в феврале 1958 г., когда французская авиация совершила налет на тунисскую деревню Сакиет Сиди-Юсеф, убив несколько десятков человек, поскольку в этом районе Туниса находилась база алжирских повстанцев.

Стратегии городской войны, которой придерживался Фронт, с 1957 г. привела к уничтожению ряда его вождей и боевых кадров организации в Алжире. В то же время Франции в 1957—1960 гг. удалось удерживать партизанскую войну под контролем с помощью изучения и использования тактики, применявшейся во Вьетнаме и тактики Великобритании в Малайе, а также организовав серию наступлений, завершившихся почти полным подавлением боеспособности повстанцев. Однако контроль за ходом войны ускользнул от политического руководства как в Париже, так и в Алжире, что привело к созданию атмосферы растущего недоверия между метрополией и колонистами, атмосферы, увеличивавшей свободу маневра для армии, а это способствовало появлению политических заговоров, и, прежде всего, подталкивало политическую систему Четвертой республики к неминуемому кризису. Алжирские колонисты уже давно дистанцировались от правительства, размышляя о создании своей самостоятельной армии. С ними блокировались также представители голлистской правой. Такие, пользовавшиеся

Глава 10. Сосуществование-соперничество и деколонизация 931

большим авторитетом деятели, как Мишель Дебре и Жак Сус-тель, поддерживали эти инициативы. Сдержанность военных была преодолена, когда главнокомандующий войсками в Алжире генерал Рауль Салан высказал президенту республики Рене Коти свое несогласие по поводу новых уступок алжирцам, которые стали необходимы с учетом последствий бомбардировки деревни Сакиет.

Это бурлящее недовольство, страх и стремление к военному перевороту привели 7 мая 1958 г.

к открытому военному мятежу. Генерал Жак Массю согласился возглавить комитет общественного спасения, заявивший о готовности к сопротивлению до последнего. Из Алжира волны мятежа, казалось, вот-вот распространятся на территорию метрополии. Именно в той обстановке, то есть перед лицом опасности государственного переворота, большинство политических сил в Париже сошлось на том, что только личность такого политического масштаба, как де Голль, способна вернуть ситуацию под контроль. Генерал, имевший среди мятежников множество своих последователей, но наблюдавший за развитием ситуации с абсолютной отстраненностью, ответил, что он готов откликнуться на обращенный к нему призыв, выдвинув в качестве единственного условия то, что его вступление в должность должно происходить законным образом. 1 июня 1958 г. он взял на себя власть во Франции в качестве нового председателя Совета министров, а в конце года — Президента республики.

Обстановка, в которой проходила смена власти в Париже, быстро превратившаяся с созданием новой конституции и рождением Пятой республики в смену режима, была нестабильной. Позиция де Голля, чье возвращение к руководству страной приветствовалось алжирскими путчистами как победа их дела, была, однако, двусмысленной и осторожной. Он сразу же отправился в Алжир, где дал торжественные обещания относительно равенства между алжирцами и колонистами, а также относительно выборов по единой избирательной курии. Можно предположить, что несмотря на его персональные предпочтения в пользу интеграции, генерал уже тогда был склонен к разрешению ситуации путем предоставления Алжиру независимости или, по крайней мере, автономии как присоединившемуся государству с тем, чтобы свободная Франция могла направить свои ресурсы прежде всего на необходимую модернизацию внутренней административной и производственной структуры. Эта модернизация должна была стать основой внешней политики великой державы, протагонистом которой намеревался стать генерал с целью вновь поднять престиж и роль Франции в мире. И можно, следовательно, предположить, что он избегал четкого изложения такой перспективы с целью избежать

932 Часть 4. Биполярная система: разрядка напряженности...

реакции колонистов и армии, а также возможной гражданской войны или отделения Алжира. Все это позволяет объяснить почему, хотя партизанская война и носила тогда оборонительный характер и представлялась возможность добиться военного успеха, силовое решение не было навязано. Давление, оказываемое в этом направлении, было преодолено, и, начиная с лета 1959 г., все более четко определялся курс на предоставление независимости Алжиру, в соответствии с процессом, который охватил всю французскую колониальную систему.

Разочарование и недовольство, распространившиеся вследствие такого непредвиденного развития политики Парижа среди колонистов, а также правых голлистских политиков (и не голлист-ских, как в случае с Жоржем Бидо), вылились в 1960 г. в формирование гражданских движений сопротивления центральной администрации и в попытку военного переворота в следующем году в Алжире, возглавленную генералом Саланом. Оба движения провалились, добившись лишь укрепления решимости де Голля вести переговоры.

Переговоры с алжирцами начались в июне 1960 г. в сложной обстановке, в момент, характеризовавшийся острым противостоянием де Голля и французских колонистов, а также недоверием со стороны ФНО. Они были с серьезными намерениями возобновлены во Франции в Эвиане в мае 1961 г., но затем вновь заблокированы мятежом Салана в Алжире и террором, который осуществляла ОАС1. Переговоры возобновились в марте 1962 г., когда было, наконец, достигнуто соглашение относительно прекращения огня и создания независимого Алжира, связанного с Францией только соглашениями, регламентировавшими переходный период и последующее экономическое сотрудничество. На три года алжирцы сохраняли двойное гражданство и могли выбрать одно из них. На этот же период времени французские войска должны были оставаться в Алжире. В течение пяти лет они сохраняли за собой аэропорты и военные базы в Сахаре и пятнадцати — военно-морскую базу Мерс-Эль-Кебир. Обе страны должны были вместе эксплуатировать алжирские нефтяные ресурсы, а Франция — финансировать планы развития нового независимого государства.

Два референдума, один во Франции — 8 апреля, другой в Алжире — 1 июля, высказались подавляющим большинством голосов в пользу соглашений. Однако, в период между референдумами

1 ОАС — сокращенное от французского Organisation de l'arm?e secrete (Секретная вооруженная организация) — нелегальная крайне правая организация, созданная в феврале 1961 г. и выступавшая против предоставления независимости Алжиру. — Прим. редакции.

Глава 10. Сосуществование-соперничество и деколонизация 933

ОАС развернула в Алжире оголтелое и бесполезное сопротивление, заставившее французских колонистов покинуть страну, которая становилась независимой, но была наполнена обидами, связанными с жестокостью заключительного этапа борьбы. Из немногим более миллиона французов, проживавших тогда в Алжире, около 800 тыс. нашли убежище в других местах, прежде всего, в метрополии.

Эвианские соглашения завершили эпоху во французской истории, которая только в целях сохранения ясности изложения не была проанализирована во всей ее многогранности. Если самым острым моментом французского имперского кризиса был тот, что с конца войны до 1962 г. характеризовал отношения с арабским миром, то не менее тяжелыми во внутриполитическом и внешнеполитическом плане были последствия войны в Индокитае. Не менее обременительными были обязательства французского правительства, направленные на постепенное изменение отношений со всеми другими территориями, входившими в состав империи.

<< | >>
Источник: Эннио Ди Нольфо. История международных отношений. 1918-1999. М.: Логос. - 1306 с. . 2003

Еще по теме 10.2.7. ВОССТАНИЕ И НЕЗАВИСИМОСТЬ АЛЖИРА:

  1. § 82а. Преемство после подавления восстания
  2. "Восстание" неоконсерваторов против кейнсианцев.
  3. 1.9.3. КЕМАПИСТСКОЕ ВОССТАНИЕ И ПОЗАННСКИЙ ДОГОВОР
  4. Восстание против дисциплины абстрактных правил
  5. Восстание, бунт, мятеж, путч как виды политического процесса
  6. ГЛАВА V О              будущем устройстве Ирландии, о том, как помешать возникновению восстаний, и об объединении Ирландии с Англией
  7. Автономия и независимость.
  8. Независимость
  9. Независимый сектор
  10. Рычаг независимости
  11. Содружество Независимых Государств
  12. ГЛАВА 13. СОДРУЖЕСТВО НЕЗАВИСИМЫХ ГОСУДАРСТВ
  13. день независимости
  14. Функции независимых посредников
  15. § 36. Воинственность и независимость бояр.
  16. IV. НЕЗАВИСИМОСТЬ, ТЕРРИТОРИАЛЬНОЕ И ЛИЧНОЕ ВЕРХОВЕНСТВО
  17. Содружество Независимых Государств