10.1.3. ДОГОВОРЫ О ЕВРАТОМЕ И ЕВРОПЕЙСКОМ ЭКОНОМИЧЕСКОМ СООБЩЕСТВЕ

Договоры, подписанные в Риме, касались объединения материальных, технических и научных ресурсов для совместного использования благодаря созданию Европейского сообщества по атомной энергии (Евратом) и Европейского экономического сообщества

(ЕЭС).

Первое из сообществ соответствовало широко распространенному тогда убеждению, что существует только один источник

854

Часть 4.

Биполярная система: разрядка напряженности...

производства энергии, располагающий неограниченным сырьем при понижающейся стоимости — это атомная энергия. Три эксперта в области атомной энергии сразу после подписания договоров в Риме представили доклад, в котором говорилось о строительстве в странах Общего рынка в течение десяти лет 75 атомных электростанций, способных производить 15 миллионов киловатт электроэнергии при работе на американских и английских реакторах в соответствии с нормами, исключающими любую попытку использования ядерной энергии в военных целях.

Между тем страны-участницы сообщества под давлением французов, которых робко поддержали итальянцы, не отказались и от использования ядерной энергии в немирных целях. К тому же различие между гражданской и военной сферами применения атома тогда не было столь явным. Когда в 1956 г. французы начали говорить о создании «европейской» установки разделения изотопов, основанной на французской технологии, при финансировании всеми шестью странами, заинтересованными в проекте, то считали возможным применять ее в обоих направлениях использования ядерной энергии.

Эта область сотрудничества представлялась наиболее благоприятной и вызывала наибольшее одобрение в Соединенных Штатах. Американское правительство с тревогой следило за развитием советских исследований в сфере ядерной энергетики и боялось, что отставание в этой области может сдерживать экономический рост Западной Европы, когда в середине 70-х годов, как предполагал Даллес, экономический бум пойдет на спад. Поэтому США видели в Евратоме средство преодолеть это отставание, а также средство тесно привязать Германию к европейскому сообществу, что помешало бы развитию ее автономной ядерной политики, и, наконец, американцы оценивали его как инструмент, который поможет Соединенным Штатам твердо удерживать в своих руках монополию на использование ядерной энергии в военных целях, лишь частично разделяя ее с Великобританией. Наконец, закрытие судоходства по Суэцкому каналу осенью 1956 г. напомнило об опасности, связанной с внезапными энергетическими кризисами. Более того, вопреки ожиданиям американцев, правительство Парижа весной 1954 г. приняло принципиальное решение создать французские ядерные силы, когда делались еще только первые шаги по пути европейского возрождения; решению французов не помешал даже Римский договор. В ноябре 1956 г. правительство Ги Молле, чтобы несколько смягчить унижение, пережитое в связи с Суэцким кризисом, одобрило атомную программу национальной обороны, которая предусматривала в течение 5 лет про

Глава 10. Сосуществование-соперничество и деколонизация 855

ведение испытаний ядерных устройств французского производства и планировала сотрудничество в этой сфере с Италией и Германией. Но только при де Голле ядерная ударная сила приобрела исключительно французский характер.

Более сложным был договор о ЕЭС. Страны, подписавшие договор, — Франция, Федеративная Республика Германия, Италия, Бельгия, Голландия и Люксембург — поставили перед новым институтом задачу добиваться с помощью создания общего рынка и постепенного сближения экономических политик стран-участниц гармоничного экономического развития в Сообществе, его непрерывного и равномерного роста, увеличения стабильности, повышения уровня жизни и установления более тесных отношений между странами-участницами. В этих условиях таможенный союз (то есть создание общего рынка, защищенного от внешнего мира единым тарифным барьером, при отмене внутренних пошлин и количественных ограничений) представлял собой предварительное условие для формирования подлинного Сообщества, внутри которого устранялись бы любые препятствия для свободного передвижения людей, услуг и капиталов, разрабатывалась общая политика в области сельского хозяйства и транспорта, создавался режим обеспечения свободной конкуренции, осуществялась координация экономических политик, предусматривалось создание Европейского социального фонда и учреждение Европейского инвестиционного банка.

Первый период претворения в жизнь договора и формирования структур общего рынка должен был длиться 12 лет (а в случае необходимости 15 лет) и состоять из четырехлетних этапов. В конце каждого этапа, для которого характерно постепенное устранение, в соответствии с принятыми мерами, барьеров внутри Сообщества, Совет министров должен переходить к следующей фазе. Задача претворения договора в жизнь была поручена исполнительному органу, Комиссии, состоявшей из девяти членов (двое от каждой большой страны и по одному от малых стран) и облеченной полномочиями выступать с инициативами и координировать деятельность ЕЭС, но не получившей право принимать решения. Это право было предоставлено Совету министров, руководившего деятельностью Сообщества с учетом пожеланий правительств стран, входивших в ЕЭС: так родилась двуглавая система, в рамках которой вопрос о компетенциях во многом определял будущее Сообщества. Ассамблея, состоящая из 142 членов, была сформирована путем двустепенных выборов. Суд, состоявший из девяти членов, должен был решать споры, связанные с претворением договора в жизнь.

856

Часть 4. Биполярная система: разрядка напряженности...

Римские договоры были ратифицированы в течение 1957 г. и оба Сообщества начали существование с 1 января 1958 г., когда правительства и парламенты разных стран назначили своих представителей в соответствующие органы. Председательствовать в Комиссии ЕЭС был приглашен немец Вальтер Халыптейн, в прошлом советник канцлера Аденауэра; Евратом возглавил француз Луи Арман. Огромный институциональный механизм начал свою работу. Теоретически ему предстояло распространять в Европе систему свободной экономической инициативы и конкуренции в соответствии с жесткими правилами рыночной экономики, самыми непреклонными сторонниками которой были немцы.

Две проблемы стояли перед теми, кто вступил на этот путь. С точки зрения экономики, основной вопрос заключался в способности заинтересованных правительств и органов ЕЭС превратить общий рынок в предпосылку для создания подлинного европейского сообщества: это требовало сближения концепций развития и экономического положения, что осуществлялось бы более легко благодаря согласованному экономическому росту шести объединившихся стран. Но этот процесс столкнулся с трудностями из-за различия во внутренней ситуации разных стран; от каждой страны потребовалось в той или иной мере приспосабливаться к правилам сообщества и проводить согласованную социально-экономическую политику, хотя и не всегда соответствовавшую общим требованиям. Согласовать разнообразные законодательства при различии условий в странах Сообщества было весьма смелой задачей, которая требовала сильной воли и стремления к сближению правительств шестерки, а также незаурядных способностей от руководства институтами Сообщества. Все это выявляло вторую проблему: способность Сообщества обрести собственный политический вес — нечто качественно иное, чем способность координировать проблемы — оставаясь в зависимости от правительств. Необходимо было стать институтом, способным проводить собственную независимую политику. Короче говоря, стоял вопрос о «политических» полномочиях Сообщества или о трансформации ЕЭС из чисто экономического института в политическое Сообщество, способное разрешить проблему отношений с отдельными государствами-членами, не нарушая их национальные интересы.

Представители европеистских движений хорошо сознавали сложность этих проблем, так как понимали, что органы Сообщества должны были действовать в определенных институциональных рамках.

Прежде всего, это хорошо сознавал генерал де Голль, не смирившийся с двойственностью, которую, по его мнению, следовало устранить. Возвращение де Голля к власти во Франции

Глава 10. Сосуществование-соперничество и деколонизация 857

в июне 1958 г., когда ЕЭС начало делать первые шаги, было расценено многими как предпосылка неизбежного паралича, в котором незамедлительно окажется Сообщество. Борьба де Голля против ЕОС (Европейское оборонительное сообщество) еще не ушла в далекое прошлое, чтобы можно было не опасаться, что генерал по-прежнему с враждебностью относится к концепции европейской интеграции. Однако де Голль, напротив, разделял цели европейской экономической интеграции, которые считал необходимыми для обновления и модернизации экономики Франции, задачи, которые его правительство решало с первых шагов. Тем не менее, он считал, что выполнение этих задач нельзя доверять органам, лишенным реальной связи с политикой отдельных стран. Простое сравнение полномочий Комиссии и Совета министров ЕЭС свидетельствовало, по мнению генерала, что проблема не решена. ЕЭС должно было стать политическим сообществом, в котором полномочия различных органов имели бы законную силу благодаря определенным формам взаимодействия. Их согласование после изучения заинтересованными правительствами могло предотвратить паралич Сообщества.

Поэтому неудивительно, что де Голль выступил сторонником укрепления ЕЭС и усиления Сообщества как политического института. Иными должны были стать и методы формирования такого института. В 1959 г. де Голль изложил свое видение предложенной им модели: «Объединить в политическом, экономическом и стратегическом отношении государства, расположенные от Рейна и от Альп до Пиренеев. Превратить эту организацию в одну из трех мировых держав и, когда-нибудь, если возможно, в арбитра между двумя противоборствующими лагерями — советским и американским». ЕОУС, существовавшее с 1952 г., и ЕЭС должны были найти свое место в этом грандиозном проекте, который ярко отражал гегемонистские амбиции генерала. Правовая форма разных сообществ, приданная им по договорам, представлялась де Голлю маргинальной проблемой в сравнении с той, что составляла суть его политической инициативы. В августе 1958 г., на следующий день после встречи с председателем Совета министров Италии Фанфани, он охарактеризовал ее как важный шаг, благодаря которому Европа должна «практически стать политической, экономической и культурной реальностью». Такое объединение должно быть осуществлено благодаря серии тесных контактов между руководителями государств Сообщества, в этих политических консультациях должны принимать участие и представители органов ЕЭС.

858

Часть 4. Биполярная система: разрядка напряженности...

Резкие выступления де Голля против безответственных «бюрократов», претендующих на управление Европой из Брюсселя, где обосновались руководящие органы Сообщества, часто воспринимались как его неприятие самой концепции интеграции. Но эти критические замечания генерала касались наиболее важной проблемы Сообщества — способности придать решениям технического, организационного характера, принятым без участия народных представителей, политическое значение и весомость выражения общественных интересов: этих элементов тогда недоставало, так как не было соответствующего политического соглашения. При этом не только предложения де Голля содействовали решению проблемы, но они указывали на ее наличие, что сдерживало расширение сферы деятельности ЕЭС и его активности.

В течение первых лет существования ЕЭС функционеры из Брюсселя и правительства стран-участниц работали над реализацией положений договора, касающихся создания общего рынка. Они сумели достичь решения поставленных задач даже раньше намеченного договором срока, т.е. до 1 июля 1968 г., когда был установлен уровень общего внешнего тарифа и завершен процесс снижения таможенных пошлин внутри Сообщества (почти на два года раньше предусмотренных сроков). Но параллельно де Голль продолжал политическую борьбу, сочетая свои амбиции глобального характера с компромиссами в отношении Сообщества. Не добившись успеха в сентябре 1958 г. в организации атлантической директории тройки (Соединенные Штаты, Великобритания и Франция), что обеспечило бы Франции ведущие политические позиции в ЕЭС в отношении НАТО и, следовательно, в отношении Советов, он стремился внушить странам Сообщества свое понимание, что это такое — Европейское политическое сообщество. Идея учреждения органа, обладавшего бьльшей политической властью, чем институты ЕЭС, была впервые осторожно заявлена на встрече с А. Фанфани и К. Аденауэром, затем в 1960 г. была представлена общественности как проект разработки новой структуры Сообщества.

Чтобы не заблудиться в теоретических дебрях (так писал де Голль в документе, врученном Аденауэру в июле 1960 г.), нужно, чтобы Европа стала результатом «организованного сотрудничества между государствами». Поэтому необходимо было изменить уже созданные органы, «неизбежно стремящиеся незаконно превратиться в безответственное супергосударство», и поставить их под контроль правительств; положить конец системе интеграции, сформированной под влиянием американцев, чтобы на новой основе перестроить тот же самый Североатлантический союз. Этого

Глава 10. Сосуществование-соперничество и деколонизация 859

результата можно было достичь, если ввести в практику периодические встречи глав государств или правительств, подготовленные экспертами по проблемам политического, экономического, культурного сотрудничества, а также в области обороны. Эти идеи выражали стремление к утверждению ведущей роли независимых государств, которая должна была гибко сочетаться — как отмечает Жорж-Анри Суту — с европейским межгосударственным сотрудничеством.

Отсюда родилась идея организовать обсуждение проблемы европейского политического сотрудничества в рамках шестерки. В феврале 1961 г. этот проект был представлен официально, после чего была создана аналитическая комиссия, которую возглавил известный деятель, соратник де Голля, Кристиан Фуше. Комиссия работала с весны 1961 г. по январь 1962 г. Де Голль, который исходил из проекта пересмотра существующих институциональных структур, согласился на ряд компромиссов и признал, что развитие политического сотрудничества совместимо с реформами, ведущими к более ощутимой эффективности Сообщества. Политическое сотрудничество должно было развиваться между правительствами. Институты Сообщества должны действовать внутри того политического союза, формирование которого было главной задачей комиссии Фуше. Таковы были предложения, касавшиеся наиболее деликатных и спорных вопросов, поскольку предполагалось, что политический союз, т.е. организация, созданная на межгосударственной основе, поглотит Сообщество, созданное на базе интеграции.

Всю весну 1962 г. де Голль пытался убедить остальные пять правительств, входившие в Сообщество, принять этот замысел. Он столкнулся с разного рода трудностями. Наконец, оппозиция голландцев привела к окончательному провалу плана, представленного Фуше. ЕЭС было спасено, но главная политическая проблема, от которой зависело его будущее, не была решена. Когда настал момент перейти от решений, устраняющих ограничения в торговле между странами Сообщества, к разработке общей европейской политики, выявились прежние разногласия, но никто из участников не был намерен менять свои позиции.

<< | >>
Источник: Эннио Ди Нольфо. История международных отношений. 1918-1999. М.: Логос. - 1306 с. . 2003

Еще по теме 10.1.3. ДОГОВОРЫ О ЕВРАТОМЕ И ЕВРОПЕЙСКОМ ЭКОНОМИЧЕСКОМ СООБЩЕСТВЕ:

  1. ДОГОВОР ОБ УЧРЕЖДЕНИИ ЕВРОПЕЙСКОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО СООБЩЕСТВА
  2. 10.1.2. ПЕРЕГОВОРЫ ПО ПОВОДУ ДОГОВОРА О ЕВРОПЕЙСКОМ ЭКОНОМИЧЕСКОМ СООБЩЕСТВЕ
  3. М. КАРТЕЛЬНОЕ ПРАВО ЕВРОПЕЙСКОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО СООБЩЕСТВА
  4. 11.3.4. ФРАНЦИЯ И ЭВОЛЮЦИЯ ЕВРОПЕЙСКОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО СООБЩЕСТВА
  5. 13.5.2. РАСШИРЕНИЕ И УГЛУБЛЕНИЕ ИНТЕГРАЦИИ ЕВРОПЕЙСКОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО СООБЩЕСТВА
  6. 9.3.4. ВЗЛЕТ И ПАДЕНИЕ ЕВРОПЕЙСКОГО ОБОРОНИТЕЛЬНОГО СООБЩЕСТВА
  7. Европейское экономическое пространство
  8. ЕС - член мирового сообщества: место в мировом хозяйстве и влияние на международные экономические процессы.
  9. Глава 4. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ЕВРОПЕЙСКИХ СТРАН В ПЕРИОД ФЕОДАЛИЗМА
  10. Деятельность Комитета по внутреннему транспорту Европейской экономической комиссии ООН
  11. Глава 4 ЕВРОПЕЙСКИЕ ПРОЕКТЫ И ИДЕЙНЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ЕВРОПЕЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ