10.1.1. «ВОЗРОЖДЕНИЕ ЕВРОПЫ»

Стабилизация в Европе не сгладила противостояния между двумя «лагерями»: в Европе привыкли к враждебному сосуществованию, отягощенному подозрениями и взаимными обвинениями, и смирились с тем, что континент разделен на две части «железным занавесом», который никто не помышлял устранить и который, в лучшем случае, мог бы стать более проницаемым.

Каждая из двух частей Европы приспосабливалась, несмотря на внутренне различные процессы, к наличию внешнего фактора стабилизации.

В Западной Европе послевоенная реконструкция сменилась мощным ростом экономики. Темпы роста валового национального продукта Федеративной Республики Германии превышали 7% в год; в Италии начался этап так называемого «экономического чуда», когда в среднем рост составлял 6% в год, а порой достигал и 10%. Франция и Великобритания также переживали период процветания, хотя их развитие сдерживалось расходами на ведение колониальных войн (в первой) и меньшей производительностью труда (во второй). С экономической точки зрения в эти годы были заложены основы для возвращения Западной Европы на господствующие позиции в мировой экономике. Однако ее развитие ограничивала фрагментарность рынка, его

848

Часть 4. Биполярная система: разрядка напряженности...

раздробленность на отдельные национальные сегменты, что ограничивало свободу торговли и возможности роста. Более того, эта раздробленность позволяла проявляться традиционному соперничеству, которое подрывало европейское могущество еще в прошлые десятилетия, а теперь тормозило развитие. В этих условиях сохранялась тяга к независимости, убежденность в возможности самостоятельно проводить эффективную политику в мировом масштабе. Имперская Франция распыляла свои ресурсы: на потребности внутреннего роста, на ведение войны в Индокитае, на подавление открытого мятежа в Северной Африке, на содержание имперской администрации в Центральной Африке. Великобритания не решалась отдать предпочтение ни одной из «трех окружностей» своей внешней политики (Британское Содружество, Европа и «особые отношения» с Соединенными Штатами), надеясь, что сумеет искусно маневрировать и в то же время продолжать контролировать через Средний Восток зону к востоку от Суэца.

Провал ЕОС и создание ЗЕС продемонстрировали пределы возможностей преодолеть национальные различия за короткий период. Наиболее важные страны Западной Европы получили импульсы для возобновления инициатив в области интеграции как извне, связанные с советской «угрозой», так и изнутри, связанные с производительными силами, с суперактивными «еврократа-ми» и с европейскими движениями, которые после поражения 1954 г. воспряли духом и стали действовать иными методами.

В международном плане этот подъем экономики значительно отличался от послевоенного, т.е. подъема 1947—1954 гг., поскольку он был порожден не объединением европейских ожиданий и американских инициатив, а, напротив, европейскими инициативами и ожиданиями, более или менее понятыми американской стороной. С европейской стороны наиболее яркой личностью был Жан Монне, председатель Высшего руководящего органа ЕОУС (Европейского объединения угля и стали), который сосредоточил все внимание на европейской проблематике, исключив из нее непопулярные военно-политические аспекты. Он сместил центр тяжести в область экономической интеграции, что содействовало включению новой Германии (ФРГ) в институциональные структуры, способные воспрепятствовать развитию угрожающих тенденций, о которых напоминали чуткие в этом отношении французы; однако германские проблемы не были представлены как основной элемент новых европейских предложений. Позиция Великобритании вновь приобрела решающее значение, потому что совершенно очевидна была разница между возрождением огра-

Глава 10. Сосуществование-соперничество и деколонизация 849

ниченной Европы шести (Франция, ФРГ, Италия и страны Бенилюкса) и Европы семи (плюс Великобритания). Но этот аспект не имел определяющего значения, так как примером для Монне служило ЕОУС, единственное существовавшее тогда наднациональное объединение.

Уже в ноябре 1954 г. Монне объявил, что с 10 февраля 1955 г., со дня истечения его полномочий в качестве председателя Высшего руководящего органа ЕОУС, он снова обретает свободу политической деятельности. Сообщая о своем решении коллегам, он сказал: «То, что удалось сделать в области угля и стали шести странам нашего объединения, должно быть доведено до конца: Соединенные Штаты Европы (...). Наши страны стали слишком маленькими относительно современного мира, в котором сегодня американские или русские масштабы задают шкалу отсчета для современной технологии, а завтра она будет измеряться масштабами Китая или Индии».

Планы, которые с этого момента Монне обсуждал с ведущими деятелями европейской политики, касались двух задач: распространение полномочий ЕОУС на другие отрасли — транспорт и источники традиционной энергии; и создания нового сообщества, которое руководило бы совместным использованием ядерной энергии в мирных целях. В Европе тогда не было установок, работавших на атомной энергии, за исключением Франции. Новое сообщество могло не только способствовать развитию энергетической отрасли, считавшейся в то время стратегической, но и обеспечить руководство и контроль над мирной атомной промышленностью, которая могла бы автономно возникнуть в Германии. В целом эти проекты встретили достаточно благоприятный отклик во всех политических кругах Европы, за исключением Великобритании, в тот момент весьма далекой от идеи принять участие в системе европейской интеграции. Поэтому речь Монне была обращена к ограниченному кругу стран-участниц ЕОУС.

В дальнейшем выступление Монне не могло расцениваться как инициатива французов, поскольку доверие к европейским предложениям Франции упало после августа 1954 г. до довольно низкого уровня — политическая борьба во Франции лишала Монне единомышленников, к которым он испытывал бы полное доверие.

В связи с этим родилась идея, чтобы инициатива исходила от стран Бенилюкса. Монне говорил об этом с П.-А. Спааком, который оставался министром иностранных дел Бельгии до весны 1955 г. Спаак считал невозможным возобновить диалог с французами, пока у власти находился П. Мендес-Франс, не пользовав-

850

Часть 4. Биполярная система: разрядка напряженности...

шийся расположением европеистов. Пришлось ждать до февраля 1955 г., когда падет правительство Мендес-Франса и к власти придет кабинет, сформированный Эдгаром Фором. С точки зрения европеистов, целесообразно было подождать пока французы ратифицируют соглашения о создании ЗЕС (Западноевропейского союза), и поэтому только в начале апреля 1955 г. Спаак выступил с официальным изложением идей Монне. Как рассказал сам Спаак в своих мемуарах, его инициатива была принята «без энтузиазма». Из Бонна, Парижа и Рима пришли советы набраться терпения и действовать осторожно. Напротив, барон Йохан Виллем Бейен, министр иностранных дел Голландии, Жозеф Бех, министр иностранных дел Люксембурга, ответили одобрением. Бейен даже выступил с критикой идеи интеграции по отраслям и отстаивал «всеобщую интеграцию» — «международное сообщество, целью которого должна стать экономическая интеграция Европы в широком смысле»; добиваться ее следовало постепенно, через две стадии: таможенный союз и экономический союз.

Предложение было слишком смелым, учитывая обстановку, в которой оно было сделано. Но Бейен призывал как Беха, так и Спаака к признанию проекта; выступив 21 апреля с речью, он привлек к нему внимание общественности. После этого план Бейена стал европеистской парадигмой каждой из шести стран, призванных принять его. В конце концов, даже Монне преодолел свои колебания в определении задач возрождения. Колебания были связаны как с нерешительностью французов, так и с двойственностью позиции немцев, порожденной различием концепций канцлера Конрада Аденауэра и его министра экономики Людвига Эрхарда. Министр считал необходимым сотрудничать с Великобританией, по крайней мере, в области ядерной энергетики, а не присоединяться к французским проектам, к тому же он был сторонником либеральной экономической политики в противоположность дирижизму самого Монне и некоторых европейских правительств.

Монне по договоренности с Бейеном и со Спааком подготовил меморандум, в котором в едином тексте были обобщены идея интеграции по отраслям и идея экономической интеграции в целом. 6 мая 1955 г. меморандум был направлен заинтересованным правительствам в качестве основы для работы конференции, участвовать в которой они приглашались. Все еще сохранялась некая двойственность подходов — отраслевая и всеобщая интеграция, но был сделан первый шаг для запуска заржавевшего механизма европейской интеграции.

Глава 10. Сосуществование-соперничество и деколонизация 851

Приглашение было послано для участия в специальной сессии Конференции министров иностранных дел ЕОУС, которая должна была состояться в Мессине или в Таормине в первых числах июня 1955 г. для назначения преемника Монне на пост руководителя ЕОУС и для обсуждения меморандума Бейена. Во время интенсивного подготовительного периода идеи прояснились. Гипотеза интеграции по отраслям поддерживалась только французами и менее решительно бельгийцами. Все остальные, хотя и по разным причинам, склонялись к созданию двух институтов: один компетентный орган в области сотрудничества по использованию ядерной энергии в мирных целях и другой компетентный орган должен был заложить основы для европейского общего рынка. Существовало абсолютное разногласие о полномочиях будущих институтов (наднациональные или нет), и о политическом значении решений, которые предстояло принять на конференции в Мессине: будут ли они просто успокоительным средством для деятелей, испытывавших ностальгию по европеизму, или же станут подлинным возрождением процесса европейской интеграции.

Покончив с бюрократической проблемой назначения Рене Майера вместо Монне на пост председателя Высшего руководящего органа ЕОУС, участники сессии перешли к реальным проблемам, которые оживленно обсуждались до рассвета 3 июня. Существовало очевидное общее желание принять решения, способные возродить процесс интеграции, но все правительства выступали за разные формулировки, поскольку по-разному представляли себе защиту своих интересов и позиций. Наконец, соглашение было достигнуто благодаря расплывчатой декларации принципов, которая не отдавала предпочтение ни одному из предложенных методов, но утверждала необходимость «следовать по пути создания единой Европы, благодаря развитию общих институтов, постепенному слиянию национальных экономик, созданию общего рынка и постепенному согласованию в проведении социальной политики». Эти безликие выражения приобрели бо2льшую конкретность в специальном приложении к общему проекту, в котором закладывались основы для сообщества по использованию атомной энергии в мирных целях (после чего стала употребляться аббревиатура Евратом). В документах также утверждалось, что целью политико-экономической деятельности шести стран являлось «поэтапное» создание «европейского общего рынка, внутри которого отменялись бы таможенные сборы и все количественные ограничения».

<< | >>
Источник: Эннио Ди Нольфо. История международных отношений. 1918-1999. М.: Логос. - 1306 с. . 2003

Еще по теме 10.1.1. «ВОЗРОЖДЕНИЕ ЕВРОПЫ»:

  1. 1.План Маршалла. Возрождение хозяйства стран Западной Европы.
  2. Характерные черты философии эпохи Возрождения.
  3. ВОЗРОЖДЕНИЕ
  4. Социально-политические идеи эпохи Возрождения
  5. § 4. Упадок или возрождение либерализма?
  6. Мусульманский революционный авангард и исламское возрождение
  7. Политические идеи средневековья и Возрождения
  8. 9.2. Национальные программы возрождения экономики
  9. § 1. Мнимое возрождение классической школы
  10. Главное направление возрождения промышленности - машиностроение
  11. Возрождение банковских депозитных операций в европейском Средиземноморье
  12. Возрождение системы стратегического планирования и управления ОПК
  13. 2.4. Последствия кризиса для балканской политики. Италия и Франция перед лицом возрождения влияния Германии
  14. 1.5.2. МАЛЫЕ МИРНЫЕ ДОГОВОРЫ: ВОЗРОЖДЕНИЕ ПОЛЬШИ, СОЗДАНИЕ ЧЕХОСЛОВАКИИ, ВЫДЕЛЕНИЕ АВСТРИИ В САМОСТОЯТЕЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО
  15. Европа
  16. Европа
  17. Азия - Европа