ФИЛОСОФИЯ kAK МЕТАФОРА

I. Метафора и "несравнимость". Метафора — древнейший способ человеческого понимания: восприятие-понимание нового через уже воспринятое-понятое: познание нового через уже привычное. (Так. например, новая сакральность понимается через старую.

— Н.А.Бердяев, в частности, это подметил в "Русской идее": у русских Богородица уподобляется Мокоше (Матери Сырой Земле) — языческому Материнскому началу, теплому, земному, близкому). Такое понимание "склеивает" мир в единство: об-наруживвние нового восприятия здесь возможно за счет восприятия, ранее уже об-наруженного.

Сказанное было отмечено в античном парадоксе о драхме. — Если ты потерял драхму, — ты знаешь, что ты ищешь, и мы можем помочь тебе в поисках. Мы не видели утерянную драхму, но мы ее знаем, так как мы видели множество других драхм. Если же истина (в отличие от драхмы) заранее неизвестна (иначе — зачем ее искать?), как найдешь ее? А если все же найдешь, то как узнаешь, что ты нашел именно истину? Для этого ты должен был заранее знать истину. Но тогда зачем ее было искать?

В сходном ключе пишет Г.—Г. Гадамер: "При узнавании то, что мы уже знаем (курсив наш - П.П.). как бы благодаря освещению выступает из рамок всевозможных случайностей и изменчивых обстоятельств, его обусловливающих, и предстает в своей сути".

Мета-фора дословно означает пере-несение. Если смотреть на историю философии как на разновидность истории, то, например, гегелевский проект пере-несения логической рациональности туда, где ее нет — в историю (историю философии) — может рассматриваться как метафора.

Есть, однако, другой взгляд, представленный строкой (1937 г.) О.

Мандельштама: "Не сравнивай: живущий несравним" (Сам поэт ссылался на слова Ламарка "Природа вся в разрывах"( 1)).

История (в том числе и история философии), таким образом, тоже может предстать не как нечто искусственное (рациональное), а как природа. Но если история предстает как совокупность "несравнимостей", тогда и в истории философии мы работаем как историки: нам тягостно слышать как век софистов называют веком античного Просвещения, а XIII век — веком средневекового Возрождения; все это "колесо повторений" хочется навсегда оставить "этим философам".

Получается, что истина философа и истина историка — это разные истины. Если мы ищем истину как философы мы вынуждены сравнивать, чтобы найти общее — существенное — в разном. Для историка же важны скорее отличия, чем общее: важно по возможности беспристрастно и точно описать факты

Поскольку (но определению истины) двух истин быть не может, речь идет не об истине дискретности против истины непрерывности, а о двух воззрениях на мир. в которых мир предстает дискрегным или непрерывным (для сравнения: "Атомистическая гипотеза выражает не строение тел, а скорее строение нашей познавательной способности" (2)).

Радикальный взгляд на исторические факты как на "несравнимости" можно было бы представить как частое восприятие, не осложненное никаким пониманием Тогда метафора была бы одним из путей понять чистое восприятие.

<< | >>
Источник: РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ. Материалы конференции молодых ученых . ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ: ИСТОРИЯ ИЛИ ФИЛОСОФИЯ? . 2000

Еще по теме ФИЛОСОФИЯ kAK МЕТАФОРА:

  1. Проблема человека в античной философии. Нравственная философия Сократа.
  2. Социально-исторические предпосылки возникновения философии Нового времени. Взаимосвязь естествознания, технического прогресса и философии.
  3. Прогнозирование и планирование kak функции государства и хозяйствующих субъектов
  4. 4. Заключение: "Вневременность" и "расколдованная" метафора.
  5. РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ. Материалы конференции молодых ученых . ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ: ИСТОРИЯ ИЛИ ФИЛОСОФИЯ? , 2000
  6. Перепутанные метафоры
  7. СЦЕНИЧЕСКАЯ МЕТАФОРА
  8. Глава 4. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ КЛИМАТ: МЕТАФОРА ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ
  9. СЕМЬ МЕТАФОР
  10. Р. Дж. КОЛЛИНГВУД: ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ КАК ПРЕДМЕТ ФИЛОСОФИИ ИСТОРИИ